Гоголь центр школа: Вакансии компании Gogol School — работа в Москве

Содержание

Что такое интенсив Gogol School

С 31 мая по 30 августа в творческой лаборатории Gogol School пройдет программа летних интенсивов — коротких курсов, посвященных актерскому мастерству, режиссерскому делу и пластике человеческого тела. «Афиша Daily» узнала у актера Павла Ващилина, чему мастера лаборатории могут научить человека за пару месяцев.

Павел Ващилин

Актер МХТ им. А.Чехова, мастер актерской лаборатории Gogol School

Что такое Gogol School?

Творческая лаборатория, созданная актерами и режиссерами «Гоголь-центра», которые обучают студентов основам актерского мастерства, пластического театра и режиссуры. Летом в Gogol School проходят короткие — от десяти дней до двух месяцев — интенсивы. Мастера школы — Один Байрон, Родион Барышев, Семен Штейнберг и другие, среди приглашенных преподавателей — звезды уровня Юлии Ауг и Максима Диденко.

Для кого это?

«Для тех кто хочет познать себя в новом качестве, открыть себя, освободиться от каких-то комплексов, по-новому ощутить свою внутреннюю энергию. Для тех, кто хочет открыть себя с новой стороны.

Интенсивы рассчитаны не только на людей, которые хотели бы заниматься театром и кино, а скорее на тех, кто хочет попробовать себя, понять, открыть в себе что-то новое. Для тех, кто хочет заниматься профессией, есть уже актерские, пластические лаборатории, которые идут больше трех месяцев — только на длинной дистанции можно переходить в форму перформанса или спектакля. Этим и отличается интенсив от лаборатории».

Чему вообще можно научить человека за два месяца?

«Человек может понять для себя, хочет ли он этим заниматься, интересно ли это ему, продолжить обучение в лаборатории. Понимаете, пока мы чего-то не попробовали, мы не можем по-настоящему понять, надо ли нам это. Я всегда считаю, что нужно обязательно пробовать, — и тогда ты понимаешь.

С другой стороны, есть люди, которые занимаются другой профессией, выбрали другой путь — но у которых все равно внутри есть жажда творчества, познания себя, желание с помощью мастеров попробовать найти себя и прикоснуться к прекрасному. Потому что еще здесь такая вещь: не каждый может себе позволить полгода ходить на занятия по два раза в неделю. И человек может выбрать интенсив, и даже несколько — пластический, режиссерский, актерский, попробовать себя в разных качествах и понять, что ему интереснее, что ближе. И тогда он может пойти в актерскую или режиссерскую лабораторию. Есть просто студии с узким профилем, а это такой университет, в котором есть несколько факультетов

».

Зачем это человеку, который не собирается стать актером?

«Если мы идем заниматься танцами, иностранным языком, спортом — значит, в нас есть это желание, что-то у нас внутри горит, и поэтому мы сюда приходим. Здесь нет случайных людей, сюда идут люди, которые хотят почувствовать себя свободнее, избавиться от каких-то комплексов. Даже после недельного интенсива люди освобождаются. У человека есть возможность вновь почувствовать себя студентом, учеником. Пока человек учится, он живет.

Здесь он может по-новому почувствовать себя свободным от стереотипов, штампов, познать себя. Я считаю, что важно на интенсиве помочь человеку принять себя таким, какой он есть, — а потом постараться освободить его от того, какой он есть. И тогда он сможет стать таким, каким мог бы быть. Все время нужно познавать себя; когда ты познаешь себя в искусстве, ты познаешь природу, свою душу, и от этого расширяется талант. Потому что у все людей есть способности, но не у всех есть возможность заниматься этой профессией».

Подробности по теме

«Список чудес дополнился»: Брусникин, Богомолов, Хазанова — о новой сцене театра «Около»

«Список чудес дополнился»: Брусникин, Богомолов, Хазанова — о новой сцене театра «Около»

Основатель Gogol School Илья Ромашко: «К нам приходят за переосмыслением себя»

Кто-то в поисках себя отправляется на Бали, кто-то записывается к психоаналитику, а кто-то штудирует мотивационную литературу лайф-коучей всех мастей. Но есть способ менее тривиальный и определенно рабочий — записаться в творческую лабораторию Gogol School, где актеры и режиссеры «Гоголь-центра» помогают студентам раскрыть внутренний потенциал, научиться управлять эмоциями и телом, а заодно освоить навыки актерского мастерства. Которые пригодятся и в бизнесе, и в жизни.

Начну с такого вопроса. Название Gogol School рождает прямую и очень стойкую ассоциацию с театром «Гоголь-центр», и человеку непосвященному кажется, что это более-менее одно и то же. Что объединяет школу и театр и что между ними разного?

Когда только-только начинался этот проект, в Gogol School работали исключительно актеры и режиссеры «Гоголь-центра»: Семен Штейнберг, Один Байрон, Филипп Авдеев, Саша Горчилин, Женя Сангаджиев. Вроде никого не забыл. Сейчас в Gogol School осталось пять актеров «Гоголь-центра»: Гоша Кудренко, Игорь Бычков, Ира Выборнова, Ваня Фоминов и я. Остальные — это действующие актеры и режиссеры, и это одно из внутренних правил школы, что педагоги обязательно должны выходить на сцену сами, чтобы не было отрыва от профессии.

Не должно быть духоты, а свежесть в этом смысле — это когда человек сам что-то делает, что-то преподает, чтобы не было отрыва от реальности.

Но Gogol School — это все равно отдельная институция?

Да, именно так. С «Гоголь-центром» у нас общие ценности, мне кажется, общие взгляды, какое-то общее культурное поле. Пожалуй, что так.

© пресс-служба

Как известно, Кирилл Серебренников ушел с поста худрука «Гоголь-центра», и в этом смысле мой вопрос обретает еще дополнительный оттенок. Как вы в целом разводите два этих учреждения? То есть люди приходят, говорят: «Сейчас поучусь у вас, глядишь, и на сцену «Гоголь-центра» попаду»?

Такое было раньше, но как-то довольно быстро сошло на нет. И в понимании ребят, которые к нам приходят, есть совершенно четкое разделение, что есть «Гоголь-центр» как театр и есть Gogol School как творческая лаборатория. Наши студенты принимали участие в некоторых постановках, но как актеры массовых сцен. Gogol School — это не путь в «Гоголь-центр» и в целом это — пока, во всяком случае, не знаю, как будет через четыре-пять лет, — не путь в профессию. Gogol School — это про работу с самим собой, это путь к себе.

А под массовыми сценами что вы имеете в виду? Сыграть дерево?

Нет, не сыграть дерево и не сыграть мох. (Смеются.) Помню, на одном из судов по делу «Седьмой студии» допрашивали Артема Шевченко (актера «Гоголь-центра». — «РБК Стиль») как свидетеля: «Вы принимали участие в спектаклях «Платформы»?» — «Да, принимал». — «В каких?» Он отвечает: в таких, таких и таких. «А вот в этом спектакле что вы делали?» А он в этом спектакле очень долго лежал и был накрыт раскатываемым натуральным газоном. И он сказал: «Я играл травяной холмик». И в целом это была правда.

Иногда случается, что театр просит наших студентов на какие-то спектакли, где нужно много живых людей, актеров массовых сцен. Так было с «Похоронами Сталина», так было с «Барокко». Если ребятам это интересно, мы их зовем, и они принимают участие.

У вас на сайте в описании есть уже ставшая знаменитой фраза: «В Gogol School летают». Если конкретизировать эту фразу, расшифровать для людей, которые вообще не знакомы со школой, чем занимаются в Gogol School сегодня, в 2021 году?

Черт его знает… Я как-то одно время переживал, что у меня нет какой-то «пластинки», с которой можно куда-то прийти, поставить ее и сказать: «Вы знаете, Gogol School конкретно сегодня работает…» А сейчас я думаю, что это хорошо, потому что, когда вы мне задаете такой вопрос, он в очередной раз всплывает передо мной самим.

Положа руку на сердце, мне сложно описать, что такое Gogol School и что мы там делаем. Это или уйдет в какие-то общие фразы, или станет душным, если его зацементировать и выложить на сайт как такое единственно верное описание. Мы работаем с сензитивностью, с чувственностью, с чувствительностью человека, мы работаем с его эмпатией. То есть с тем, как человек воспринимает и принимает этот мир (это сензитивность) и как он на этот мир реагирует (это эмпатичность), как он с ним взаимодействует на психоэмоциональном уровне, на уровне ощущений, на чувственном уровне. И как на этих же уровнях и этими же инструментами человек взаимодействует с самим собой, как он самого себя ощущает.

© пресс-служба

То есть это не в чистом виде школа актерского мастерства?

Я бы сказал, что это вообще не школа актерского мастерства. У нас куча театральных и актерских технологий, но через эти технологии мы идем не в профессию, через эти технологии мы идем к личностям наших ребят, наших девчат. Пожалуй, что так.

Для того чтобы пойти заниматься, чтобы стать вашим студентом, наверное, нужно иметь какой-то четкий запрос, понимать, что я хочу. А вот то, что вы описываете, для людей общие, немножко даже эзотерические, возможно, категории.

