Гений джуд лоу: Гений 2015 смотреть онлайн в хорошем качестве 1080p на Wink

Содержание

Гений — отзывы и рецензии — КиноПоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 10255075

1—10 из 67

Мало что знаю о Томасе Вулфе, еще меньше о его издателе Максвелле Перкинсе, но пройти мимо фильма о литературе с Колином Фертом и Джудом Лоу в главных ролях, где, помимо прочего, обещают показать Фрэнсиса Скотта Фицджеральда и Эрнеста Хемингуэя, просто нельзя, если, конечно, вы человек гуманитарного склада ума и всех вытекающих из этого привычек.

— Если работать каждый день по вечерам, когда нас никто не тревожит, то справимся.

— Как долго?
— Девять месяцев.
— Если будешь стараться и устоишь перед соблазном что-то добавить.
— У меня должна быть такая возможность.
— Том, в твоей книге уже 5000 страниц!

Есть расхожая фраза о том, что за каждым талантливым художником (или успешным мужчиной) стоит женщина. Эта формула подходит и для отношений одаренного редактора Макса Перкинса с его авторами: за каждым ярким писателем стоит сильный редактор. Хемингуэй, с его самомнением, с его пышущей здоровьем натурой, пробился бы и без Перкинса. Фицджеральда, во многом определившего свой век, могли бы заметить и другие издатели, но случай Вулфа - особый, его действительно во многом создал Перкинс, когда другие отказались.

— Я приношу тебе то, что вырвано из самого сердца, а ты говоришь: «Не подходит!»

Невротическая, пульсирующая, фонтанирующая личность в сочетании с болезненной потребностью безудержно много писать, добавлять к сказанному бесконечные абзацы, нанизывать целые страницы отвлекающих от главного образов - это поистине грандиозный вызов для любого редактора.

И Макс Перкинс, разглядев талант и своеобычие авторского стиля, с самоотречением бросился в эту работу, из-за которой он потерял покой и сон, множество нервных клеток, но обрел друга и подарил миру еще одного удивительного писателя.

— Слушай, ты отдаешь 80 страниц Юджину на платформе перед прибытием поезда. Тебе не кажется, что там и без того много лишних подробностей? Сколько можно ждать поезда?

О совместной работе Тома и Макса ходят легенды. Один чуть ли не тележками ввозил рукописи в кабинет и бился за каждое написанное слово, а другой безжалостно заставлял вымарывать десятки тысяч слов, очищая генеральный замысел от наносного. И в фильме этот процесс показан волшебно. Пожалуй, это гимн редакторам. И как это смешно и тонко показано. Давно так не хохотал в ночи.

— Том, мы говорили о строке-связке. Об одной строке, чтобы связать абзацы. А ты принес 50 страниц про доктора. Там вся история его жизни и его отца.
— Мне нравится доктор.
— Мне тоже. Я обожаю доктора.

Но Боже, 50 страниц!
— Чтобы стать романистом, надо учиться отсеивать, придавать форму.
— Зачем?!
— Мы работаем уже два года, а книга стала короче только на 100 страниц.
— Нужна верхушка айсберга, Том, а ты принес весь айсберг!

Конечно, Перкинс в какой-то мере соавтор Вулфа, и вместе они творили, дружили, жили. И понятно, что у всего этого есть и обратная сторона - страдание близких, оставленных без внимания, отвлекающих от главного дела, не понимающих всей его важности, но имеющих свои законные и справедливые потребности. И здесь проявляется еще одно отличие писателя и редактора: автор, увлекаясь, забывает всех, ему никто не нужен, редактор, даже увлекаясь, не забывает о том, насколько важна семья.

— Такие писатели попадаются всего один раз в жизни.
— Детство у дочерей тоже один раз в жизни.

Об актерской игре. Ферт и Лоу сыграли двух гениев и сделали это гениально? один - лед и рассудительность, другой - пламень и страсть. Им веришь сразу и во всем, каждую секунду: и в творчестве, и в дружбе, и в размолвках. Мощная химия между персонажами. Гай Пирс в роли Фицджеральда не очень убедил, не так я себе представляю Скотти. Та же история с Домиником Уэстом в роли Хемингуэя, но все равно было приятно видеть очередные киновоплощения таких больших писателей. Николь Кидман и исполнители ролей домочадцев Перкинса порадовали.

— Есть книги, которые должны быть длинными! Слава Богу, Толстой не был с тобой знаком! А то был бы у нас роман «Война и ничто».

Чего мне не хватило, почему не 10? Катарсиса, наверное. Это очень мое кино, которое хочется цитировать чуть ли не целиком. И эмоции были, слегка не хватило их глубины. Но желание познакомиться с творчеством Вулфа - это дорогого стоит. Хотя бы ради этого стоит снимать такое кино.

9 из 10

прямая ссылка

15 декабря 2020 | 18:29

Kadinski

'Конец истории не даёт веского повода высунуть голову на свет'.

Конец истории не даёт веского повода высунуть голову на свет. Ведь есть ещё углы, которые нужно подровнять, лишние хвосты выбросить, добавить тона страницам где много пробелов.

Перед публикацией любой книги идёт коллективная чистка, которая придаёт блеск телу истории. И главные режиссёры в этой процедуре это писатель и его редактор. Первый может ненавидеть другого или тайно любить, но одно чувство обязано быть нерушимо это доверие. Особенно когда на носу к миру готовят новый шедевр. Об этом и есть кино.

Главные герои Томас Вулф и его редактор Максвелл Перкинс, тот самый спасательный круг, в котором так нуждался первый. Писателя исполняет Джуд Лоу, он столь многогранен, как тот суп из морепродуктов, который вот-вот переварится, но при этом не даёт упасть обаянию. Настолько влюблён в своё детище, что может посвятить ночи дискуссиям о нём, насколько личная это сетка души переносимая на а4.

Редактора исполняет лауреат Оскара Колин Ферт, человек который, наверное, и во сне не снимает шляпу, сдержанно улыбается и крепко держит за руку Томаса. В звёздном составе также есть Николь Кидман, которая играет возлюбленную писателя, но Вулф так увлечён своим творением, погрузившись в чан дискуссий с Перкинсоном, что не обращает внимания на неё, не осознано превращая её в тень приятных сновидений.

В течение фильма температура поведение Вулфа меняется от горькой непригодности до не непризрачного высокомерие.

Но одно остаётся неизменным его соблюдение жить широкому ритму сердца крича, в рупор на полную мощь.

Фильм примечателен для меня то, что открывает одну из занавесов творцов, любой продукт, перед тем, как выйти в свет проходит порой долгий путь обработки. Этой ленте поставлю 8 из 10. Почему не 10? Ответ прост, хотелось бы побольше факторов, которые поистине вдохновляли великого писателя на его романы, элементы с детства, созревание к перу.

прямая ссылка

07 февраля 2020 | 18:47

Фильмы смотрю часто, пишу, к сожалению, редко. В общем и целом довольно проходная и ничем не примечательная биография напыщенного и хаотично одаренного графомана Томаса Вулфа. Смотрела только из-за Колина Ферта, безукоризненно сыгравшего то, что ему положено было сыграть. Хорошая, ровная актерская работа, без особого блеска граней его широкого и разнообразного таланта и без каких бы то ни было акцентов. Ну, надо признать, что возрастные персонажи у Ферта все примерно одинаковые.

Никогда не выделяла Джуда Лоу, как большого артиста, нечего выделить и теперь. Очень попмезный и наигранный, чувствуется карикатурность во всем. Возможно Вулф был таким, а возможно и нет, кто его знает, но при мысли о подобных взбалмошных, гротескных и одиозных личностях в истории мировой культуры мне вспоминаются блестящие роли Энтони Хопкинса - Пикассо, Депардье - Родена, Энди Гарсиа - Модильяни, Альфреда Молина - Диего Ривера, Дауни мл. - Чаплина, Джеффри Раша -Дэвида Хэлфготта и тд. Вот им веришь, какими бы сумасшедшими, жестокими или неординарными ни были все эти ребята.

В данном же случае могу сравнить игру Лоу с бездарнейшей игрой бездарнейшего Безрукова в роли Есенина-Пушкина-Высоцкого и иже с ними. Везде это прохладный и поверхностный, склонный к театральности, словно выточенный из мрамора красавчик Лоу, который умеет растянуть рот в голливудской улыбке, или поддать слезу из красивых влажных глаз, или гордо вскинуть подбородок, размахивая пышным кудрями. К этим внешним эффектам и сводится все его участие в любой кинокартине.

Николь Кидман похожа на старую мумию и играет соответствующе. Зачем ее выбрали на эту проходную и невнятную прль? Она очевидно гораздо старше своей героини и абсолютно не вписывается в образ истеричной страдалицы-жены 'декабриста'. А вот эти все многозначительно пустопорожние реплики, 'ты знаешь, через что мне пришлось пройти, чтоб стать такой, какая я теперь?' А через что? Фильм подходит к концу, скоро бежать в бухгалтерию за гонорором, а зритель должен смутно догадываться, через что же там она прошла-то. Нет, муж-сдвинутый писатель-эгоцентрик, не думающий ни о ком и ни о чем, кроме себя самого и своей гениальности, воспринимающий живых людей лишь как ступеньки для достижения славы или же как живые декорации, помогающие перетерпеть временное отсутствие музы - это безобразно.

Это все понятно и очевидно, но где все эти переживания на экране? Нажралась таблеток на глазах у супруга и издателя? Да это все театр. Дешевый и бездарный. Пришла к издателю с пистолетиком? Фейспалм. Впрочем, жена под стать мужу, плоская, бесхарактерная, гиперболизированно скандальная, показушная. Возможно, будь она хотя бы привычно рыжей, смотрелось бы не так фальшиво, но Кидман-брюнетка адски режет глаз, даже если б она и не пыталась что либо играть.

Лора Линни неплоха во всех своих ролях женщин постбальзаковского возраста. Какой бы то ни было цепляющей музыки или же операторской работы тоже не было замечено. По большому счету мне не жаль потраченного времени, но и особого удовольствия от просмотра я не получила. Желания ознакомиться с художественными излияниями Томаса Вульфа 'ин реал лайф' у меня не возникло. Скорее, наоборот, я буду обходить стороной эти реки пустопорожних словесных конструкций. Оценка за Колина Ферта.

5 из 10

прямая ссылка

05 декабря 2019 | 02:03

О британском режиссере Майкле Грандадже мир узнал как раз после фильма 'Гений'. Писатели эпохи «потерянного поколения' так романтичны, так прекрасны, и лично я их обожаю. Фильм Вуди Аллена про то время 'Полночь в Париже' оказался одним из лучших его творений, и мы как будто на самом деле увидели Ф. Скотта Фицджеральда и Эрнеста Хемингуэя. В то время жили такие романтичные и талантливые писатели, и каждый вышеупомянутый остался в истории как гениальным человеком.

Одной из загадочной личностью эпохи 'потерянного поколения' является писатель-драматург Томас Вулф. Этот фильм рассказывает его историю жизни, а главное непростой дружбы с его издателем и редактором Максом Перкинсом. Встретились два невероятно умных человека и соединились воедино, благодаря чему мир увидел уникальные литературные творения...

