Ким вааль википедия: Маньяк-расчленитель женился на «культурной террористке»

Содержание

Маньяк-расчленитель женился на «культурной террористке»

Широко обсуждается новость о том, что некогда активистка Болотной от лимоновских националистов, уроженка Москвы Дженни Курпен вышла замуж за датского Олега Соколова. Помните историю с питерским доцентом-историком, любителем исторических костюмов и реконструкций, маньяком-расчленителем Олегом Соколовым? Так вот сейчас москвичка Дженни Курпен вышла замуж за похожего персонажа, датского маньяка-расчленителя Петера Мадсена.

О происхождении москвички Дженни Курпен известно не так много. 1980 года рождения. Прописана на Большом Каретном. Отец, похоже, индиец. По крайней мере, отчество Дженни в российских документах писалось как Шринивасовна. Так или иначе, а русский у нее — родной. Впрочем, как и английский. Даже пописывала стихи. Вот ее строка: «Я будто в паутине, хотя никто не нападает». Но в любом случае — наша. Здесь выросла. И отсюда выпущена в мир.

После протестов на Болотной площади в Москве — а это 2011 год — Дженни и ее парню Алексею Девяткину в России реально ничего не угрожало, но, поддавшись фантазиям и романтическому желанию стать политэмигрантом, девушка-художник Дженни с другом Алексеем сначала перебрались на Украину, где им в убежище отказал суд, а оттуда — в Финляндию.

Финляндия оказалась более гостеприимной. Было это в 2012 году. Поселилась в небольшом городке Сало, что между Турку и Хельсинки. Для начала Дженни решила организовать центр помощи российским политэмигрантам Human Corps, но дело не задалось из-за нехватки российских политэмигрантов. Зато с Алексеем в гражданском браке родились двое деток. Бунтарский дух Дженни тем временем мирно дремал — до тех пор, пока не представился повод заявить о себе в полный рост.

Так вот поводом в 2017 году стало жуткое убийство в сочетании с насилием и сексуальными извращениями. По всем этим пунктам в 2018 году суд признал виновным Петера Мадсена. Венчало преступление расчленение жертвы.

Жертва — очень известная шведская журналистка Ким Валль. Но сам Петер Мадсен до преступления был в Дании просто звездой. Его даже называли «датским Илоном Маском». Как талантливый инженер он бредил Гагариным и основал компанию, дабы изобрести наноракету, еще построил три частных мини-подлодки, называл их арт-объектами, воплощающими свободу, приглашал туда друзей на вписки и был окружен ореолом таинственности и гениальности.

Когда шведская журналистка Ким Валль захотела написать о нем статью, то тут же оказалась на борту его «Наутилуса» — прямо как у капитана Немо Жюль-Верна. Но тут что-то пошло не так. Лодка вроде как легла на дно и отказалась всплывать. Благо было неглубоко, подоспела спасательная бригада, Мадсена достали на поверхность, а журналистки в лодке не оказалось. Сначала Мадсен сказал, что где-то высадил ее. Но когда лодку осмотрели, то нашли голову журналистки в пластиковом пакете и отдельно руки. Ногу выловили в море — в пакте с утяжелителем. Потом и прочие части тела обнаружились.

Все проткнуто острым предметом многократно. То ли до смерти, то ли сразу после. Мадсен пояснял все путано. Мол, несчастный случай, задохнулась выхлопными газами. Но сам-то не задохнулся. Мол, не помнит себя. Как наш историк-доцент Олег Соколов из Питера. Так или иначе, а дали Петеру Мадсену пожизненное. Отягчающим обстоятельством стало и обнаруженное на компьютере «Наутилуса» хардкор-порно с расчленением. В итоге жена от Петера Мадсена ушла. Друзья – тоже, мол, «это не тот Петер, которого мы знали».

Поскольку датская тюрьма считается либеральной, то Петер вышел из нее в социальные сети и бросил клич всем желающим с ним переписываться, обещая ответить каждому и каждой. То ли прежде всего женщины откликнулись, то ли Петер сам на них и рассчитывал, но женщин в переписке оказалось море. А на тюремные свидания даже выстроилась целая очередь. Дело дошло до того, что Датская народная партия и датские социал-демократы потребовали от министра юстиции Дании Серена Поулсена положить конец «активной сексуальной жизни жестокого убийцы».