Да ни фига. Радость, гнев, грусть, отвращение, страх — в этом нет никакой эзотерики, в этих пяти базовых эмоциях. У нас, как правило, с этими эмоциями такой вполне себе опосредованный контакт. Мы живем в социуме, нас воспитывали в социуме, нам много чего можно, а много чего нельзя. Мальчикам нельзя бояться и плакать, а девочкам нельзя сердиться и кричать. Куча вопросов по поводу того, что такое сексуальность и как она стыкуется с социумом. Куча вопросов к самому себе: а кто я такой? настоящий ли я в контексте этих социальных норм? Это не значит, что надо идти все разрушать, протестовать, красить волосы, делать еще что-то. Ну, если очень хочется покрасить волосы, то ради бога, нет проблем.

К нам приходят ребята за переосмыслением самих себя: кто я такой? Вот мне сейчас, условно, столько-то лет, я достиг (я достигла) чего-то, и вдруг начинается какая-то внутренняя непонятность и поднимается какая-то очень плодотворная муть, которая в целом может быть кристаллизована одним вопросом: кто я такой (кто я такая) сейчас, зачем я делаю все то, что я делаю? Вот, во всех тех социальных ролях, в которых я как личность представлен, во всем этом где я? Я во всем этом какой? Я во всем этом насколько настоящая? Вот с этим запросом приходят, и начинаются перестройка и переосознание себя самого уже как состоявшейся личности.

Что-то хочется поменять, а что-то хочется дополнить, а что-то где-то чешется, и непонятно, блин, что там такое чешется, но очень-очень чешется.

Почему эту задачу не может решить, скажем, психоаналитик?

Тогда почему нужно идти к вам, а не к психоаналитику?

Вы меня ставите в ситуацию войны с психоаналитиками. Я не хочу воевать с психоаналитиками, они прекрасные люди. (Смеется.) Просто есть разные и разное. Психоанализ решает кропотливо задачи вдолгую. Психоаналитик анализирует, как и почему. Мы предпочитаем действовать и что-то как-то делать. То есть через творчество, взаимодействие с кем-то вдруг может за пять минут прилететь какой-то огромный инсайт, который потом еще полгода будет внутри тебя жить и как-то разбираться.

И я бы сказал, что мы не заменяем собой психоанализ, а, может быть, даже в какой-то степени дополняем его, не знаю. Но это совершенно точно не замена психоанализу. То есть в Gogol School мы не готовы разговаривать, как и почему не состоялась первая любовь, какие были отношения с мамой и папой, долго сидеть и разбирать это на кушетке. Нет, человек выходит на сцену, играет что-то, что-то проживает, и в этом проживании вдруг сам себя начинает ощущать по-новому. То есть, по сути, мы занимаемся этой же проблематикой, но только не через голову, а через сердце и через какое-то непосредственное действие. Но опять-таки не сказал бы, что это корректное сравнение. Вряд ли это одно и то же поле. Они близки, схожи и смежны, но, пожалуй, все-таки про разное.

Кто сегодня ваш студент?

Сегодня наши студенты — это ребята и девчата, которые сделали какой-то шаг в жизни, которые в чем-то состоялись, у которых в руках профессия, у которых есть сложившийся образ жизни. Одним словом, у них, как правило, вопрос профессионального самоопределения так или иначе закрыт, они вписаны в иерархию какой-то социальной и экономической структуры. И при этом у них вопрос возникает: окей, хорошо, это все делается, а я в этом как себя чувствую, я в этом сам насколько счастлив? Насколько я сама хочу делать то, что я делаю? И как еще я могу жить? И как еще я могу получать радость и счастье? Это как фраза «быть счастливым» или фраза «в погоне за счастьем» — мне кажется, это в некотором роде оксюморон, потому что для меня счастье — это, как ни странно, побочный продукт жизнедеятельности.

© пресс-служба

А какой основной?

Пожалуй, что интерес. Интерес делать то, что делаешь, желание делать то, что делаешь. Основной — хотеть, как ни странно. Вот это базовое: хочу, не хочу. И к этому тоже, кстати, у очень-очень многих из нас затрудненный доступ к своим желаниям. «Ты чего хочешь?» — ведь какой простой вопрос. И выясняется, что в каком-то случае нужно в разы меньше.

Еще вопрос по поводу тех, кто к вам приходит. Есть, условно, бизнесмен, топ-менеджер, который решил стать актером, и вот он просит, чтобы вы его взяли сыграть дерево в «Гоголь-центре». Есть такие люди? Я сейчас утрирую, конечно, про дерево.

Если это какой-то условно-утрированный бизнесмен в вакууме, сферический, первое, что мы ему скажем, что Gogol School не имеет отношения к «Гоголь-центру» и что если он хочет сыграть дерево в «Гоголь-центре», то ему нужно, пожалуй, идти и стучаться в «Гоголь-центр», проситься сыграть дерево там.

Но приходят такие: «Хочу актером быть»?

У нас сейчас 440 человек, и из таких в набор приходят один-два человека. Мы на рынке уже шесть лет, и, в принципе, все прекрасно понимают, что профессионалов мы пока не готовим, мы не лезем туда. Люди это понимают и за этим к нам не идут. Раньше шли, лет пять назад, а сейчас не идут. И это хорошо.

Это очень ответственная штука — взять 20 человек, работать с ними четыре года и выпустить их как профессионалов. Это гиперответственность. Мы иногда садимся с педагогами и об этом как-то мечтаем, но каждый раз наши мечтания упираются в пять-шесть исписанных с двух сторон листов, что мы хотим этим ребятам дать и без чего мы их точно не готовы назвать специалистами и профессионалами актерского мастерства. И мы понимаем, что мы это в четыре года не впихнем. Невпихуемо. В пять это еще как-то более-менее запихивается, если утрамбовать: шесть дней в неделю по одиннадцать часов — вот нормально.

И еще при всем при этом кто-то за этих ребят должен платить, то есть обучение сколько-то должно стоить. И если человек вдруг по каким-то причинам потерял интерес, уехал, еще что-то, он отваливается на втором, на третьем году обучения, добрать на его место будет крайне сложно. И возникает вопрос, на кого тогда ляжет эта экономическая нагрузка. Короче, там целый блок вопросов, на которые у нас пока нет ответов. Эти вопросы «припаркованы», мы к ним периодически возвращаемся.

А какие курсы пользуются сегодня наибольшей популярностью, за чем приходят — такой топ-3?

Знаете, у нас очень хорошо работает сарафанное радио, и, как правило, процентов 60–70 приходят не за чем-то, а к кому-то. Какой-то мастер уже что-то такое выпустил, и конкретно на этого мастера идут студенты, потому что их друзья и знакомые у этого мастера были.

К вам приходят скептики? Как вы с ними работаете?

Мы их любим. А как с ними еще работать? (Смеется.) Вот человек пришел, вот он в каком-то скептическом протесте. Вот он чего-то ворчит, и все ему не нравится. Ну хорошо, он такой, вот его индивидуальность такая.

В прошлом семестре, по-моему, один или двое таких были. Вот один или двое из 400 приходят: «Блин, нет, не то». Мы говорим: «Окей, нет проблем». И мы возвращаем деньги, расторгаем договор и расстаемся. Но если человек ворчит, во всем сомневается, у него идет дикое сопротивление, все не то — «а это почему так? Я не понимаю, объясните», — фиг его знает, какой там запрос у него внутри, может, на внимание, на общение. Если какая-то внутренняя борьба у него происходит, но он не уходит или она не уходит, значит, это зачем-то нужно.

У меня не вызывает сопротивления, когда кто-то ставит под сомнение мои ценности и подходы. Люди разные, и я в этом смысле, как мне кажется, действительно, либерал. А то знаете, как бывает: мы — либералы, мы приемлем все взгляды, но тоталитарный мы не приемлем, потому что мы либералы.

Есть разные бизнес-тренинги, где так называемые коучи выходят на сцену перед аудиторией и говорят: «Ребята, чтобы чего-то достигнуть, вы должны полностью принять то, что я вам буду говорить. Иначе не сработаемся». У вас не так, правильно?

Помогает это добиваться поставленных целей студентам?

Стать счастливым, полюбить себя.

Стать счастливым — это побочный продукт.

© пресс-служба

Почувствовать интерес к жизни. И к работе.

Не знаю, не знаю. Сложно померить среднюю температуру по больнице, да, мне кажется, и не нужно. Нет никакого усредненного студента с температурой 36,6. Они все безумно разные, и в этом такая красота. Представьте, вот я прихожу на работу, а у меня там оранжерея, и там разные цветы: розы, гладиолусы, тюльпаны, нарциссы, пионы, маргаритки, колокольчики, ландыши. Как сравнивать ландыш и лилию? Ну то есть, лилия — это большой ландыш, что ли? Наверное, можно и так сказать, но в целом это же разное. И что такое «средний цветок»? Вот у меня дочка, ей скоро шесть, и она рисует такой усредненный цветок: палочка, а вокруг завиточки. Вот это среднестатистический цветок в ее понимании, но это некий символ цветка.

Какие самые яркие видимые метаморфозы случались на ваших глазах в школе со студентами? Вот что происходило такого, что люди выходили и говорили: «Не знаю, что вы сделали, но что-то вы сделали»?

Такое происходит, я бы сказал, ежедневно. Это такая в хорошем смысле ежедневная рутина чудес и превращений. Как вам объяснить… Когда вы говорите «цели и результаты», это предполагает какую-то утилизацию фактов. Вот есть свершившееся что-то, что можно померить или пощупать: или диплом, или деньги, или еще что-то. Мне кажется, все результаты, которые мы получаем в жизни, — это всего лишь наше субъективное отношение к чему-то. То, как мы относимся к чему-то, мы называем условно хорошим или плохим результатом. Меняя отношение к самому себе, переосмысляя себя, мы переосмысляем вообще все результаты, которые у нас есть в жизни: нам в ту сторону, мы туда идем?