'Он понимал, что люди вечно остаются чужими друг другу, что никто не способен по-настоящему понять другого, что, заточенные в темной утробе матери, мы появляемся на свет, не зная ее лица, что нас вкладывают в ее объятия чужими, и что, попав в безвыходную тюрьму существования, мы никогда уже из нее не вырвемся, чьи бы руки нас ни обнимали, чей бы рот нас ни целовал, чье бы сердце нас ни согревало. Никогда, никогда, никогда, никогда, никогда.' (с) Томас Вулф.

Акцент же в фильме делается ни на гениальность этих людей, а все-таки на их личные взаимоотношения, которые перешли грань дружбы, они были как родные люди. Фильм этот любопытный, а история интересная, но картина осталась в стороне. Конечно, актеры играют в ней изумительные, но весь фильм смотрится так, как будто мы находимся в театре.

Если все это увиденное было на театральной сцене, то все было очень круто, но это фильм, и зритель ждал более чего-то правдивого и реального. А нечто театральное здесь присутствует в каждом кадре. Актеры уж боль переигрывают, и чувствуется снова что-то театральное: как будто они на сцене, а не в кино. В фильме хочется больше реальности, правды.

Даже атмосфера картины, антураж на заднем плане, серые постоянные тона, декорации - все было как будто мы сидим в театре и смотрим спектакль. Нужен был иной взгляд режиссера на эту историю. Тогда бы это кино собрало большее количество зрителей вокруг себя.

Колин Ферт и Джуд Лоу исполняют главные роли. Обоих британских актеров любим, и мы выросли на фильмах с их участием. Больше всего мне здесь понравилось, как они сыграли глубину дружбы своих героев, нечто скрытое между ними, как будто что-то недоговоренное, тайное. Их герои были очень талантливые люди, и гениев актеры сыграли трогательно.

Личность Томаса Клейтона Вулфа такая интересная. Он был гениальным писателем, и так мало прожил. Некоторые из его цитат, трогают само сердце.

Героиня Николь Кидман была сильная и вдохновляющая женщина. Кидман всегда крутая, и смотреть, как она играет - одно сплошное удовольствие. Она уже ранее играла и с Колином Фертом, и с Джудом Лоу, и воссоединение с этими актерами было вновь чем-то положительным.

А вот Лору Линни зря выбрали здесь. Она переигрывала, и сцены с ней отталкивали. Ей хорошо идут роли надменных, холодных женщин, но все это мы уже видели, и на ее роль надо было выбрать другую актрису.

Этот тонкий и щекотливый фильм о чем-то, что нельзя потрогать, но можно прочувствовать. Он о дружбе, близости, битве умов, творения чего-то прекрасного и процесса работы гениев. Какие прекрасные люди, ах если бы было таких как можно больше.

'Гений' - американо-британская, биографическая драма 2015 года. Итог, театральное, костюмированное кино с огромными амбициями и душевной историей, но все-таки фильм не дотянул: история интересная и пронзительная, но вот режиссура скупая и серая. Отношусь к картине нейтрально.

'... Не люди бегут от жизни, потому что она скучна, а жизнь убегает от людей, потому что они мелки.' (с) Томас Вулф.

прямая ссылка

24 ноября 2019 | 11:19

Нужно сказать, что писателя Тома Вулфа я терпеть не могу, но не в силу каких-то объективных причин, а исключительно из-за чего-то личного. Раздражает меня в нем все - от стиля до элементов биографии. Мне посчастливилось в юности, когда я был менее разборчив, по инерции прочитать один его труд, который мне запомнился неадекватным поведением главного героя и истерическими мотивами на протяжении всего повествования. Потому, к новости о том, что по поводу биографии Тома Вулфа снят фильм, я отнесся довольно холодно.

Но вот, пожалуйста, здесь налицо прямая, можно сказать, польза кино. Из неприятного мне субъекта получился очаровательный образ, созданный Джудом Лоу, актера я люблю, а на каком-то этапе на экране он даже был неузнаваем, периодически я всматривался и сомневался. Режиссер тоже молодец, подал все в каком-то юмористическом ключе, потому что у меня есть серьезные подозрения, что сам Том Вулф относился к самому себе очень серьезно. Здесь же все постигается в сравнении, стандартный строгий и положительный образ Колина Ферта (я уже отчаялся увидеть его в роли плохого парня), а на его фоне - дурачества Лоу. В общем, 'Гений' хорош, потому что к нему пришли ироническим путем.

Собственно, эти двое оттяпали себе, в хорошем смысле этого слова, в этом фильме все. Даже Николь Кидман как-то прошла фоном. Зато я получил редкую возможность - приобщиться к биографии американского классика, которая предсказуемо для меня была закрыта. Знаете, бывает такое, когда ничто тебя не может заставить взять в руки книгу писателя, пусть он хоть миллиард раз будет признан другими.

Смотрите фильм, если вам нравится Том Вулф и особенно, если он вам не нравится. А еще проще, если о нем никогда и не слышали.

10 из 10

прямая ссылка

05 января 2019 | 00:10

Kartanka

Кто же здесь гений?

Итак, история о гениальном писателе Томасе Вулфе и /или не менее гениальном редакторе Максе Перкинсе. Повесть о сложной доле гения в литературе, известный сюжет, удобно поданный зрителю с разных сторон, дабы претендовать на оригинальность.

Вопрос, который возникает с первых минут просмотра фильма: кому мне сопереживать? Это каждый выбирает для себя, т. к. обе истории хороши, мотивации ясны и в общем-то все понятно. И это отличный режиссерский и сценарный прием, который прекрасно работает, при этом не разбивая повествование на части.

Но все ли так гениально? При достойной режиссуре, прекрасном сценарии и чудесных титулованных актерах мозаика почему-то не складывается. Одна часть никак не подходит и выбивается из общей картинки. Это лишняя театральность. Причем не намеренная и не плохая, но совершенно не подходящая манере повествования, ритму и визуалу всего фильма. И проявляется она в малых намеках, которые несложно заметить, но нелегко верно идентифицировать: в излишней, на мой взгляд, эмоциональности Джуда Лоу и его персонажа (Конечно, ее можно объяснить, и тогда все вроде встает на свои места. Но мне иногда казалось, что Лоу переигрывает, а такого не может быть.), в надуманной (нераскрытой) драме Кидман, (которой, к слову сказать, мне здесь не хватило. Интересный персонаж, но совершенно не имеющий бэкграунда, а потому зрителю непонятный). Почему это происходит? А стоит внимательнее посмотреть на режиссера и все сразу становится понятно. И Лоу не переигрывает, а Фёрт не халтурит, просто режиссер первый раз снимает кино. Гений режиссерский дебют Майкла Грандаджа в кинематографе. Поэтому все прекрасно смотрелось только в сцене в театре, гармонично и не чересчур. Все как положено.

В итоге: фильм хорош и интересен. Захотелось перечитать Фицджеральда, познакомиться с творчеством Вульфа и других авторов Перкинса. Смотреть и наслаждаться.

6 из 10

прямая ссылка

09 апреля 2018 | 19:46

Автобиографическая драма об издателе и его находке: молодом и азартом гение- Томасе Вулфе. Но фильм интересно рассказал не только о биографии Вулфе, а и затронул ключевой конфликт в биографии Фицджеральда и Хемингуэея.

Актерский состав.

Внушающий подбор актеров. Том Вулф-импульсивный, харизматичный персонаж, океан энергии, движения. Честно говоря, я не знаю кто бы мог лучше сыграть (прожить), чем Джуд Лоу. Казалось, что персонаж и сам актер срослись в единое целое. Персонажу Тому Вулфу-хочется сопереживать, следить за ним и двигаться в его ритме.

Драматургия.

Фильм держал от начала и до конца: от панорамы ног толпы, ступающих по мокрому асфальту, до внушающей сцены с письмом. Оригинальное актерское решение: весь фильм Марк, не снимая, носит шляпу, что на роботе, что у себя дома. Ради чего? Ради финальной суены! В фильме нет затянутых сцен, каждый кадр имеет свое место и работает на интересное повествование истории.

Но, возможно из за ограниченности и доступности тем, фильм на один раз.

9 из 10

прямая ссылка

15 января 2018 | 00:43

'Прежде всего, мы не ценим дружбы, потому что ее не видим. А не видим мы ее потому, что она из всех видов любви наименее естественная, в ней не участвует инстинкт, в ней очень мало или просто нет биологической необходимости. Она почти не связана с нервами, от нее не краснеют, не бледнеют, не лишаются чувств. Соединяет она личность с личностью; как только люди подружились, они выделились из стада'.

К. С. Льюис, 'Любовь'

В наше время как-то редки фильмы о простой мужской дружбе. И показательно, что 'Гений' снят по реальной истории - потому как реальность полнится простыми красивыми сюжетами дружеских отношений.

Интрига названия (а кто же здесь настоящий гений?) раскрывается самим фильмом, но вообще повествование подается очень сбалансированно - и равномерно распределяется между двумя друзьями, не выставляя явно на передний план ни одного ни другого.

Такие фильмы хороши как явление - снимать о реальных личностях надо как можно больше, благо достойных объектов тысячи тысяч. Снимите фильм о дружбе Пушкина и Гоголя, Достоевского и Соловьева, Ильина и Шмелева - вот где жизнь раскроется в своей полноте.

Актерский состав на высоте. Лоу хорош, Ферт хорош, Кидман хороша - какие к ним претензии? Впечатлили Хэмингуэй и Фицджеральд. Очень эффекта визуальная подача, фильм не перегружен, не затянут. Есть на что посмотреть, есть над чем подумать.

Даешь больше байопиков!

прямая ссылка

27 сентября 2017 | 10:46

Кинокартина «Гений» откровенно впечатлила меня до глубины души. Прекрасно снятая история о противоречивых и непростых людях, которые столкнулись в этом мире и завязали отношения, которые захватывают дух зрителя. Я не хочу вдаваться в подробности биографий американского писателя Томаса Вульфа и знаменитого редактора Перкинса, а лучше постараюсь описать, что же такого сильного смогли изобразить создатели фильма (реж. Майкл Грандадж).

В первую очередь конечно хочется отметить тройку основных актеров: Колин Ферт, Джуд Лоу и Николь Кидман. Роли были исполнены великолепно, это безусловно «гранды» современной киноиндустрии. Очень приятно наблюдать за ростом Джуд Лоу, в последнее время он все чаще получает главные роли, а самое, что важное- он прекрасно справляется с работой. Так, например, Лоу своим мастерством вытягивал к/ф «Меч короля Артура», и причем сделал это в одиночку, собственно говоря, его роль-единственная причина, почему я досмотрел эту «киножвачку». Далее, конечно, о самом главном в драмах- сюжете. В нескольких словах можно сказать, что это было неотделимо, эмоционально и в меру захватывающе. До конца Вы смотрите, следите за сюжетом и ждете чего-то нового от Вульфа. Вы это получаете раз за разом, но резкая смерть прерывает весь ход, становится как-то пусто, будто Вы пережили этот период жизни вместе с Перкинсом, и теперь жизнь поменялась, остался ощутимый след в душе и энергия этого великолепного человека. Фильм рассказывает о знаменитом писателе, о нем в нашей стране мало кто знает, и мало кто знаком с творчеством, поэтому фильм полезен к просмотру для расширения кругозора. Техническая часть без минусов, к постановщикам и операторам вопросов не возникло.