И вот когда представитель Датской народной партии Куфуд Поульсен заявил, что «тюрьмы не должны быть свадебными агентствами для психопатов», а «хладнокровным убийцам нужно запретить секс за решеткой», тут-то и появилась наша Дженни Курпен. Мол, мелко плаваете с вашими представлениями о правах человека, с вашим гуманизмом и вашими хвалеными ценностями.

В 2018 году Дженни Курпен разворачивает кампанию в защиту Петера Мадсена и клеймит всех, кто ведет против него травлю. Ее оружие — «культурный терроризм». Она так это и называет: «Поддерживая виновного в тяжком преступлении, называя его другом, мы разносим в щепки «нормальность», занимаемся культурным терроризмом».

И далее — со всей нашей прямотой и столь знакомой непримиримостью — только на экспорт: «Нам больше не нужно переворачивать полицейские машины, сжигать банки и танцевать на амвоне, чтобы быть «вне закона». Оказалось, что имя и лицо — это оружие. Поэтому, когда мои европейские друзья спрашивают, не боюсь ли я за свою репутацию, я отвечаю, что рискую ею каждую минуту, когда не говорю то, что думаю».

А потом сразу — наотмашь, подставляясь в сознательной провокации, и уже от имени группы. Для европейцев — что-то новенькое. Но встречай, Копенгаген!

«Я заставляю общество посмотреть на себя в зеркало: гуманный законопослушный гражданин будет требовать расправы или по-настоящему нападать, сторонники свободы слова и самовыражения станут требовать запрета или цензуры, феминистки объявят меня предателем всех женщин, представители толерантного общества попытаются лишить меня — беженца и эмигранта — права на критику «европейского».

Однако важно понимать, что сами по себе ценности и принципы не подвергаются сомнению или переоценке ни одним из нас. Главным содержанием является высказывание о том, что эти ценности для самых истовых их носителей — пустая форма, а общество, которое так ненавидит насилие, что готово публично убить человека, опасно само для себя», — заявила Курпен.

Короче, по Дженни Курпен, само датское общество опаснее для себя, чем убийца и насильник-расчленитель. Дженни подготовила даже арт-проект в защиту своего будущего мужа. В итоге привлекала внимание и конвертировала во многое.

Но Дженни этого было мало. Настоящего шороху она дала, вступив в яростную дискуссию со шведской писательницей-феминисткой, членом Нобелевского комитета Керстин Экман, активно участвующей в международной кампании жертв мужского насилия #MeToo. Это после того, как Керстин Экман, видимо, неосмотрительно заявила следующее про будущего мужа Дженни Купер Петера Мадсена: «Он должен быть отправлен на самое дно морское и оставаться там в течение всей своей жизни.

Вместо этого женщины роятся вокруг его тюремной камеры. Мы, женщины, располагаем той властью, которая может ограничить насилие мужчин. Мы должны использовать ее».

Тут шведка попала под горячую руку. Предвкушение медового месяца у Дженни Курпен явно вызвало много энергии, и Керстин Экман получает от нее по полной: «Власть в ее интерпретации — это власть «не давать». То есть наше время, наша эмпатия, наш выбор, наше тело по-прежнему не наше дело, а некая атрибутированная ценность, которая существует отдельно от нас в качестве товара, дара или вознаграждения».

Под таким напором нашлись феминистки, которые почувствовали себя столь униженными, когда их подозревают, что они ходят к Петеру Мадсену лишь за сексом, что некоторые в знак протеста стали грозить сменить себе пол, лишь бы доказать абсурдность ограничения свободы Петеру Мадсену и абсурдность избирательного запрета лишь женщинам навещать расчленителя. Дженни с Болотной их искренно поддержала. «Я подумала, что если это сделает группа женщин, это может быть хорошей акцией», — сказала она.

И чтобы уж совсем вплестись в этот культурный бред, на закуску — еще одна цитата от восходящей звезды культурного терроризма в Скандинавии Дженни Курпен. Грета Тунберг отдыхает.

