Гоголь центр серебренников фото: Журнал Театр. • Хроника карантина: «Гоголь-центр» перенёс показы «Декамерона»

Сможет ли существовать «Гоголь-центр» без Серебренникова?

Московский депкульт, по данным ТАСС, не намерен продлевать с ним контракт. Что будет с одним из самых модных театров столицы, если информация подтвердится?

Кирилл Серебренников. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Департамент культуры Москвы не будет продлевать контракт с художественным руководителем «Гоголь-центра» Кириллом Серебренниковым, сообщил осведомленный источник ТАСС. Сам режиссер в беседе с агентством подтвердил только, что его контракт «заканчивается в двадцатых числах февраля». От дальнейших комментариев он отказался. В депкульте, в свою очередь, заявили, что не будут комментировать анонимные источники.

Раньше в здании на улице Казакова был неприметный Московский драматический театр имени Гоголя, до этого — Центральный театр транспорта. В 2012-м депкульт объявил, что контракт с художественным руководителем Сергеем Яшиным расторгается, на смену приходит Кирилл Серебренников — модный театральный режиссер. В 2008-м Серебренников набрал экспериментальный актерско-режиссерский курс в школе-студии МХАТ. Из этого курса была сформирована «Седьмая студия». Позже она стала одним из резидентов «Гоголь-центра». В основу репертуара легли спектакли, созданные в рамках проекта «Платформа», в том числе «Сон в летнюю ночь» — та самая постановка, которую через пять лет назовут никогда не существовавшей.

После масштабной реконструкции за рекордные полгода двери открыл уже не просто театр, а культурный центр, вспоминает экс-глава столичного депкульта Сергей Капков, который назначил Серебренникова на этот пост:

— Я считаю, что все держится на той философии, которую Кирилл Семенович задал в «Гоголь-центре». Даже в те три года, когда шло разбирательство, «Гоголь-центр» продолжал держаться. Сейчас он является одним из самых востребованных театров России и уж точно одним из самых известных драматических театров за рубежом.

— Как вы считаете, не распадется ли после ухода Серебренникова (если он все-таки состоится) труппа и останется ли эта атмосфера?

— Думаю, что атмосфера, конечно, будет другая, и, конечно, это будет другой театр. Я не готов обсуждать потенциальный уход Кирилла Серебренникова, потому что у него, как я понимаю, контракт. И это не уход. Не с его стороны, как я понимаю, расторгается контракт, не он является инициатором.

И хотя с творческой точки зрения труппа «Гоголь-центра» очень сильная, все-таки это театр, сплоченный вокруг одной фигуры, считает театральный критик, эксперт «Золотой маски» Антон Хитров:

Антон Хитров театральный критик, эксперт «Золотой маски»

В планах «Гоголь-центра» на ближайший год — несколько проектов с участием Серебренникова. Возможно, он продолжит ставить просто как режиссер. Плюс есть тот же Театр наций, с которым Серебренников в хороших отношениях.

Публично делать ставки, кого гипотетически могут назначить на пост, никто не решается. В телеграм-каналах обсуждаются кандидатуры Никиты Кукушкина, Александра Молочникова, Филиппа Григорьяна и Алексея Аграновича. Комментирует театральный критик, обозреватель издательского дома «Коммерсантъ» Ольга Федянина:

— Я не думаю, что кто-нибудь из учеников-соавторов Кирилла согласится занять его место, если он будет понимать, что это место было освобождено, что называется, не по доброй воле.

— Вы представляете Серебренникова в каком-то другом московском, российском театре или это, скорее всего, будет зарубежная площадка?

— Мы его и до этого видели в других российских театрах, где он работал очень успешно и постоянно. Например, Московский художественный театр имени Чехова. Кирилла можно себе представить не только в театре, но и в кино. Он разнообразно одаренный, очень успешный человек, для которого, безусловно, есть место в самых разных местах. Это он сейчас будет выбирать.

Получить комментарии от актеров театра в среду днем не удалось. Вечером во вторник, когда «Гоголь-центр» праздновал восьмой день рождения, какой-то грусти среди гостей и сотрудников не ощущалось. Разве что финальная речь Серебренникова заставляла задуматься:

«Оказалось, что за восемь с половиной лет можно создать то, что можешь называть потом смыслом жизни и чем будешь всегда гордиться. Да, за восемь с половиной лет можно попасть в историю, историю своей страны и в историю театра. Это были восемь с половиной трудных лет. Не было ни одного спокойного дня. Но я не жалею ни об одном дне или часе, проведенном в «Гоголь-центре».

Труппа и гости встретили эту речь овациями.

В мае 2017-го Серебренникова посадили под домашний арест. Его и еще пятерых фигурантов дела обвиняли в хищении средств, выделенных Минкультом на театральный проект «Платформа». Все фигуранты, за исключением бывшего главного бухгалтера «Седьмой студии», отказались признать вину.

Несмотря на домашний арест худрука, «Гоголь-центр» продолжил выпускать премьеры. Режиссер изобрел новую систему постановки — через адвоката по так называемым малявам. Актеры ходили на суды, подписывали петиции. В июне 2020-го по делу вынесли приговор, режиссер получил условный срок.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Ходит Гоголем: почему Агранович сохранит спектакли Серебренникова | Статьи

В «Гоголь-центре» при новом художественном руководителе Алексее Аграновиче сохранится состав труппы и планы на сезон не изменятся — в частности, запланирована постановка спектакля Кирилла Серебренникова, сообщил «Известиям» источник в театре. Сам новый худрук, игравший в постановках этого театра, отказался комментировать свое назначение до того, как войдет в курс дела. Мнения театральных деятелей по поводу назначения нового худрука разделились.

Алексей Агранович назначен худруком «Гоголь-центра» приказом депкультуры Москвы от 9 февраля. Его контракт начинается с 26 февраля (тогда же он официально вступит в должность) и оканчивается 4 июля 2022 года.

Новый сезон по старым планам

Уже 27 февраля новому худруку предстоит представить первую премьеру нового сезона «Гоголь-центра» (сезон в театре исчисляется со 2 февраля). Это спектакль «Человек без имени», посвященный «русскому Фаусту», князю Владимиру Одоевскому. Появится в театре в качестве режиссера и Кирилл Серебренников. В планах театра на этот сезон значится его постановка «История одного города» — по текстам Салтыкова-Щедрина.

Справка «Известий»

Алексей Агранович — актер, режиссер и продюсер. Руководитель двух фестивалей под названием «Край света» в Южно-Сахалинске и Калининграде.

Начинал вольнослушателем на актерско-режиссерском курсе Сергея Соловьёва и Валерия Рубинчика во ВГИКе, учился там же на актерском курсе Альберта Филозова и Армена Джигарханяна. С 1995 года продюсирует и режиссирует фестивали и специальные мероприятия, в том числе церемонии «Кинотавра», «Золотого орла» и ТЭФИ. Известен по ролям в фильмах «Юморист», «Частица вселенной», «Верность», «Кислота» и др.