В итоге мы получаем действительно достойную и интересную драму. Здесь есть очень многое: взлеты и падения, чудаки и заурядные люди, сложная дружба и простые семейные отношения, страсть к любимому делу и самопожертвование. Этот фильм, как хорошая книга, заставляет задуматься, ответить на какие-то жизненные вопросы. Я ценю в фильмах банальную простоту, хочу просто отдохнуть при просмотре, но иногда не хватает вот таких сильных работ. И я очень рад, что познакомился с этой картиной потому, что такие фильмы дают бесценный опыт и пищу для размышлений.

прямая ссылка

21 августа 2017 | 02:23

LolaMontes

Трудно быть гением – трудно жить с гением

«Гений», 2016

Классический биографический фильм, рассказывающий о взаимоотношениях американского писателя Томаса Вулфа и его редактора Макса Перкинса, открывшего в свое время таких гениальных писателей, как Эрнст Хэмингуэй, Фрэнсис Скотт Фицджеральд. Как и подавляющее большинство картин данного жанра, все сделано достаточно добротно, что одновременно все-таки выдает элемент ученичества (это первый фильм Майкл Грандаджа в качестве режиссера). Сценарий написан по книге А. Скотта Берга «Макс Перкинс: редактор гения». Приглашены хорошие актеры. Томаса Вулфа играет Джуд Лоу, которому всегда удавались роли экстравагантных, маргинальных героев, а также женских соблазнителей. Музу-вдохновительницу Вулфа играет Николь Кидман; Перкинса прекрасно сыграл Колин Фёрт.

Понравилась цветовая гамма фильма: очень нью-йоркская. Зелено-красно-коричневые тона, приглушенные, в стиле «гринвич виллидж»; хорошо показана писательская атмосфера, обстановка редакций.

Не понравилось:

- Название неудачное. Слишком простое и одновременно двусмысленное. Кто гений? Какой гений? Вроде бы в фильме их как минимум три: Хэмингуэй, Фицджеральд и Томас Вулф. Тогда почему не – Гении? Или Томас Вулф – гений, а Хэмингуэй и Фицджеральд все-таки нет? Очень спорно. Может быть, авторы фильма считают, что настоящий гений -- Макс Перкинс, без редакторского таланта которого Вулф не прославился бы? Гений-Вулф слишком предсказуем: бабник, алкоголик, графоман, сумасброд и неблагодарный эгоист. еще и Джуд Лоу, на мой взгляд, переигрывает. Гений-Перкинс (по фильму) - скучный и однообразный трудоголик.

- Джаз, который Вулф и Перкинс слушают в «черном» баре, сам по себе понравился. Вот только так не играли в середине 30-х. Для настоящего погружения в атмосферу того времени вполне можно было использовать аутентичную музыку тех лет.

- Фильм несколько затянут и скучноват. Хотя это и биографический жанр, предполагающий соответствующие «правила игры», персонажи фильма выглядят не как живые люди, а как «эталонные» герои: трудяга-редактор Макс Перкинс, «вечно юный Питер Пен» Вулф, истеричка Элин Бернстайн.

Вывод:

Удалось ли авторам фильма создать правдоподобную картину жизни Томаса Вулфа? В принципе, удалось.

Можно ли было сделать это еще интереснее и оригинальнее? Да, можно.

7 из 10

прямая ссылка

22 июля 2017 | 11:13

показывать: 10255075

1—10 из 67

Гений — актеры и съемочная группа — КиноПоиск

Режиссер

1.

Актеры

1.

2.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

... Eleanor, Perkins' Maid

15.

16.

17.

18.

... James, Mailroom Clerk

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

... Guest at Purring Woman's Table

32.

... Guest at Purring Woman's Table

33.

... Guest at Purring Woman's Table

34.

... Guest at Purring Woman's Table

35.

36.

37.

38.

39.

40.

41.

42.

43.

44.

45.

46.

47.

48.

49.

50.

51.

52.

53.

... Grand Central Station Conductor

54.

... John Hopkins Hospital Nurse

55.

56.

57.

58.

59.

60.

... Frenchman, в титрах не указан

61.

... Train Commuter, в титрах не указан

62.

... Boat Captain, в титрах не указан

63.

... Luggage Porter, в титрах не указан

64.

... Sonia Marks, в титрах не указана

65.

... Dock Worker, Homeless Man, в титрах не указан

66.

... Head Train Guard, в титрах не указан

67.

... 5th Avenue Banker, в титрах не указан

68.

... New York Bar Customer, в титрах не указан

69.

... Grand Central Female, в титрах не указана

70.

... Diner, в титрах не указан

71.

... Dock Worker, Homeless Man, в титрах не указан

72.

... Breadline Worker, в титрах не указан

73.

... New Yorker, в титрах не указан

74.

... Street Coffee Seller, в титрах не указан

75.

... New Yorker, в титрах не указан

76.

... Train Passenger / Pushy Commuter, в титрах не указан

77.

... New York Commuter, в титрах не указан

78.

... Jazz Club Customer, в титрах не указана

79.

... Docker, в титрах не указан

80.

... New Yorker, в титрах не указан

81.

... New Yorker, в титрах не указан

82.

... Manuscript Delivery Man, в титрах не указан

83.

... Train Guard, в титрах не указан

84.

... Frankfurter Salesman, в титрах не указан

85.

... Barman, в титрах не указан

86.

... Chinese New Yorker, в титрах не указан

87.

... Fisherman, в титрах не указан

88.

... Train Commuter, в титрах не указан

89.

... Train Commuter, в титрах не указан

90.

... The Neighbour, в титрах не указан

91.

... Theatrical Ladies' Ensemble, в титрах не указана

92.

... Train Commuter, в титрах не указан

93.

... Commuter, в титрах не указан

94.

... Smart New Yorker, в титрах не указан

95.

... Train Commuter, в титрах не указан

96.

... Grandfather / Immigrant, в титрах не указан

97.

... Homeless Man, в титрах не указан

98.

... Warehouse Worker, в титрах не указан

99.

... Taxi Driver, в титрах не указан

100.

... College Boy, в титрах не указан

101.

... Smart New Yorker / Cabbage Seller, в титрах не указана

Продюсеры

1.

2.

3.

4.

... исполнительный продюсер

5.

... исполнительный продюсер

6.

... исполнительный продюсер

7.

... исполнительный продюсер

8.

... исполнительный продюсер

9.

... исполнительный продюсер

10.

... исполнительный продюсер

11.

... исполнительный продюсер

12.

Режиссер дубляжа

1.

Актеры дубляжа

1.

2.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

Сценаристы

1.

2.

Оператор

1.

Композитор

1.

Художники

1.

... постановщик

2.

3.

4.

5.

6.

... по костюмам

7.

... по декорациям

Монтажер

1.

Фильм Гений (2016) смотреть онлайн бесплатно в хорошем HD 1080 / 720 качестве

Нью-Йорк, 1929 год. Никому не известный писатель Томас Вулф уже долгое время обивает пороги издательств, пытаясь опубликовать свой роман. Но ему раз за разом отказывают, никто не желает даже читать его увесистый труд. Последняя надежда – издательство «Скрибнер» Максвелла Перкинса. Благодаря этому выдающемуся редактору мир узнал Эрнеста Хемингуэя и Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, у Перкинса настоящее чутье на молодые таланты. На стол Перкинса ложится толстенная рукопись, озаглавленная «О, потерянный!». Макс принимается за чтение. Он читает после рабочего дня: в поезде по дороге домой, не может оторваться весь вечер, засиживается с рукописью допоздна, а заканчивает утром, когда снова едет на работу. Жена и пятеро дочерей Перкинса уже привыкли к тому, что отец семейства вечно погружен в свои дела.

На следующий день в кабинет Макса как ураган врывается сам автор этого произведения. Томас Вулф шумный, многословный, он сыплет бесконечными эпитетами и метафорами. Писатель уже намерен забрать свою рукопись и попрощаться с невозмутимым мистером Перкинсом, когда тот сообщает, что намерен издать его книгу. Однако он настаивает на том, что роман следует сократить. Макс выплачивает автору аванс и предлагает начать совместную работу. Нужно убрать не менее трехсот страниц, оставить только суть истории. Импульсивный Томас симпатичен Максу, он считает, что у автора настоящий талант. Опытный редактор советует Вулфу изменить название книги. Перкинс знакомит нового протеже со своей семьей. Томас всеми силами пытается понравиться жене и дочерям Макса, за ужином он болтает без умолку, веселит юных леди, но пренебрежительно отзывается о таком литературном формате как пьеса (бывшая актриса Луиза Перкинс сейчас занимается драматургией). Максу Томас признается в том, что тот стал его единственным другом, за что он очень ему благодарен.

Вулф представляет Максу свою возлюбленную Элин Бернстайн. Она первая поверила в его писательский талант. Вскоре издательство выпускает роман Томаса Вулфа, который он озаглавил «Взгляни на дом свой, ангел». Книга становится бестселлером, она выпущена тиражом 15 тысяч экземпляров. Во время ужина в ресторане, на котором присутствуют писатель и редактор со своими спутницами, Элин устраивает Тому скандал. Она говорит, что успехом тот обязан Максу, именно он превратил неупорядоченный набор слов в книгу, которая стала интересна читателям.

Фрэнсис Скотт Фицджеральд переживает не лучшие времена. Его любимая жена Зельда находится в психушке, его книга «Великий Гэтсби» не приносит практически никакого дохода. Фицджеральд испытывает творческий кризис. Перкинс дает Фрэнсису аванс, тот обещает издателю написать гениальную книгу. Луиза Перкинс встречается с Элин Бернстайн. В дамской беседе Элин признается, что ушла из семьи ради Тома, а теперь его отнимает у нее Макс. Луиза говорит, что ее муж всегда мечтал о сыне. Но в какой-то момент пришлось смириться с тем, что у супругов рождаются только девочки. Жена Перкинса обеспокоена тем, что Макс теперь еще меньше уделяет времени семье, он очарован Томасом.

Томас приносит в издательство новую рукопись. Он исписал такое количество страниц, что пачки бумаг занимают несколько ящиков. Макс обещает все это прочитать, а Тому советует идти домой и как следует выспаться. Машинистки издательства проделывают титанический труд, они превращают эту груду макулатуры в аккуратный машинописный текст. Но объем романа так велик, что Перкинс планирует доработку материала в течение ближайших девяти месяцев. Макс безжалостно вымарывает целые куски текста, оставляя лишь суть, Томас отчаянно отстаивает свое право на авторский вариант. Дело продвигается медленно, работа над редактурой романа растягивается на два года. Иногда Том устраивает истерики, иногда соглашается с Максом. Оба мужчины настолько сосредоточены на книге, что забывают о своих близких. Элин закатывает Тому очередной скандал, когда тот отказывается придти на премьеру спектакля, художником которого она является. Луиза с девочками уезжает на каникулы без мужа.