«О женщинах, которые поддерживают абсолютно любой тип отношений с Петером, в Сети чаще всего пишут: «Должно быть, она хочет закончить, как Ким». Если представить себе и такое желание, то остается непонятно, чем оно плохо», — говорит Курпен.

Кстати, художник Павленский, который акций уже не устраивает, перешел на тренерскую работу. Тихо читает лекции. Но, судя по Дженни Курпен, наши там еще зажгут.

Если реально, то Дженни живет в ярких фантазиях. Она — из тех, кто сначала придумывает, потом любит. Любить фантазийный образ и на расстоянии куда легче, чем реального человека, что ежедневно рядом с тобой. Ведь у того, что рядом, всегда будут какие-то хоть мелкие осечки или заусенцы, а у того, что в фантазиях, — никогда. Часто похожее возникает и у социальных активистов, тех, что без остатка увлечены фантазиями. Впрочем, это уже другая тема. А Дженни поздравляем с законным браком.

Петер Мадсен соблазнил Дженни Курпен

Он — самый кошмарный убийца в истории Дании, она — радикальная активистка родом из России. Очень странная история любви или нечто гораздо более плохое — колумнист «360» разбирается в отношениях маньяка Мадсена и бывшей москвички.

Доцент Олег Соколов нашел новую любовь — одна из посещавших его в тюрьме женщин заявила, что «безумно влюблена». Обвиняемый в жестоком убийстве и расчленении своей бывшей пассии подтвердил, что вступил в законный брак, но отказался от дальнейших комментариев…

Во время чтения этой новости у вас зашевелились волосы на затылке? Успокойтесь, ничего подобного не произошло — по крайней мере в России. А вот вся Дания стоит на ушах: печально известный маньяк-расчленитель Петер Мадсен внезапно оказался женат на нашей бывшей соотечественнице.

Женщина на грани

Ее зовут Дженни Курпен, и она живет в Финляндии. В наших СМИ девушку с экзотичной фамилией и внешностью называют уроженкой Москвы, но опускают ее не менее колоритную биографию. Если в нее вчитаться, то сразу становится понятно — Дженни всегда любила ходить по грани.

Экс-москвичка неслучайно оказалась за рубежом. Художница, дизайнер, журналистка вдобавок была еще и политической активисткой близкой к нацболам. Ее молодой человек Алексей Девяткин состоял в «Другой России», возникшей из обломков запрещенной российским судом НБП и они вместе принимали участие в акциях организации.

Именно в этот период Курпен и Девяткин уезжают сначала на Украину, потом в Финляндию, объясняя это ощущаемой ими опасностью. Здесь они добиваются статуса беженцев и оседают в городе Сало.

Вроде бы конец истории — у них рождаются двое сыновей, Дженни находит работу оформителя и периодически пишет посты в Facebook, в основном связанные с работой в медиа. Но широко известной в очень узких кругах она оставалась ровно до того момента, как в датскую прессу пару дней назад попала шокирующая информация: пожизненно осужденный убийца Петер Мадсен нашел себе спутницу жизни, и это бывшая активистка из России.

Свадьба состоялась еще в конце декабря, но большинство датчан узнали о ней только сейчас. Реакция жителей известной своей толерантностью страны больше похожа на шторм в Балтийском море. Вместо пожеланий долгой и счастливой жизни в браке новобрачная получила в свой адрес целый букет проклятий, черного юмора и угроз жестокой расправы. «Хочу, чтобы ты убралась из моей страны», — в частности, пишет финский пользователь Facebook, и это один из самых «добрых» комментариев под постом Курпен.

Как рассказала сама художница, ей написали тысячи людей, возмущенных ее поступком. Стоит ли удивляться такому потоку эмоций? Ведь ее избранник — один из самых ненавидимых людей во всей Скандинавии. В отличие от Андерса Брейвика, он убил одного человека, но обстоятельства убийства шведской журналистки Ким Валль потрясли не только датчан — за делом Мадсена с содроганием следил весь мир.