На запрос «Известий» о том, какую программу изберет худрук, театр предложил дождаться официального пресс-релиза, который обещают выпустить 10 февраля. Однако источник в театре сообщил, что вряд ли Агранович будет сегодня менять состав труппы и планы этого сезона, поскольку они уже сверстаны и утверждены. Это пять премьер, в том числе и спектакль бывшего руководителя. Труппа не спешит с комментариями. Так, один из ведущих актеров «Гоголь-центра» — Евгений Сангаджиев — отказался прогнозировать дальнейшую жизнь коллектива.

Пресс-служба депкультуры на запрос «Известий» к моменту публикации не ответила, однако источник, близкий к ведомству, рассказал, что особых творческих претензий у департамента к Серебренникову не было, поэтому курс театра не будет меняться радикально и в нем останутся популярные спектакли серебренниковского «Гоголь-центра».

Телефон Кирилла Серебренникова к моменту публикации оставался недоступен, а в своем Instagram он написал: «Всё в этом мире, начавшись, заканчивается. Но начинается что-то новое. Я благодарю друзей, учеников и врагов за уникальный опыт, который помог мне разобраться во многих важных вещах. «Гоголь-центр» как театр и как идея продолжит жить…»

Не чужой

Генеральный директор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок оценил решение учредителя скорее со знаком плюс.

— Алексей Агранович — артист этого театра, член творческой команды «Гоголь-центра», он не чужой человек, знает труппу, знает людей, — отметил гендиректор вахтанговского театра.

Крок затруднился сказать, будет ли театр и далее придерживаться линии, провозглашенной Кириллом Серебренниковым, но заметил, что всем надо понимать: художественный руководитель, приходящий на должность, всегда будет развивать эстетику, которая ему близка. И не факт, что она совпадет с той, которую проповедовал Серебренников.

Руководитель Театра имени Пушкина Евгений Писарев отказался комментировать назначение, заметив, что ничего не имеет против.

По мнению народного артиста России депутата Мосгордумы Евгения Герасимова, Алексей Агранович — очень талантливый человек, блестящий организатор.

— На площадке «Гоголь-центра» он проводил фестиваль «Белый квадрат», премию операторов, кинокритиков. Ему теперь карты в руки, — заметил собеседник «Известий».

Будущее с прошлым

Что касается будущего «Гоголь-центра», то, по словам Герасимова, надо смотреть, насколько популярен и удачлив окажется театр.

— Я в Алексее Аграновиче не сомневаюсь, — заявил он. — Дело художественного руководителя — как развивать театр. Думаю, Кирилл Серебренников наверняка будет его поддерживать. Это дело творцов, как они построят свое будущее.

У нового худрука есть четкие принципы, которыми он поделился с «Известиями» в августе во время кинофестиваля на Сахалине. Так, Агранович уверен, что ни один серьезный процесс нельзя вывести на должную высоту без культурной составляющей. Он считает, что современная Россия дала миру не так много открытий, чтобы мир заговорил на нашем языке. Еще новый худрук «Гоголь-центра» прогнозирует, что настанут времена, когда репродуктивная функция человека станет неважна.

Серебренников всё же покинет Гоголь-центр

Режиссер Кирилл Серебренников всё же покинет Гоголь-центр. Об этом он сам сообщил, разместив информацию в Instagram. Стюардесса в Telegram-канале «Одинокая Коко» заметила, что режиссёр «занимался порнографией».

Режиссёр Кирилл Серебренников объявил о своём уходе из театра. Худрук театра опубликовал в Instagram извещение от департамента культуры Москвы об окончании срока трудового договора 25 февраля.

Серебренников написал пафосное обращение к труппе театра, заявив, что всё когда-нибудь заканчивается. Он заявил, что театр должен быть шире обстоятельств и даже шире «его создателя».

«Читаю новость, что Кирилл Серебренников покидает Гоголь-центр и вздыхаю с облегчением, — прокомментировала стюардесса в Telegram-канале «Одинокая Коко». — Превратил Московский драмтеатр имени Гоголя в типа культурно-развлекательный центр и занимался там порнографией. И вообще, не клеится как-то имя великого русского писателя, классика русской литературы с  персонажами типа Серебренникова».

Фото: Telegram

Напомним, что ранее члены АТК направили главе департамента культуры Москвы Александру Кибовскому открытое письмо, в котором попросили продлить контракт Кирилла Серебренникова и оставить его художественным руководителем Гоголь-центра. О документе стало известно из анонимных источников.

Критики назвали театр «выдающимся». Они отметили «исключительный коллектив артистов и художников», но при этом засомневались, что этот авторский театр сохранит своё лицо, сменив худрука.

В департаменте культуры Москвы ответили резко: там отказались комментировать информацию, полученную от неких «осведомлённых источников».

«Мы уже много раз в подобных ситуациях объясняли, что официальная информация о решениях департамента размещается на сайте.

Она является предметом комментариев в необходимых случаях», — сообщили в ведомстве. 

Кирилл Серебренников выпустил «Барокко» — Ведомости

Представим человека, запертого в квартире. Он выходит на прогулку раз в день на два часа, в строго отведенное время. Но у него есть книги, музыка, фильмы. Они помогают проникнуть в зазор между реальностью и фантазией – в буклете спектакля Кирилл Серебренников называет его «третьим местом». Там много красивых и страшных знакомых картин. На площади в Праге поджигает себя 20-летний чешский студент Ян Палах, протестуя против советской оккупации. На парижских баррикадах 1968 г. молодежь выкрикивает лозунги «Будьте реалистами, требуйте невозможного!», «Искусство сдохло, не жрите его труп!». Радикальная феминистка Валери Соланас стреляет в Энди Уорхола. Над пыльным тротуаром танцует целлофановый пакет из фильма «Красота по-американски». Тарковский снимает «Ностальгию» и «Жертвоприношение», Антониони – «Забриски пойнт», Дэвид Линч – «Шоссе в никуда». Все происходит здесь и сейчас.

Спектакль длится два часа, как прогулка домашнего арестанта. Он должен помочь зрителю хоть ненадолго освободиться, выскользнуть из западни обыденности, плена новостей, ловушек социальных сетей. И вслед за режиссером попасть в «третье место» – но уже не абстрактное, а вполне конкретное. В концепции американского социолога Рэя Ольденбурга первым местом считается дом, вторым – работа, а третьим – общественное пространство, выполняющее важные социальные, экономические, политические функции. Таков, очевидно, театр, каким его видит и делает Серебренников. И куда ему сейчас путь закрыт. Поэтому он следует совету, который получал герой фильма Джима Джармуша «Пределы контроля». «Используй воображение».

Неправильная жемчужина

Спектакль снабжен подробнейшим буклетом, который со всех сторон объясняет контекст символически изображаемых на сцене событий. Здесь есть статьи о связи барокко с современным искусством (Сергей Хачатуров), о барочной музыке (Даниил Орлов), о революциях 1968 г. (Александр Рубцов), о людях, сжигавших себя в знак протеста в оккупированной Чехословакии (Петр Вайль).