Что такое результат для студента Gogol School? Черт его знает, я не знаю. Именно поэтому, когда вы спрашиваете, чем мы там занимаемся, я не знаю. Мне это сложно сформулировать именно с точки зрения KPI, прикладных понятий: это правильно, а это неправильно, это делаем, а это не делаем. Я до сих пор против обеими руками, чтобы у нас была единая программа для всех лабораторий. Ни фига подобного, в каждой лаборатории свои мастера, и у каждого мастера своя программа. И в том числе, кстати, ребята возвращаются поэтому: одну лабораторию они прошли, а в другой вообще все по-другому, и они ныряют туда. И в этом кайф, счастье, смысл творчества и искусства.

Творчество — это акт созидания, а его крайне сложно регламентировать. Акт созидания — это какое-то здесь и сейчас, оно все очень живое, а как только появляется регламент, все начинает умирать. Условно, есть какой-то конвейер, и там регламент прекрасен и чудесен, и это основа процесса. Там нужно единое, стандартизированное, типичное, чтобы одно с другим точно мэтчилось, чтобы на выходе была хорошая машина типа «Форда» или «Ниссана». Если там будут сильные допуски в деталях, ну, тоже поедет, но это будет что-то типа УАЗа — так, условно. Но у нас-то ровно противоположное.

© пресс-служба

В моем предыдущем вопросе прозвучало слово «метаморфозы». А я знаю, что вы запускаете одноименный курс. Расскажете, что это такое?

Мы его запускаем уже в четвертый раз, это наше партнерство с ребятами из компании Business Speech, которых мы очень любим и уважаем. Это одни из ведущих игроков на рынке публичных выступлений, к ним — за структурой выступлений, за аргументацией, за работой с возражениями, за логикой выступлений и так далее. И мы с ними сделали эту программу, сейчас будет уже четвертый поток.

Мы постоянно чуть-чуть корректируем программу, исходя из той обратной связи, которую получаем от участников, исходя из того, как мы видим, чем заканчивают участники, и это такой живой процесс. Одним словом, наша часть работы в этой программе — объяснить, как держать внимание зала, что такое энергообмен между собой и залом, какой стороной личности работать там, на сцене. Что такое этот страх — страх внешней оценки или страх перед самим собой («я должен, я не имею права это слить»),  и как эту энергию страха направить в конструктивное русло. В общем, к нам — за эзотерикой, как вы сказали, а к Business Speech за тем, что я уже назвал. Получилось круто и интересно, мы искренне рады, что такая штука родилась и что она живет.

Gogol School. Head — еще один ваш курс. Он нацелен на бизнесменов.

Да, и вот там много-много рацио. И там мы что сделали? Мы собрали пятилетние практики школы, которые можно утилизировать, которые конкретно могут быть заточены на достижение какого-то результата. Сейчас мы этот курс сильно перепилили. Мы это делаем в партнерстве с Максимом Никитиным, это совершенно чудесный пиарщик, огромный умница и высококлассный специалист.

Суть того, что у нас теперь получилось, следующая. Человек транслирует какой-то образ, и на то, как этот образ считывают окружающие, повлиять довольно сложно. А вот то, что мы транслируем, оно управляемо. То, как я транслирую, что я транслирую, какой образ я собой несу, — вот это управляемая штука. Дальше в стрессовых ситуациях этот образ может давать сбой. Стресс — это «бей-беги», «замри-умри». В стрессе мы выдаем реакции на автоматизме. Стресс — это жесткие переговоры, стресс — это неожиданная какая-то ситуация на работе, стресс — это выступление, если человек не привык к выступлениям, стресс — это какой-то косяк, который случился на этих самых выступлениях, и так далее. Как сделать так, чтобы в стрессе этот образ сбоил минимально? Как сделать так, чтобы зона без стресса была сильно шире, чем сейчас? Вот над этим будем работать.

Плюс мы туда прикрутили соцсети, это тоже наш образ — что мы транслируем в соцсетях. Мы туда же добавили, как мы выглядим в смысле внешнего вида и прочее. Мы прямо сильно-сильно перепилили курс, и сейчас будет третий поток с обновленной программой.

© пресс-служба

Про стресс понятно. Тем не менее: с чем конкретно приходят на этот курс и с чем уходят?

Уходят с новым ощущением тела. Уходят с новым ощущением речевого аппарата. Уходят с новым ощущением себя как человека, который транслирует какую-то энергию. Частая ситуация, когда приходят и говорят: «У меня тело-то, оно есть, и что мне с ним делать? Зачем над ним работать? Оно же под одеждой, его же не видно». (Смеется.)

Да, это так, и одежду на переговорах снимать не надо, но есть один нюанс. У нас первична все-таки лимбическая система мозга, а лимбическая система мозга моментально считывает, если у партнера есть какое-то напряжение в теле. Человек может сам не ощущать, как у него зажаты плечи, а зеркальные нейроны собеседника на подкорке это считают, и считают это как агрессию и опасность. И почему-то у собеседника возникнет ощущение, что с этим человеком не очень хочется общаться. Почему? Дальше мы что-то додумываем, что он такой-сякой, она такая-сякая, а, по сути, дело в том числе в телесных зажимах.

Мы воспринимаем зрительно около 80% информации и дальше так или иначе ее обрабатываем. То, как мы себя телом преподносим, — это и есть те самые 80%. Есть фраза: «the medium is the message». Ты сам уже и есть то сообщение, которое ты принес. Ты сам первичен по отношению к тому сообщению, которое ты скажешь. Все то, что будет произнесено, по сути, вторично по отношению к тому, какой человек пришел, как он себя чувствует, что он собой несет, какой заряд.

То есть тело первично, вот объект?

Все вместе: тело, поза, одежда, та энергия, с которой человек приходит, те чувства, которые он сейчас испытывает, — вот это все и есть в совокупности тот образ, который мы несем. Это можно контролировать, этим можно управлять.

Что это дает на практике?

Инструментарий. Инструментарий — это пространство для маневра. Это я разный в разных ситуациях, это я понимаю, что сейчас происходит и как мне самого себя чуть-чуть изменить: дополнить или, наоборот, что-то убрать, чтобы так или иначе повлиять на ситуацию. Это повышает процент эффективности.

Правильно ли я понимаю, что на всевозможных бизнес-тренингах этому не учат? Не учат познавать свое тело, телесность.

Скажем так, я не встречал подобных продуктов. Что есть? Есть — как говорить, ораторские курсы, работа с дикцией, работа со скороговорками и прочее-прочее. Есть — как говорить в смысле структуры. Есть — пластические тренинги работы с телом, physical fit, танцы и прочее. Итак, много чего есть, и во всем этом есть какие-то небольшие интересные полезные вещи, которые на следующий день притаскиваются в офис. Вот из практик школы взяли, дополнительные практики привинтили — и получился без ложной скромности уникальный продукт. Я им горжусь.

© пресс-служба

В описании курса говорится о том, о чем сейчас все HR-директора говорят в один голос: soft skills.

Класс. Еще бы кто-нибудь понимал, что это такое.

Да, все носятся с этими soft skills, говорят, что это теперь ключевое качество для любого руководителя, и если нет этих самых soft skills, то, в общем, до свидания. Что это такое на самом деле?

Ну, не совсем так говорят. Смотрите, есть интересная зависимость: чем выше должность руководителя, тем больше в его работе востребованы эти самые навыки. Чем выше должность, чем выше ранг, тем больше человек отвечает за бизнес как за отношения. Не как за структуру и систему, это мидл — строить структуру и строить системы. Политика компании — с кем мы дружим, с кем не дружим, как мы дружим с теми, с кем дружим, как сохранить спокойные, доверительные отношения с тем, с кем мы не дружим, — вот это софты.

И огромную роль там играет сензитивность: почувствовать, что происходит с другим человеком, почувствовать, как он сейчас, ему со мной как, нам обоим как? И эмпатия. Как проявить сочувствие? А кто его знает. Вот умирает у кого-то близкий человек, ему звонят и говорят: «Ну, ты держись». Вот это сочувствие! Или так: «Ну ничего, пройдет. Бог дал — Бог взял». О, господи… И это же больно! Мы не умеем этого делать. Очень мало кто умеет экологично это делать. А как поддержать? «Ты молодец!» Ничего себе оценка. Или: «Ничего-ничего, у тебя все получится». А если не получится?

Soft skills — это про то, как проявить эмоции экологично. Как проявить эмоции так, чтобы они зашли другому человеку, как выстроить отношения. Отношения — это всегда эмоциональные связи, всегда. Как выстроить связи с другим человеком, чтобы вам в этих связях было хорошо? Дальше это могут быть подчиненные, партнеры, коллеги по рынку — в этих связях должно быть хорошо. Вот это и есть те самые «софты». Конкретно их механизировать крайне сложно. По сути, это все то, над чем мы работаем в Gogol School с нашими студентами. Они не механизируются, это всегда индивидуальная работа.

Испытано на себе: как стать актером

«Летают». «Gogol School» встречает посетителей красным плакатом с одним-единственным словом. В этой театральной школе — как в большом аэропорту: вы снимаете обувь, отключаете телефоны и проходите в аудиторию неприукрашенным, чистым, готовым воспринимать и слушать, учиться и познавать театр таким, каким его не привыкли видеть.

Корреспондент «МИР 24» Надежда Сережкина чуть не сменила профессию, когда своими глазами увидела, как выглядит взлетная полоса для начинающих больших Актеров.