Встреча с Питером Мэдсеном и факты о шведском журналисте

Полиция идентифицировала безголовый торс, найденный в водах у берегов Дании, как тело шведской журналистки Ким Валль. В последний раз ее видели на встрече с изобретателем Питером Мэдсеном из-за истории, за которой она следила, и теперь всплывают кусочки головоломки, стоящие за ее исчезновением и смертью.Если вы хотите узнать о ней больше, загляните на нашу вики-страницу о Ким Уолл.

В понедельник днем ​​в Балтийском море был обнаружен обезглавленный торс женщины. Главный исследователь Йенс Моллер Йенсен сообщил, что был найден женский торс без ног, рук или головы. «Мы нашли тело… Это торс женщины. Будет проведено расследование», — сказал он. Анализ ДНК идентифицировал тело пропавшего репортера Ким Валль. Питер Мэдсен, который был последним с Уоллом, был арестован и допрошен властями.Если вы хотите узнать больше о шведском журналисте Ким Валле и Питере Мэдсене, продолжайте читать.

Wiki Ким Валль

Ким Валль родилась в 1987 году и выросла на юге Швеции. На момент смерти Уолл было 30 лет. Она написала несколько статей для многих изданий в качестве независимого журналиста. Согласно ее странице в Facebook, она жила в Пекине, Китай. Ее последний пост был опубликован в июне этого года в Гаване, Куба. Он гласил: «Я написал рассказ о жестких дисках, хакерах и суете.С фотографиями Алексы Хойер и Пулитцеровским центром по освещению кризисов. Читайте в июльском номере журнала Harper’s Magazine; в Интернете (и рассмотрите возможность подписки) или — если вы на Кубе — обратите внимание на El Paquete Semanal на следующей неделе».

Уолл училась в Лондонской школе экономики и получила степень магистра журналистики в Колумбийском университете. Перед смертью Уолл жила со своим парнем.

Читайте также: Кто такой Питер Мэдсен? Wiki, Ким Уолл и 5 фактов, которые нужно знать

Ким Уолл и Питер Мэдсен

Согласно источникам, Ким Уолл и Питер Мэдсен (изобретатель/предприниматель) отправились на подводной лодке Мэдсен за статьей, над которой она работала.Когда она не вернулась домой, парень Уолл связался с полицией и сообщил им о ее последнем местонахождении. Во время допроса Мэдсен сначала сказал, что высадил ее недалеко от Копенгагена, но позже сказал следователям, что подводная лодка затонула и убила Уолла, показав, что он «похоронил» ее в море. Ему предъявлено обвинение в непредумышленном убийстве.

Но теперь, по сообщениям, на туловище был помещен кусок металла, чтобы утяжелить его в воде. Следователи работают над делом и ищут пропавшие конечности.В настоящее время также предполагается, что подводная лодка была затоплена намеренно.

После смерти своей дочери Ингрид Уолл опубликовала в Facebook сообщение, в котором говорилось: «С безграничной грустью и шоком мы получили известие о том, что найдены останки нашей дочери и сестры Ким Уолл. Мы еще не можем осознать масштабы этой катастрофы, и есть много вопросов, на которые необходимо ответить».

Меня зовут Леон автора Кит Де Ваал: Краткое изложение и обзоры

Краткое изложение книги

Для поклонников Язык цветов , искрометного, великодушного, захватывающего дебюта, действие которого происходит в 1970-х годах и рассказывает о стремлении черного мальчика воссоединиться со своим любимым белым сводным братом после того, как они были разлучены в приемной семье.

Леон любит шоколадные батончики, субботние утренние мультфильмы и своего красивого золотоволосого младшего брата. Когда рождается Джейк, Леон засовывает голову в кроватку и говорит: «Я твой брат. Старший брат. Меня. зовут. Леон. Мне восемь и три четверти. Я мальчик». Джейк не будет играть ни с кем, кроме Леона, и Леон полон решимости спасти его от любой боли и заслужить искрящийся детский смех при каждой возможности.