В этих текстах постоянно упоминается этимология слова, происходящего от португальского perola barocca – «жемчужина неправильной формы». Неправильность, вывих – первая отправная точка Серебренникова. Вторая – болезненная страстность, аффект, без которых невозможно представить музыку барокко. Аффект и вывих логично соединятся в жесте протеста, в фигуре человека-факела, выходящего на площадь и поджигающего себя. Подзаголовок-хэштег спектакля «Барокко» – #играсогнем.

Структурно «Барокко» – 10 эпизодов-этюдов, озвученных самыми популярными барочными ариями, дуэтами, трио, хорами и мадригалами в исполнении живого ансамбля, артистов «Гоголь-центра» и приглашенных певцов (например, Фурию, она же Валери Соланас, изображает солистка Пермской оперы Надежда Павлова). Акустика «Гоголь-центра» вынуждает петь в микрофоны, но театральную публику качество звука вряд ли серьезно смутит. Важнее азарт и аффект, переходы от патетики к иронии – больше всего аплодисментов срывает комический выход Никиты Кукушкина с «Пассакалией о жизни» Стефано Ланди («а может, и не Ланди», – комментирует не вполне доказанное авторство артист). Бодрая песня о том, что мы все умрем, исполняется на нескольких языках, от итальянского до украинского, а Кукушкин вдохновенно куролесит по всему залу, показывая площадные фокусы и приставая к зрителям.

Действующие лица «Барокко» – скорее аллегории, чем персонажи (Художник, Старухи, Певичка, Фурия и т. д.). Но аллегории-матрешки, в которые вставлены реальные исторические лица и сюжеты, успевшие стать знаковыми за последние полвека. «Барокко» предъявляет их как знаки (революции, жертвенности, власти и подчинения), но возвращает этим знакам аффект, страсть, актуальность. Такова, по крайней мере, задача, так можно ее прочитать.

И снова вообразим человека, запертого в квартире. У него есть музыка, книги, фильмы. Он переслушивает, перечитывает, пересматривает давно знакомые вещи, арестованные вместе с ним. Привычные образы обступают его, говорят наперебой, становятся наваждением. Убегает во тьму разделительная полоса страшного линчевского шоссе, в рапиде повторяется финальный взрыв из «Забриски пойнт», студент и студентка стоят на парижских баррикадах, Энди Уорхол ест банан с обложки The Velvet Underground, Валери Соланас пишет, что мужчина всего лишь ходячее дилдо, а Жиль Делез – что не галлюцинация симулирует реальность, а сама реальность галлюцинаторна (эта фраза, описывающая мироощущение героев барокко, кажется запертому человеку ключом). Но зрители, пришедшие в театр снаружи, с холодной зимней улицы, оказываются застигнуты врасплох не столько музыкой и образами (конечно, давно знакомыми), сколько ощущением, что тоже прошли сквозь запертую дверь. На ней написано: «Огонь, иди со мной». Или номер квартиры, но это уже не важно.

16 фраз Кирилла Серебренникова. Герои мира театра и искусств на сайте «Сила Культуры»

24.03.2017

Маргарита Шило

13 мин.

Об иллюзиях, разрушениях и революциях


Кирилл Серебренников. Фото: Ира Полярная, Гоголь-центр

«Сила Культуры» продолжает собирать высказывания известных режиссеров о театре. Сегодня — подборка фраз художественного руководителя «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова, которая поможет лучше понять природу современного театра. 


О смысле: Я обожаю лозунг Жириновского, с которым он шел на парламентские выборы: «Не врать и не бояться». Вот это лозунг, с которым искусство должно жить. Понимаете? Не врать и не бояться. 


О трендах: Главный вопрос 2000-х — как сделать так, чтобы новые зрители стали ходить в театр. Тут появились условные «мы». И наши спектакли действительно повлияли на то, что появилась публика помоложе. И тогда впервые, применительно к театру, стали произносить слово «модный». 


О классике: Мы все время талдычим про «традиции» и «классику» в театре, но для меня совершенно очевидно, что, например, не бывает классического театра. Или — живой, современный механизм, или — театр-музей. Что тоже возможно. Малый театр, допустим, это русский «Кабуки». 


О правде: Радикальное искусство — не значит маргинальное. Маргиналы — это те, кто за гранью восприятия и желания воспринимать. Но я думаю, что надо говорить не о радикальном — что такое сегодня радикальное? — а о честном искусстве. Это то искусство, которое ищет язык, форму, пытается выразить смысл современной жизни. Имеет ярко выраженную гражданскую позицию. <…> Задача искусства — производить новые смыслы. 


О жизни: Театр не может дистанцироваться от того, что происходит в обществе. Театр — это то, что происходит здесь и сейчас. Не могут все строить башню из слоновой кости. Или работать только на потребу, для развлечения. Более того, мне кажется, театр, который существует на деньги налогоплательщика, должен говорить с ним о его проблемах, о его жизни и нуждах. 


Об иллюзиях: Все эти светы в конце тоннеля, которые показывают в развлекательном и ободряющем театре, — это же обман, фейк. Такого не бывает. И мне лично кажется, что так обманывать зрителя, так ему врать, — еще хуже и еще больнее. В нашем случае театр порывает с лицемерием. И ставит перед зрителем достаточно ясное, чистое и совершенно не кривое зеркало. В нем зритель видит себя. И если он и ужасается, то ужасается не тому, что на сцене происходит. Он ужасается себе любимому. 

             

 


Фото: Ира Полярная, Гоголь-центр

О разрушении: Разрушение тюрьмы, разрушение стены, которая тебя отделяет от здравого смысла, разрушение каких-то болячек внутри, опухолей, которые внутри накапливаются, уничтожение — это тоже разрушение, это уничтожение. Но театр никогда не призывает к уничтожению хорошего, театр призывает к уничтожению отвратительного, поэтому в этом смысле он всегда априори революционен. Самый классический театр, пьесы Островского про это — про то, что нельзя быть жуликами, нельзя быть какими-то хитрованами; это ни к чему хорошему никогда не приведет, это приведет к гибели чистой души.  


О стабильности: Нас все время колбасит, шатает, и это, может быть, прекрасно для искусства. Потому что искусство, в общем-то, плесень: где мокро, там и возникает. Наверное, художники в отличие от нормальных людей никогда не хотят стабильности. Если где-то заварушка, то это только поможет вырастить те самые смыслы, которыми они беременны.

 
О страхе: Не надо ничего бояться, надо изжить из себя страх. Страх съедает душу. Бояться можно, что кирпич на голову упадет, будет обидно. Хотя, как мы знаем, и кирпич на голову ни с того, ни с сего не падает. 


О революции: Чем больше появится безумцев, которые делают радикальные вещи, тем лучше. В искусстве поколения должны сменяться в том числе и через «кровавые революции», через взрывы. Не плавно. Не мирно. На территории искусства могут быть, даже должны быть, бунты. Ученики Люпы — знаменитого польского режиссера — вынесли при нем на сцену гроб, на котором было написано «Люпа».

Носили по сцене гроб с учителем. Он сидел и смотрел на это, посмеиваясь, потому что помнил, что сам свергал своих учителей. Чтобы радикальной конфликтности не было на улице, она должна быть в искусстве.