Томас ведет Макса в джаз-клуб. Он утверждает, что этот музыкальный стиль сродни его манере писать, главное в них – импровизация и оригинальность. Вулф много пьет, целуется с проститутками у барной стойки. Перкинс ведет себя гораздо сдержанней, он предпочитает вернуться к работе. Через некоторое время в офис возвращается пьяный Том. В издательство заявляется и Элин Берстайн, она требует, чтобы Вулф вернулся к ней, иначе она угрожает совершить самоубийство. Женщина глотает горстями таблетки, бывший любовник уговаривает ее прекратить истерику, но идти с ней прямо сейчас он отказывается. Максу Том объясняет безобразную сцену, свидетелем которой тот стал, чистой воды театральщиной.

Возвращаются с каникул Луиза и девочки. Жена говорит, что скучала по мужу. Наконец Перкинс принимает волевое решение: работу над романом нужно заканчивать. Он устанавливает жесткие сроки и берет с Вулфа обещание, что тот прекратит писать. Накануне выхода книги «О времени и о реке» Томас уезжает в Европу. Перед отъездом он посвящает новый роман Максу. Редактор делится своими сомнениями: сделал ли он книгу лучше, или она стала просто другой?

Новый роман Вулфа восторженно принимают критики, читатели раскупают целых пять тиражей. Макс телеграфирует в Париж Тому о потрясающем успехе. Элин Бернстайн просит Перкинса дать ей адрес Тома, Макс отказывается. Женщина достает пистолет. Она еще не решила, кого хочет застрелить: Тома, себя или Макса. Перкинс предлагает остановиться на его кандидатуре. Элин медлит. Макс говорит, что она слишком затянула сцену. Дама покидает кабинет редактора со словами: «Я умею держать паузу». Кроме того, она предупреждает Макса, что когда-нибудь Томас предаст и его.

Вулф возвращается в Нью-Йорк. На улицах города в очереди за бесплатным супом стоят толпы безработных. Томас считает, что нищим людям безразличны выдуманные истории, когда в Америке такие проблемы, заниматься писательством легкомысленно. Но тут же Вулф пускается вместе со своим другом в очередную авантюру. Через пожарную лестницу они забираются в окно пустующей квартиры, где Том жил до тех пор, пока не познакомился с Элин. Мужчины выходят на крышу здания, они любуются видом Нью-Йорка. Том говорит, что здесь он мечтал о счастливом будущем, глядя на звезды и улицы, залитые огнями. Макс не считает своего друга легкомысленным. Во времена пещерных людей наши предки собирались у костра по ночам, в темноте, совсем рядом были волки. И кто-то один начинал рассказывать историю, чтобы не было страшно.

Перкинс встречается с Эрнестом Хемингуэем. Мужчины фотографируются с огромной меч-рыбой, которую поймал писатель. Вскоре Хемингуэй намерен отправиться в Испанию. Эрнест считает, что у Вулфа мания величия. Макс с ним не согласен. Хемингуэй предостерегает Перкинса: конкуренты из других издательств вынашивают планы переманить Вулфа.

В гости к Перкинсам приходит Фицджеральд со своей только что вышедшей из больницы супругой. Светская беседа за ужином испорчена хамским поведением пьяного Вулфа. Том нелестно отзывается о писательском потенциале Фрэнсиса, за последние годы тот не написал ни строчки. Макс выставляет Томаса, обвиняет его в жестокости. Друзья ссорятся. Вулф сообщает Элин, что он теперь будет сотрудничать с другим издательством. А еще он намерен совершить путешествие в Калифорнию. Элин отказывается ехать с ним. Перед отъездом Вулф объясняется с Максом. Он хочет доказать всем, что может справиться сам, без его помощи.

Через некоторое время в Калифорнии Вулф просит прощения у Фицджеральда. Они беседуют о творчестве, о наследии, которое может после себя оставить писатель. Томас говорит о своей обиде на Макса, редактор искалечил его тексты, присвоил весь успех себе. Фрэнсис считает, что Макс – настоящий гений дружбы и не заслужил подобных упреков. Сам Перкинс объясняет одной из своих дочерей, что люди иногда вырастают и просто уходят. Когда-нибудь это случится и с ней, она покинет отчий дом.

Перкинсу звонит мать Томаса. Издатель приезжает в Балтимор, Вулф был доставлен в госпиталь, ему была сделана операция. Прогнозы врачей неутешительны, у пациента редкая болезнь – туберкулез мозга. Миссис Вулф говорит, что отец Томаса умер в этой же самой больнице. Как будто вся жизнь Тома несла его сюда, словно река.

Перед смертью Вулф приходит в себя, он просит у медсестры бумагу и карандаш. После похорон Перкинс возвращается домой. Он продолжает работать в издательстве. На полке в его кабинете стоят теперь и книги Томаса Вулфа. Максу приносят почту, одно из писем отправлено из госпиталя в Балтиморе. Томас пишет, что сожалеет о тех словах, что он наговорил своему другу. Писатель благодарен за всю ту работу, которую Макс для него сделал. Вульф вспоминает о вечере, когда они стояли на крыше, и тех чувствах, которые оба при этом испытывали. Перкинс снимает шляпу перед памятью своего гениального друга, из его глаз катятся слезы.

В фильме «Гений» Джуд Лоу неистово пишет, а Колин Фёрт терпеливо вычеркивает

Писатель Томас Вулф был болтун и графоман. Наверняка не был, но именно таким он предстает в фильме «Гений» (Genius) – кинодебюте известного британского театрального режиссера Майкла Грандаджа. Джуд Лоу играет знаменитого литератора с явным удовольствием. Он широко ступает, часто машет руками, кричит, скалится, пучит глаза, чтобы видно было за полмили: творческая личность.

Когда Томас Вулф пишет, его не остановить. Когда говорит – тоже. А говорить он может только о себе. По мысли сценариста Джона Логана, Вулф – большой ребенок, которому нужен отец. И этот отец – великий американский издатель и редактор Максуэлл Перкинс, до Вулфа открывший миру Фрэнсиса Скотта Фицджеральда и Эрнеста Хемингуэя. У Перкинса пятеро дочерей, а он всегда хотел сына. Ничем другим его терпение не объяснить. «Я написал новую книгу!» – радостно сообщает Вулф, появляясь в дверях редакторского кабинета. «Рукопись с собой?» – устало осведомляется Перкинс. Вулф оборачивается в коридор: «Ребята, заносите!» И ребята заносят два ящика.

Энтузиаст

Сценарий Джона Логана основан на опубликованной в 1978 г. биографической книге Э. Скотта Берга «Макс Перкинс: издатель гения». Логан так увлекся ею, что выкупил у Берга права на экранизацию, как только продал в 1999 г. свой первый сценарий. Произведений Томаса Вулфа сценарист к тому времени не прочел.

Колин Фёрт играет спокойствие, только спокойствие, ведь драме отношений нужны противоположности. Единственный вопрос к его персонажу: когда он снимет шляпу? В кабинете, конечно, нет, но может быть, за семейным ужином? В спальне? Нет, шляпа приклеена, отрывать ее больно, от этого у Перкинса льются слезы. Шляпа скрывает эмоции, человек в шляпе непроницаем, внимателен, строг.

Я тоже хочу такую шляпу. Ведь я тоже рублю авторам хвосты, убиваю прилагательные и деепричастные обороты, выбрасываю куски, написанные кровью сердца. Ах, как я понимаю Перкинса, когда он сокращает главу до абзаца, а страницу до строки. «Гения» можно смотреть как производственную комедию. Вспоминается бессмертный диалог Бузыкина с Варварой Никитичной из фильма «Осенний марафон»: «Коза орала нечеловеческим голосом. Нет, так нельзя» – «Ну а каким?» – «Да никаким. Просто орала». Когда Перкинс в «Гении» редактирует Вулфа, кажется, что коза орет нечеловеческими голосами постоянно, на протяжении многих глав. Перкинс терпеливо объясняет, что было бы лучше, если б она просто орала, но темпераментный автор бестселлера «Взгляни на дом свой, ангел» никак не может на это согласиться.

За этими стилистическими спорами герои не сразу замечают, как страдает их личная жизнь. Перкинс, не отрывая взгляда от рукописи, говорит детям: «Привет, утята» – и проходит в кабинет. Но если его жена (Лора Линни) мирится с таким положением дел почти безропотно, то муза Вулфа – театральный художник Алина Бернстайн (Николь Кидман) – страшно ревнует. Потому что писатель не хочет домой, а только работать, работать, работать с редактором. И муза устраивает сцены: глотает горстями таблетки или приходит к Перкинсу с пистолетом, заявляя, что еще не решила, кого убить – его, себя или Вулфа.

Иногда в кадр заходит грустный Фрэнсис Скотт Фицджеральд в исполнении Гая Пирса, чтобы попросить денег и скупо посетовать на жизнь: его ранние романы забыты и не переиздаются, у него творческий кризис и душевнобольная жена, завывающая в соседней комнате, когда Фицджеральд мучительно пытается сочинить сценарий для Голливуда. Появляется и Хемингуэй, но у Доминика Уэста в этой роли ровно одна сцена: он фотографируется с Перкинсом и свежепойманной рыбой-меч и сообщает, что едет в Испанию на войну.

Изобразительное решение «Гения» совершенно логично: песочная гамма, в которой снят Нью-Йорк 1920–1930 гг., напоминает не только о выцветших фотографиях, но и о страницах старых книг. Логан, вынашивавший идею фильма 20 лет, надеется, что после «Гения» зрители заново (или впервые) откроют для себя романы Томаса Вулфа.

И как не открыть. Ребята, заносите.

В прокате с 7 июля

"Гений" — далеко не гениальный фильм про важность редактуры

В прокат вышел «Гений» — литературоведческая история с Колином Фертом и Джудом Лоу про то, как трудно порой бывает явить миру выдающиеся книги

Получив отказ от всех приличных издательств Нью-Йорка, талантливый, но плохо воспитанный писатель Томас Вулф (Джуд Лоу) относит рукопись своей последней надежде — редактору Максу Перкинсу (Колин Ферт), открывшему когда-то миру Фицджеральда и Хемингуэя. Рукопись оказалась толстенной, но благодаря Перкинсу роман сокращен, выпущен под другим названием и превращен в литературную сенсацию. Пока дописывается второй (еще толще), напряжение между писателем и редактором все нарастает — то Вулф снова нахамит и откажется вырезать очередной абзац, то Перкинсу надоест выслушивать самодовольную ерунду. Вести себя как следует не умеет не только Вулф, но и его любовница (Николь Кидман), в один день пришедшая в офис Перкинса с пистолетом.

Театральный режиссер Грандадж, снимая этот явно не лишенный достоинств фильм, видимо, позабыл о том, что работает в кино: «Гений» вышел сугубо сценическим, в плохом смысле слова. При этом, изначально заявляясь как история непростых отношений (нет, гомосексуальностью там и не пахнет, исключительно дружба) двух талантливых людей, фильм оказывается поверхностным, писанным словно набросками и без деталей. «Гений», даром что разворачивается в начале 1930-х, снят подчеркнуто в серых тонах — так вот такой он и есть, серый и блеклый. Иногда в фильме вскользь упоминается Великая депрессия — видимо, в оправдание серости — но к чему она в истории про книги?

Простить этот недостаток позволяет только одно (помимо, конечно, как всегда отличной игры Колина Ферта): режиссер Грандадж и сценарист Логан не стали лепить биографию по стандартной догме идеализации ее героя. «Гений» не стремится рассказать историю выдающейся личности, а исследует саму природу гениальности — на примере Вулфа. Несмотря на заглавие, кино это в первую очередь про редактора Перкинса, обслуживающий персонал, который делает талантливых великими. Это, вероятно, первый фильм в истории, посвященный мучительной работе редактора и тому, как из большого и неограненного камня получается алмаз. В этом смысле кино сложилось, в остальных — не особенно.