Но Леон не контролирует этот мир, где взрослые говорят одно, а имеют в виду другое, и как бы он ни старался, он не может защитить свою маленькую семью от всего. Когда их мать становится жертвой своих внутренних демонов, незнакомцы внезапно забирают Джейка; в конце концов, белого ребенка усыновить легко, а получерного девятилетнего ждет менее верная судьба. Поклявшись вернуть Джейка любыми средствами, Леон отправляется в собственное путешествие — на своем новеньком велосипеде BMX — через жизнь любящей, но больной приемной матери Морин; капризная и веселая сестра Морин, Сильвия; социальный работник Леон известен только как «Зебра»; и красочное сообщество местных садовников и политических активистов Вест-Индии.

Рассказанный с точки зрения девятилетнего Леона, слишком невинного, чтобы полностью понять, что случилось с ним и малышом Джейком, но полный решимости сделать все возможное, чтобы все исправить, он упрямо, нежно пробивается через систему намного больше, чем он может решить самостоятельно. Меня зовут Леон — это яркая, великолепная и воодушевляющая история о силе любви, нерушимой связи между братьями и правде о том, что в конечном итоге составляет семью.

1

2 апреля 1980 г.

Никто не должен говорить Леону, что это особенный момент. Все остальное в больнице, кажется, затихло и исчезло. Медсестра заставляет его вымыть руки и сесть прямо.

«Теперь осторожно», — говорит она. «Он очень дорог».

Но Леон уже знает. Медсестра кладет новенького младенца ему на руки лицом к Леону, чтобы они могли смотреть друг на друга.

«Теперь у тебя есть брат», — говорит она.— И ты сможешь за ним присматривать. Ты что? Десять?

«Ему почти девять», — говорит мама Леона, оглядываясь. «Восемь лет и девять месяцев. Почти».

Мама Леона разговаривает с Тиной о том, когда родился ребенок, о часах, минутах и ​​боли.

«Ну, — говорит медсестра, поправляя одеяло младенца, — ты красивый и большой для своего возраста. Правильный человечек».

Она гладит Леона по голове и проводит пальцем по его щеке. «Он красавчик, не так ли? Вы оба красавицы.»

Она улыбается Леону, и он знает, что она. ..

авторов романов: Ким Шервуд — Spike Island

«

» Необыкновенный первый роман Ким Шервуд — мощное заявление о намерениях. Красиво написанный, волнующий и обнадеживающий, он пересекает отметку, где третье поколение встречается с первым, находя новый язык, чтобы выразить любовь, наследие и наше место в истории.

Из всех членов ее сложной семьи Еве ближе всего был дедушка: харизматичный художник и хранитель тайн.Поэтому, когда он умирает, она страдает от еще большей утраты — вопросов, на которые он так и не ответил, и прошлого, которым он никогда не делился. Именно тогда она находит письмо из Еврейского музея в Берлине. Они обнаружили показания, которые он дал после своей принудительной трудовой службы в Венгрии, которая привела его в лагеря смерти, а затем в Англию в качестве беженца. Вот так он выжил. Но есть и более глубокая история, которую Ева раскроет, — о том, как впоследствии ее дедушка научился жить. По мере того, как она сталкивается с ложью, которая преследовала ее семью, их личность меняется, а ее собственная обретает форму.Завещание в ее руках.

«В этом романе исследуются большие идеи — одни из самых больших идей, — но его сила как художественного произведения заключается в личном». – Кэтлин МакМэхон, The Irish Times

«Трогательное, элегантное размышление об идентичности и масках, которые мы все должны иногда носить.” — Кристофер Фаулер

Ким Шервуд

Ким Шервуд родилась в Камдене в 1989 году и живет в Бате. Она изучала писательское мастерство в UEA, сейчас работает старшим преподавателем в Университете Западной Англии и преподает заключенным. Ее произведения появились в Mslexia, Lighthouse и Going Down Swinging. Ким начала исследовать и писать свой первый роман Testament после того, как скончался ее дед, актер Джордж Бейкер, и ее бабушка впервые начала рассказывать о своем опыте пережившей Холокост. Testament выиграл премию Bath Novel Award 2016.

Писатели романов

Каждый месяц мы приглашаем начинающих писателей почитать и рассказать о своей работе в неформальной обстановке. Предварительное знание текста не обязательно. Темы для обсуждения включают тему, структуру, вдохновение и писательское мастерство. Эти занятия — отличный способ открыть для себя новые писательские таланты и замечательные книги.