 
О жестокости: Концентрация зла — это не только черта современного искусства. Если вы возьмете трагедии Шекспира — там зла немало. Эта технология работает очень просто. Если на сцене льется много крови и сильна концентрация зла, есть вариант, что зритель, каким-то образом ассоциируя себя с тем, что происходит на сцене, отталкиваясь от этого, уменьшает количество зла в собственной душе.<…> Мне нравится история, когда в Риме горожане поили рабов до свинского, скотского состояния, они валялись в грязи пьяные, а богатые люди приводили своих детей и говорили: смотри, видишь, до какого низа может дойти человек. Это и были первые артисты — те, кто показывал человеческий низ, край. 


О свободе: Правда бывает разная. Истина где-то посередине. И наша задача заставить человека думать. Потому что, вы знаете, антитеза порабощенности религиозной секты и фанатичности, это вовсе не атеизм, а свобода сознания. Вот заставить человека быть свободным в сознании, это в том числе и задача театра. Заставить изменить эту точку сборки. Задуматься о вещах, которые ему казались устоявшимися и привычными. А вдруг это не так? А вдруг это не совсем? А вдруг это можно по-другому? 


О публике: Среди зрителей могут быть святой и коррупционер, мать Тереза и проститутка, хипстер и лютый гомофоб. И вот когда они покупают билеты и садятся в зал, то становятся самым лучшим народом в мире — публикой театральной. Наша задача — вести диалог со всеми, чем бы кто ни занимался: Украиной, Америкой, Луной, хорошими делами, плохими делами… Мы не спрашиваем на входе: «Вы хороший человек или плохой? Левый или правый?». Театр — для всех. В этом и есть смысл этого чудесного искусства, что оно тотально, абсолютно демократично. 


О высоком: Театр давно уже 5D. Театр оперирует теми измерениями, которых нет даже в реальной жизни, потому что он апеллирует к воображению, он работает с сознанием и подсознанием — это высшие уровни и высшие измерения. Это надо уметь чувствовать, это надо уметь распознавать. 


О счастье: Даже в концлагерях выживали те, кто умел радоваться, кто был настроен на жизнь, кто из ошметков газет вырезал салфетки, чтобы ими украсить нары, те, кто театром там занимался. Казалось бы, какой театр, все умирают, а нет — давайте сыграем по памяти Мольера! Нам нужны знания, которые делают нас счастливыми. Счастье — не только радость, не только улыбка беззаботности, счастье — это мышление, это жажда знаний, это творческий процесс, это путешествия по миру или по собственной фантазии, где нет никаких границ. Быть счастливым без «возвышающего обмана». 


О надежде: «Гоголь-центр» — школа­ реального театра. Мы в команду взяли очень молодых людей самых разных профессий. Я понимал, что за те деньги, которые нам платит государство, мы не сможем нанять супердорог­их специалистов (которые, кстати, нужны современному театру). Но воспитать таких людей мы можем. К нам приходят молодые ребята, учатся, становятся прекрасными профессионалами: продюсерами, администраторами, помрежами. Это значит, что мы не просто учреждение, а школа, место взросления, воспитания, развития. И это дает надежду.

                            


Фото: Ира Полярная, Гоголь-центр

Сланцы Сербского театрального фестиваля Задержание Серебренникова

Фото: Facebook/Кирилл Серебренников

Самый престижный театральный фестиваль Сербии БИТЕФ отверг заявленные причины задержания Кирилла Серебренникова в России как неприемлемые и выразил надежду, что за обвинениями не скрываются другие, политические причины.

В нем отмечалось, что спектакли Серебренникова входили в программу БИТЭФ, а художественный руководитель фестиваля Иван Меденица входил в состав жюри престижной премии «Premio Europa: Театральная реальность», которую Серебренников получил в этом году.

В заявлении напомнили, что директор Русского Гоголь-центра был известен тем, что указывал на цензуру в России, выступал против аннексии Крыма и отстаивал права ЛГБТ-населения.

БИТЭФ в своем пресс-релизе, опубликованном на сайте SEEcult, сообщил, что хотел бы видеть российского артиста гостем Фестиваля и «прежде всего свободным человеком – если не в сентябре в Белграде, то хотя бы в Декабрь в Риме, на церемонии вручения премии Premio Europa».

В этом месяце

российских следователей задержали Серебренникова и обвинили его в мошенничестве. За пределами России это дело широко рассматривается как попытка заставить замолчать неприятный голос оппозиции.

Серебренников уже получил поддержку многочисленных коллег по всему миру. Как сообщает лондонская Guardian, петиция, написанная Томасом Остермайером, директором театра Шаубюне в Берлине, и драматургом Мариусом фон Майенбургом, призывает московскую прокуратуру снять «надуманные» и «политически мотивированные» обвинения.

«Арест Серебренникова создает на Западе впечатление, что правительство боится критики», — сказал Остермайер. «И если вы не переносите критику, это обычно признак слабости».

Петицию подписала в том числе Кейт Бланшетт, сообщает британская газета.

Кремль стоит за арестом ведущего российского режиссера?

Сотни самых известных российских актеров театра и кино, композиторов и художников собрались у Басманного двора в Москве во вторник днем, чтобы выразить протест против ареста их друга Кирилла Серебренникова, одного из ведущих современных театральных и кинорежиссеров России.

Люди в толпе не поверили, что основатель театра «Гоголь-центр» 47-летний Серебренников виновен в инкриминируемом ему преступлении — хищении 68 миллионов рублей (1,1 миллиона долларов) из государственных средств. «Гоголь-центр» был основан Серебренниковым четыре года назад.

Его арест был политической атакой на всю художественную элиту России, «поскольку он является гордостью России», — заявили несколько протестующих. «Никто из нас здесь не верит, что Кирилл виновен», — сказала The Daily Beast молодая знаменитая актриса Паулина Андреева во время митинга.«Мы здесь, чтобы убедиться, что к нашему другу Серебренникову относятся с честью, он не заслужил того, чтобы его схватили посреди ночи в его гостиничном номере».

Независимое информационное издание «Медиазона» сообщило, что среди задержанных у Басманного суда были лидер оппозиции Алексей Навальный и помощница Серебренникова Анна Шалашова.

Скандал вокруг Гоголь-центра развивался несколько месяцев. В мае у Серебренникова отобрали заграничный паспорт, поэтому режиссер не мог свободно путешествовать.

В понедельник широкоплечие мужчины схватили Серебренникова в его гостиничном номере в Санкт-Петербурге, где он снимал фильм о революционной рок-группе «Кино», чья музыка вдохновила движение «Перестройка» более 25 лет назад.

У здания суда во вторник около двух десятков протестующих пели «Хочу перемен!» символическая перестроечная песня Кино. «В нашем смехе, и в наших слезах, и в пульсации наших вен: Перемены! Ждем перемен!» протестующие пели, когда полиция начала задерживать людей.

Гоголь-центр Серебренникова уже четыре года играет важную роль в культурной жизни Москвы. Он финансировался государством, но Серебренников, художественный руководитель театра, руководил этой уникальной площадкой, площадкой для политической мысли, которую многие болельщики называли «новым местом силы».

В Центре проводились мастер-классы, открывались дискуссии о новых мировых тенденциях в кинематографии и театре, ставились спектакли, часто подвергавшие критике и высмеиванию репрессивные методы прошлого и нынешнюю государственную машину.Критикам «Гоголь-центра» не нравилось, что театр часто выражал точку зрения оппозиции, при этом функционируя на государственные средства.

Во вторник в новостях сообщили, что известному режиссеру грозит до 10 лет лишения свободы. Суд постановил оставить Серебренникова под домашним арестом.

Несколько сторонников Серебренникова в толпе у здания суда подписали письмо, адресованное президенту Владимиру Путину, после рейда милиции в московском Гоголь-центре в мае. Известный российский актер Евгений Миронов передал письмо президенту Путину во время официального мероприятия в Кремле.

Как сообщает газета Коммерсантъ , Миронов спросил Путина о полицейском рейде в Гоголь-центре: «Вы знали? Вы знали об этом?!» Путин сказал: «Да. Я узнал вчера». Миронов продолжал давить на президента: «Зачем? Но зачем это делать?! Вы летите во Францию ​​в понедельник, зачем вам это?» На вопрос о следователях по мошенничеству Путин сказал одно слово: «Дураки».

Правозащитник Ольга Романова была убеждена, что арест Серебренникова неизбежен.«Публичное обращение к президенту и его публично объявленным «дуракам» никогда не могло оставаться безнаказанным», — написала Романова в своем посте в Facebook. «Путин — личность собирательная, поэтому Следственный комитет [главное следственное управление России] сделал все, чтобы доказать, что они не дураки».

Через несколько недель после разговора Миронова с Путиным Следственный комитет опубликовал заявление о задержании Алексея Малобродского, бывшего руководителя театра «Гоголь-центр».

Полиция также задержала бывшего директора театра Юрия Итина и главного бухгалтера Нину Масляеву.

По данным местных СМИ, задержанные рассказали полиции, что Серебренников был частью схемы его некоммерческой организации «Седьмая студия», которую Следственный комитет обвинил в хищении 3,4 млн долларов.

В июле многие в России были потрясены отменой мировой премьеры биографического балета Серебренникова о Рудольфе Нуриеве в московском Большом театре.Над балетом месяцами работали сотни людей, на проект были потрачены миллионы российских рублей.

Никто не объяснил зрителям, купившим билеты на премьеру, причину отмены. Но многие сторонники Серебренникова предположили, что кто-то из влиятельных людей был возмущен планом Серебренникова использовать обнаженное изображение Нуриева Ричарда Аведона в качестве фона для балета.

Критики Серебренникова также утверждали, что режиссер планировал использовать на сцене танцоров-трансвеститов, а некоторых мужчин-хористов переодеть в женщин.

Одна из ведущих российских театральных критиков Ксения Ларина возмущена отношением властей к ее хорошему другу Серебренникову.

«Художественный руководитель Гоголь-центра, режиссер с мировым именем, арестован в своем номере в гостинице в Санкт-Петербурге, доставлен в Москву в Следственный комитет, прекрасно зная, что его адвокат находится в другом городе и не может быть присутствовал на первом допросе», — написала Ларина в своем посте в Facebook.— Так что никто не знает, что происходило с момента задержания, это больше похоже на сцену из какого-то американского триллера».

Один из протестующих, московский композитор Игорь Вдовин, рассказал The Daily Beast, что поддержать Серебренникова во вторник собрались «самые красивые люди».

Вдовин не поверил, что известный режиссер совершил преступление. «Если наши власти решат начать войну с коррупцией, театр — это не то место, где это должно начинаться», — сказал Вдовин The Daily Beast.

Российский писатель Борис Акунин имел твердое мнение о том, кто хотел ареста Серебренникова: «Давайте называть вещи своими именами», — написал Акунин в Facebook. «Не НКВД арестовало директора Мейерхольда, а Сталин. Режиссера Серебренникова арестовывал не Следственный комитет. Путин арестовал его».

Известный режиссер исключен из топ-театра Москвы

Известный российский режиссер Кирилл Серебренников, ставший фигурантом прошлогоднего скандала с мошенничеством, во вторник подтвердил, что московские чиновники закончили его полномочия на посту руководителя топ-театра.

События происходят через несколько месяцев после того, как откровенный сценарист и режиссер были приговорены к трем годам лишения свободы условно после осуждения за растрату, которую его сторонники назвали политически мотивированными.

51-летний Серебренников опубликовал в своем аккаунте в Instagram копию письма, полученного им от управления культуры города Москвы, в котором сообщается, что его контракт с «Гоголь-центром», срок действия которого истекает 25 февраля, не будет продлен.

«Гоголь-центр как театр и как идея будет жить», — написал Серебренников в сопроводительной подписи.

Мужчина проходит мимо театра «Гоголь-центр» в Москве 22 августа 2017 года. Фото: Максим Змеев/AFP

«Не отчаивайтесь. В унынии нет ни жизни, ни свободы», — добавил он почти через неделю после того, как в российских информационных агентствах впервые появились сообщения о его отъезде.

Один из самых известных режиссеров России Серебренников в 2014 году провел ребрендинг Гоголь-центра, превратив его из увядающей площадки в ведущее место на культурной карте Москвы, вызвав гнев традиционалистов.

Он был арестован в 2017 году по обвинению в незаконном присвоении эквивалента двух миллионов долларов государственных средств, предназначенных для театрального проекта.

В июне прошлого года судья признал его виновным и постановил, что его «реабилитация» возможна в виде штрафа, трехлетнего условного срока и запрета курировать культурные организации.

Дело Серебренникова подверглось критике как в России, так и за рубежом как ущемляющее свободу творчества, а в его защиту выступили такие фигуры, как Кейт Бланшетт и Иэн Маккеллен.

Во вторник пресс-секретарь президента России Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что Кремль не имеет никакого отношения к уходу Серебренникова из Гоголь-центра.

Независимая журналистика стоит денег. Поддержите Times of Malta по цене кофе.

Поддержите нас

Новый Гоголь-центр поражает публику

Шаги были сравнительно небольшими — от МХАТа до Винзавода, потом до Платформы, а потом пару кварталов до того, что еще несколько месяцев назад Москва знала как Театр имени Гоголя. Но, как говорят о шагах, иногда они приводят к гигантским скачкам.

Вот что такое открытие Гоголь-центра для Кирилла Серебренникова — гигантский, чудовищный, стремительный скачок.Не хочу преувеличивать — не думаю, что в ближайшее время мы увидим, как он перепрыгивает здания одним прыжком, — но другого вывода сделать нельзя: открытие Гоголь-центра в субботу и воскресенье было гигантским скачком. не только для одного человека, но и для всей московской культуры.

Самый незаметный фрагмент фона. Не так давно казалось, что Серебренникова готовят возглавить Московский Художественный театр, где он преподает и поставил несколько известных постановок. Однако пару лет назад он стал руководить серией ультрасовременных постановок, которые он и его ученики смонтировали под названием «Седьмая студия» в галерейном комплексе Винзавод.В течение прошлого года он курировал театральные мероприятия — и поставил собственную впечатляющую версию «Сна в летнюю ночь» — в рамках проекта «Платформа», который находится на Винзаводе.

Затем в августе прошлого года пришла бомба. По решению московских органов культуры во главе с Сергеем Капковым, которое, по-видимому, было принято в последнюю минуту, многолетний художественный руководитель Театра имени Гоголя был уволен как раз в тот момент, когда он был готов начать свой новый сезон, и на его место был назначен Серебренников.Они сразу же объявили, что Театр имени Гоголя будет закрыт на перестройку и преобразован в современный многофункциональный культурный комплекс под названием «Гоголь-центр».

Со всех сторон и всех мастей поднялся шум и крик людей. Актеры устроили акции протеста и привлекли к своей защите политиков. Они утверждали, что это разрушение русской репертуарной системы. Это был враждебный захват, подхватили другие. Это было варварство, это был хаос, это был фашизм — да, я видел, как серьезные люди серьезно сравнивали перестройку театра Гоголя с фашизмом.

Новый управляющий директор Центра Алексей Малобродский подвергся физическому нападению однажды ночью, когда возвращался домой, и Серебренникову и Капкову якобы поступали многочисленные угрозы. Споры и обвинения в прессе за последние четыре месяца часто доходили до уровня истерии. Когда в середине января худрук Большого театра Сергей Филин был облит кислотой, видимо, в результате распрей на этой знаменитой площадке, ситуация вокруг Гоголь-центра, казалось, действительно ухудшилась.

А потом было открытие Гоголь-центра в минувшие выходные. Я присутствовал на премьере в субботу; второе открытие состоялось в воскресенье, чтобы вместить огромное количество людей, которые хотели быть частью возрождения театра.

Это была ночь красоты, юмора, света, искусства, театра, танцев и музыки. Это была ночь на размышления (в прямом и переносном смысле — поясню). Это был вечер творческих, талантливых, интересных людей, которые показали, на что они способны, а команда, которую собрал Серебренников, способна на многое.Это было ясно даже тогда, когда события первой ночи еще не закончились.

В Гоголь-центре теперь будут четыре труппы-резиденты – Седьмая студия Серебренникова, состоящая в основном из его бывших учеников; труппа «Диалог Данс», родом из Костромы; Ансамбль SounDrama Владимира Панкова; и так называемый Малый, или Малый, драматический театр имени Гоголя, в состав которого вошли актеры ныне несуществующего театра имени Гоголя. Каждая группа выступала в течение примерно 30 минут в программе открытия вечера, демонстрируя широкий спектр интересов и стилей.

Вечер начался с запоминающегося спектакля, который Серебренников поставил с десятком актеров из старого театра имени Гоголя. Используя чувствительный текст драматурга Любови Стрижак, он исследовал влияние времени на человеческую жизнь — потерянную любовь, испорченную карьеру, упущенные шансы, полученные и нанесенные обиды, совершенные ошибки. На протяжении всего этого мы наблюдали, как истории жизни людей объединялись в строительные блоки случайных и запланированных событий.

«Как вы можете ожидать, что я найду смысл в своей жизни в то же время, когда я пытаюсь ее прожить?» — спросил один человек.

Следующими были Dialogue Dance и Седьмая студия, обе из которых создавали визуально захватывающие и часто забавные сцены людей, с трудом пытающихся собраться вместе и обрести близость. Заключительную часть вечера вел ансамбль «SounDrama», который повесил весь свой скетч на тему, отсылающую к скандальной застройке к открытию «Гоголь-центра», и предложил на нее свой ответ.

Группа музыкантов лениво собралась на одном конце длинной железной дороги, протянувшейся от сцены до конца зала. Однако через несколько мгновений появилась еще одна фигура и осторожно вытащила молоток из футляра для гитары. Остальные в испуге вытащили молоточки из ящиков для инструментов, и казалось, что драка неминуема. Но вместо того, чтобы драться, артисты начали стучать по рельсам, поднимая шум ритма и музыки вместе, переходя туда и обратно в напряженных танцевальных ритмах.

Мы были свидетелями того, что происходит, когда образ действий заключается в сотрудничестве, а не в конфронтации.

 Верой Мартыновой, бывшей ученицей Дмитрия Крымова, который за последние пять лет стал одним из самых значительных московских дизайнеров, распотрошила, переосмыслила и перепроектировала старый каркас театра имени Гоголя.Ее использование оригинальных кирпичных стен, цементных контрфорсов и потолка с деревянной плиткой в ​​пространстве для выступлений просто захватывает дух. Пространство, открытое и урезанное, теперь восхитительно эклектично, очень театрально и чрезвычайно привлекательно.

Крымов, увидев зрительный зал в первый раз перед тем, как двери были открыты для публики, сказал: «Это похоже на то, что вы видели в Нью-Йорке, не так ли?»

Набор тематических зеркал с неоновой подсветкой, разбросанных по всему фойе, придает вещам ощущение модности и юмора, а также тянется назад, чтобы прикоснуться к глубинам театральных традиций. Зеркала вырезаны из образов великих режиссеров прошлого и настоящего и висят на стенах рядом с избранными цитатами, определяющими их место в истории. Среди награжденных Анатолий Васильев, Константин Станиславский, Ежи Гротовский, Всеволод Мейерхольд, Анатолий Эфрос, Юрий Любимов и Антонен Арто. На премьере можно было увидеть множество мужчин и женщин, использующих зеркала, чтобы поправить ей губную помаду или проверить, как свисают его фалды.

Помимо большого трансформируемого основного пространства в театре есть небольшие залы, небольшие эстрады и множество других пространств, которые будут использоваться.Будут музыкальные программы, концерты, сериалы, кафе и книжный магазин. В буклете, изданном к открытию, перечислены 15 спектаклей, уже вошедших в новый репертуар театра, некоторые из которых созданы Серебренниковым, большинство создано его коллегами по новой команде Гоголь-центра.

Честно говоря, у меня на губах было одно слово, когда я выходил из Гоголь-центра в субботу вечером: «Вау». Это по-прежнему выражает мою реакцию на это новое место на культурной карте Москвы лучше, чем любое другое слово, которое я могу придумать.Галерея фотографий выше иллюстрирует, почему это так.

Тактика запугивания — Столкновение московских театров и правительства

Кейтлин Коннелл и Патрик Коннелли провели лето в Москве, наблюдая за текущей театральной сценой. Они написали статью о тактике запугивания театров в Москве, чтобы объяснить, как московские театры и правительство сталкиваются с новой тенденцией к цензуре.

В подсобных помещениях некоторых из самых популярных московских театров начинается тихая политическая битва.Хотя сцены, на которых разыгрывается эта битва, различны, они задают один и тот же вопрос: как молодые театры будут жить в эпоху усиливающегося государственного вмешательства в искусство. Гоголь-центр и Театр.Док — два таких театра.

У «Гоголь-центра» и «Театр.Док» на первый взгляд мало общего, но в последнее время оба театра стали объектом пристального внимания московских властей. Гоголь-центр занимает большое пространство с кафе, книжным магазином и открытыми площадками для встреч и бесед.Театр.Док, с другой стороны, спрятался в подвале через почти неухоженный двор, почти незаметный среди квартир и парковок. Искусство, которое производят эти театры, так же разнообразно, как и их здания. В то время как «Гоголь-центр» преуспевает в сильно стилизованных произведениях, «Театр.Док» избегает любых элементов, которые отвлекают от слов, произносимых на сцене. Тем не менее, в обоих этих театральных стилях есть элементы, вызывающие озабоченность Комитета культуры Москвы.

Эта озабоченность проявилась в недавних действиях Комитета.«Театр.Док» недавно переехал в свое третье помещение после того, как власти очень внезапно придумали технические детали, лишившие их права занимать два последних места. В Гоголь-центре Кирилл Серебренников, художественный руководитель, вместе с несколькими другими режиссерами московских театров недавно получили письма от областного городского правительства с требованием явиться и ответить на вопросы, касающиеся нравственного содержания их произведений. Оба эти события связаны с серией недавних шагов, предпринятых Министерством культуры и Комитетом по культуре Москвы для запугивания театров, чтобы они не подчинялись установленным ими моральным нормам.На федеральном уровне действует Министерство культуры, возглавляемое министром культуры Владимиром Мединским. Тем временем Комитет по культуре Москвы курирует искусство на городском уровне. Комитет по культуре Москвы напрямую финансирует и курирует театры в Москве. Однако заявления и действия Министерства культуры могут повлиять на театры и городские организации по всей стране. Хотя сквернословие на сцене уже является незаконным, гражданские власти хотят гарантировать, что никакое выступление не будет способствовать тому, что они называют моральным разложением жителей Москвы.Для многих эта тенденция к цензуре отчетливо напоминает советский контроль над искусством и медийной

.

Борьба с правительством, впрочем, не новость для Театра.Док. Театр впервые открыл свои двери в 2002 году, заявив о своей миссии как «театр, где никто не играет». Документальный театр использует в качестве материала дословные тексты, взятые из интервью или социальных сетей. Это простые и личные произведения, часто посвященные конкретным вопросам. В феврале власти насильно вывезли этот крошечный московский театр из его первого дома в центре города.На волне международного возмущения и поддержки театр быстро вновь открылся в старом, но немного большем помещении в другой части города. Посадив цветы и даже дерево в обветшавшем дворе, Театр.Док запланировал на долгосрочную перспективу свое новое пространство. Тем не менее, в мае власти снова приехали, устроив демонстрацию силы милиции однажды вечером во время спектакля, поставленного главарем театра Еленой Греминой по сценарию Полины Бородиной, «Болотное дело».

В этом незамысловатом произведении с участием четырех актеров рассказывается о переживаниях и переживаниях членов семей арестованных во время протестов на Болотной площади.Эти протесты 6 мая 2012 года были вызваны убедительной победой партии Владимира Путина «Единая Россия» на выборах, которые многие считали инсценировкой. После конфликта с милиционерами было арестовано 27 человек, некоторые из них получили сроки до 13 лет. На показ «Дела на Болотной» в «Театр.Доке» прибыли сотрудники в форме и в штатском, прихватив с собой собак. Это был, несомненно, пугающий спектакль в театре, который едва мог вместить 100 человек.Конечно же, вскоре после этого Гремина получила уведомление о том, что в отношении ее аренды ведется расследование, и вскоре после этого договор аренды был расторгнут. «Гремина» и «Театр.Док» должны были освободить помещение до 23 июня 2015 года.

Стойкий как всегда, Театр.Док не позволил этим нападениям нарушить его работу. Изобретя свой девиз как «театр, который движется», Гремина быстро объявила в Facebook своим преданным поклонникам, что она нашла не одно, а десять потенциальных мест, куда она могла бы переместить театр, и она готова продолжать двигаться так часто, как это необходимо.Ее настойчивое присутствие в Facebook — это не просто болтовня, Театр.Док продолжил свое расписание в июне этого года без перерыва после повторного открытия в новом месте 23-го числа. Продолжая играть своим первоначальным девизом, Гремина окрестила Дока «театром, который не боится». В то время как пламенная настойчивость Гремины и вера в свой театр обеспечивают эту стойкость, это было бы невозможно без добровольной поддержки друзей и артистов театра. Режиссеры, актеры и болельщики неустанно трудились на новом месте, готовя пространство к открытию 23 июня на еще большей сцене, чем предыдущая.

На финальном показе «Болотного дела» во втором доме Дока фанаты заполнили крошечное здание. Люди сначала собирались во дворе, потому что там не было места для полноценного вестибюля. Гремина сидела в кресле в конце, принимая приветствия и объятия от своих многочисленных друзей, которые прошли через ворота. Не только места мало, но и людей в «Театр.Док» тоже. Покровители, актеры, режиссеры и друзья создают семейную атмосферу. Никто не был отстранен от шоу. Люди заняли все места, затем расселись на полу и вдоль стен.Некоторые сидели друг у друга на коленях. Но даже в этом штате на представление пришло всего около 100 человек.

Казалось бы, маловероятно, что с такой небольшой аудиторией этот театр сможет добиться такой всемирной известности. Нападение правительства на театр дает Гремине и средствам массовой информации повод для крика, что-то примечательное, что можно распространить в Интернете и за границей среди людей, которые даже никогда не посещали спектакль в Театре.Док. Гремина знает, как этим воспользоваться.Каждая атака на «Театр.Док» вызывает бурю негодования в Facebook и других социальных сетях. Статьи и интервью публикуются на русском и английском языках. Это привлекает к театру больше внимания, чем когда-либо прежде. Однако он также отправляет сообщение. Если театр противоречит моральным нормам, установленным правительством, правительство сделает все, что в его силах, чтобы его ликвидировать. Запугивание – это цель. Несмотря на размер «Театр.Док», Комитет по культуре может использовать его для того, чтобы сделать пример из дерзкого, экспериментального театра.

Другие, более мейнстримные, московские театры в последнее время также оказались под пристальным вниманием гражданских властей. Гоголь-центр и его художественный руководитель Кирилл Серебренников получили обвинения в нарушении законов о цензуре в некоторых поставленных ими пьесах. 16 июня 2015 года обвинения поступили в виде уведомления Серебренникову от областной городской управы с требованием явиться 17 числа для ответа на запрос о моральных характеристиках десяти его старых произведений, из которых лишь немногие до сих пор в репертуаре где угодно.Серебренников был не единственным, кто получил это уведомление. Несколько других режиссеров московских театров, в том числе Центра Мейерхольда и МХТ, также присоединились к Серебренникову в расследовании. Это произошло после заявления Министерства культуры, в котором говорится, что государство несет ответственность за нравственное благополучие граждан и что никакая театральная деятельность, тем более работающая на государственные средства, не должна развращать нравственность человека.

Эти угрозы несут в себе возможность окончательного закрытия Гоголь-центра. В отличие от Дока, Гоголь-центр использует большие декорации, свет и костюмы и не может просто переехать и продолжить работу в другом месте. Кроме того, что типично для структур финансирования искусства в России, здание, которое использует «Гоголь-центр», остается в собственности городского правительства. Большая часть денег, необходимых для содержания театра, также поступает из Комитета культуры Москвы. Несмотря на заявления, запрещающие цензуру в национальной конституции, контроль федерального правительства России над художественным выражением, похоже, неуклонно усиливается.Говоря о театрах в недавнем интервью, федеральный министр культуры Владимир Мединский заявил, что спектакли, «финансируемые государством, не должны создавать расколов в обществе, не должны быть причиной массовых волнений, выступлений, судебных процессов и демонстраций». Финансирование от Комитета по культуре Москвы устраняет некоторое давление, связанное с продажей билетов, давая театрам финансовую гибкость для экспериментов со своими спектаклями. Дело Серебренникова, ранее имевшего большую свободу управлять своим модным, резким театром, кажется лакмусовой бумажкой для будущего. творческой самостоятельности московских театров в целом.

В отличие от «Театр.Док», который не зависит от государственного финансирования, «Гоголь-центр» испытывает дополнительное давление со стороны правительства Москвы, поскольку государственные средства сыграли ключевую роль в ремонте театра «Гоголь» в 2012 году, в результате которого был создан «Гоголь-центр». Мосгордума использовала этот рычаг для запугивания этого театра, который ставит подчеркнуто политические пьесы и порой игнорирует запрет на ненормативную лексику на сцене. Группа исследователей недавно прибыла в Гоголь-центр, разбив лагерь за большим круглым столом в уютном кафе, предназначенном для приема актеров, режиссеров и посетителей, чтобы выпить чашечку чая или пообедать и насладиться пространством.Эти исследователи не были заинтересованы в том, чтобы наслаждаться пространством. Скорее, размахивая рулеткой, они толпами ходили по зданию, измеряя каждую стену до сантиметра. Они проверяли, правильно ли расходуются деньги на ремонт, но заодно запросили версию пьесы Гоголь-центра «Кому в России хорошо жить» по классическому тексту, которая должна была выйти на премьеру. Команда следователей часами находилась в здании, утомительно осматривая каждый сантиметр помещения. Эта команда не просто провела расследование, она заявила о своем присутствии в Гоголь-центре и напомнила им о роли правительства в его создании.

После периода относительной творческой свободы в Москве художники вновь ощущают на себе давление со стороны властей, заставляющее их придерживаться идеологической линии, проводимой в Москве. Давление идет с разных сторон, со стороны разных ведомств, но усилия, похоже, преследуют единую цель. Правительство вкладывает значительные ресурсы и время в запугивание артистов и театров, чтобы заставить их соответствовать их моральным нормам. В городе с 221 театром этот вид искусства играет важнейшую роль в жизни москвичей. Только время покажет, приложат ли к этой роли новые экспериментальные театры, такие как «Гоголь-центр» и «Театр.Док». Тем временем их активные и преданные сторонники продолжают бороться с этой тактикой запугивания.

Этот пост был написан автором в своем личном качестве. Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не отражают точку зрения The Theater Times, их сотрудников или сотрудников.

Этот пост был написан Кейтлин Коннелл и Патриком Коннелли .

Взгляды, выраженные здесь, принадлежат автору и не обязательно отражают наши взгляды и мнения.

Trois ans de Prison avec sursis pour le réalisateur russe Serebrennikov

Le cinéaste et metteur en scène russe Kirill Serebrennikov a été condamné vendredi par un tribunal moscovite à une peine de trois ans de Prison avec sursis dans une case de controversée /Photo Prize le 26 juin 2020/REUTERS

MOSCOU (Reuters) — Le cinéaste et metteur en scène russe Kirill Serebrennikov a été condamné vendredi par un tribunal moscovite à une peine de trois ans de jail avec sursis dans une madee controversée de détournement de tournement фонды.

Le tribunal a ordonné à Kirill Serebrennikov et à deux collègues de restituer 129 миллионов рублей (1,65 миллиона евро) de subventions publiques qu’ils auraient détournés. Les accusés se disent невиновных.

Кирилл Серебренников a également écopé d’une amende de 800 000 рублей (около 10 245 евро).

Le procureur avait requis une peine de six ans d’inprisonnement à son encontre.

Age de 50 ans, Кирилл Серебренников, деятель кино и театра авангарда, артистический режиссер Центра Гоголя в Москве.

Обвинения в связи с обвинением в возбуждении уголовного дела в среде культуры. Ses partisans le disent жертвы d’un harcèlement politico-judiciaire visant à le punir de ses prises de position contre l’influence de l’Eglise et de l’Etat dans la société russe.

Меттер на сцене и удачный выход в трибунал по преимуществу сентейн де се soutiens.

«Соблюдайте социальную дистанцию! Ne vous contaminez pas les uns les autres, parce que nous avons besoin de lutter pour la vérité», a-t-il lance, portant un masque sur le Visage.

Противник Кремля Алексей Навальный написал в Твиттере, что он оценивает, каковы его первые заслуги, а также «преступное наказание за фабрику по делу о преступных деяниях».

Rédaction de Moscou; version française Клод Шанджу и Жан-Стефан Бросс, редактор Бертран Буси

Суд освободил известного российского режиссера из-под домашнего ареста

МОСКВА (AP) — Известный российский режиссер театра и кино был освобожден из-под домашнего ареста в понедельник. призывает к его освобождению видных деятелей культуры всего мира.

Мосгорсуд отменил решение районного суда о продлении домашнего ареста Кириллу Серебренникову, освободил его под подписку о невыезде и просил не покидать столицу до завершения суда над ним. Двое его сообщников также были освобождены из-под домашнего ареста.

Серебренников уже почти 20 месяцев находится под домашним арестом по обвинению в хищении 133 миллионов рублей (около 2 миллионов долларов) государственного финансирования театрального проекта. Он отверг обвинения как абсурдные, и многие в России увидели в них наказание за его взгляды, направленные против истеблишмента.

Выступая перед журналистами после приговора суда, Серебренников заявил, что будет добиваться его оправдательного приговора.

«Я был бы только счастлив, когда этот кошмар полностью закончится и мы докажем свою невиновность», — сказал он.

Серебренников добавил, что быстро вернется к работе в своем театре «Гоголь-центр».

«Психологически это будет сложно, но у нас так много работы», — сказал он.

Премьера балета Серебренникова о танцовщике Рудольфе Нурееве состоялась в московском Большом театре, когда он уже находился под домашним арестом, а его фильм «Лето» о рок-сцене страны советских времен был показан на Каннском кинофестивале в прошлом году, несмотря на его отсутствие .

Высокопоставленные представители российского художественного сообщества неоднократно обращались к президенту Владимиру Путину с призывом освободить Серебренникова, и к этому призыву присоединились многие известные мировые деятели искусства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.