Лучше всего «Гений» выглядит, когда дает комедии: вот Вулф приносит свой второй роман, приказывая помощникам его «заносить» (заносят не меньше пяти коробок), вот Перкинс фотографируется с Хемингуэем на фоне огромного морского улова, а вот и Фицджеральд смешно щурится и переживает насчет загубленной карьеры голливудского сценариста. «Гений», конечно, вполне себе кино на один вечер, но лучше подождать полгода, когда фильм окончательно осядет на телеканале History с ежемесячными повторами: такие работы впору показывать на факультативных уроках литературы или на ретроспективах Ферта, не более того. Прочитай сам Перкинс сценарий, наверняка оставил бы на нем пометку «отредактировать». И был бы, как и в сотнях других случаев, прав.

 

 

Выживут только редакторы – Журнал «Сеанс»

«Гений». Реж. Майкл Грандаж. 2016

1929 год, Нью-Йорк. На стол редактора издательства «Скрибнер» Максвелла Перкинса (Колин Ферт) ложится толстенная рукопись никому не известного писателя Томаса Вулфа, озаглавленная «О, потерянный!». Перкинс, мгновенно оценив количество страниц, близоруко щурится: «Надеюсь, там двойной интервал». Надежды тщетны. Томас Вулф, каким его играет в «Гении» Джуд Лоу, пишет без передышки, без пауз, возможно — без пробелов и почти без абзацев (на самом деле было не совсем так, но для фильма не важно), говорит, как пишет, а говорит он все время и только о себе. Ворвавшись в кабинет редактора, он извергает поток слов, бурлит эпитетами, сыплет метафорами, пузырится подробностями и умоляет о внимании. Но к этому моменту Макс Перкинс уже прочел: «…камень, лист, ненайденная дверь; о камне, о листе, о двери. И о всех забытых лицах. Нагие и одинокие приходим мы в изгнание. В темной утробе нашей матери мы не знаем ее лица; из тюрьмы ее плоти выходим мы в невыразимую глухую тюрьму мира»… Шумный несносный субъект, болтающий без умолку, — гений. «Мистер Вулф, наше издательство намерено напечатать вашу книгу».

Когда Томас Вулф появится в «Скрибнер» еще раз, его новая книга будет состоять из множества пухлых, криво завязанных папок, набитых рукописными листами, а сгружать в редакторский кабинет все это хозяйство примутся огромными коробками: «Заносите, парни!» Зрители радостно хохочут: это эффектно, это лихо, это почти так же весело, как неотразимое «Пакуйте!» легендарных польских медвежатников. Сценарист Джон Логан и режиссер Майкл Грандаж сделали невозможное: они продали широкой публике искусство редактуры. Превратив рутину, скуку, панику, кропотливый труд, персональный ад — едва ли не в авантюру, в увлекательное и опасное приключение, наградой в котором станет извлечение смысла, книга, история, тираж.

«Гений». Реж. Майкл Грандаж. 2016

Подобный фокус Логан и Грандаж устраивают не впервые: несколько лет назад они выпустили спектакль под названием «Красный» (сначала в лондонском театре «Донмар», а потом на Бродвее) — там Марк Ротко вел диалоги о судьбах искусства со своим вымышленным ассистентом (играли Альфред Молина и Эдди Редмейн). Несколько британских наград и премий «Тони» — и все это за столь же искусное, сколь и сомнительное умение придать блеск и драйв высокому занудству классиков. Сделать «удобоваримыми», приемлемыми для буржуазной публики цвета Ротко или строки Вулфа, — в этом нет ничего возвышенного, особенно благородного, но вот смысл — смысл, пожалуй, все-таки есть. Какой-никакой. (Убедить в том, что все это обладает ценностью, к примеру). Ну так ведь и это уже немало, о, потерянные.

Дебютант в кино Майкл Грандаж — один из самых успешных (и в самом деле хороших) британских театральных режиссеров среднего поколения. Десять лет в «Донмаре» (сразу после Сэма Мендеса), Шекспир, Шиллер, Стриндберг, Ибсен, Камю, Рэттиган, Мисима, Джуди Денч, Брана, Джэкоби и все, что можно вообразить при словосочетании «современный английский театр». С Джудом Лоу он делал «Гамлета» и «Генриха V», с Николь Кидман — «Фотографию 51» (уже после кино). Обширный опыт не обязательно гарантирует умение работать с актерами, но в «Гении» качество актерских работ решает практически все. Когда фабула покажется слишком уж простодушной, тонкость и скорость актерских реакций обеспечат экранному тексту столько сложности, сколько зритель способен унести.

«Гений». Реж. Майкл Грандаж. 2016

Джуд Лоу играет Томаса Вулфа обаятельным и невыносимым типом, чья графомания уравновешивается только его же логореей. Он неукротимо эгоцентричен, преувеличенно эмоционален, склонен к театральным жестам и ежеминутной демонстрации пылких чувств, более-менее любых. Яростно стучит каблуками стоптанных ботинок по нью-йоркским лужам, картинно закатывает глаза, слушая джаз, швыряет в страстных порывах бедняжку миссис Бернстайн (Николь Кидман), размашисто целует неизвестных девок у барной стойки, в приступе неудержимой откровенности оскорбляет Скотта Фитцджеральда, жену Фитцджеральда и стиль Фитцджеральда, словом, делает все, чтобы чувствовать жизнь в тех самых мельчайших подробностях, которые потом станут текстом. А между тем природной витальности в герое Джуда Лоу не больше, чем в анекдотической шляпе Макса Перкинса. Все его позерство — грубо раскрашенная маска бесконечно уязвимого существа, которое искренне считает себя уродом, изгоем, монстром — шекспировским Калибаном, монологом которого автор и редактор скрепят свой союз. В сухом остатке все тот же хаос — просто в основе его не кипящее жизнелюбие, а смятение, тайный ущерб. (Кто способен поверить в то, что красавец Джуд Лоу — Калибан? Только Ферт. Это отменный дуэт, куда больше дающий взаимным отражениям визави, чем давний дуэт Лоу с Майклом Кейном, чьим «наследником» его пытались объявить.) Окружающие наслаждаются непрекращающимся представлением занятного маньяка, и только Перкинс, на слух профессионально выхватив в бурном потоке вулфовского красноречия по-настоящему хорошую фразу, чуть-чуть просветлеет лицом и притихнет еще больше: гений.

Если Вулф Лоу — воплощенный хаос, то Перкинс Колина Ферта — олицетворение порядка. Чего стоит одна шляпа, которую этот безукоризненный джентльмен не снимает ни днем, ни ночью (даже будучи в пижаме). Макс Перкинс безостановочно редактирует, методично и бережно: рукописи, гранки, собственных дочерей («Ты рано влюбилась!»), манеры Томаса Вулфа, душевное состояние Фитцджеральда, истерику несчастной ревнивицы, готовой его пристрелить («Вы затянули эту сцену, миссис Бернстайн!»). Он великий редактор — каждый автор для него особенный, единственный, и по тексту каждого он внимательно пройдется своим красным карандашом, сделав именно то, что нужно. Громокипящий Томас Вулф удостоится «диагонального редактирования», измученный Скотт Фитцджеральд (Гай Пирс) получит немного денег и ровно столько тепла и поддержки, чтобы это не выглядело снисходительностью, Хемингуэй… что может редактор сделать с Хемингуэем? — разве что признать в нем Хемингуэя и сфотографироваться вместе на фоне очередной пойманной рыбы.

Томас Вулф — идеальный выбор для истории о могучей силе искусства литературной редактуры: его надо резать. Это выглядит эффектно (и куда жизнерадостнее, чем смотрелись бы, к примеру, отношения с Фитцджеральдом и его писательская трагедия). Красный карандаш перечеркивает абзацы, автор кипит, но и сам начинает чирикать слово за словом, а сцена, в которой от длиннющего цветистого описания первого любовного увлечения постепенно осталось только «у нее были голубые глаза» — и вовсе смотрится как отдельный цирковой трюк. Все, кто пользуется выражением «многабукафф», будут уверены, что понимают увиденное. Не торопитесь радоваться, там, в романах, еще много осталось.

«Гений». Реж. Майкл Грандаж. 2016

Глубокой привязанности автора и редактора найдут солидные психологические основания: Вулф травмирован смертью отца, Перкинс всю жизнь мечтал о сыне (у него пять дочерей, он методичный). Для миссис Бернстайн и миссис Перкинс этот комнатный фрейдизм все объясняет. Жестоко было бы разочаровывать дам, но дело действительно в литературе. Личные мотивы и сердечность отношений для героев — прекрасная возможность затемнить суть, насладившись собственной человечностью. Ферт, чьи лучшие роли обычно строятся на смешении нежности с отстраненностью, нашел в роли Перкинса новый оригинальный повод для сокрытия чувств: он искренне восхищается Вулфом, глубоко предан ему и готов щедро отдавать тому свою жизнь, но даже гений — всего лишь один из текстов. А великий редактор готов прочесть их все. Работая без устали, он выпустит столько, сколько успеет, но «предощущения целого» — всех уже напечатанных в мире слов вместе с волнующей неопределенной возможностью еще ненаписанных гениальных текстов — он не отдаст даже взамен на величайший роман. Первое знакомство с прозой Вулфа (в том числе — устной) Ферт играет не как восторг нового открытия, а как тайное узнавание, ответ на предчувствие.

Миссис Бернстайн может сколько угодно глотать горстями снотворное, пытаясь наказать Вулфа за предательство, но вероломны («то есть… сами себе верны») окажутся оба — и автор, и редактор. Первый обвинит второго во всех смертных редакторских грехах и уйдет в другое издательство, а второй — возможно еще хуже — он это переживет. Потому что по-настоящему важен был лишь тот момент, когда оба стояли на крыше, смотрели вниз на Нью-Йорк и говорили о первобытных кострах, вокруг которых рассаживалось племя, и кто-то первым начинал рассказывать историю, чтобы отогнать ночной страх. (Если покажется, что «история» в разговоре о большой литературе — слишком старомодное слово, чтобы быть упомянутым, то остается «страх» — у него-то конкурентов по части актуальности не предвидится.) Так бормотал, конечно, тот из них, кто знал, что в счет идут только те истории, которые рассказаны хорошо.

Читайте также

«Гений»: почему фильмы о писателях такие скучные :: Впечатления :: РБК Стиль

Автор Геннадий Устиян

11 июля 2016

Экран как будто не создан для того, чтобы интересно показывать литературное творчество. А «Гения», хотя актеры хороши, все же нельзя назвать выдающимся фильмом (и не только его). Почему — объясняет кинообозреватель «РБК Стиль» Геннадий Устиян.