Совместно с
«

Bachelor Girl» Ким ван Алкемаде оживляет «Век джаза в Нью-Йорке»

«Жизнь холостяка — это одна сладкая песня, если только она не длится слишком долго. ” – Хелен Роуленд

По словам автора Ким ван Алкемаде, «холостяк» в контексте ее романа — одна из тысяч независимых женщин, живших и работающих в Нью-Йорке в начале 20 века. Это было общественное движение, в которое входили хлопушки, карьеристки, старые девы и другие одинокие женщины, зарабатывающие себе на жизнь на Манхэттене. Главный герой этой истории более или менее втиснут в эту роль, но берет ее с умом и решимостью.

Хелен Уинтроп очнулась после ужасной операции и обнаружила, что ее жизнь разрушена. Ее актерская карьера, казалось бы, закончилась или, по крайней мере, остановилась, и она принимает предложение матери посетить бейсбольный матч «Янкиз» с владельцем команды-миллионером Джейкобом Руппертом, чтобы поднять себе настроение после долгого выздоровления. Отец Хелен, трагически погибший десять лет назад, был механиком и другом Джейка. Она так и не простила Джейку его участия в аварии, унесшей жизнь ее отца, но взрослой Хелен было трудно найти в своем сердце ненависть к доброму, великодушному человеку. Когда перед Хелен открывается возможность реализовать свои карьерные мечты, Джейк и его всегда готовый личный помощник Альберт Крамер приходят к ней на помощь.

И все же успех не в ее руках. Она считает, что вести собственный бизнес, особенно тот, который зависит от прихотей публики, — ненадежная и ненадежная перспектива. По мере того, как ее дружба с Альбертом углубляется, а ее карьера ослабевает, она воюет с собой из-за смысла жизни и путаницы своих отношений. Альберту тоже трудно примирить свои желания с требованиями общества.Оба скованные капризами своего удивительно непредсказуемого благодетеля, они должны ориентироваться в своем профессиональном ландшафте, отказываясь от части своих личных устремлений. Это история грандиозных мечтаний, компромиссов и запретной любви во многих формах. Он также полон секретов, перипетий и множества спорных тем, включая социально-экономический статус и права меньшинств.

Хотя рассказывают Хелен и Альберт, центральным персонажем явно является таинственный Джейкоб Рупперт, реальная историческая фигура той эпохи. Ван Алкемаде объясняет свой интерес к написанию о нем: «Мне он казался забытым примером миллионера позолоченного века. Он всю жизнь был холостяком, и мне было интересно, как другие персонажи могут интерпретировать этот факт. Он был связан с Вандербильтами и Асторами, но сейчас мало известен за пределами бейсбольных кругов. Его история охватывала быстро меняющееся время как для Америки, так и для Нью-Йорка, а его личная жизнь была одновременно эксцентричной и загадочной».

Хотя Хелен и Альберт тоже были реальными людьми, автор лишь позаимствовал их имена и неясные роли в жизни Джейкоба Рупперта — их персонажи полностью вымышлены автором.Просто не хватало доступной информации, что для писателя-историка является благом.

автор фото Дерек Фельдман

И Холостяк , и предыдущая книга автора, Сирота #8 , углубляются в деликатные вопросы; однако автор не беспокоится об их включении. «Я думаю, что историческая фантастика — это именно то место, где можно противостоять исторической предвзятости сложных тем, которые до сих пор волнуют нас. Я вижу в этом творческий способ напомнить читателям, что история Америки всегда была историей разнообразия и борьбы, а также настойчивости и успеха.Ван Алкемейд также любит использовать перекрестных персонажей, чтобы связать свои романы, и в настоящее время работает над другой историей с двойным повествованием, действие которой происходит в Нью-Йорке. Подробные статьи, связанные с ее исследованиями и семейной историей, можно найти на веб-сайте и в блоге автора. В настоящее время размещены статьи о настоящей Хелен Вейант, Черном Манхэттене, колонке Размышления холостячки и Еврейском приюте для сирот, среди прочего.

 

Об авторе: Арли Ордойн проработала в книжной индустрии 13 лет и с 2011 года публикует рецензии HNR .

 

Перейти к основному содержанию Поиск