Магнитный курс


«- Я обложка! — А я голая женщина на обложке! — А я продавщица, которая не отпускает мальчику журнал с голой женщиной на обложке!» — слышно из-за стены.

Стучусь в аудиторию. Думаю: «Вот это понимаю — театр. Сейчас зайду, а там и обложка, и женщина, и продавщица». Захожу. На меня смотрят двадцать пар удивленных глаз, трое участников занятного действа лежат на полу, двое из них — бородатые мужчины. Мысль только одна: «Вот интересно, кто же из них женщина, а кто обложка»?

Это — занятие по импровизации в Актерской лаборатории. А где патетичные возгласы, зубрежка Шопенгауэра, погибающий Ромео, плач Ярославны — вся ожидаемая атрибутика репетиций? Бледные, измученные студенты, драма, голодные глаза, ну хоть что-то: нет, все почему — то счастливые и довольные. Даже хохочут. Добро пожаловать в «Gogol School».

Эта Театральная Лаборатория была создана актером московского театра «Гоголь-центр» и открыта в октябре 2015 года. Под руководством лучших мастеров, хормейстеров и хореографов того же «Гоголь-центра», Ленкома, ГИТИСа и МХТ им. Чехова в «Gogol School» люди разных возрастов, профессий и интересов учатся развивать в себе таланты способом, к которому у нас не привыкли.

Студентов не заманивают сюда громогласным «вы получите диплом по окончании», гербовыми бумажками или курсами типа «импровизация для жизни». Результат обучения — это спектакли, перформансы и настоящая, не сертифицированная, но чистая и профессиональная игра на сцене.

«Мы не учим и не будем учить студентов проходить кастинги, правильно пробоваться на роль, не будем готовить абитуриентов к поступлению в театральный вуз, потому что «Gogol School» — это какая-то более хрупкая, более тонкая, альтернативная история, в которой человек не просто винтик в системе», — поясняет основатель проекта, актер Илья Ромашко.

Обучение здесь является неформальным, не академическим, так как в его основе лежат не классические театральные программы, а многосторонняя работа с личностью. Для этого функционируют три лаборатории — Актерская, Вокальная и лаборатория Пластического театра, каждая из них делится на мастерские в зависимости от расписания и педагогов.

Импровизация, оттачивание легкости и координации, изучение анатомии и основ движений, навыков свободного владения каждой частью своего тела — на пластике, правильная работа дыхания и способность анализировать свой голос — на вокале, свободное выражение любых эмоций и обучение под руководством знаменитых мастеров — в актерской лаборатории.

Занимаются преимущественно в вечернее время, по четыре часа подряд актерским мастерством, по четыре — пластикой и по два — вокалом. И нет, кажется, что здесь никто не устает, наоборот — после занятия студенты выходят из мастерских еще более оживленными, пьют чай и без умолку болтают.

«Именно в таких, теплых, домашних и парниковых условиях люди могут раскрыться, довериться партнеру, и только тогда они начинают работать по-настоящему, по-настоящему себя искать», — говорит Илья.

Радиомаяки


Почему — то по пути на интервью я все представляла преподавателей пластики такими томными, обязательно с балетным прошлым и францеватым прононсом: «паааа», «плиеее», «батмаааан тондюю», ну вы понимаете. Почему-то вспоминала голос из детства на занятиях танцами: «Да тяните же уже ваш носок!». Так вот, всего этого вы не увидите.

Красивая тоненькая девушка с короткой стрижкой пришла и велела мальчикам таскать девочек по полу. Каждый, кто думает, что быть актером легко, пусть попробует потаскать меня, 50-килограммовую и хорошо поужинавшую, по полу за одну руку хотя бы пять минут — посмотрю на них. А если серьезно, такие упражнения с вами не проработают ни на каком классе йоги или медитации, пластике или танцах, между тем эмоции от полного доверия партнеру по сцене словами передать сложно. Это что-то не совсем земное.

Преподаватели мастерской — как огни высокой интенсивности на настоящей взлетной: указывают путь, но не ослепляют и не сбивают с курса. Они начинают занятия без лишних предисловий, говоря гораздо меньше, чем мы ожидаем, но все больше наблюдая за тем, что и как делают студенты. Каждым занятием подтверждают, что ремесленные актерские навыки — всего лишь инструменты, которые ничего не значат без личностной составляющей человека.

«Мы выбираем преподавателей только из профессиональной среды, никакие личные симпатии или антипатии здесь не имеют веса. Тем и ценна наша палитра педагогов — в их разнонаправленности, разноподготовленности и разности восприятия мира. И в группу мы привносим все то лучшее из разных школ, что у нас есть», — поясняет Ромашко.

Среди преподавателей актерской лаборатории — не только лучшие мастера «Гоголь — центра» (театра Кирилла Серебренникова, сформированного на базе Московского драматического театра им. Н.В. Гоголя) Филипп Авдеев, Александр Горчилин, Евгений Сангаджиев, Ирина Выборнова, но и актеры Мастерской Дмитрия Брусникина Алексей Любимов, Сергей Карабань, Михаил Плутахин, актриса МХТ им. Чехова Яна Гладких и режиссер Юрий Квятковский.

Вокал преподает хормейстер МХТ им. Чехова и основатель вокальной группы «Бродвей» Антон Иванов, педагог электротеатра «Станиславского» Арина Зверева. Пластической лабораторией руководят хореограф «Ленкома» Виталий Боровик, педагог ГИТИСа Татьяна Чижикова, педагог Школы-студии МХАТ Ирина Галушкина, выпускница академии русского балета Александра Портянникова. «Все странности, комплексы, страхи, кошмары и угловатости здесь пробуют вывести на сцену, чтобы больше их не бояться», — рассказывает преподаватель актерской лаборатории, мастер «Гоголь-центра» Семен Штейнберг.

Самолетики


Самолетам на взлетной «Gogol School» — от 18 до 45, у всех у них за пределами мастерской — огромная жизнь, устоявшаяся профессия, учеба, работа и еще сто миллионов дел, которые они могли бы потратить на что угодно. А они звонят диспетчеру и уточняют: «Сегодня по расписанию? Я буду раньше. И забронируйте мне зал для репетиции». Пылкие, растрепанные, громкие, — минуту назад окружающие меня люди были хмурыми бизнесменами, скучающими финансистами или неуверенными в себе студентами, а здесь – они будто вышли из большого закулисья.

«Идеальный студент в конце курса – это актер. Мы не готовим тех, кто после окончания судорожно стал бы делать из этого занятия деньги. Людей, которые могли бы заниматься театральным искусством и выступать на сцене – да. Мы строим профессиональный театр для изначально непрофессионалов», — объясняет руководитель лаборатории.

Во время обучения студенты активно участвуют в фотопроектах и дополнительных образовательных программах от педагогов, участвуют в совместных внутренних мероприятиях школы.

Взамен? «Мы ждем искренность в словах, жестах, взаимоотношениях с партнером на сцене и вне аудитории. Чаще всего именно эту правду, которая никому, кроме нас не интересна, мы пытаемся скрыть — на это заточено наше общество. А творчество начинается тогда, когда мы сами себе можем ответить, кто мы», — делится Илья Ромашко.

Всего восемь лет назад он сам занимался финансовыми проектами, пока в 25 лет не спросил себя: «А зачем я это делаю?». Ответить не смог, бросил работу и с первого раза поступил в театральный: «Это стоило мне целой жизни, представляете?». А теперь своими силами строит целый театр, в который уставшие от однообразия, невероятно талантливые, но пока не реализовавшие свой талант люди приходят, чтобы заняться тем, о чем мечтали всю свою детскую, подростковую и взрослую жизнь.

Меня даже пообещали научить петь. Наверное, они просто не знают выражения: «медведь на ухо наступил», раз так уверенно смотрят на меня и кивают. «Наступил и потоптался, и зверь явно был не один», скажу я вам. «Да нет, все умеют, просто пользоваться не умеют голосом», — сказал в напутствие преподаватель. 16 апреля иду на прослушивание, я, журналист и скептик без слуха и голоса, представляете?

«Ты чего тут сидишь?» — спрашивает девушка в диспетчерской. Ну, то есть у стойки регистрации. Нет, все-таки в диспетчерской. «Пишу», — отвечаю. «Иди, попробуй, как они», — и указывает на плакат, где написано то, что на самом деле испытывают приходящие в «Gogol School». Летают, и точка.

Аэропорт


Город Москва, станция метро «Кожуховская», улица Седьмая Кожуховская, дом 9. «Гоголь School» расположена на территории ТРК Мозаика, в 6 – 8 минутах от метро
.

Надежда Сережкина

редактор InStyle учится актерскому мастерству в Gogol School

Мы отправили одного из наших редакторов узнать, чему же учат в Gogol School, как проходят занятия, и поговорили с ее основателем — Ильей Ромашко о школе и актерском призвании.

София Расторгуева: «Я согласилась на актерский интенсив, как только поймала себя на мысли, что все происходящее там мне страшно. Начиталась отзывов и поняла, что этот адреналин мне нужен сейчас. Вообще я экстроверт-энтузиаст, в начальной школе постоянно участвовала в сценках и с успехом выполняла роль камня, столба или разбойника, привязанного к дереву. Конечно, став взрослее, я начала ходить на танцы, и часто мне давали соло, но внутренние зажимы остались. Ведь они не зависят от того, могу ли я перевоплощаться, скорее, наоборот, я не умею быть собой. Как оказалось, именно этому и учат в GS — не стесняться своих эмоций, не бояться показаться не таким, каким тебя ожидают увидеть.
И вот я иду в Gogol School чтобы наконец-то понять кто я, иду туда за неизвестной и не раскрытой собой.

Я не собираюсь менять род деятельности и становиться актрисой, скорее, хочется бросить себе вызов, испытать силы, поработать над собой и избавиться от внутреннего напряжения.

Как проходят занятия


Занятия проходят в большом зале с белыми стенами, в спортивной одежде и босиком. Пришедшие студенты рассредотачиваются по периметру, разговаривают друг с другом, кто-то лежит на полу. Люди тут самые разные — от вчерашних школьников до преподавателей из Вышки.
В комнату заходит Илья Ромашко, и все собираются вокруг него.
«Привет. Знаете, я столько раз начинаю этот интенсив, а до сих пор не придумал вступительную речь… Ну так вот, я — Илья (улыбается).  

Мы сделаем с вами несколько штук, я не люблю называть их упражнениями, посколько их нельзя сделать правильно или неправильно, — их можно сделать честно или нечестно.
Я, конечно, не увижу, честно ли вы делаете упражнения, потому отвечайте на этот вопрос сами себе. Сосредотачивайтесь на себе». Дальше он поднимает нас на разминку. Нет, не аэробика под Рианну, с закрытыми глазами мы дышим и представляем, что вдыхаем через макушку, а выдыхаем через солнечное сплетение или кончики пальцев на ногах. Дыхание позволяет сосредоточиться и почувствовать свое тело.   Потом нам предлагают разбиться на пары и встать друг напротив друга. Илья ходит по залу между парами: «Посмотри на человека напротив себя, посмотри в его глаза, рассмотри его одежду, подумай, почему он выбрал сегодня именно такую футболку, что он транслирует через нее? Всматривайтесь в кожу, с недостатками и прыщами, изучите человека полностью, вам сегодня с ним работать».
А теперь возьмите это мнение которые вы только что сформировали, сверните его в трубочку и выкиньте подальше от себя. Вы ничего не знаете об этом человеке.

У меня от волнения ватные ноги, я никогда никому так подолгу не смотрела в глаза. Оглядываюсь по сторонам, все очень сосредоточены на процессе. Видно, что ребята выкладываются на 100%, это заставляет меня сконцентрироваться и отбросить комплексы. Сюда все пришли для того, чтобы провести честный диалог с самим собой и перестать зависеть от страхов, шаблонов и стереотипов. 

Личные ощущения

После первого занятия, которое длилось пять часов, я сказала себе, что с меня хватит, и специально «забыла» спортивную форму на следующий день, чтобы случайно снова сюда не прийти. Назавтра в конце рабочего дня я не выдержала и убежала за спортивными штанами в первый попавшийся магазин, а затем поехала в GS. И каждый раз, возвращаясь от школы до метро, я плакала и зарекалась больше туда не приходить. Но приходила снова и снова почему-то… в душе тянуло в белый зал к босоногим людям, экспериментировать, узнавать себя, доверять и любить их. То, что там происходит, — невероятно. Я не могла полноценно работать, жить и гулять, постоянно думала о том, что говорил Илья, и пыталась в себе это нащупать. Через две с половиной недели, в выходной день я поймала себя на мысли, что жду понедельник (это я-то!). Наверное, потому, что в школе я чувствовала себя по-настоящему живой и искренней. На последнем занятии мне хотелось лечь поперек прохода и закричать: «Пожалуйста, не расходимся! Всем оставаться на своих местах!» Gogol School не про готового актера через месяц, через три месяца, через год. Тут команда преподавателей работает не на результат, а на процесс. А этот крайне сложный путь познания себя не может быть ограничен семестрами и курсами. И я не знаю, какая трансформация может произойти в человеке за четыре недели и может ли? Но пусть на сотую долю, но теперь я не прежняя. Жизнь делится на до и после, когда видишь, что может быть по-другому, что люди бывают честными, открытыми и смелыми.

Илья Ромашко, актер, основатель 

Gogol School

Как вы стали актером?

Илья Ромашко: Я в какой-то момент не смог ответить себе на вопрос «зачем». Я отучился в РГГУ на PR, ни дня не проработал в профессии и со второго курса ушел в компанию, которая занималась тем, что реализовывала реальные активы, были большие, серьезные финансы, это был рынок покупки и продажи бизнеса, сделки сегмента примерно $25–50 млн, и в какой-то момент я не понял, зачем продолжаю это делать. На квартиру заработал, на машину заработал.

И в марте я пришёл написал заявление об уходе и почему-то я пошёл на актерский факультет. Говорю: «Пока, я пошёл поступать в театральный»
Мне говорят: «Ладно, Илюш, мы все поняли, вот до сентября отпуск за счет компании, ты давно не отдыхал, иди. В сентябре мы тебя ждем».   

И дальше начался очень жесткий период, когда экзамены вступительные через полтора месяца, а у меня ничего не готово, у меня ноль вообще. И я занимался с двумя разными репетиторами два раза в день каждый день, и мы подготовили вступительную программу. Я поступил во МХАТ и в Щепкинское с первого раза. Но это был мой единственный шанс, потому что пацанов берут до 25, но включительно или не включительно, решается  в каждом конкретном случае. А я поступил в 25, и через две недели мне исполнилось 26.

И потом мне понадобились два года, чтобы снять галстук. Рядом бегали молодые Авдеев, Горчилин, Кукушкин. Кукушкина хотелось убить сразу, но я не мог его поймать, он быстро бегал, а когда я его догнал, мне уже не хотелось его убивать, хотелось обнять.  

Так что я очень хорошо понимаю все те проблемы, с которыми ребята сюда приходят, потому что у меня было все то же самое, и даже не то же самое, это было хуже. Я был абсолютно деревянный, зажатый, не дышащий, сложно любящий. И я помню, что помогало мне, поэтому то, что я даю, я понимаю, на какие проблемные зоны действует.

Как родилась идея создать Gogol School?


Илья Ромашко: Не знаю, мне просто захотелось это сделать. В какой-то момент внутри стало свербить и я захотел создать школу, чтобы делиться знаниями. Это было 2015 год, лето, и GS начиналась с одним прекрасным парнем Сашей Тишковым, он договорился с Перовским парком, они нам отдали ангар, полный всякого хлама, который мы вычистили, и отдали они его с тем условием, что мы делаем спектакли и показываем их там, в этом ангаре.   Группа была 20 человек, и что-то так бабахнуло, что осенью мы набрали уже три группы. Полгода существовали в таком цыганско-кибиточном режиме и потом поняли, что нужен свой дом, что невозможно постоянно снимать зал. Необходимо место, в которое можно прийти и развалиться после рабочего дня, чтобы студенты могли что-то схватить быстро и потащить в этюд или разломать ширму, а это можно дома, в съемном зале это невозможно. Мы стали искать помещение и нашли здесь, в «Мозаике». А сейчас прошло три года, и мы совсем выросли, нужен совсем свой дом. И он теперь у наc есть, буквально двух шагах от Гоголь-Центра. Это было сложно, но мы смогли.

По какому принципу проходит отбор на обучение?

Илья Ромашко: Смотря куда. Если это интенсив — кто первый, того и тапки. Если лаборатории — то, конечно, мы в основном берем ребят с интенсивов, тех, кто говорит: «Мы хотим дальше». Мы их знаем, они уже знают, куда идут, педагоги к ним присмотрелись, они примерно понимают, что будет. Конечно, есть процент тех, кто поступает без интенсивов, просто пришли, увидели, но в основном ребята знают, куда идут, даже если они не ходили на интенсивы. 
Сейчас уже год я не веду ни одну лабораторию, но каждую лабораторию отбирают те мастера, которые ее ведут. Мастера из лабораторий не пересекаются, я не знаю, по какому принципу они отбирают, но 90% завязано на «нравится — не нравится», но перед этим они все проходят забавное анкетирование. Человека собеседуют вместе с этой анкетой.

Меняются ли люди после GS? 

Илья Ромашко: Меняются. Да, меняются, ровно поэтому я этим и занимаюсь как педагог. Потому что увидеть, как кто-то расцветает, увидеть, как кто-то из девочки «с бантиком» становится женщиной, по крайней мере, находит это в себе, — потрясающе.  

Что дают занятия в GS?

Илья Ромашко: Каждому свое. Ощущение себя, ощущение полноты жизни. На всякие комплексы, зажимы и тараканы уходит очень много энергии, очень много. А это ценный ресурс.  

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение лицей №2 Бугульминского муниципального района РТ, «Школа — центр компетенции в электронном образовании»/ Татарстан Республикасы Бөгелмә муниципаль районы муниципаль бюджет гомуми белем бирү учреждениесе 2 нче лицей, «Мәктәп

Фамилия, имя, отчество участника

Класс

Тема исследовательской (проектной) работы

Секция

Фамилия, инициалы научного руководителя, должность

Результат участия

1

Сабирова Диана

6

Теория графов

в решении задач и её практическое применение в жизни  

Математика

Валишина А. М., учитель математики

1 место

2

Коннов

Дмитрий

В мире графов

Математика

Вонерубова Е.В., учитель математики

3 место

3

Павлишина Арина

Опять молоко убежало!

физика

Павлишина И.Н., учитель физики

1 место

4

Козлова Арина

 

 

 

 

Изучение

эффективности

дезинфицирующих

средств на

микроорганизмы

Экология

Болотова

Л. В., учитель

биологии

1 место

5

Наумова Виктория

10

«Светящийся ошейник»

 

Технология

 Дементьева А.Ю. учитель технологии

1 место

6

Башкирова Анастасия

7

Интерьерная кукла

 

Технология

 Дементьева А. Ю. учитель технологии

2 место

7

Салимова Амалия

5

«Мобильный переводчик – Translate»

информатика

 Дементьева А.Ю. учитель технологии

3 место

8

Ширинова Айсель

 

 

 

Театр яктылыкка,

нурга илтә…

 

 

Родной

язык и

литература

 

Рахматуллина

С. Ф., учитель

родного

языка и

литературы

1 место

9

Попова Арина

11

Excel в КЕГЭ

Информатика

Муртазина И.Ф., Учитель информатики

2 место

10

Кучинский Егор

11

Визуализация коллективной статистики с помощью web-технологий

Информатика

Муртазина И. Ф., учитель информатики

1 место

11

Габдрахманова Алия

11

Кровь и её патологии

Биология

Иванникова О.В., учитель биологии

2 место

12

Галимов Рустам

11

Изучение педобионтов околоводных лесных массивов Тверской области

Биология или

Экология

Иванов Г. А.

2 место

13

Лашук Алёна

9

Изучение птиц околоводных пространств Бугульминского района РТ

Биология

Иванникова О.В., учитель биологии

2 место

14

Маркелова Анастасия, Валеев Тимур

Тепловизор

физика

Хайрулова РН, учитель физики

лауреаты

15

Ганиева

Милана

Ринатовна

 

8

Цивилизация для животных:

добро или зло?

 

Русский

язык

 

Щербинина С. А, учитель русского языка и

литературы

2 место

16

Барциковская

Софья

 

класс

 

«Нам нужно злата,

злата, злата;

копите злато до

конца»

А.С.Пушкин.

(Образы скупых в

творчстве

Ж.Б.Мольера и

А.С.Пушкина)»

Литературоведение

Щербинина С.А.

учитель русского

языка и

литературы

 

1 место

17

Полькина Елизавета

8 класс

 

Мордовский язык

Иванова Р. М., педагог доп. образования

лауреат

Информация о Детская театральная школа , город Мурманск

       Детская театральная школа открыта 20 декабря 1996 года по инициативе первого мэра Мурманска Олега Петровича Найденова и начальника отдела культуры администрации города Виктории Владиславовны Чачиной.

       В настоящее время в детской театральной школе обучаются около 800 детей и подростков в возрасте от 3-х до 18 лет на отделениях: «Основы актерского мастерства и режиссуры», «Основы художественно-постановочной работы», «Дополнительные платные образовательные услуги». 
       В Детской театральной школе работает уникальный педагогический коллектив, где преподают, в том числе, два заслуженных работника культуры РФ: Крынжина Елена Ивановна, Низикова Евгения Николаевна, почётный работник культуры Мурманской области -Пилипенко Наталья Николаевна, а шесть преподавателей – бывшие выпускники ДТШ.

       Более 40 выпускников театральной школы успешны в профессиях, связанных с театром и кино. Они играют в известных театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Вологды: Государственный Академический театр имени Е. Вахтангова, Гоголь-Центр К. Серебренникова (г. Москва),Театр «Сфера» (г. Москва),Театр Романа Виктюка (г. Москва),Малый драматический театр – театр Европы (г. Санкт-Петербург),Молодежный театр на Фонтанке (Санкт-Петербург) и др. Многие снимаются в кино, работают на телевидении, ставят спектакли в России и за рубежом. Школа гордится своими выпускниками.

        У школы сложились свои традиции –это проведение праздников для учащихся и преподавателей ДТШ: «Первый шаг», «В ожидании чуда», «А, мы — театр, восьмое чудо света!», «Актерская песня», «Выпускной вечер», «Весенний хоровод», академические концерты по дисциплинам «Ансамблевое пение», «Сценический вокал», «Инструмент», «Аккомпанемент»,.

    Ежегодно ДТШ становится победителем международных и всероссийских конкурсов и фестивалей.

   Заметное событие в жизни города Мурманска — Международный фестиваль — творческая лаборатория среди детских и молодежных любительских театральных коллективов «Грани». Фестиваль проводится ДТШ и является одной из визитных карточек города. За четырнадцать лет в «Гранях» приняло участие более 60 театральных самодеятельных коллективов с общим количеством участников около 900 человек из более 30 городов России, Норвегии, Германии, Финляндии.

     ДТШ – активный организатор и участник культурно-просветительной деятельности в масштабе города Мурманска. Все значимые события в жизни города отмечены яркими выступлениями труппы ДТШ: традиционные городские праздники «День знаний», «День Города», «Открытие городской Новогодней елки», «День Победы» и многие другие. 
    Ежегодно в ДТШ показываются более 20 спектаклей для детей и молодёжи. Это свидетельствует о том, что Детская театральная школа уже много лет фактически занимает нишу театра для детей и молодёжи. 

Театр «Гоголь-центр» — билеты на спектакли, афиша и схема проезда

Дорогие зрители!

К сожалению, пока в большей части регионов РФ проведение культурно-массовых мероприятий остается под запретом. Информация о снятии таких ограничений публикуется на официальных ресурсах глав регионов.

Возврат денежных средств за билеты на мероприятия, отмененные или перенесенные в период действия режима повышенной готовности, осуществляется согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 6 июня 2020 г. № 830.

Информация об отмене или о переносе зрелищного мероприятия размещается организатором не позднее 14 календарных дней с даты отмены режима повышенной готовности.

В случае отмены мероприятия возврат денежных средств за билеты будет производиться организатором мероприятия в течение 180 дней с даты отмены режима повышенной готовности.

В случае переноса мероприятия билеты остаются действительными: вы можете посетить перенесенное мероприятие в новую дату без замены билета. Организатор мероприятия обязуется в течение 6 месяцев с даты отмены режима повышенной готовности объявить новую дату мероприятия. В случае, если организатор не позднее 6 месяцев с даты отмены режима повышенной готовности не определит дату и время проведения мероприятия и не разместит информацию об этом на своем официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», такое зрелищное мероприятие считается отмененным. Возврат денежных средств за такие билеты будет производиться в течение 180 дней с даты отмены режима повышенной готовности.

В отношении некоторых мероприятий мы не уполномочены осуществлять возврат денежных средств за билеты.

Для подачи заявки на возврат заполните форму по ссылке, и мы направим вашу заявку на согласование организатору.

Все заявки на возврат, принятые ранее 18.06.2020 года, будут обработаны на условиях Постановления № 442 от 03.04.2020 года.

В случае, если по вашему заказу возврат пока произвести невозможно, это значит, что мы ожидаем информацию от организатора о месте и сроках возврата билетов и очень просим вас набраться терпения.

Получая информацию о каждом мероприятии, мы, как и прежде, будем уведомлять вас.

Бюст Николая Гоголя в школе № 59, Москва

Щелкните фото для увеличения .

Если подумать, то идея школы имени Николая Гоголя довольно странная. Не то чтобы я не считаю это замечательным. Не поймите меня неправильно. Детям мира было бы намного лучше, если бы они росли, читая и понимая Николая Гоголя. Ключевым моментом здесь, конечно же, является «понимание». Гоголевское мрачное видение мира привело к тому, что его на пару столетий назвали сатириком.Нет сомнений, что он высмеивал почти все, что мог достать своей ручкой, но он не собирался просто присылать что-то. Он снял фасад фальшивого мира, обнажив несоответствие, причуды, жестокость, лживость (спасибо, Теннесси Уильямс!), изоляцию , которая скрывалась под поверхностью. Я не собираюсь читать вам сегодня лекцию о Гоголе, но я хочу указать на милую странность того факта, что кто-то решил назвать школу в честь этого писателя темных, резких, часто злых сказок.
Школа № 59, расположенная по адресу: Староконюшенный переулок, 18-20 в Арбатском районе Москвы, до недавнего времени была тем, что в США назвали бы обычной начальной/старшей школой. В отличие от многих российских школ, которые специализируются на конкретных предметах — математике, музыке, науках, — это была школа общего профиля. С 2013 года она включена в какой-то далеко идущий, похожий на спрута образовательный конгломерат, носящий имя соратника Гоголя по писателю Александра Грибоедова. Нас это не очень интересует, но то, что происходило здесь в прошлом, представляет интерес.
На самом деле это сайт довольно известного учебного заведения. Первоначально он был основан 8 июня 1901 года на другом конце города на Поварской улице как гимназия (по сути гимназия). Финансирование производилось из стипендии, оставленной богатым купцом по имени Иван Медведников, а гимназия называлась гимназией Медведникова. Здание на Староконюшенном, сохранившееся до наших дней, было открыто в 1904 году. В течение следующих полутора десятков лет в нем побывало множество личностей, впоследствии внесших значительный вклад в российскую историю, науку и культуру.Среди них были прославленный русский театральный режиссер Юрий Завадский (1894-1977), архитектор и театральный художник Георгий Гольц (1893-1946), философ Сергей Фудель (1900-1977), искусствовед Сергей Сидоров (1891-1978) и другие. Революция внесла изменения в школу. Только за 1920-е годы он пять раз менял название и профиль. Он претерпел еще несколько изменений, пока не был назван именем Гоголя 9 февраля 1952 года, через 100 лет, плюс-минус месяц, после смерти писателя. Как бы школа ни называлась, она продолжала выпускать выдающихся учеников.Одним из них был Виталий Костомаров (род. 1930), влиятельный лингвист, будущий руководитель Пушкинского института русского языка. Вы должны были знать своего Костомарова, когда учили/преподавали русский язык в Гарварде в мое время. Сюда же поступили писатель и диссидент Владимир Буковский (1942 г.р.), философ Григорий Померанц (1918–2013), актеры Ростислав Плятт (1908–1989) и Вячеслав Шалевич (1934 г.р.), писатели Кир Булычев (1934–2003) и Михаил Шишкин (1961 г.р.).

Бюст Гоголя, стоящий в углу школьного двора, в принципе радует, потому что выглядит так, как и следовало ожидать.Это типичный Гоголь, выполненный с привлекательной резкостью черт лица и взгляда. Я нигде не нахожу, кто скульптор, но думаю, что и не нужно. Ведь если сдать назад и осмотреть бюст в его окрестностях, то видно, что он стоит перед огромным транспарантом с надписью «Дом Бурганова». Две коринфские колонны, изображенные на баннере, являются фотоизображениями колонн, которые действительно стоят у Дома Бурганова — полугалереи и мастерской популярного московского скульптора Александра Бурганова (1935 г.р.).Предоставьте Бурганову поставить скромный бюст Гоголя и окружить его огромной рекламой самому себе.
Бурганов — друг главного скульптора Москвы Зураба Церетели (1934 г.р.), печально известного саморекламного скульпторского завода, который делает огромные ужасные скульптуры, а потом пытается раздать их городам бесплатно. Обычно им отказывают, показывая, что в большинстве городов мира вкус лучше, чем в Москве. Его отказы часто оказываются где-то в Москве; слишком часто в поле зрения. Так или иначе, Бурганов как бы ходит в тени Церетели, получая всевозможные первоочередные заказы «изображать Москву культурой». Чутье Бурганова как скульптора нельзя отрицать — он профи. Но большая часть его работ кажется мне сошедшей с конвейерной ленты. Я, например, вижу в этом гоголевском бюсте что-нибудь от Бурганова? Я не. Хотя я вижу работу каждого другого скульптора, когда-либо лепившего лицо Гоголя.
К этому времени проницательные из вас, возможно, задали себе вопрос — так что же этот автор дерется с Бургановым? Ну, пока вы спрашиваете, позвольте мне сказать вам.
В далеком прошлом хороший друг по имени Михаил Пушкин искал необычное место для постановки « Антигона » Жана Ануйя.Он нашел мастерскую Бурганова на Арбате и поговорил со скульптором. Бурганов, вероятно, думал, что из этого предложения ничего не выйдет, а если и выйдет, то ненадолго. Так что он дал свое согласие. Пушкин поставил блестящую внутреннюю и наружную Антигона , в которой использовался подземный бункер, чьи стеклянные окна наверху выходили на деревья и старые кирпичные стены. Это была эффектная постановка, и Бурганов был явно застигнут врасплох. Кто-то действительно сделал что-то действительно творческое в его среде, и это раздражало скульптора конвейерной ленты.Когда труппа Пушкина пришла отыгрывать очередной блок спектаклей, он обнаружил, что Бурганов поставил две свои скульптуры в середине бункера — главного спектакля, и потребовал, чтобы они отныне оставались там. Режиссер был в ярости, отказывался соглашаться, и на этом спектакль закончился. Недолговечный, но по-настоящему блестящий. С тех пор я не мог думать о Бурганове иначе, как о ревнивом, невежественном человеке, которому наплевать на искусство и которого интересует только его место в искусстве — желательно в центре сцены, как он хотел быть в Миша Пушкин Антигона , и более-менее так он вписал себя в то знамя, возвышающееся над Гоголем в школе № 1.59.

 

 

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Николай Гоголь. Книги и рассказы

Украинские сказки

В 1828 году Николай Гоголь сделал шаг, который изменил его жизнь. Он вырос в Украине, но после окончания школы решил отправиться в шумный мегаполис Санкт-Петербург, Россия. Молодой, честолюбивый Гоголь был очарован тем, что он там увидел, и известными писателями, с которыми он начал тусоваться, как великий поэт Александр Пушкин.

Портрет Гоголя

В то время Украина была провинцией Российской империи. Многие люди в российской столице (Санкт-Петербурге) и в других местах называли Украину «Малороссией» и считали ее отсталой, что-то вроде деревенской мыши для городской мыши в России. Но Гоголя увлекала украинская народная культура. Поэтому вместо того, чтобы стать еще одним представителем петербургских литераторов, он принял смелое решение «заразить» русскую литературу элементами украинской культуры.Первые рассказы, которые он написал, рассказывали истории из украинской крестьянской жизни, ссылались на традиционные народные верования и суеверия и включали персонажей, представляющих различные этнические группы, такие как казаки.

Эти украинских сказок стали неожиданным хитом. Гоголь издал их сборник под названием Вечера на хуторе близ Диканьки . В этот сборник вошли такие истории, как «Ужасная месть», в которой рассказывается история группы казаков, которые столкнулись с колдуном, некоторыми фигурами, похожими на зомби, и некоторыми убийцами.Другой рассказ из коллекции Диканька «Иван Федорович Шпонька и его тетя» дает некоторую предысторию жизни в сонном украинском селе. Главный герой, Иван, так нервничает перед разговором с молодой женщиной, с которой его пытается свести тетя, что ему, как известно, не о чем поговорить, кроме жужжащих вокруг мух.

Гоголевские рассказы о гротеске

Как видно из описания «Страшной мести», Гоголь любил гротеск , рассказы о причудливом, сюрреалистическом и ужасном.Именно по этой причине Гоголя иногда называют русским Эдгаром Алланом По. В другом сборнике украинских сказок, Миргород (1835 г.), Гоголь опубликовал рассказы о крестьянской жизни и казаках (например, «Тарас Бульба»), а также сказку под названием «Вий». главный герой, Хома Брут, имеет дело с ведьмами и демоном. Позже эта история легла в основу самого первого фильма ужасов, снятого в Советском Союзе, который также назывался « Вий » (1967).Критики иногда были сбиты с толку необычными рассказами Гоголя, но их гротескность — часть того, что восхищало поколения читателей.

Петербургские повести

Пожив некоторое время в Петербурге, Гоголь обратил внимание на столичные рассказы. Эта вторая большая группа его произведений именуется его петербургскими сказками , чтобы отличить их от украинских. В некоторых из этих историй использовались гротескные, сюрреалистические образы.Главный сюжет гоголевского «Носа» (1836), например, состоит в том, что нос человека по фамилии Ковалев оторвался от лица и теперь ходит по Петербургу, работая чиновником.

Другие рассказы, такие как «Шинель» (1842 г.), похоже, высмеивают бюрократию Российской империи. Главный герой Акакий Акакиевич — бедный, низший чиновник, высмеиваемый за рваное пальто. Решив заслужить уважение, он скупится и откладывает до тех пор, пока не сможет купить новое пальто. Однако вскоре после этого его избивают, а у него крадут пальто.Он отправляется в безумные поиски из правительственного учреждения в правительственное учреждение, пытаясь вернуть свое пальто, но вскоре умирает.

О нас — Школа драмы Дэвида Геффена в Йельском университете

Йельский репертуарный театр

В 1966 году под руководством декана Роберта Брустейна Йельский репертуарный театр был основан как часть Школы драмы Дэвида Геффена, установив взаимодополняющие отношения между консерваторией и профессиональной практикой, подобные отношениям между медицинской школой и учебным госпиталем.

Отличительной чертой художественного руководства Роберта Брустейна Йельским репертуарным театром с 1966 по 1979 год было его настойчивое требование о постоянной труппе артистов. Мечта Брустейна о постоянной репертуарной труппе стала источником вдохновения для зарождающейся области некоммерческого театра. Модель программирования Брустейна, подчеркивающая постановку новых пьес и классики мирового театра в ярких и изобретательных интерпретациях, остается центральным элементом работы Йельского репертуарного театра.

Джеймс Эрл Джонс на мировой премьере спектакля «ЗАБОРЫ» Августа Уилсона в постановке Ллойда Ричардса, Йельский репертуарный театр, 1985 год. новые пьесы. Атол Фугард, Ли Блессинг и Август Уилсон были среди драматургов, премьера которых состоялась в Йельском университете во время руководства Ричардса. Yale Rep был одним из первых театров-резидентов, которые регулярно передавали серьезную работу коммерческому театру, разрабатывая модель профессионального производства, которая изменила курс развития новых пьес в американском театре.

Стэн Воеводски-младший, декан и художественный руководитель с 1991 по 2002 год, был известен своей приверженностью индивидуальному художнику. Воеводски взял на себя долгосрочные обязательства перед Сюзан-Лори Паркс, Леном Дженкином и Ральфом Лемоном, а также с многочисленными актерами, режиссерами и артистами.

Джеймс Банди, декан и художественный руководитель с 2002 года, продолжил традицию представителя Йельского университета по представлению смелых интерпретаций классики и расширил наследие представителя по созданию новых пьес и мюзиклов.Центр нового театра Бингера, основанный в 2008 году, обеспечивает ввод в эксплуатацию, разработку и производство в Йельском университете и по всей стране. На сегодняшний день Центр Бингера поддержал работу более шестидесяти приглашенных артистов, а также мировые премьеры и последующие постановки более тридцати пяти новых пьес и мюзиклов. Более подробную информацию о Центре нового театра Бингера можно найти здесь (открывается в новом окне).

Йельский репертуарный театр поставил более ста премьер, в том числе двух лауреатов Пулитцеровской премии и четырех других финалистов.Семнадцать постановок Yale Rep перешли на Бродвей, и многие пьесы, впервые поставленные в Yale Rep, были представлены в театрах по всей стране. Постановки Yale Rep получили более сорока номинаций на премию «Тони»® и десять премий «Тони»; театр также является лауреатом премии «Тони» за выдающийся региональный театр.

Гоголь | Колледж бизнеса

  • Директор программы Berman Centre for Professional Sales
  • EMBA Государственный университет Джорджии
  • Бакалавр бухгалтерского учета Университет Болдуина Уоллеса

Bio

  • Отдел: Бизнес — AFIS/MMIB
  • Офис: BTC 008
  • Почтовый адрес: BTC 108
  • Электронная почта: изд[email protected]
  • Телефон: 859-622-7611

Биография

Эд получил степень EMBA в Университете штата Джорджия, Школе бизнеса Робинсона и степень бакалавра бухгалтерского учета в Университете Болдуина Уоллеса в Огайо. Он также является сертифицированным бухгалтером по управленческому учету.

Карьерный опыт Эда включает бухгалтерский учет в крупном банке штата Огайо и консультирование по вопросам финансового моделирования для ряда компаний из списка Fortune 500. Увлеченный финансовым моделированием, Эд присоединился к команде Arthur Anderson & Co для разработки многомерной налоговой системы, которую клиенты используют для соблюдения корпоративного налогового законодательства и планирования. По мере усложнения модели его команда перенесла приложение в Oracle.

Используя свой опыт работы с Oracle, Эд присоединился к команде консультантов из Атланты, чтобы сформировать Tactics, быстрорастущую консалтинговую компанию Oracle. После успешной продажи Tactics Эд присоединился к Presidio. В течение следующих 20 лет он занимал различные должности директора и вице-президента, занимаясь комплексными продажами в области центров обработки данных и облачных технологий. Совсем недавно он руководил успешными командами по продажам и предпродажному консультированию на юго-востоке.

Последнее время Эд проживал в Атланте, штат Джорджия, со своей женой Мэри Эллен.У них трое детей Энсли, Мэдди и Джоуи.

Курсы

Тема Title Даты Местоположение Срок MKT 310 Личные продажи T 6:00 PM-8:45PM Комплекс бизнес и технологий 001 Весна 2022 MKT 481 Стажировка в маркетинге MKT 490 MKT 490 Phance MKT: Случаи и исследования TR 2:00 PM-3:15PM Комплекс бизнес и технологий 003 Весна 2022

Институт открытий Харрингтона при университетских больницах и Медицинской школе Кейс Вестерн Резерв Открытый конкурс на получение премии Harrington-MSTP Scholar Award 2022

Грант предоставляет кандидатам медицинских и докторских наук финансирование и опыт для воплощения многообещающих научных открытий в лекарства КЛИВЛЕНД – Институт открытий Харрингтона при университетских больницах и Медицинский факультет Университета Кейс Вестерн Резерв объявили о приеме заявок на получение премии Harrington-MSTP (Программа подготовки медицинских ученых) 2022 года, чтобы помочь следующему поколению ученых-врачей продвигать свои открытия. к клиническому применению.

С момента своего основания в 2012 году Harrington Discovery Institute — часть Harrington Project for Discovery & Development — поддержал около 150 лекарств, разрабатываемых в США, Канаде и Великобритании. изобретательные врачи-ученые, стремящиеся поднять стандарты лечения в медицине.

Благодаря этой награде Harrington Discovery Institute и Медицинская школа объединяют ресурсы и возможности для продвижения в новые лекарства самых многообещающих независимых открытий кандидатов медицины и доктора наук Case Western Reserve.Победители получат грантовое финансирование и индивидуальную поддержку от Центра развития терапии Harrington Discovery Institute, включая менеджера проекта и консультантов по разработке лекарств, которые являются лидерами фармацевтической отрасли с опытом вывода новых лекарств на рынок.

«Это совершенно уникальная программа для врачей-ученых в начале своей карьеры, позволяющая наметить путь для своих технологий из академической лаборатории в коммерческую сферу. Я не знаю ничего подобного», — сказал Джонатан С.Стамлер, доктор медицинских наук, президент Harrington Discovery Institute, Фонд семьи Роберта С. и Сильвии К. Райтман, заслуженный профессор сердечно-сосудистых инноваций и профессор медицины и биохимии в университетских больницах и университете Кейс Вестерн Резерв.

«Мы рады возможности предоставить эту возможность нашим студентам, которые хотят внести свой вклад в свою работу и оказать непосредственное влияние на здоровье человека», — сказал Дерек Эбботт, доктор медицинских наук, директор программы, Программа обучения ученых-медиков. , Арлин Х.и Кертис Ф. Гарвин, профессор медицины Медицинской школы Кейс Вестерн Резерв.

Заинтересованных кандидатов из программы MSTP Университета Кейс Вестерн Резерв просят отправить письмо о намерениях по номеру до 3 декабря 2021 года . Весной 2022 года будут выбраны и объявлены до двух лауреатов премии. Чтобы получить дополнительную информацию и подать заявку, посетите: HarringtonDiscovery. org/MSTP.

###

Гоголь-центр в Берлине. Интервью с Одином Лундом Бироном ► Берлин 2022

Гоголь-центр в Берлине.Интервью с Одином Лундом Бироном ► Берлин, 2022 г.

Мы используем файлы cookie на нашем веб-сайте. Некоторые из них необходимы, в то время как другие помогают нам улучшить этот веб-сайт и ваш опыт. Если вам еще не исполнилось 16 лет, и вы хотите дать согласие на дополнительные услуги, вы должны спросить разрешения у своих законных опекунов. Мы используем файлы cookie и другие технологии на нашем веб-сайте. Некоторые из них необходимы, в то время как другие помогают нам улучшить этот веб-сайт и ваш опыт.Персональные данные (например, IP-адреса) могут обрабатываться, например, для персонализированной рекламы и контента или измерения рекламы и контента. Более подробную информацию об использовании ваших данных вы можете найти в нашей политике конфиденциальности. Вы можете отменить или изменить свой выбор в любое время в настройках.

Настройки конфиденциальности

Настройки конфиденциальности

Если вам еще не исполнилось 16 лет, и вы хотите дать согласие на дополнительные услуги, вы должны спросить разрешения у своих законных опекунов.Мы используем файлы cookie и другие технологии на нашем веб-сайте. Некоторые из них необходимы, в то время как другие помогают нам улучшить этот веб-сайт и ваш опыт. Персональные данные (например, IP-адреса) могут обрабатываться, например, для персонализированной рекламы и контента или измерения рекламы и контента. Более подробную информацию об использовании ваших данных вы можете найти в нашей политике конфиденциальности. Вы можете отменить или изменить свой выбор в любое время в настройках. Здесь вы найдете обзор всех используемых файлов cookie. Вы можете дать свое согласие на целые категории или отобразить дополнительную информацию и выбрать определенные файлы cookie.

Настройки конфиденциальности
Имя Печенье Борлабс
Провайдер Владелец этого сайта, Выходные данные
Назначение Сохраняет настройки посетителей, выбранные в окне файлов cookie Borlabs Cookie.
Имя файла cookie borlabs-cookie
Срок действия файла cookie 1 год

врачей


Дороти Гоголь-Мах DDS

Др. Гоголь-Мах занимается стоматологией последние 25 лет. Выпускница Школы стоматологии UOP, она получила степень доктора стоматологической хирургии в 1984 году. Она всегда практиковала в Сан-Франциско, а с 1986 года — в центре Embarcadero.

Стремление доктора Гоголь-Маха обеспечить пациентам высочайшее качество обслуживания привело к строительству нового учреждения Embarcadero Four Dental. Этот ультрасовременный кабинет, построенный в 1997 году, оснащен последними технологическими достижениями, необходимыми для обеспечения превосходства в стоматологии и, конечно же, комфорта пациентов.

Многие пациенты спрашивают ее, как она выбрала специальность стоматологии. Она имеет опыт изготовления ювелирных изделий, где ей нравилась точная работа. Она также получила степень бакалавра наук в области сестринского дела и в течение года работала дипломированной медсестрой в отделении травм спинного мозга в больнице «Добрый самаритянин» в Фениксе, штат Аризона. С даром тонкой ловкости и заботливым фоном стоматология пришла естественно, как и «Стоматология с женским прикосновением».

Д-р Гоголь-Мах успешно прошла курсы повышения квалификации в области косметологии PAC Live и регулярно посещает семинары и занятия, посвященные новейшим стоматологическим технологиям и процедурам, в том числе в Сиэтлском институте повышения квалификации стоматологов и в Центре углубленного изучения стоматологии Доусона.

В 2009 году закончила курсы в Лас-Вегасском институте передовых стоматологических исследований (LVI).
Счастлива в браке, живет в округе Марин.


Джоан С. Джонсон DDS

Доктор Джонсон окончил стоматологическую школу UOP в 1982 году. После обучения в Сан-Франциско она переехала в Санта-Крус, штат Калифорния, где ей нравилось заниматься профилактической семейной практикой. Ее нежная легкость в обращении с пациентами и акцент на качественном уходе за пациентами принесли ей награду «Лучший стоматолог в округе Санта-Крус» в 1995 и 1997 годах.

Доктор Джонсон всегда оставался активным членом Калифорнийской и Американской стоматологической ассоциации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.