В кинотеатрах идет «Гений», биографический фильм о периоде жизни писателя Томаса Вулфа после обретения им славы и его отношениях с редактором Максвеллом Перкинсом, который до того открыл Хемингуэя и Фицджеральда. Формально главный герой картины — не Томас Вулф, которого сыграл Джуд Лоу после того, как Майкл Фассбендер отказался из-за занятости на другом проекте, а редактор Макс Перкинс (Колин Ферт) — представитель профессии, обычно остающейся за кадром не только в кино, но и в жизни. Последний раз в массовом кино главным героем становился редактор книжного издательства в фильме «Волк» больше двух десятилетий назад, его играл Джек Николсон, и он не столько работал с текстами, сколько вращал глазами, охотился по ночам на оленей и соблазнял Мишель Пфайффер. Учитывая, что сама по себе работа редактора со стороны довольно скучна, однообразна и почти полностью лишена экшена (что может быть веселого в человеке, который весь день проводит за столом, вычеркивая слова и целые абзацы?), редактор нечасто становился героем экрана. Писатели — другое дело, но, если вы вспомните все значимые фильмы о них, никто не смог соперничать с Железным человеком или Росомахой в прокате. В конце концов, это тот самый человек, который сидит с утра до вечера и пишет слова и абзацы, позже вычеркиваемые редактором.

На самом деле, известный театральный режиссер Майкл Грандадж, для которого «Гений» стал кинодебютом, снял фильм не столько о редакторе Перкинсе, в чьей жизни с ее офисной работой, писателями с плохим характером и стабильной семьей с женой (Лора Линни) и детьми было мало интересного для увлекательного кино. Фильм начинается со встречи Перкинса с молодым писателем Томасом Вулфом, талантливым графоманом, который не мог не писать и приносил рукописи по 5 тыс. страниц. От работы Перкинса с Хемингуэем и Фицджеральдом в прошлом есть всего пара сцен, и в такие моменты экран оживает, потому что на свете не было более разных людей, чем эти двое: показанный веселым жизнелюбом (что горько иронично, учитывая, как он кончил) Хемингуэй (Доминик Уэст) предсказывает Вулфу скорое падение, а Фицджеральд (Гай Пирс), напротив, погружен в депрессию из-за writer’s block и вынужден от безденежья подрабатывать сценаристом. Оба настолько интересны как персонажи, что поневоле сожалеешьо том, что их в фильме так мало.

Но, хотя «Гений» больше фильм о Вулфе, чем о Перкинсе, все же это не традиционный байопик, где рассказывают всю историю жизни героя от рождения до смерти. Действие «Гения» начинается в 1929-м, как раз когда Вулф начал печататься, а Америку накрыла Великая депрессия, и заканчивается в 1938-м, когда 37-летний писатель умирает от милиарного туберкулеза мозга. Он появляется в фильме почти без прошлого (хотя тот факт, что он был младшим из семерых детей в семье, занимавшейся изготовлением могильных плит, мог бы стать интересным двигателем сюжета и психологическим объяснением его зрелой жизни), и в картину не попала важная тема путешествий Вулфа в довоенную Европу. Сначала он был ею очарован, но позже сбежал оттуда — в ужасе из-за распространения фашизма.

Авторов «Гения» (а сценарий, написанный Джоном Логаном на основе биографии Скотта Берга «Макс Перкинс» 1978 года, «пролежал на полке» почти 20 лет) больше интересуют отношения Вулфа с театральным директором по костюмам Элин Бернстайн (Николь Кидман), которая настолько ревновала своего мужчину к редактору, что заявилась в кабинет Перкинса с револьвером. Но отношения эти тупиковые и к финалу фильма ничего не добавляют в портрете писателя. Элин была на 20 лет старше Вулфа, и ее ревность скорее была спровоцирована угасшим к ней интересом, чем ее упреками по поводу его задержек на работе.

Писатели всегда были любимыми героями режиссеров-авторов. Частично это происходит оттого, что режиссер может снимать фильм о творчестве, то есть, немного о себе любимом, слегка сместив угол зрения благодаря смене профессии. Частично это случается потому, что режиссеры-авторы обычно сами пишут сценарии и тем самым слегка писатели. Но итог очень редко выходит за рамки авторского кино. Спайк Джонз в «Адаптации» филигранно показал невозможность передать на экране жизнь писателя — сценариста Чарли Кауфмана (Николас Кейдж) и героини его сценария, журналистки Сюзан Орлеан (Мерил Стрип) — не выдумав ей вымышленный адюльтер, пристрастие к наркотикам, двойную жизнь и погоню со стрельбой по кишащему аллигаторами флоридскому болоту. То есть, экшен. Многие из биографических фильмов о реально живших писателях — «Капоте», «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», «Айрис», «Миссис Паркер и порочный круг», «Скафандр и бабочка», «Джулия» и другие — имели культовый успех и признание среди критиков, но не были кассовыми хитами, потому что главной темой в подобных картинах становятся отношения между людьми — у Вулфа с Перкинсом, у Дороти Паркер с коллегой Робертом Бенчли, у Чарли Кауфмана с братом-близнецом, а у Сюзан Орлеан — с похитителем орхидей, человеком не ее богемного нью-йоркского круга. С таким деликатным и правдивым сюжетом невозможно вырваться из артхаусных рамок, а зрителям артхауса скука не страшна.

Другое дело, когда писатель становится героем жанрового кино — именно поэтому успешны фильмы о них Стивена Кинга, который показывает представителей своей профессии в опасных обстоятельствах, приближающих их к триллеру, а не к драме. «Мизери», «Сияние», «Тайное окно» — исследования об отношениях писателя с реальностью вплоть до столкновения с чересчур требовательными поклонниками. Но эти фильмы не остаются теоретическими трудами, а переходят от слов к делу, и вот в руках у Кэти Бэйтс появляется молоток. Точно так же к своим героям относится один из лучших рассказывателей детективов Роман Полански; писатель для него — жертва или свидетель происходящих вокруг убийств, а не наблюдатель у пишущей машинки или компьютера.

«Гений» тоже пытается включить в действие триллерную интригу — когда Элин Бернстайн заявляется в кабинет Перкинса с пистолетом. Но выстрел не раздается, ревнивица обмякает, и момент упущен в угоду исторической правде. При этом в жизни Вулфа были ситуации, из которых мог бы получиться триллер. К сожалению, это фильм о его дружбе со слишком серьезным и глубоко женатым редактором, который не то что не материал для триллера — он даже отказывается пойти с другом к чернокожим проституткам, и это вершина его искушений. Да, Перкинс хранил верность своей жене и вообще был семейным тихоней. И это именно то, что делает его симпатичным на бумаге и в жизни, но не в кино. 

Genius (2016) - Genius (2016) - Обзоры пользователей

Майкл Грандейдж представил на экран «Гений» А. Скотта Берга об отношениях между писателем Томасом Вулфом и легендарным редактором Scribner's Maxwell Perkins.

Фильм, рассказывающий о творческом процессе слов, может показаться утомительным. Временами это вселенная хобгоблинов и драконов.

Большая загадка состоит в том, почему кому-то захочется увидеть «Гений». Возможно, из-за его хорошо обоснованного состава: Колин Ферт в роли Перкинса, Джуд Лоу в роли Вулфа, Николь Кидман в роли его возлюбленной и благодетельницы и в второстепенном свете Лора Линни в роли жены Перкинса и матери его пяти дочерей? Сомнительно, что Вулфа больше помнят как автора длинных романов, чем читают сегодня.Несостоявшийся драматург, «Гений» повествует об отношениях между Вульфом и его редактором Перкинсом.

Из гениальной глины Северной Каролины, которым был Вулф, поэтический и неиссякаемый источник слов, с бесконечной энергией для жизни, любви и веселья, в душе он был ребенком-мужчиной с раздутым чувством собственного достоинства. Его карандаш никогда не переставал писать.

И это был резервный Перкинс, который взял десятки тысяч слов и с оглядкой на краткость, и то, что делает роман романом, заставляет Вулфа неохотно осознавать, что значит писать роман, через косвенное обращение.

В каком-то смысле он взял гения и превратил его в автора бестселлеров, сначала путем публикации «Look Homeward Angel», а затем более продаваемого «Of Time and the River», принудительно сокращенного из 5000 рукописных книг. страниц до читаемых 912 страниц после 24 месяцев торгов по поводу длины и слов.

Хотя он был редактором таких литературных корифеев, как Ф. Скотт Фицджеральд, имя Перкинса навсегда останется в памяти из-за его синего карандаша в романах Вулфа, опубликованных Скрибнером.

Его отношения были не только редактором и писателем, но и суррогатным отцом сына, которого у него никогда не было.

Вулф был священным монстром: его аппетиты к женщинам и виски позволяли ему с некоторыми ограничениями. Он был гением в чистом виде, с одной стороны, а с другой, так же как и Перкинс был гением, который обнаруживал талант и гений в писателях, которых он руководил в книгах, которые заставляли других хотеть их читать.

«Гений» много хромает. Он приправлен ревнивой любовницей Николь Кидман, неконтролируемым эго Вулфа, его проступками, его увлечением собой, поскольку он бросает и любовницу, и отца для Harper & Bros.который затем опубликовал еще два романа - «Сеть и скала» и «Ты не сможешь вернуться домой снова».

В октябре 1938 года, когда ему исполнилось 38 лет, Вулф потерял сознание и в конце концов умер от туберкулеза головного мозга в той же больнице в Балтиморе, где умер его отец. И, как он постоянно повторял в фильме, река вытекает и возвращается к своему истоку, как и он.

У Грандэджа была неблагодарная задача - привнести «гения» в понравившийся фильм… или фильм, который понравится избранной аудитории.

Вулф жил в золотой век писателей - Хемингуэя, Фицджеральда, Дос Пассоса, например.Итак, пьянство, клубы и джазовые путешествия во время больших экономических потрясений; величественные и ветхие здания дают представление о большом разнообразии сословий и привилегий. Не воспринимайте это как социальный комментарий, а как способ сделать скучный фильм приятным.

И даже сегодня, кто читает Томаса Вулфа? Ученые могут потребовать его, как и доктор философии. кандидаты. Я искренне сомневаюсь, что это делают книжные клубы.

13 из 26 считают этот материал полезным. Был ли этот обзор полезным? Войдите, чтобы проголосовать.
Постоянная ссылка Обзор фильма

'Genius' - Rolling Stone

Может быть, это когда Томас Вулф (Джуд Лоу), ученый-юрист и будущий писатель-бестселлер, стоит, топая ногой на дождливой серо-серой улице, глядя на здание Скрибнера и сыновей. Это может быть, когда Максвелл Перкинс (Колин Ферт), держащий своей красной ручкой над рукописью в явно темном офисе, смотрит на внушительную стопку страниц, только что брошенную ему на стол.(Это грандиозный опус, который отвергают все издатели в городе, сказал он, «но он уникален».) Или, возможно, это когда издательское божество 20-го века, взявшее на себя работу по формированию этого фолианта, читает лекции Вулфу о важность названия книги. (Момент «Эврика!» И новое прозвище: Look Homeward, Angel. )

Но не волнуйтесь, если вы не можете точно определить момент, когда драма Майкла Грэндэджа, ставшего актером и режиссером, о рабочих отношениях между этими двумя титанами раскрывает свою истинную природу.Независимо от того, когда происходит ваше личное «когда», рано или поздно наступит момент, когда вам придется столкнуться с неотъемлемым фактом. Это не глубокое исследование двух блестящих и сложных людей. Это то, что рифмуется со словом «вопиющий Shmoscarbait», в чистом виде, и будет еще хуже, прежде чем станет лучше.

Вы знаете, что делать: надежный исходный материал в виде удостоенной Национальной книжной премии А. Скотта Берга биографии Перкинса, первоклассного сценариста (Джон Логан) и актёров, заслуживающих смерти.Однако наличие всех правильных ингредиентов не означает, что вы не можете по-королевски испортить рецепт, и ошибки начинают появляться быстро и яростно еще до того, как маниакально-деревенский поступок Ло исчерпывает себя. Кажется, что каждая сцена освещена таким образом, что кричит: «Вы смотрите престижную картину того времени». Кажется, что каждая беседа предназначена не для того, чтобы раскрыть характер и не исследовать партнерство правого и левого полушарий дуэта, а, скорее, чтобы дать повод для откашливания клише и грудь-стук. У нас есть возможность сыграть в караоке от известного автора (Гай Пирс в роли Ф.Скотт Фицджеральд! Доминик Уэст в роли Хемингуэя!) Каждая женская роль второго плана либо недоделана, либо исполняется - чертовски редко. (Хорошая жена Лоры Линни низводится до любовно поддерживающих взглядов или кукарекивания: «А как насчет ваших детей?!?»; Единственное требование Николь Кидман, отвергнутой любовницей и чирлидером Вулфа - горькая и хрупкая пантомима. Оба заслуживают лучшего.)

Даже когда Genius натыкается на что-то резко жевательное, он, кажется, не может устоять перед искушением саморазрушительно глубоко погрузить свои грациозные ноты.Беспокоясь о длинном описательном отрывке из второго романа Вульфа « О времени и реке», автор и Перкинс спорят о том, что следует оставить, а что нужно уйти. Считается, что каждый глагол имеет значение; другой хочет более простую и понятную прозу. Ферт и Ло наконец слились в ритме, нарастает взаимопонимание, напряжение и переговоры, и на этот раз в фильме запечатлено изящное искусство расправы «убей своих любимых», которое представляет собой монтаж. Затем Ло кричит: «Я люблю тебя, , Макс Перкинс!» в карикатурном протяжном голосе из Северной Каролины, когда поезд его друга отъезжает, и из него выходят струны партитуры.Этот фильм якобы посвящен поиску гения, похороненного под снисходительным беспорядком. Врач, исцели себя.

Джуд Лоу увеличивает громкость в «Гении»

Написание и монтаж - не совсем то, что хорошо подходит для большого экрана, но для своего первого полнометражного фильма режиссер Майкл Грэндэдж нашел способ оживить их обоих: шумный спектакль Джуда Лоу, который является совершенно неутомимой звездой «Гения», реальной истории южного романиста начала 20-го века Томаса Вульфа.«Он был классно хриплым, шумным, пьяным и развратным», - гораздо более сдержанный Лоу сказал толпе журналистов, собравшихся в MoMA на премьеру фильма в Нью-Йорке в воскресенье вечером, о Вулфе, у которого он учился во время поездки к писателю Эшвилла, Северная Каролина.

Для Максвелла Перкинса, его спасительная милость редактора, Вулф просто «буйный» - во всяком случае, какое-то время. В конце концов, бесконечный поток слов Вулфа оказывается слишком большим, и Перкинс, которого играет Колин Ферт, может долго с ними справляться.Ему гораздо больше повезло с сохранением манеры повешенного пса: он прятался за шляпой, даже когда он был в пижаме, и снимал ее только в финальной эмоциональной сцене фильма. (Также в топпере на премьере был Гей Талез в соломенной шляпе, хотя он, что неудивительно, избегал интервью.)

Тем не менее, Вулф и Перкинс развивают настоящую дружбу, которую, по словам Грандейджа, он нашел настолько замечательной, что хотел ее на центр его первого фильма. Вулф часто посещает дом Перкинсов, став хитом среди пяти дочерей семьи, а также сына, которого Перкинс всегда хотел.Но его второй роман - чудовище на 5000 страниц, которое он не может перестать добавлять, даже после того, как доставил его в издательство Скрибнера, - вскоре оказывается слишком большим для них двоих. На сокращение уходит два полных стресса года, когда Вулф взрывает всех - от удрученного Ф. Скотта Фицджеральда (еще одного писателя Перкинса, которого играет Гай Пирс) до его жены Зельды, пустое лицо только что из психбольницы. «Я никогда не знаю, когда остановиться, не так ли?» Вулф замечает Перкинсу, обнимая двух женщин в джаз-баре - в ночь, когда они должны были работать.

Неудивительно, что Грандэдж, плодовитый британский театральный режиссер с Тони за плечами, работал с Ло на сцене, вместе с его коллегами Николь Кидман, обезумевшим любовным интересом Вулфа и тихой звездой фильма, а также Домиником Уэстом, который играет усатый Эрнест Хемингуэй. Часто их театральная подоплека слишком ясна: спектакли, мягко говоря, драматичны, что, по признанию Лоу, беспокоило перед воскресным просмотром. «Иногда я просто волновался, что зашел слишком далеко от до », - сказал он.«В каком-то смысле, когда вы играете такую ​​роль, вас больше всего беспокоит вопрос:« Боже, это слишком? » было явно намерением Грандэджа. «Я думаю, что это было самым сложным в фильме - сделать это драматически интересным», - сказал он. Ему также помогал Джон Логан, сценарист фильма, у которого было достаточно времени для создания того, что Ло назвал «экстраординарным сценарием, который, казалось, отражал объем [Вулфа] - его личность и его рост.Логан впервые купил права на экранизацию биографии Перкинса у писателя А. Скотта Берга 15 лет назад, так что, возможно, он понимает больше, чем большинство других болей саги Вульфа.

Фотографии: Джуд Лоу наращивает объем в «Гении»

Николь Кидман, Джуд Лоу и Лора Линни на нью-йоркской премьере «Гения» в Музее современного искусства 5 июня 2016 года в Нью-Йорке Город. Фото предоставлено Getty Images.

Гей и Нан Талезе на нью-йоркской премьере «Гения» в Музее современного искусства 5 июня 2016 года в Нью-Йорке.Фото предоставлено Getty Images.

Режиссер Майкл Грандейдж на нью-йоркской премьере «Гения» в Музее современного искусства 5 июня 2016 года в Нью-Йорке. Фото предоставлено Getty Images.

Кит Урбан и Николь Кидман на нью-йоркской премьере «Гения» в Музее современного искусства 5 июня 2016 года в Нью-Йорке. Фото предоставлено Getty Images.

Лаура Линни на нью-йоркской премьере «Гения» в Музее современного искусства 5 июня 2016 года в Нью-Йорке. Фото предоставлено Getty Images.

Джуд Лоу на нью-йоркской премьере «Гения» в Музее современного искусства 5 июня 2016 года в Нью-Йорке. Фото предоставлено Getty Images.

Писатель А. Скотт Берг на нью-йоркской премьере «Гения» в Музее современного искусства 5 июня 2016 года в Нью-Йорке. Фото предоставлено Getty Images.

Сценарист Джон Логан на нью-йоркской премьере фильма «Гений» в Музее современного искусства 5 июня 2016 года в Нью-Йорке. Фото предоставлено Getty Images.

Николь Кидман, Майкл Грэндэдж, Лора Линни и Джуд Лоу на нью-йоркской премьере фильма «Гений» в Музее современного искусства 5 июня 2016 года в Нью-Йорке.Фото предоставлено Getty Images.

Обзор Genius - литературный броманс Колина Ферта и Джуда Лоу нуждается в редактировании | Берлинский кинофестиваль 2016

Красные карандаши наготове. Это нужно повторять. Genius - это история о редактировании с большим количеством отступов, снятая в затхлой сепии, то есть то, что втягивается в сбивающее с толку замедленное движение, то есть выходит из него. Первый фильм театрального режиссера Майкла Грэндэджа, биографический фильм о литературном редакторе Максе Перкинсе и его клиенте Томасе Вулфе. В нем Джуд Лоу в роли автора исполнит водевильское наслаждение.Колин Ферт - в своей размеренной манере - такой же, как хамми, играющий Перкинса.

В отличие от многих писателей, которым приходится копаться в каждом слове, Вулф не знал, когда остановиться. У него был дикий талант, который нужно было приручить. Только Перкинс, который уже отточил работы Скотта Фицджеральда и Эрнеста Хемингуэя, понимал, как превратить рукописи автора на 5000 страниц в книги, готовые к продаже. На пути к продюсированию «Взгляд домой», «Ангел» (1929) и «О времени и реке» (1935) они спорили по каждому слогу.Их бурные рабочие отношения (Вулф не был уверен, что его талант бесполезен без Перкинса) окутывали дружбу, которая часто - для жены Перкинса (ничто для Лоры Линни) и любовницы Вулфа, театрального дизайнера Алин Бернстайн (Николь Кидман) - исключала.

Вот они - вдохновение и его модератор - разрушают смысл великого искусства. За окном разваливается Нью-Йорк эпохи депрессии. Перкинс превращает работу «уродливого комка каролинской глины» (слова Вулфа или их приближение) в нечто прекрасное, в то время как Вулф знакомит солидного семьянина с покинутой эпохой джаза.Все это звучит невероятно захватывающе, но благодаря сочетанию решетчатых характеристик и непринужденного производственного дизайна Genius превращается в тележку.

Затхлый сепия и ошеломляющая замедленная съемка ... Ферт и Ло. Фотография: Марк Бреннер / Pinewood Films / EPA

Вулф хотел написать Америку. Его экзотические рассуждения о его ритмах и потоках будут и дальше вдохновлять поколение битников. И все же трудно представить, как представленное здесь видение могло бы вдохновить больше, чем брошюра. Нью-Йорк Грандэджа - это в основном офисы издателя, квартира Вулфа и пригородный семейный дом Перкинсов.Нет ощущения волнения, которое пробудило воображение Вулфа. В одной из сцен дуэт выходит из доков в суету и гул Нью-Йорка. Клянусь, я видел зеленую ширму, которую поставила съемочная группа, чтобы придать небольшой декорации ощущение величия, подергивающуюся на ветру.

Нет ничего плохого в том, чтобы рассказывать историю в масштабе, если бы действия Ло не попирали чувство тонкости. Его Вулф - шлепающий по столу, топающий ногами, чертовски уворачивающийся от рога пес, и фильм с трудом удерживает его.Он тащит Перкинса в Гарлем, чтобы познакомить его с жизнью. В джаз-клубе полно модных кошек и великолепных проституток, и всем приятно видеть, как эти два белых мальчика присоединяются к веселью. Это похоже на версию той эпохи в Диснейленде, где Ферт и Ло запечатлены в огромных костюмах великих литературных деятелей.

В стоимость вашего билета входит поездка с Хемингуэем (Доминик Уэст) и Фицджеральдом (Гай Пирс), а также достаточно времени, чтобы увидеть змееподобный взгляд Кидман на Бернстайна, который - не без оснований - завидовал Перкинсу за то, что тот отвлекал Вулфа от нее. .Хемингуэй считает работу Вулфа чушью. Фицджеральд, заблокированный и отчаявшийся писать, просто укрывает себя и свою хрупкую жену Зельду (Ванесса Кирби) от словесной бури. Как и в «Полночь в Париже», эти титаны не имеют особого веса. Они здесь только для того, чтобы показать лицо, а затем вернуться в учебники истории.

Ходили разговоры о том, что Genius пробьется в гонку на премию «Оскар» в следующем году. Я бы все равно не забыл об этом. Он затрагивает легенду о великом искусстве, подчеркивая личности и избавляясь от скучной тяжелой работы.Платонический роман между Максом и Томом сформировал книги, но Genius на самом деле не объясняет их таланты, он просто полагается на то, что вы их примете. Поездка заканчивается, на то, чтобы добраться туда, потребовалось очень много времени и слишком много слов.

Обзор: «Гений» помещает Макса Перкинса и Томаса Вулфа в литературный броманс

Якобы рассказ о героическом литературном творчестве - о неустойчивом сотрудничестве между недисциплинированным автором и его проницательным редактором - «Гений» - это полная нарядная коробка понятий из вторых и третьих рук.Расположенный в основном в живописном коричневом и дымном Манхэттене в 1930-х годах, он представляет собой фильм-приятель для романиста-дикого человека Томаса Вулфа и его застегнутого красного карандаша Максвелла Перкинса.

В то время именно Вулф предъявил претензии на титульный эпитет, но история оказалась добрее к Перкинсу. Биография А. Скотта Берга Перкинса, на которую в фильме ссылаются как на источник, имеет подзаголовок «Гениальный редактор», и двойное значение этого слова достаточно ясно. За своим столом в Scribner’s Перкинс помогал формировать прозу, в том числе Ф.Скотт Фицджеральд и Эрнест Хемингуэй в процессе закрепили свою долю литературного величия. Эти парни ненадолго появляются на экране в роли Гая Пирса (Фицджеральд) и Доминика Уэста (Папа). У бедной Зельды (Ванесса Кирби) тоже есть момент, когда она выглядит ненормально за обеденным столом Перкинсов в Коннектикуте.

Но в центре внимания - Макс (Колин Ферт) и Том (Джуд Лоу), утомительное исследование контрастов темпераментов. Том врывается в офис Макса с рыкающей манерой Каролины и рукописью, отвергнутой почти всеми издательствами Нью-Йорка.Макс, чья шляпа, по-видимому, пришита к его голове, а рот прижат к лицу, как длинное тире, читает эту вещь в поезде домой. Там, слегка раздраженный шумной игрой своих многочисленных дочерей и любительскими спектаклями своей жены (Лоры Линни), он устраивается в чулане, чтобы продолжить мужественный труд монтажа.

В результате получился бестселлер «Смотри домой, ангел» и магнит для критики того времени, который сохранился в основном как пережиток ушедшей литературной моды.В «Гении» есть одна сцена, в которой запечатлена часть работы, направленной на преобразование графоманиакальных излияний Вульфа в получитаемую прозу, когда Том и Макс бродят по городу, разбирая переписанный отрывок предложение за предложением. Остальная часть фильма, снятая Майклом Грэйдэджем по сценарию Джона Логана, изображает творчество через яростный монтаж. Том стоит у холодильника и пишет. Максимум толчков на страницах машинописного текста. Пьют бурбон и мартини. Сигареты курят.Женщины приходят и уходят.

Ну, миссис Перкинс в основном остается на месте, за исключением тех случаев, когда она забирает девочек в отпуск. Более подвижной является Алин Бернштейн (Николь Кидман), замужняя художница-декоратор, которая приняла Тома в качестве своего протеже и назначила себя его музой. Это делает ее соперницей Макса, а также самым интересным и непредсказуемым человеком в фильме, хотя - или, возможно, именно потому, что ему не хватает воображения, чтобы точно знать, что с ней делать.

Вместо этого «Гений» вздыхает с ощутимой ностальгией по предполагаемому золотому веку мужской артистической мощи и окрашивает борьбу за самовыражение в знакомые сентиментальные краски.Для Тома письмо - это безудержное выражение жизненной силы, на что мистер Лоу указывает, крича и жестикулируя, позволяя прядью волос упасть прямо ему на лоб. Действия мистера Ферта столь же широки, даже несмотря на то, что он должен быть более напряженным партнером в этом бромансе. Он гримасничает и вздыхает, как пуританин из водевиля.

Но актеров, возможно, можно простить, поскольку они постоянно попадают в сцены, которые, кажется, предназначены для того, чтобы остановить тонкости в их следах.Самый вопиющий из них - в котором Том тащит Макса в потный ночной клуб в Гарлеме, рассказывая о спонтанной энергии джаза и буги-вуги с работающими девушками в баре, - добавляет коктейлю немного расовой снисходительности.

Прискорбно видеть, как фильм об интересных реальных персонажах сводит их к клише, делая их менее яркими, менее увлекательными, менее харизматичными, чем они должны были быть. (Также немного сбивает с толку, хотя и неудивительно, видеть еще один фильм с важными фигурами в американской истории, сыгранными британскими и австралийскими актерами.) «Гений» полон разговоров об искусстве, жизни и величии, но это только разговоры.

«Гений» имеет рейтинг PG-13 (родители строго предупреждены). Сигареты и другие примеры старомодного шалости. Продолжительность спектакля 1 час 44 минуты.

Николь Кидман, Джуд Лоу посетили показ фильма «Гений» в Нью-Йорке - WWD

«Гений» создавался долго. Биографический фильм, в котором снимаются Колин Ферт и Джуд Лоу, основан на биографии Скотта Берга 1978 года о редакторе Максвелле Перкинсе, который сформировал творчество Ф.Скотт Фицджеральд, Эрнест Хемингуэй и Томас Вулф.

Продуктивный сценарист Джон Логан впервые прочитал биографию Берга в середине 80-х. «Я был маленьким мальчиком», - отметил Логан перед нью-йоркской премьерой фильма в Музее современного искусства в воскресенье вечером. «Пятнадцать лет назад я договорился о встрече со Скоттом, и мы стали друзьями. Я убедил его позволить мне купить права на его книгу, и я тщательно вынашивал ее до этой ночи ».

К Логану и Бергу в воскресенье присоединились режиссер фильма Майкл Грэндэдж и актеры Ло, Лора Линни и Николь Кидман, которые шли рука об руку с мужем Китом Урбаном.

«Гений» посвящен рабочим отношениям Перкинса с Вулфом, написавшим «Смотри домой, Ангел» и «О времени и реке». Ло взял на себя большую задачу изобразить писателя, известного своим огромным количеством слов и столь же крупной личностью. «К тому же он очень высокий человек, - добавил Ло о Вулфе. «Я думал, что буду ходить на каблуках, платформах. Джон Логан написал такой необычный сценарий, который, казалось, улавливал его объем - личность и рост, - что мы просто использовали это как показатель его масштаба », - продолжил он.«Временами я просто волновался, что зашел слишком далеко, потому что [Вулф] был известным хриплым, шумным, пьяным и развратным человеком. Майкл [Грэндэдж] очень четко понимал, что он должен быть для пьесы, для путешествия, чтобы реакция других была правдой ».

Хотя Грандэдж сделал себе имя в театральном мире, где он снял Ло, Линни и Кидман, «Гений» стал его первым фильмом. «Я обнаружил параллель между работой, которую я выполняю, и работой, которую выполняет Макс Перкинс», - объяснил Грандейдж, взяв на себя сценарий.«Я подумал:« Вау, никто не знает, чем занимаются режиссеры. Как замечательно, что мы можем рассказать историю о редакторе и показать ее на экране ».

Джуд Лоу выступает в роли Вулфа в «Гении» - Santa Cruz Sentinel

Когда литературные биографические фильмы становятся когда-либо… литературными? Оксюморон, этот термин обычно описывает сенсационные прения, которые охватывают все аспекты личной жизни автора - его или ее сексуальные увлечения, наркоманию, юридические и экономические проблемы, - но почти никогда не его настоящую работу, писательство.

«Гений» британского режиссера Майкла Грэндэджа - трогательная, но неровная драма о том, что большинство американских авторов Томас Вулф, пытается противостоять этой тенденции.

Хорошо написанный, великолепно снятый и умело смонтированный, фильм также является досадным проявлением благих намерений, которые пошли не так. При всей своей силе «Гений» часто торгует утомительными штампами. Хуже того, в нем есть резкое, иногда невыносимое чрезмерное исполнение Джуда Лоу в роли Вульфа.

Действуя на личность, мало чем отличавшуюся от хулигана, которого он играл вместе с Кевином Спейси в «Полночь в саду добра и зла», Ло играет Вулфа как болвана с дикими глазами, который не столько живет жизнью, сколько произносит ее в сингле, никогда -конечное, гиперболическое, предложение без знаков препинания с добавлением прилагательных.

Игра

Ло в роли Вульфа может быть точной для самого человека, но это кажется излишеством в фильме, который в остальном так ясно и четко очерчен.

Полагаю, в этом суть: «Гений» пытается уловить, как Вулф двигался непреодолимым желанием выразить себя, свои идеи, свои чувства, свои наблюдения, лихорадочную потребность, которая привела к созданию работ, которые были явно автобиографическими.

Грандаж, известный театральный режиссер, дебютирующий в кино, подходит к материалу с удивительно свежей точки зрения.Адаптированный по мотивам фильма «Макс Перкинс: гениальный редактор», удостоенного Национальной книжной премии А. Скотта Берга 1978 года, фильм не о жизни Вулфа, а о невероятно продуктивных отношениях Вулфа со знаменитым редактором Скрибнера Максвеллом Перкинсом.

Колин Ферт с любовью изображает Перкинса заботливым и заботливым отцом, но сегодня его помнят как гения, открывшего Ф. Скотта Фицджеральда (которого здесь играет Гай Пирс) и Эрнеста Хемингуэя (Доминик Уэст).

Genius с почти захватывающей дух интенсивностью изображает, как Перкинс помог Вулфу создать свои первые два главных романа, «Взгляни домой, ангел» (1929) и «О времени и реке» (1935), из массивных рукописей, имевших больше общего с безумно плодородными, заросшие амазонскими лесами, чем то, что мы считали бы книгами.

В сценах, которые приведут в восторг поклонников Вульфа, Ло и Ферт читают нам неотредактированную прозу Вулфа, а затем проводят нас через процесс переработки сырого продукта.

«Гений» не пропускает полностью личную жизнь Вулфа. Тщательно отредактированные виньетки позволяют нам заглянуть в его напряженную, скандальную любовную связь с женатым художником по костюмам Алин Бернштейн (Николь Кидман) и его соперничество с Фицджеральдом и Хемингуэем, другими авторами-тяжеловесами Перкинса.

Менее интересны смехотворные идиллические сцены, которые мы получаем из безупречного образа жизни Перкинса Нормана Роквелла с его преданной женой (Лора Линни) и их пятью дочерьми.Грандедж должен знать, что не стоит заниматься таким глупым поклонением героям.

Хотел бы я полюбить "Genius". Это так захватывающе, когда он щелкает. Но я не могу преодолеть его недостатки.

«Гений»

\ * \ * / *

Режиссер: Майкл Грэндэдж.

В ролях: Джуд Лоу, Колин Ферт, Николь Кидман, Гай Пирс, Доминик Уэст.

Продолжительность: 1 час 44 мин.

Рейтинг: PG-13 (некоторые тематические элементы и непристойный контент).

Театры: Никелодеон.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *