Фото луиза казати: Безумные платья Луизы Казати | Изюминки

Содержание

Безумные платья Луизы Казати | Изюминки

Сегодняшний этюд будет посвящён одной из самых эксцентричных красавиц прошлого, маркизе Луизе Казати.

Луиза Аделе Роза Мария Амман родилась 23 января 1881 года в семье преуспевающего итальянского промышленника Альбето Аммана, которому король пожаловал титул графа. Биографы пишут, что в детстве Луиза была не слишком общительна; она любила находиться в уединении, рисовать и проводить время с матерью, листая модные журналы и восхищённо рассматривая роскошные мамины туалеты, элегантные платья и изысканные драгоценности.

Луиза была совсем юной, когда скоропостижно умерла её мать, а через несколько лет – отец. Вдвоём с сестрой они стали наследницами огромного состояния, но, право, никакое наследство не могло компенсировать такую потерю. Возможно, именно этим объясняется то отношение к деньгам, с которым Луиза прожила всю жизнь: она никогда не задумывалась о них, не экономила, а только тратила, тратила и тратила…

Титул маркизы и фамилия Казати достались ей от супруга – девушка вышла замуж в 19 лет за знатного, но небогатого маркиза Камилло Казати Стампа ди Сончино.

Она родила ему дочь и на третьем году семейной жизни обзавелась любовником – перед её гипнотическим взглядом не устоял знаменитый поэт и романист Габриэле д’Аннунцио. К тому времени семейные оковы начали надоедать Луизе, она скучала – и именно романтичный и энергичный «рыцарь» Габриэле вдохновил молодую маркизу на то, чтобы превратить однообразные будни в увлекательный и яркий спектакль.

К слову, отношения Луизы и Габриэле продлились до самой смерти поэта в 1938 году. Законный супруг смотрел на тот роман сквозь пальцы – его, похоже, куда больше увлекала охота. Нас же, в свою очередь, интересует стиль Луизы Казати – подлинной Музы своего времени.

Читайте также Отель мечты Dream Downtown

Образ Казати моментально узнаваем: огромные зелёные глаза на мертвенно-бледном лице, подведённые углём, горящие, как у ночной птицы. Для того, чтобы придать им блеск, маркиза закапывала в глаза белладонну. Её любимые цвета – чёрный и белый, как символ крайностей, к которым она всегда стремилась. Самые дорогие дома. Самые изысканные интерьеры. Самые грандиозные балы и приёмы, на которых центром внимания всегда была она – «неистовая» Луиза Казати.


Портреты Луизы Казати

Её римский дом был выдержан в любимой чёрно-белой гамме, а по комнатам расселилось множество животных, – которых Луиза любила куда больше, чем людей: сиамских и персидских кошек, породистых собак, экзотических птиц и даже змей. Переехав в Венецию и купив там огромный дворец, маркиза устроила в саду настоящий зоопарк с гепардами, обезьянами, пёстрыми попугаями и павлином. Гепарды, в инкрустированных бриллиантами ошейниках, были постоянными спутниками маркизы в прогулках и путешествиях.

Экстравагантные наряды для маркизы сочиняли Лев Бакст и Поль Пуаре, а в Венеции её фаворитом стал Мариано Фортуни. Вспоминают, как она покорила этот город, впервые прогулявшись по улицам в плаще от Фортуни с алым парчовым капюшоном, держа на поводках двух борзых – чёрную и белую. На собаках были ошейники из бирюзы, а завершал процессию темнокожий слуга с опахалом… В другой раз, пригласив на вечер русскую компанию знаменитостей – Александра Бенуа, Льва Бакста, Сергея Дягилева и Вацлава Нижинского – она шокировала всех своим облачением: «на хозяйке вечера не было ничего, кроме змеи».

Перебравшись в Париж (слишком долго находиться на одном месте, в одном окружении казалось маркизе слишком скучным), Луиза начала эпатировать местную видавшую виды публику, выгуливая на поводке настоящего крокодила и появляясь в парижской Опере в платье из перьев цапли, которые облетали при каждом движении и постепенно «раздевали» маркизу. Одно из самых живописных описаний стиля Казати оставлено скульптором Екатериной Барятинской: «Я увидела не женщину, а произведение искусства… Широкие персидские шаровары из тяжёлой золотистой парчи, туго стянутые у щиколоток бриллиантовыми застёжками искусной работы. На ногах золотые босоножки на высоких алмазных каблуках. Декольте кончалось у широкого парчового пояса; изумительно вылепленная грудь была чуть прикрыта кружевом тончайшей работы. В ушах красовались массивные жемчужные серьги. Огромная чёрная жемчужина переливалась на пальце одной руки, такого же размера белая – на другой. Лебединую шею несколько раз обвивала жемчужная нить».

Читайте также Способы оформления банок с вареньем

Самый необычный костюм Казати оказался и самым неудачным, несмотря на великолепную идею: Пабло Пикассо придумал для неё платье из электрических лампочек, которые должны были светиться. Но по неосторожности маркизу ударило током, и она не смогла появиться перед публикой. Однако времена менялись, и Первая мировая война всех заставляла отказываться от роскоши и излишеств. Всех, кроме Казати. Она по-прежнему тратила деньги на невероятные наряды и закатывала балы, но на это уже смотрели не с восхищением, а с осуждением. Между тем, некогда несметное богатство её таяло, и к концу жизни маркизе пришлось продать и раздать за долги всё, чем она владела.

Забытая и обнищавшая, маркиза Луиза Казати скончалась в возрасте 76 лет, пережив собственную дочь. Но образ Музы прошлого не смог окончательно стереться из памяти – и по сей день он продолжает будоражить умы художников, писателей, драматургов, кинорежиссёров, дизайнеров моды, вдохновляя и восхищая всё новые и новые поколения.


Маркиза в платье “Фонтан” Поля Пуаро и в костюме “Королева ночи” Леона Бакста


Маркиза в платье Поля Пуаро (в центре) и на фотографиях Мэна Рэя (по краям)


Тильда Суинтон в образе Луизы Казати для журнала Acne Paper


Карин Ройтфельд в образе Луизы Казати. Фотограф Карл Лагерфельд

Луиза Казати: история итальянской аристократки, которая считалась самой загадочной женщиной своего времени

Отношения с модным европейским романистом

Одной из причин разлада в семье были отношения Казати с поэтом Габриэле Д’Аннунцио. Известный сердцеед и маркиза познакомились во время одной из поездок Луизы с мужем на охоту. После встречи она стала любовницей Габриэле. Он обожал Луизу и называл Корой (одним из имен греческой богини Персефоны). Согласно легенде, после похищения Аидом эта непорочная дева стала богиней подземного царства. Д'Аннунцио увлекался мифологией, а его новая избранница обожала метаморфозы, поэтому нет ничего удивительного в том, что Луизе было присвоено это легендарное имя.

«Луиза Казати — женщина удивительной красоты. Когда я спросил, с каким ощущением носит она свою гордую маску, она ответила, что ей кажется, будто, проходя, она с триумфом оставляет свой образ в самом воздухе, словно бы это гипс или воск, и таким образом увековечивает себя всюду, где бы ни побывала.

В этих словах она выразила, быть может, безотчетное стремление к власти и к бессмертию, свойственное всякой красоте. Не только с каждым шагом, но и с каждым мимолетным жестом Кора оставляла свой облик в моей бессмертной душе. Луиза пришла в восторг от своего прозвища... и стала подписываться на французский манер "Core"», — писал ее главный поклонник, Д’Аннунцио. Поэт сделал Казати прототипом главной героини своего романа «Может быть — да, может быть — нет», называл ее «разрушительницей заурядности» и до безумия обожал. 

Воздыхатели

«Меня поразило появление дамы, которая обладала необычной элегантностью. Она затмевала всех присутствующих. На ней высокая бархатная шляпа, украшенная золотым ожерельем, подарком Д’Аннунцио, у нее огромные глаза. Много макияжа, они сверкали в обрамлении рыжих кудрей. Наши взгляды встретились. Перед отъездом меня представили ей: это была маркиза Казати», — так вспоминал светскую львицу художник Август Джон. Впоследствии он стал автором одного из самых известных портретов маркизы.

Луиза была музой многих творческих людей. Именитые парижские дизайнеры мечтали одевать ее: Поль Пуаре в 1910-х создал для нее каскадное платье, усыпанное бриллиантами, а Леон Бакст в 1922 году сшил наряд «королева ночи», который она надела на бал-маскарад в Париже. Однажды она появилась на вечеринке в необычном платье, состоящим из сотен крошечных электрических лампочек, правда, в итоге оно вышло из строя, и маркизу даже ударило током.

Ее портреты писали Джованни Болдини, Август Джон, Кис Ван Донген, Ромейн Брукс и Игнасио Сулоага, снимали фотографы Ман Рэй, Сесил Битон и барон Адольф де Мейер, а скульптуры Джакомо Балла, Екатерина Барджански и Якоб Эпштейн боготворили. Маркиза была музой итальянских футуристов: писателя Филиппо Томмазо Маринетти, поэта Фортунато Деперо и художника Умберто Боччони. Однажды она даже поставила шоу марионеток под музыку Мориса Равеля. 

Луиза Казати — Look At Me

Она шокировала, привлекала, пугала.

Ее невозможно было не заметить, ее невозможно забыть. Женщина с непомерно огромными глазами – она обводила их углем, яркая – с огненно рыжей копной волос, худая и высокая – она подчеркивала это вызывающими нарядами или полным их отсутствием.

Луиза родилась 23 января 1881 года в Милане, в обеспеченной семье Амманов. С детства она, замкнутая и нелюдимая, увлекалась искусством. В юности она была застенчива, ее не привлекал свет, балы казались неинтересными. Лишь став женой маркиза Камилло Казати, Луиза, заскучав, начала искать развлечений. Она придумала саму себя, чему немало способствовал Габриэле Д’Аннуцио, поэт-повеса. Он восхищался ей, она тоже собой восхищалась. Они стали любовниками. Но как могла маркиза любить мужчину, если она так страстно, самозабвенно любила себя. Впоследствии у нее было много друзей и поклонников. А любовь одна и на всю жизнь – сама Луиза.

Маркиза, обладательница немалого состояния, увлеклась маскарадами и балами. Ее внешность становилась все ярче, наряды откровеннее. Свет восхищался ее приемами. Она одевалась у кутюрье Поля Пуаре.

Элегантная, черная, тонкая.

«В первый вечер маркиза Казати появилась в наряде Сары Бернар. Во второй — в точной копии одеяния византийской императрицы Феодоры. В третий — в платье из белых кружев и черной атласной накидке, отороченной горностаем. Что дальше?»

А дальше маркиза обращает свое внимание на обустройство дворцов, на покупки которых супруг не жалеет денег. Первым делом Казати приобретает огромный дом в Риме, интерьер которого оформляет в черно-белой гамме. Белоснежные стены украшали венецианские зеркала, окна — белые бархатные портьеры, пол — мрамор и шкуры белых медведей. «В этом доме хотелось говорить шепотом и ходить на цыпочках, как в церкви», — вспоминала о римском жилище маркизы ее племянница.Для Казати не существует мелочей — она муштрует прислугу, объясняя, под каким углом должен бить фонтан в холле, чтобы создавался специальный музыкальный эффект. На входе устанавливает двух отлитых из чистого золота газелей. И заводит экзотических животных — черного мастифа Анжелину, признававшего только команды хозяйки, персидских и сиамских котов.

Ее главными любимцами становятся черная и белая борзые, расхаживающие по дворцу в серебряных ошейниках, украшенных бриллиантами.

Луиза приобрела палаццо в Венеции, превратила его в свой безумный дворец. Развалины, отделанные золотом изнутри. Маркиза, мертвенно бледная, зеленоглазая, появлялась с гепардами, ведя их на отделанных бриллиантами поводках. В ее палаццо танцевали Нижинский и Айседора Дункан… иногда для прогулки по площади Сан-Марко маркизе достаточно лишь мехового палантина, который едва прикрывает ее обнаженное тело. Впереди себя, как обычно, она выпускает гепарда в бриллиантовом ошейнике, а позади позволяет шествовать мавру с факелом в руке. «Из одежды на ней были только духи» — эта популярная шутка венецианцев была посвящена именно маркизе.

Получить приглашение на легендарные балы Казати было пределом мечтаний для любой уважающей себя знаменитости начала века. Иногда власти позволяют маркизе устраивать празднества на главной площади Венеции. В такие дни все окна выходящих на Сан- Марко домов сдаются любопытным горожанам в аренду.

В месяц Казати устраивает по несколько балов и карнавалов. Вся Европа обсуждает миллионы, которые она тратит на увеселения. «Машина по имени Луиза Казати ежедневно пожирала тонны денег, словно тюки спрессованного сена», — напишет о ней Дарио Чекки.

Светский обозреватель тех лет Габриэль Луи Пренгуэ так описывает в своих мемуарах вечера Казати: «Дверь в комнате, где мы сидели и беседовали, вдруг распахнулась и вошла покойница. Ее великолепная фигура была туго обтянута платьем из белого атласа с длиннющим шлейфом, грудь прикрывал букет белых орхидей. Огненно-рыжие волосы подчеркивали алебастровую бледность лица, которое полностью пожирали два огромных глаза; расширенные угольно-черные зрачки составляли зловещий контраст с ярко-алыми губами, казавшимися открытой раной на фоне этой бледности. На руках у нее примостился детеныш леопарда.

Она поглядела на гостей в маленький, усыпанный бриллиантами лорнет и пригласила всех на маскарад, который должен был состояться через несколько дней в ее дворце на берегу Большого канала… В ночь карнавала маркиза прислала гондолы с разодетыми в пух и прах гондольерами, чтобы перевезти приглашенных (человек двести) на небольшую пристань, выделенную ей по особому распоряжению городского головы… Там гостей уже ожидал оркестр. По всему периметру площади стояли на расстоянии метров десяти друг от друга черные великаны в алых шелковых одеяниях. Между ними была натянута золотая цепь, преграждавшая доступ толпе…Под восторженные выкрики собравшихся маркиза Казати вышла из гондолы. Гигантские черные и белые перья фламинго колыхались на атласном платье цвета лунного сияния, перехваченном в талии черным бархатным поясом; одной рукой она обхватила букет черных ирисов, в другой держала на поводке двух леопардов. Вечер был сказочным».

Но вскоре Луизе надоело и это, и она выбрала для себя новую мишень — Париж.

Казати привлекало искусство – в основном тем, что в нем могла отразиться она сама. Она стала для себя же наркотиком. Изменчивый, но вечный глазастый образ изысканной, эксцентричной маркизы.

Первым делом там она приобретает роскошный дворец Пале-Роз, выстроенный из розового мрамора по точному подобию королевского Большого Трианона. Гордость ее нового жилища — библиотека, состоящая из книг по черной магии, и коллекция из 130 ее портретов, написанных величайшими художниками.

Очень скоро Казати становится некоронованной царицей Парижа. В городе останавливалось автомобильное движение, стоило маркизе появиться на его бульварах. Хотя неизвестно, что больше поражало водителей и пешеходов — облаченная в парик с бараньими рогами Луиза или крокодил, которого она вела на поводке. На балах в парижской Опере она часто появлялась в платье из перьев белой цапли, облетавших с нее при каждом движении так, что из здания театра она выходила почти обнаженная.

В 1924 году Пабло Пикассо создает для нее необычный костюм, главным элементом которого были электрические лампочки. Но поразить публику на сей раз маркиза не успела — головной убор застрял в дверном проеме и его обладательницу ударило током. Да так сильно, что какое-то время Казати в конвульсиях билась на полу.

Во Франции полку ее известных друзей прибыло. Знаменитый Феликс Юсупов с восхищением описывает в своих мемуарах вечер, проведенный им во дворце у маркизы. Больше всего русского графа поразил костюм хозяйки, состоящий только из золотой диадемы.

Она по-прежнему живет на широкую ногу и не желает замечать изменившуюся моду, из-за разразившейся Первой мировой войны диктующую скромность и дешевизну. Основной темой разговоров обедневшего Парижа долгое время был обед у Ага-хана Третьего, на котором платье маркизы занимало шесть стоящих рядом с ней стульев.Принимая гостей у себя, она приказывает слугам бросать в камин горсти меди, чтобы их зеленые всполохи подчеркивали рыжий цвет ее волос. Украшения маркиза теперь заказывает не у Лалика, а у Луи Картье, который изготавливает специальные золотые футляры для ее любимых змей.

Ее жизнь – шикарная игра, спектакль с единственной актрисой – Луизой Казати. Испытывая страсть к роскоши, она избавлялась от обыденности всеми возможными, а порой, скорее, невозможными способами.Костюмы, перемещения по миру, экзотика, беладонна – ярче глаза; опиум; нити жемчуга, леопардовые шкуры, бархат, босоножки на алмазных каблуках, Париж, Лондон, Индия, Капри… Маркиза увлекалась оккультизмом. Возможно, она была прекрасной ведьмой. Свой мир, неповторимый и безумный, она создала и осталась верна себе, своей страсти к себе, до конца дней.

На свои прихоти маркиза тратила невероятные суммы, задумываясь только о том, чего желает, неважно, сколько это стоит. Безоглядная роскошь на грани фарса закончилась.

Вместо нее явились долги. Ее картины, наряды, все, что дополняло ее образ, было распродано с аукциона. Перед тем как навсегда перебраться в Лондон, маркиза совершает последний визит в Венецию. Теперь она сама несет канделябры со свечами, а впереди нее семенит маленький пекинес, ставший центром ее жизни в последние годы. Новое поколение венецианцев, не признавших в женщине легендарную маркизу, переговаривается: «Кто эта старая ведьма?»

Первое время в английской столице маркиза за пять фунтов в месяц арендует дом, в котором прежние жильцы отказывались жить из-за его огромных размеров. А потом перебирается в маленькую комнатку в квартире.

В Англии ее ближайшим другом становится художник Огастес Джон, к которому она приходит в поношенном бархатном костюме и полуистлевшей леопардовой шкуре. «Слой пудры на ее лице становился все толще, — вспоминал Джон. — Сказки об Италии — все длиннее, а костюмы — все тоньше".Однако, несмотря на бедность, манеры у Казати остались прежними. «Подать напитки», — гордо распоряжалась она. И старый гостиничный лакей вносил полбутылки пива.

Умерла она в возрасте 76 лет после кровоизлияния в мозг, случившегося с ней во время спиритического сеанса.

Свои желания маркиза осуществила: она вдохновляла художников, писателей, модельеров. Даже после смерти она осталась музой. Музой, помешанной на себе, влюбленной в себя как в шедевр.


Посмертная слава пришла к маркизе в 1964 году, когда знаменитый драматург Теннесси Уильямс написал пьесу «Молочные реки здесь пересохли», главным прототипом которой стала Казати. Спустя четыре года в картине «Бум» ее сыграла Элизабет Тейлор. Впоследствии образ Луизы на сцене воплотит Вивьен Ли, а в кино — Ингрид Бергман.

История маркизы вдохновила на создание модных коллекций Джона Гальяно, Тома Форда и Джорджио Армани. Скот Д. Райерссон и Майкл Орландо Яккарино напишут биографию Луизы Казати «Неистовая маркиза», ставшую мировым бестселлером.

Сайт, посвященный Луизе Казати – http://www.marchesacasati.com/

Луиза Казати: как жила Леди Гага XX века

Луиза Казати — загадочная маркиза и покровительница искусств, которая прославилась эксцентричным поведением.

Была известна своими странностями, которые потрясали европейское общество в течение почти трех десятилетий. Яркая королева Русского балета среди современников была легендой. Она поражала публику своими поступками. Например, гуляя с леопардами на поводках или нося живых змей в качестве украшений.

«Я хочу быть живым произведением искусства» — самые известные слова, приписываемые Луизе Казати.

Нескромное начало

Луизе повезло с самого рождения:

  1. Родилась 23 января 1881 года в Милане — в городе моды и роскоши.
  2. Мать — светская львица Люсия Бресси. Отец — Альберто Амман, граф при короле Умберто I. В 1975 году отец основал самую модернизированную и успешную в Италии фабрику по производству хлопка.
  3. Полное имя Луизы соответствует ее богатству и аристократическому происхождению: Луиза Адель Роза Мария Амман (Luisa Adele Rosa Maria Amman).
  4. У нее была старшая сестра Франческа. Большую часть детства они провели вместе — на вилле Амалия недалеко от Милана.
  5. Родители девочки часто устраивали экстравагантные вечеринки, на которые приходили самые интересные личности того времени. Саму Луизу эти вечера приводили в восторг.
  6. Люсия Бресси часто рассказывала своим дочерям о таких необычных персонах как Кристина Тривульцио, графиня де Кастильоне, Сара Бернхардт, императрица Елизавета Австрийская и король Людвин II из Баварии.
  7. Мать одевалась в платья от Doucet и Worth — именитых кутюрье того времени. В детстве Луиза часто использовала эти наряды для игр.
  8. У Луизы была старшая сестра Франческа. Большую часть детства они провели вместе — на вилле Амалия недалеко от Милана.

Идиллическое детство закончилось внезапной смертью ее матери в 1894 году. А два года спустя умер отец. Тогда Луизе было всего 13, а ее сестре 14 лет.

Они стали самыми богатыми наследницами в Италии.

В детстве (1886) и будучи взрослой (1899):

Луиза Казати и ее тело как оружие

В подростковом возрасте внешность Луизы стала более примечательной:

  • Большие зеленые глаза, худоба и рост почти в 1,85 метров сильно выделяли ее. Особенно на фоне сестры, которая имела более классический облик.
  • А темно-рыжие волосы и бледная кожа добавляли еще больше броскости.
  • Один критик назвал ее «исключительно высокой дамой с головой в форме кинжала и с маленьким диким лицом».

Внешность девушки стала причиной ее стеснительности и неуверенности. Однако позже Луиза превратила свои особенности в сильные стороны.

Свои знаменитые темно-зеленые глаза, большие и миндалевидные, Казати подчеркивала накладными ресницами. А в некоторых сообщениях говорится, что она специально расширяла свои зрачки ядовитой белладонной.

Бурные вечеринки и оккультизм

После смерти родителей Луиза и Франческа переехали в центр Милана. Там они регулярно посещали вечеринки, концерты, оперы и другие мероприятия.

Незадолго до переезда Луиза заинтересовалась оккультизмом и сверхъестественным. Начала коллекционировать такие вещи как карты Таро, хрустальные шары и т. д.

В результате Луиза получит репутацию странной личности и самодовольной тусовщицы.

Скучный брак и измена

На одной из вечеринок Луиза встретила Камилло — маркиза Казати Стампа ди Сончино.

  1. В 1900 году, в возрасте 19 лет, она вышла за него замуж. Медовый месяц пара провела в Париже, где Луиза впервые побывала на Всемирной Выставке (Exposition universelle).
  2. Вернувшись в Италию, они поехали жить на виллу Casati Stampa, огромный дом в Cinisello Balsamo. Именно здесь маркиза увлеклась искусством. А в 1902 году родила дочь Кристину, которую назвала в честь Кристины Тривульцио Бельджойозо.
  3. Жизнь супругов выглядела счастливой и спокойной. Луиза и Камилло часто устраивали званые обеды, ездили на охоту и любили кататься на лошадях.
  4. Однако Камилло слыл скучным и слишком серьезным человеком. Веселая свободолюбивая Луиза жаловалась на тоску и недостаток внимания.
  5. В итоге, во время одной из конных прогулок маркиза встретила полную противоположность мужа — поэта Габриэле д’Аннунцио. У них закрутился бурный роман. Муж не препятствовал и семья начала разваливаться.

Супруги стали жить раздельно. А в 1914 году полностью разорвали отношения.

Однако официально брак не расторгался вплоть до смерти Камилло в 1946 году. Возможно, маркиза просто хотела сохранить титул.

Любовь всей жизни и загадочный портрет

Роман с поэтом Габриэле д’Аннунцио перерос в глубокое взаимное чувство.

Их отношения будут длиться всю жизнь и сильно повлияют на Луизу с самого начала:

  • Она начала носить только черные платья из венецианского кружева.
  • Стала коротко стричь волосы и красить их в каштановый оттенок. А глаза подчеркивать черным карандашом.
  • Под опекой энергичного Д’Аннунцио, Казати начала открываться миру театра и танцев.
  • Регулярно посещала вечеринки и мероприятия в Риме. Позже в этом городе она купит дом. Который обставит так, что тот прославится как один из самых эксцентричных и экстравагантных в городе.
  • Пара часто отдыхала в Венеции. Здесь д’Аннунцио познакомил возлюбленную с Альберто Мартини и Джованни Больдини. Написанный им портрет «Маркиза Казати с борзой» 1908 года вскоре был выставлен в Парижском салоне. Он и прославил Луизу. Все восхищались картиной и задавались вопросом: кем же является модная аристократка, изображенная на портрете.

Тот самый портрет:

Сам Д’Аннунцио имел славу сердцееда и менял женщин как перчатки. Однако его отношения с Луизой стали по-настоящему крепкими.

По словам поэта, в отличие от других женщин Луиза «обладала даром всемогущего знания мужского сердца: она знала, как быть или казаться неповторимой и невероятной. Фактически она была единственной женщиной, которая могла меня удивить».

Интересный факт: Д’Аннунцио давал своим женщина мифические имена. Луизу он называл своей «Коре», что в древнегреческом означает Персефона (владычица подземного царства).

Интересный факт 2: Поэт и маркиза любили слать друг другу зашифрованные записки. В одной из них Д’Аннунцио называет Казати «разрушительницей посредственности».

Экстравагантные выходки и страшные легенды

Вскоре Казати стала известна во всей Европе не только своей красотой. В прессе стали появляться темные истории об ее эксцентричном поведении. Например:

  • Cлухи о том, что она приказала своей прислуге ходить обнаженными.
  • Слухи, будто она расставила вокруг своего обеденного стола жуткие восковые скульптуры. Скульптуры якобы содержали прах ее покойных бывших любовников.
  • Восковые фигуры стали визитной карточкой Луизы Казати. Ходила легенда, будто маркиза устраивала гостям ужин при свечах, во время которого она садилась рядом со своей восковой копией, чтобы их запутать.
  • Маркиза любила окружать себя экзотическими животными. Она держала зверинец, жемчужиной которого были белые павлины. Она приучила их сидеть на подоконниках, чтобы показывать их гостям и прохожим. Также она держала дроздов-альбиносов и часто красила их в разные цвета, выбор которых зависел от темы ее очередной вечеринки.
  • Она была знаменита тем, что часто прогуливалась по городу с двумя леопардами на поводках. Разумеется, гуляла она в полночь, полностью обнаженная, но с накинутой шубой.
  • С возрастом она все больше интересовалась оккультизмом. Часто устраивала спиритические сеансы и пыталась связаться с давно умершим итальянским королем. Говорят, Казати никогда не появлялась без хрустального шара под рукой.

Устраиваемые ей вечеринки не были легкомысленными. Все наряды и шоу были тщательно продуманными «хореографическими представлениями». И отражали самые яркие произведения искусства того времени.

Со своим леопардом, 1912:

Маркиза Луиза Казати в искусстве

Многие европейские художники были одержимы необычной дивой. В итоге она стала главной музой двадцатого века.

Она очаровала таких художников и писателей как Роберт де Монтескью, Роман Тыртов (Эрте), Кес ван Донген, Жан Кокто, Ман Рэй и Сесил Битон. Они стремились нарисовать, сфотографировать или даже слепить ее, чтобы хоть немного передать грани ее натуры.

Кстати, д’Аннунцио тоже описал Луизу Казати в одной из своих работ. В его романе «Может быть — да, может быть — нет» есть персонаж по имени Изабелла Ингирами, в котором отражено темное очарование маркизы.

Печальный конец

К 1930 году непомерные расходы и крах фондового рынка сделали маркизу банкротом. Уже постаревшая и хрупкая Луиза оказалась должна банкам более 25 миллионов долларов.

Ее личные вещи были распроданы с аукциона. Кстати, Коко Шанель была одним из участников торгов.

Луиза бежала в Лондон, где жила в бедности в однокомнатной квартире. Ходили слухи, что она рылась в мусорных баках в поисках перьев, чтобы украсить свои волосы.

1 июня 1957 года дива скончалась от инсульта. Ей было 76 лет. Была похоронена на Бромптонском кладбище в черном и леопардовом нарядах и в накладных ресницах.

Ее также похоронили с чучелом одной из ее любимых собачек породы пекинес.

Дар чудодейства маркизы Казати | Публикации

Луиза Казати. Около 1905 года. Фото GRAZIA NERI/PHOTAS

Роман с Д'Аннунцио раскрепостил Луизу: ее природная робость поначалу сокрылась за необыкновенными, баснословно дорогими костюмами, а потом и вовсе переродилась в невиданного масштаба эпатаж. Казалось, что светские сплетни по поводу ее скандального избранника отлетали от Казати, не коснувшись. Ее, видимо, и вправду не трогали всевозможные колкости и карикатуры в свой адрес, а может быть, напротив, она получала от них удовольствие. Интересно, с каким чувством она рассматривала популярную в то время карикатуру, на которой она была изображена в обнимку с Д'Аннунцио посреди кровати маркиза. Камилло реагировал на это индифферентно. И в целом, похоже, оказался благородным джентльменом, то есть понимал, что Луиза весьма и весьма пополнила его скромное состояние, что она никак не мешала его страсти к охоте и, главное, подарила ему чудесного ребенка. Что же еще может желать настоящий маркиз?

Отдаленные друг от друга супруги в 1906 году вдруг загорелись общим делом — строительством особняка в Риме. Словно для бесконечных разговоров своих богатых соседей Луиза отделала особняк вопреки всем традициям, доминантой здесь выступал черно-белый цвет интерьеров. Но самой большой страстью маркизы были, конечно, не венецианские зеркала и роскошные портьеры, а животные. Ими она окружала себя всю жизнь, и в таком количестве, что даже в конце своего пути, не имея средств к существованию, обитая в казенных комнатах, она держала пять-шесть пекинесов — любимую породу. Порой ей действительно нечего было есть, но еду собакам она добывала: у знакомых, друзей, бакалейщиков. Когда же, состарившись, какая-то из собак умирала, маркиза просила сделать из нее чучело.

В новом римском особняке припеваючи жили многочисленные сиамские, персидские и прочие коты, рядом с ними сторожил сад огромный мастифф Анджелина, в доме в ошейниках с крупными бриллиантами бегали борзые (с которыми она запечатлена на нескольких картинах).

«Я вошла в вестибюль, отделанный в греческом стиле, и села, ожидая появления маркизы. Внезапно я услышала тираду немыслимо вульгарных выражений, обращенных ко мне. Я огляделась и увидела зеленого попугая. Он сидел на жердочке, не привязанный. Я поспешно поднялась и перешла в соседнюю гостиную, решив подождать маркизу там. И вдруг до меня донеслось угрожающее рычание — рррр! Передо мной стоял белый бульдог. Он тоже был не на цепи, и я выбежала в соседнюю залу, устланную и увешанную медвежьими шкурами. Здесь я услышала зловещее шипение: в клетке медленно поднималась и шипела на меня огромная кобра…» — вспоминала танцовщица Айседора Дункан в «Моей жизни».

У главного входа в этот особняк гостей встречали две отлитые из золота газели. И все обитатели этого великолепия были настолько своеобразными, что разобраться, кто из них более, а кто менее «натуральный», представлялось делом нелегким.

Неугодных в шкаф!

Кого маркиза любила больше: животных или людей? Скорее, первых. А из людей предпочитала мужчин. С женщинами дружбы практически не имела, обходилась общением лишь с несколькими подругами. По отношению к другим — например, к дамам, присутствующим на ее балах, могла проявлять разные нелюбезности. Современники говорили, что во время печально известного парижского маскарада, устроенного Казати в память о графе Калиостро, за попытку скопировать ее костюм маркиза заточила одну из дам в шкаф на весь вечер.

Луиза слыла великим меценатом. Большой знаток живописи, она патронировала множество имен, известных и неизвестных. Поддерживала художников, поэтов, музыкантов: Филиппо Томмазо Маринетти, Альберто Мартини, Джованни Больдини, Артура Рубинштейна и многих других.

Знакомство Казати с Рубинштейном началось с большого недоразумения: впервые он заметил маркизу в приглушенном освещении в салоне одного отеля, увидел ее черные, подведенные углем глаза, фиолетовые волосы и — испугавшись, вскрикнул… Но потом Казати совершенно очаровала музыканта и поддерживала его материально, чему свидетельства — его воспоминания. А к Больдини маркиза питала и вовсе особенные чувства. Их знакомство привело к чудесным результатам — необыкновенным портретам Казати, которая по приглашению художника помчалась в Париж, в его мастерскую, провела возле Больдини довольно много времени, и вот в 1908 году появилось полотно «Маркиза Луиза Казати с борзой», снискавшее бурю оваций в парижском Салоне.

Венеция и Веньер деи Леони

В 1910 году Казати совершила покупку века — старинное венецианское палаццо — дворец Веньеров. В Венецию маркиза рвалась давно: об этом чудо-городе ей неустанно рассказывал Д'Аннунцио. И вот мечта сбылась, окна ее теперешнего дворца выходили на главную артерию города — Большой канал. Правда, сам полуразвалившийся дворец представлял унылое зрелище, но для маркизы не было ничего невозможного. Обладая хорошим вкусом, она отреставрировала его (основательно укрепив постройку), сохранив при этом дух старины. В дворцовый сад оригинальная особа запустила двух гепардов, сюда же из Рима переехали борзые, а со временем зеленый оазис и вовсе стал походить на невероятный зоопарк с дроздами, попугаями, павлином (дрозды и павлин были белыми), собаками, многочисленными приматами, а также кошками. Опять же современники маркизы отмечали, что у всей живности Луиза имела необыкновенный авторитет, звери слушались ее и практически не проявляли недовольства друг к другу. Гепарды стали любимой темой гостей и знакомых маркизы, что только не сочинялось про них, как и про следующее увлечение Казати — змей. Известен случай, когда в 1915 году во время путешествия в Америку на лайнере «Левиафан» исчез удав маркизы. И она, едва пережив эту потерю, по прибытии в Нью-Йорк тут же попросила купить нового удава...

Несмотря на бесконечные разговоры о ее чудачествах, Венеция, похоже, безоговорочно приняла созидательницу эпатажа (недовольными оставались лишь соседи): как только на водах Большого канала появлялась гондола, в которой Луиза восседала в умопомрачительных нарядах в обнимку с гепардами, — публика стыла от восторга. Вскоре Казати слилась с атмосферой города настолько, что устраивала балы прямо на площади Сан-Марко. Разве мог отыскаться во власти города такой смельчак, который решил бы что-либо запретить Казати?

Джованни Больдини. Маркиза Луиза Казати с павлиньим пером. 1914 год. Фото ARALDO DE LUCA/CORBIS/RPG

Чаша с цветами

К гепардам и удавам нужно обязательно добавить восковую фигуру маркизы — иначе перечень ее чудачеств окажется неполным. Перед тем как изготовить свою точную копию из воска, Казати купила еще одну куклу — копию несчастной баронессы Марии Вечеры, которую в действительности в 1889 году в замке Майерлинг застрелил ее возлюбленный принц Рудольф (сын императора Франца Иосифа I). Казати имела обыкновение поочередно усаживать этих кукол за стол. Представьте состояние гостей, входящих в комнату для ужина и занимающих места по соседству с ними. Свою собственную копию Луиза просила одевать так же, как себя. Для чего ей нужны были эти куклы? Как инструмент для розыгрыша? А может быть, увлекаясь магией, она отводила им другую роль? Интересно узнать, какие глаза были у куклы-копии маркизы, могли ли они быть похожими на ее настоящие? Говорят, что блеск последних объяснялся просто: Луиза закапывала себе капли из белладонны, а потом подводила глаза углем (отчего и испугался упомянутый выше Рубинштейн), да еще и наклеивала пятисантиметровые ресницы.

Зато какими эти черно-зеленые очи получались на полотнах Альберто Мартини, Джованни Больдини, Кеса ван Донгена, который создал серию портретов Казати! На одном из них («Чаше с цветами») Луиза, изображенная подле чаши, сама источает необыкновенный аромат соблазна. Ван Донген настолько воспылал к ней, что отказался продавать свои работы и возвращался к ее образу на протяжении семи лет. А в 1921 году он даже поселился в палаццо Деи Леони, убежав от парижских критиков. Их роман-сотрудничество оказался, как и в случае с поэтом Д'Аннунцио, бесконечно плодотворным: они питались энергией, страстями и плодами воображения друг друга. Хотя вряд ли можно сравнивать ее недолгие отношения с Ван Донгеном с романом длиною в жизнь — с Д'Аннунцио. Где бы ни жила Луиза, она непременно возвращалась к своему поэту, привозила подарки, открытки, в момент отсутствия писала ему отовсюду. Однажды ее подарок-послание превзошел все ожидания. Маркиза отправила поэту посылку с черепахой, приобретенной в гамбургском зоопарке. А поэт «ответил» ей небольшим черным аллигатором, во всяком случае, так говорили их знакомые. Черепаха Хели прожила у Д'Аннунцио почти пять лет, но потом, прямо перед приездом маркизы, — и надо же такому случиться — она объела туберозы в саду его особняка и отравилась. Зная, как опечалится дорогая сердцу Кора, поэт заказал Хели золотые доспехи и уложил ее в этом обличье на атласную подушку. Видимо, предполагая, что эффект от этого зрелища несколько скрасит Луизе горечь потери.

Экстравагантность под занавес

Маркиза окончательно рассталась с супругом в 1914 году, а официальный развод получила лишь в 1924-м. Кристине в 1914-м исполнилось 13 лет, она осталась с матерью. Хотя что означает «осталась»? Дочь сначала жила в строгом римско-католическом монастыре, а потом училась в Оксфордском университете, который так и не окончила. А карнавал жизни Луизы по-прежнему продолжался, правда, теперь с меньшим размахом: увеселительные мероприятия европейского бомонда сократились в связи с Первой мировой войной. А после войны мир и вовсе стал другим, и это не могла не почувствовать Казати. Изменился и ее образ жизни, хотя, конечно, менее эксцентричной она не стала.

Судьба Кристины оказалась совсем непохожей на судьбу матери. В 1925 году она вышла замуж за Фрэнсиса Джона Кларенса Уэстерна Плантагенета, виконта Гастингса, вопреки воле родителей возлюбленного и обосновалась в Англии. Ее супруг занимался живописью и даже создал впоследствии портрет своей скандально известной тещи. В 1928 году Кристина родила девочку, которую назвали Мурея.

Внучка маркизы сыграет в ее закатной жизни особую роль: она одна из немногих будет рядом с Луизой в старости. Кристина расстанется с Гастингсом, выйдет замуж второй раз, но уйдет из жизни в 51 год. Так, постепенно близкие люди будут покидать маркизу…

Проказы графа Калиостро

Особо громкую и подчас скандальную славу Казати придали события, связанные с чередой ее балов 1927 года. Один из них, майский (он, правда, оказался, наиболее «тихим»), запечатлела помощница Айседоры Дункан Мэри Дести в книге «Нерассказанные истории»: «Мы прибыли около полуночи в страшное ненастье. Нам показалось, перед нами возникло сказочное видение. Дом был окружен вереницей крохотных электрических лампочек… По тропинкам сновали лакеи в роскошных, шитых золотом камзолах, атласных штанах и шелковых чулках. В доме, невзирая на потоп, собрались все звезды «Комеди Франсез» и самые знаменитые поэты и художники того времени. Прием воистину поражал великолепием… Росту в этой худой женщине (маркизе. — Прим. ред.) было что-нибудь метр восемьдесят, и вдобавок она надела очень высокую черную шляпу, усеянную звездами. Лица было не видно под маской, из-под которой сверкали под стать бриллиантам, усыпавшим руки, шею и плечи, огромные глаза. Как сомнамбула, прошла она по залам, раскланиваясь со всеми, будто одна из приглашенных…» Это называлось балом Золотой розы. Далее Мэри Дести отмечает, что в память об увиденном великолепии она долго хранила золотую розу, внутри которой находилась крошечная капсула с розовой эссенцией — золотые цветки раздавали гостям перед разъездом. Этот бал прошел на удивление спокойно, а вот другой — в память о графе Калиостро, устроенный месяцем позже, провалился. Он готовился в парижском особняке Казати — Пале-Роз, принадлежавшем до нее графу Роберу де Монтескью. Приготовления к празднику были грандиозными. Перед приездом гостей дворцовый сад был уставлен горящими факелами, столы изобиловали яствами, прислугу нарядили в парики и костюмы, соответствующие духу времени великого чародея. Кого здесь только не было! Петр Великий, Мария Антуанетта, граф Д'Артуа… Но действо развернули вспять сами силы природы, началась такая гроза, что молния, казалось, вот-вот спалит всех присутствующих. Возникла жуткая паника, и гости в ужасе стали разбегаться во все стороны прямо по потокам воды, да еще и поливаемые сверху. Все смешалось: костюмы, кринолины, парики, грим растекался по их лицам ручьями. Это было страшное зрелище.

Оплатить все счета за этот маскарад Луиза сможет с большим трудом, изыскивая средства уже из остатков своего состояния.

И с этого момента ее долги неуклонно росли. С молотка пошло сначала содержимое дворца, а потом и само сооружение, а главное — необыкновенный «Эрмитаж» Казати, где, говорят, насчитывалось около 130 посвященных ей работ. И если представить, какие имена присутствовали в этой галерее, то можно составить представление о величине долга. Хотя маркиза никогда не умела быть рачительной, чего стоят такие факты, что она могла расплачиваться с таксистом драгоценными камнями. Кстати, одну из золотых газелей приобрела в то время Коко Шанель…

В 1938 году умер ее самый задушевный друг — Д'Аннунцио. На его похороны Казати не поехала. Может быть, помнила тот факт, что поэт не откликнулся на ее просьбу о займе перед аукционом в Пале-Роз. Но какая же должна была быть сумма этого займа?! Маркиза не вдавалась в такие подробности. А может быть, она просто не хотела видеть его мертвым, не было ее и на похоронах дочери…

В преклонном возрасте маркиза продолжала оставаться Луизой Казати и все так же как магнитом притягивала к себе людей. Последние пятнадцать лет не единожды проверили ее на прочность, и она не изменила своей жажды жизни. Как пишут биографы, Скот Д. Райерссон и Майкл Орландо Яккарино, обстановка, в которой она пребывала, совершенно не походила на прежнюю. Некогда одна из самых богатых женщин Европы довольствовалась диваном, набитым конским волосом, старой ванной и сломанными часами с кукушкой. При этом Казати продолжала развлекать себя и навещавших ее друзей, число которых сильно сократилось: она составляла коллажи из газетных и журнальных вырезок. И ее творчество как всегда было проникнуто выдумкой и оригинальностью.

1 июня 1957 года Луиза Казати стала частью вечности. Она умерла за любимым развлечением — по окончании спиритического сеанса. Внучка одела ее в легендарный леопардовый костюм, последний друг маркизы, Сидни Фармер, принес для нее новые накладные ресницы, а также чучело любимого пекинеса, который приютился в ногах дражайшей хозяйки.

Прекрасная маркиза покоится в Лондоне на Бромптонском кладбище.

Луиза Казати. Неистовая маркиза - ЛЕСТНИЦА — LiveJournal


Она была молодой светской дамой, когда познакомилась с Габриэле Д`Аннунцио.
Он стал ее учителем, заложил основы образа, запечатленного множеством художников. Картины, скульптуры, фотопортреты – целая галерея рассыпана по музеям и частным коллекциям. Но была еще ее жизнь – уникальная, возможная только в прекрасную эпоху. Отблески от нее едва долетают до нас, они гаснут, слабеют со временем. Огромные богатства, унаследованные от родителей, она обратила в прекрасные дворцы, драгоценности, наряды и путешествия. В роскошные карнавалы и праздники, в одно безумное представление, в шоу, как сказали бы наши современники. В центре этих многофигурных композиций всегда довлел один статичный гипнотический образ.
Имя ее – Кора. Так назвал ее Д`Аннунцио. (Она исправила для красоты – Core).
Кора, Геката, Дева подземного мира – архетипы женского божества. Что знала она об этом? Что знал о них Д`Аннунцио, которого назвала она Ариэлем?


«Хочу быть живым шедевром!» - провозгласила Кора. И она стала им.


Портрет Казати кисти Джованни Больдини


Казати в короне императрицы Феодоры


Портрет обнаженной маркизы. Джованни Больдини


Роберто Монтенегро. Казати. 1914 г.

Казати приобрела и реставрировала виллу Палаццо деи Леони в Венеции. Продумала и воплотила роскошный интерьер. Каждый сезон на время переезда из римского дворца на виллу перевозили покрытие полов из черно-белого мрамора с подсветкой. В дверях красовались золотые газели.
В саду она поселила множество белых павлинов и дроздов-альбиносов. Белые и черные борзые жили вместе с хозяйкой. И не только они – маркиза держала много других экзотических животных, особо прославились ручные гепарды, которых она выгуливала на усыпанном бриллиантами поводке; питон, которого возила с собой в поездки в бархатном футляре и злющая обезьяна, пугавшая гостей вонью и криками. По легендам и воспоминаниям современников, животные маркизы никогда не не ссорились между собой, не нападали друг на друга. А ведь известно, что животные часто отражают характер своих владельцев.
Помимо всевозможных экстравагантных костюмов, Казати любила ночные прогулки в меховом палантине, накинутом на обнаженное тело. Сопровождали ее верные гепарды и высоченный арап-камердинер с двумя горящими факелами, освещая зрелище для публики. Некий шутник сказал, что из одежды на ней были только духи. Высокий рост и стройная фигура позволяли воплощать любые образы, носить самые немыслимые наряды. Такой она запечатлена на одном из портретов Умберто Бруннелески, написанном около 1913 года.

На одну из прогулок Казати вышла, завернутая в тигровую шкуру, а голова тигра красовалась поверх ее собственной...
На одном из устроенных ею празднеств Маркиза разыграла интермедию в декаденском стиле. С криком: «Я задыхаюсь!» она вспорола себе платье спереди и рухнула на черный бархатный ковер. Барон Панателли успокоил перепуганных гостей и предложил всем следовать за «телом» маркизы в гондолах на маленькое кладбище острова Торчелло – слушать там заупокойную мессу.
Порой маркиза устраивала балы даже на площади Сан-Марко.

Лев Бакст нарисовал и спроектировал около 60 костюмов маркизы:

Один такой костюм - сплошь из электрических лампочек -
"Фея ночи" чуть не привел маркизу к гибели:
при включении в розетку случилось короткое замыкание!

Рисовал Бакст и портреты Луизы:

Юлий де Блаас. Портрет Казати в костюме Белого Арлекина,
спроектированном Бакстом:

Даже в декаденсткую эпоху, большинство публики остается косной. И хотя на подмостках царили Сара Бернар, Ида Рубинштейн, Клео де Мерод и другие не менее блестящие героини, маркиза так и осталась не понятой. Она была слишком эпатажной даже для тех легендарных времен. Ее безграничное воображение, поддерживаемое огромными финансовыми возможностями вызывало болезненную зависть.
Луиза Казати была добра не только к животным. Ее агрессивные образы и лицо, напоминающее то маску медузы, то голову львицы, были всего лишь личинами. Сохранилась история о том, как маркиза устроила судьбу своего гондольера, подарила ему состояние, которое дало ему возможность ему жениться на любимой девушке-аристократке. Родители невесты были категорически против брака с простым гондольером, и Луиза уговаривала их устно и письменно, посылая депеши, написанные изысканным слогом на гербовой бумаге...
Луиза много путешествовала. В детстве одним из ее кумиров был король Людвиг||Баварский, и она каталась в Альпах на санях ночью, чтобы увидеть те красоты, которые видел он, и, возможно, заглянуть ненадолго в его мечты...
Была у Луизы Казати еще одна любимая героиня – княгиня Кристина ди Бельджойозо, жившая в начале Х1Х века. В честь нее Луиза назвала Кристиной свою единственную дочь. Эта княгиня была, как сказали бы наши современники, настоящей готессой: черноволосая, худая, высокая, с мертвенно-бледным лицом. Она вдохновляла Мюссе, Шопена и Делакруа. В ее будуаре обнаружили частично набальзамированный труп ее молодого любовника. По слухам, эта легендарная особа сохраняла в золотых шкатулках сердца своих любовников после их смерти. Чтобы сделать свой взор еще более магнетическим, и еще больше походить на княгиню Кристину, Луиза закапывала до конца своей жизни в глаза беладонну, и зрачки ее увеличивались, занимая почти весь центр глаза.
За увлечения траурными нарядами Казати наградили прозвищем «Венера с Пер-Лашез».


Еще один портрет кисти Больдини

На одном балу в Париже Луиза появилась вся в черном с восковой копией окровавленной руки, сжимающей кинжал, на шее. А в Парижской опере восседала в эспри из перьев белого павлина на огненно-рыжих волосах. По руке ее стекала настоящая кровь. То была кровь курицы, зарезанной по дороге в машине личным шофером. На премьере русского балета она появилась в платье из перьев белой цапли, осыпавшихся при каждом движении. Из театра она вышла фактически нагой. Она не довольствовалась собственными волосами и носила парики, был у нее и головной убор из сплетенных змеиных чучел, шелестевших при каждом движении. Подобно современным любительницам фэнтези, она цепляла к вискам золоченые бараньи рога, выходила в свет с черной повязкой на глазу, а борзую могла приказать выкрасить под цвет перьев любимой шляпы – специально для конкретной прогулки.
Ее друзьями были знаменитый денди граф Робер де Могтескью и его любовник Габриэль де Итурри. Монтескью общался с очень узким кругом, в том кругу Казати была титулована Богиней. Они вместе посещали самые модные магазины Парижа. Рене Лалику заказывали всевозможные ювелирные украшения – амулеты, подвески, пояса, диадемы, шляпные булавки, шпильки и множество других вещиц. С 1912 до 1914 года маркиза была основной заказчицей Поля Пуаре.

Джованни Больдини.
Портрет графа Робера де Монтескью

Луиза Казати отдала дань и куклам, заказав восковую копию убитой любовницы австрийского эрцгерцога Марии Вечеры, а также собственный восковой портрет в полный рост. Эта фигура, в наряде хозяйки, безмолвно сидящая за чайным столом, до безумия пугала гостей. Художница Лотта Притцель создала маленькую восковую копию маркизы, ставшую на долгие месяцы ее самой любимой игрушкой и центром существования. Вот как сама художница характеризовала свою модель: « У нее был артистический темперамент. Не имея таланта к самовыражению ни в одном из искусств, она превращала самое себя в произведение искусства. Начисто лишенная внутренней жизни, не способная ни на чем сосредоточиться, она черпала свои безумные идеи извне.» Я позволю себе не согласиться с этой строгой критикой. Разве не должен каждый делать то, что он делать мастер? У Луизы Казати был замечательный вкус и море денег. Для чего ей было учиться музыке, рисованию или другим искусствам? Аннунцио научил ее самому драгоценному из искусств – быть свободной. Ведь даже богачи жили в плену условностей, особенно аристократия. Немногие богатые выскочки отваживались на чудачества, хотя таковые и находились. Даже в наше время с кажущейся толерантностью и всеприятием невозможно устроиться на работу в офис, имея прическу «ирокез» или даже просто придя на собеседование в экстравагантной, хотя и аккуратной одежде. Что говорить о начале ХХ века? Казати была смелой и талантливой. Ей выпал уникальный шанс жить так, как ей хотелось. И она смогла реализовать себя гораздо более полно, нежели если бы она изучала какое-то одно искусство.
Отношения с Д`Аннунцио Казати поддерживала в течение всей жизни. Она писала ему письма с понятными только им двоим символами и высылала приглашения на черном пергаменте, писанные золотыми чернилами, украшенные черепом и розой. Поэт отвечал музе в том же мистико-элегическом ключе. Замечательным моностихом звучит эта телеграмма от Луизы к Д`Аннунцио: «Стеклянных дел мастер сделал мне два огромных, зеленых, сверкающих глаза – не прислать ли их вам?» Поэт отвечал созвучно: «Ариэль пребывает в меланхолии и борется с кручиной». За ней следует еще одна шифрограмма влюбленности: «Я нашел маленькую золотую амфору от Вашего ожерелья. Она пуста. На дне – ни грана надежды. Ариэль».
Д`Аннунцио посвятил музе неудачный роман «Быть может-да, быть может-нет» и незаконченную повесть «Восковая фигура». Почему-то принято считать, что сценарий нашумевшего фильма «Господин оформитель» написан по мотивам гриновского рассказа «Серый автомобиль». На самом деле, в фильме можно найти лишь следы этого рассказа. А от «Восковой фигуры» в сценарии мы найдем очень многое: герой влюбляется в воскового двойника своей любовницы. Копия оживает и занимает место оригинала.

Хотелось бы уделить момент внимания и подаркам, которые дарили друг другу влюбленные: стеклянный шар для медитации поэт подарил Коре незадолго после того, как они познакомились. С этим шаром она запечатлена на множестве живописных и фотопортретов. Маркиза подарила другу кольцо, принадлежавшее некогда Байрону. Был и еще особенный дар – живая черепаха. Ее чучело до сих пор украшает стол в покоях виллы Д`Аннунцио.

Бельтран-и-Массес. Портрет Луизы Казати


Портрет маркизы кисти Огастеса Джона


Часть гостиной Д`Аннунцио с чучелом черепахи на столе

С началом Первой мировой прекрасная эпоха закончилась. Модерн вышел из моды, ему на смену пришел Ар деко, но для Казати это не стало преградой. Новые живописцы продолжали множить ее портреты и славу, к живописцам добавились фотографы. Она вдохновила Кеса ван Донгена, футуристов Джакомо Балла, Карло Карра, Фортунато Деперо и многих других.


Джакомо Балла. Портрет Казати и ее зверей

Осколком символизма оставался график Густав Адольф Мосса, написавший портрет Луизы в виде сияющей головы с грозным взглядом и выдохом, исходящим из слегка ощеренных губ.
С возрастом маркиза становилась все чудаковатее: видимо, сказывалось нередкое употребление распространенных в то время веществ, свободно продававшихся как лекарства – таких кокаин и героин (их прописывали от кашля), опиум в качестве снотворного. В моде были абсент и гашиш. Щепотки кокаина разводили в шампанском, а кокаиновую пасту намазывали на тосты в качестве афродизиака. Со средствами маркизы нетрудно было раздобыть любое психотропное средство, в любых количествах.
Необыкновенно модным считался остров Капри, и Казати против воли владельца проникла на вилу «Сан-Микеле», принадлежавшую одному богатому врачу. Доктор опрометчиво подписал с ней какой-то договор, и уже не мог выдворить маркизу обратно. Луиза тут же сменила обстановку в соответствии со своими вкусами и продолжала свойственную ей жизнь: принимать гостей в костюме Евы, позировать художникам, приглашать в гости Габриэле Д`Аннунцио. Он привез ей в подарок цветы из муранского стекла для украшения сада, в саду же громко пел серенады. Пел, видимо, неплохо, так как послушать эти концерты собиралась под окнами небольшая толпа.


Портрет, написанный в "Сан-Микеле" американской художницей Ромейн Брукс

Вечерами на виллу приходили гости, они принимали психотропные средства, предавались спиритизму и дивились фокусам, которыми развлекала их Луиза: раскачивающиеся пальмы в саду (с помощью мощных вентиляторов), искусственую луну в парке...
В 1921 году умер друг маркизы знаменитый граф Робер де Мотескью. Он был учителем Марселя Пруста, окрестившего его Профессором Красоты. Умер от болезни почек, нажитой непосильным употреблением всевозможных веществ, приносящих наслаждение, изысканных яств и вин. После него осталась усадьба Пале Роз близ Версаля, под Парижем. Владелицей этой усадьбы стала маркиза Казати. По своему обычаю, маркиза перевезла в здание мраморный пол с алебастровым солнцем, подсвечивавшимся изнутри. В одной из ванных комнат на спинах позолоченных львов стояла огромная алебастровая ванна, куда изливалась вода из пасти нефритовой рыбы.
В холле появилось заводное чучело пантеры, а для приемов гостей брали напрокат пару бенгальских тигров под руководством укротителя.
В бывшей библиотеке графа Монтескью разместились книги по магии и чародейству и целая галерея портретов маркизы, насчитывавшая около ста тридцати экземпляров (точное их количество не известно).
Украшения Луиза заказывала теперь у Картье, а сюжеты для ювелирки художница Жанна Туссен подсматривала в доме Казати, вдохновляясь многочисленными диковинами.
В 21 году Ман Рей создал известные всему миру фотопортреты Луизы.

В 25 и 26 годах маркиза гостила в Америке. Тогда же она начала пользоваться вуалью, с которой редко расставалась впоследствии. Эта вуаль вызвала поток легенд – будто бы она скрывала шрамы нанесенные когтями хищников из домашнего зоопарка, или даже клеймо, выжженное неким отвергнутым поклонником. Но все было гораздо прозаичнее – вуаль скрывала морщины.
Вернувшись из Америки, Луиза продолжала устраивать маскарады и праздники. Некоторые из них с шумом проваливались, какие-то проходили удачно. Груз сплетен и легенд накапливался, росли долги. Как это ни печально, маркиза промотала свое огромное состояние. Умирали прежние друзья. Живписец Больдини бушевал: «Они все мрут мне назло!», сам он продержался до 89 лет.
Оставшиеся в живых друзья и дочь поддерживали Луизу. Любые суммы она с легкостью транжирила, поэтому денег ей давали крайне мало, только на самое необходимое. Но она не теряла бодрости духа и никогда не унывала. Жила в более чем скромной обстановке, составляла коллажи из журнальных и газетных вырезок. Один знакомый, имевший связи как-то увидел эти картинки и предложил устроить выставку, но Луиза отказалась.


Альберто Мартини. Медленный возврат из перевоплощений.
Этот портрет был особенно любим зверями
из домашнего зоопарка

Маркизы давно нет на свете, но образ ее и сейчас вдохновляет модельеров и художников. Есть большая фотосессия, где в образе
Казати позирует прекрасная Тильда Суинтон:

Золотая Луиза — маркиза декаданса — В гостях у Ляли

Разглядывала сегодня в своих «закромах» фотографии Луизы Казати и захотелось воскресить её образ из небытия , напомнить об этой необычной женщине.

Луиза Казати — итальянская аристократка, роковая красавица, муза поэтов и художников, покровительница изящных искусств. Она родилась в Милане, 23 января 1881 г. Луиза была младшей из двух дочерей богатого хлопкоторговца Альберто Аммана, выходца из Австрии. Её мать Лючия Амман — полуитальянка, полуавстрийка. В 13 лет она потеряла мать, а через два года умер отец. Луиза и её сестра стали богатейшими наследницами Италии.

В 1900 г. Луиза вышла замуж за Камилло Казати Стампа ди Сончино, маркиза ди Рома, в 1901 г. родила ему дочь Кристину. После этого супруги жили раздельно.
В течение трёх десятилетий маркиза Казати была одним из центров европейского общества, избранного круга писателей, художников, актеров. Она путешествовала по миру, собирала экзотических животных, была известным меценатом. Она устраивала балы прямо на пощади Сан Марко. Немыслимая роскошь её экзотических званых вечеров вошли в легенду.

Луиза увлекалась оккультизмом и участвовала в спиритических сеансах. Есть мнение, что её образ сложился под влиянием итальянской княгини, писательницы и журналистки Кристины Тривульцио Бельджойозо. (Княгиня участвовала в борьбе за независимость Италии от Австрийской империи и увлекалась чёрной магией) Луиза даже назвала в честь княгини свою дочь Кристиной.

Луиза выбрала себе девиз, с которым неуклонно шла по жизни: «Я хочу стать живым произведением искусства !»(I want to be a living work of art).

На мой взгляд ей это удалось!

На русском языке о ней есть книга «Неистовая маркиза: жизнь и легенда Маркизы Казати». Авторы: Скот Д. Райерссон, Майкл Орландо Яккарино. Вышла в издательстве «Слово/Slovo» в 2006 г

 

Кстати, примерно год назад Ляля делала пост о Луизе Казати под названием «Безумные платья Луизы Казати».

Мне хотелось бы о её жизни привести статью Ганы Руденко, которая мне попалась на уфологическом сайте Salik.biz. А фотографии подберу на свой вкус, т.к. их в статье очень мало. А на Луизу надо именно смотреть!
Альма.

Итак, Ганна Руденко:

Маркиза декаданса

Баснословно богатая маркиза была музой Бакста, Керуака и Пикассо, покровительствовала музыканту Рубинштейну и скульптору Эпстайну. По Венеции гуляла в шубе на голое тело с двумя гепардами на поводках и устраивала грандиозные мистические оргии. Под конец жизни, задолжав 25 миллионов долларов, Луиза Казати жила на съемных квартирах, а после умерла прямо на спиритическом сеансе.

В 1896 году 15-летняя Луиза Адель Роза Мария Амман и ее 16-летняя сестра Франческа стали не только круглыми сиротами, но еще и самыми обеспеченными итальянками. Текстильный магнат, основатель Ассоциации итальянской хлопчатобумажной промышленности и граф в первом поколении Альберто Амман, в чьем австрийском происхождении некоторые видят и еврейские корни, оставил своих дочерей с гигантским наследством, но с минимальным представлением о реальной жизни – дети попросту не умели жить не в роскоши. Под присмотром заботливого родного дяди далеко не бедные сиротки перебрались из предместья Милана в город и закружились в вихре приемов, спектаклей и выставок. В этом полном событиями обществе Луиза познакомилась с молодым маркизом Камилло Казати Стампа ди Сончино – именитым, но не слишком богатым любителем шикарных вечеринок и почитателем оккультных знаний, которые так увлекали девушку. В 1900 году 19-летняя Луиза вышла за него замуж – так дядя потерял над ней контроль, а супруг так и не захотел устанавливать свой. Новоиспеченная маркиза обрела свободу, но пользоваться ею со вкусом начала только через несколько лет.
Луиза была воспитана на шикарных приемах на вилле под Миланом, домашнем театре, разборах парижских гардеробов своей обожаемой матери и ее рассказах о дивной актрисе Саре Бернар и мистической княгине Кристине Тривульцио Бельджойозо. Такое детство имело ожидаемое светское продолжение. Луизе приятельство с яркими личностями приносило куда больше удовольствия, чем роль добропорядочной супруги. Спустя год после свадьбы в семье Казати родилась дочь Кристина, но ее появление супругов только отдалило. Уже через четыре года после свадьбы с Камилло Луиза увлеклась другим.
Ее главным мужчиной стал не красавец, но истинный любимец женщин поэт Габриэле д’Аннунцио, который в будущем станет одним из соратников Муссолини.

Отношения между поэтом и Луизой, которую он называл Корой – сокращением от имени богини плодородия и царства мертвых Персефоны, – ее трансформировали. Под его влиянием из просто богатой дамы со вкусом к искусству маркиза превратилась в роковую музу. Она начала подчеркивать свою крайнюю худобу и 180 сантиметров роста узкими черными платьями, волосы выкрасила в медно-рыжий, лицо стала покрывать толстым слоем белой пудры, губы красить ярко-красным, а огромные зеленые глаза подводила сурьмой и акцентировала их накладными ресницами с приклеенными на веки полосками черного бархата. Она практически ничего не ела – джин и опиум составляли основную часть ее рациона, и это только усиливало бледность. От регулярного закапывания белладонны в глаза зрачки Луизы были постоянно расширены, что придавало ее взгляду больше драматичности. Основатель футуризма, итальянский поэт Филиппо Томмазо Маринетти называл ее «величайшей футуристкой мира».

Маркиз знал о романе супруги, но свою и чужую свободу он ценил выше номинальных правил чести. Они сохраняли видимость крепкого союза, чтобы не давать официальных поводов для пересудов. Но о Казати все равно шептались. Милан, где семейство проживало поначалу, со временем стал слишком мал для Луизы и ее мужа, который собирал, будто трофеи, должности председателей в столичных светских кружках – от жокейского клуба до клуба английских гончих. В 1906 году они купили участок в «Высоком Риме» и построили там особняк, который своим роскошным черно-белым убранством поражал всех – там были экзотический сад, алебастровый пол с подсветкой, витая лестница с золотом, золотые статуи, стены из белого мрамора, множество породистых собак и кошек, а также диких животных, которые разгуливали почти свободно. Дом походил на сочетание пещеры Аладдина с Эдемом, в котором жили домашние и дикие звери-альбиносы.

Любовник д’Аннунцио познакомил Луизу с итальянским живописцем Джованни Болдини, и тот в 1908 году написал ее портрет. Полотно «Маркиза Казати с борзой» выставили на Парижском салоне в следующем году, и изображенная загадочная строгая дама всех заинтриговала. Еще немного – и о ней будет гудеть весь Париж.

Маркиза уже не скрывала свою внебрачную связь, а д’Аннунцио в 1910 году посвятил ей роман «Может быть – да, может быть – нет», яркую главную героиню которого, Изабеллу Ингирами, откровенно списал с Луизы. В том же году маркиза приобрела полуразвалившийся Палаццо Веньер дей Леони на Большом канале в Венеции, любимом городе ее любовника. Казати отреставрировала его, превратив в гнездо, истекающее золотом авангардного шика – через время этот особняк отойдет во владение дочери известного еврея-промышленника Пегги Гуггенхайм и станет музеем.
Трансформация маркизы Казати происходила стремительно – еще недавно сдержанная, эта дама сейчас вела такой образ жизни и устраивала вечера, которые шокировали даже привыкшую к безумным карнавалам Венецию. Ей все были не указ – тогда как по требованиям городских властей все гондолы должны были быть черными, у Казати был свой «парк» белых гондол. Маркиза собирала тематические вечера, слуги с эбонитовой кожей ходили из зала в зал в золотой краске и с фиговыми листочками. Гости вспоминали, как на одном из «суаре» слуги «стояли у каминов по обе стороны зала в набедренных повязках и напудренных париках, бросали в огонь медный порошок, отчего пламя вспыхивало ярко-зеленым».

Она даже собирала приемы на знаменитой площади Сан-Марко, как полноправная хозяйка города – одним из самых знаменитых был Гранде Балло Пьетро Лонги по мотивам балов XVIII века. Хозяйка дома постоянно пополняла свою коллекцию невероятных нарядов-инсталляций «от-кутюр» Poiret, Fortuny и Erté, платьев по бесчисленным эскизам Леона Бакста, Пабло Пикассо и собственным наброскам, а также украшений самых дорогих марок. Однако принимала гостей она часто в простой полупрозрачной золотой пижаме, а вместо колье или шарфика могла набросить на шею удава.

Маркиза обожала свой образ и с удовольствием позировала для картин и фотопортретов – по слухам, их было 130, и маркиза собрала все свои оттиски, включая восковые копии, в Палас Розе в Ле-Везине неподалеку от Парижа. Туда она перебралась, насытившись Римом, Венецией и Капри.

«Луизу Казати нужно застрелить, чем-то набить и выставлять за стеклом», – как-то сообщил художник Огастес Джон. Каждое появление на столичной публике Казати превращала в спектакль – в парижскую оперу она однажды прибыла в белом платье-чехле, украшенном перьями белого павлина, а на выходе из авто шофер залил ее руку теплой алой кровью свежеубитой курицы. «Женщины во всем мире сейчас одеваются похоже. Они напоминают огромное множество буханок хлеба, – говорила сама маркиза. – Чтобы быть красивой, нужно жить размеренно. Нужна личность. Одинаковости очень много. Кажется, мир стремится только к тому, чтобы ее было больше. Быть иным – это быть одиноким».
У маркизы не было национальных предубеждений против вхожих в ее окружение личностей, главным критерием оставался талант. И лучше бы он принадлежал мужчине, потому что с дамами она не дружила и однажды во время приема даже заперла гостью в своей гримерной, потому что та осмелилась скопировать ее наряд. Ее почитали своей музой литераторы Теннесси Уильямс и Джек Керуак, Робер де Монтескью и Жан Кокто, скульптор Джейкоб Эпстайн, художники Этьен Дриан и Ромейн Брукс, а также фотограф Ман Рэй и еще десятки других именитых художников всех направлений.

Луиза Казати покровительствовала и молодому пианисту-еврею из Польши Артуру Рубинштейну, которого холодно приняли в США, но благодаря влиятельным меценатам, в числе которых была и маркиза, полюбили в Европе. Впервые увидев Луизу – в черном наряде, с горящими глазами, – Артур испугался и вскрикнул, но потом был полностью ею очарован и получал от нее и воодушевляющие слова, и щедрую материальную поддержку. В свой патронат она часто добавляла интимные нотки. Одним из ее любовников был основатель фовизма, художник Кеес ван Донген – в 1913 году у них случился роман. В 1914 году чета Казати разошлась, но развод оформила только через десять лет. Романтических увлечений было в ее жизни немало, но Габриэле д’Аннунцио оставался ее главной любовью вплоть до своей смерти в 1938 году.

Маркизу любили все, кроме времени. С приходом 30-х эпоха Луизы Казати завершилась, как и ее деньги. Один из последних шикарных тематических вечеров, бал в честь мистификатора графа Калиостро 30 июня 1927 года, из-за стихии почти провалился: разразилась гроза, и уличное убранство мистического вечера, черные восковые свечи вместе с пышными нарядами и париками гостей залило дождем. Это было очень символично. Уже к 1930 году личный долг маркизы в пересчете на доллары составлял 25 миллионов. Пришлось пустить с молотка виллы и произведения искусства.
Теперь уже нищая Луиза Казати перебралась в Лондон к дочери. Портреты маркизы осели в частных коллекциях чужих домов, а у нее самой даже дома не было – в 40-х Луиза меняла место проживания около 15 раз. Но своему стилю не изменяла. «Она может сотворить достоинство из бедности», – говорил британский фотограф Сесил Битон. Только теперь шикарные меха ей заменяли обезьяньи шкурки, сурьму – вакса, а плюмаж – гусиные перья, которые она находила в баках для мусора. Из бывших богатств при ней остались сломанные часы с кукушкой, чучело головы льва, несколько книг с позолоченными по краям страницами и «палец святого Петра», который прилетел к ней на одном из спиритических сеансов. Увлеченность оккультизмом Казати не оставляла до последних дней. После очередной встречи с духами 1 июня 1957 года маркиза скончалась от кровоизлияния в мозг. К тому времени ее дочь уже отошла в вечность, и похоронами занималась внучка Муреа. В гроб Луизу положили в ее любимом платье, а в ногах устроили чучело обожаемого пекинеса. На ее могильном камне на Бромптонском кладбище выбили строки из шекспировского «Антония и Клеопатры»: «Ее разнообразью нет конца. Пред ней бессильны возраст и привычка».

На полвека о Казати все забыли – в мире и без того хватало драмы, но потом память об экзальтированных светских львицах опиумной эпохи вернулась. Образ Казати, которая была музой художников, стал вдохновением для модных домов – на стыке веков Givenchy, Dior, Chanel и Armani выпустили коллекции, прошитые дрожью от восхищения неповторимой Луизой Казати, великой маркизой декаданса.

Ганна Руденко


Infiniti auguri alla nomade: Луиза Касати.

Фотография Адольфа де Мейера, 1919 год

«Я хочу быть живым произведением искусства»

Луиза Касати

Сегодня, 131 год назад, родилась маркиза Луиза Казати. Я столько раз пытался написать что-нибудь о Ла Касати, но мне всегда это казалось слишком сложным, а рассказ настолько длинным, что целой книги было бы недостаточно. Я, вероятно, познакомился с La Marchesa по фотографиям, которые нашел случайно, но больше всего мое внимание привлекла ее фотография в костюме Леона Бакста «Королева ночи».Итак, я начал искать все об этой невероятной женщине и обнаружил книги С. Д. Рьерссона и М. О. Яккарино «Марчеза Казати. Портреты музы »и« Бесконечное разнообразие: жизнь и легенда маркизы Казати ». Через некоторое время мне посчастливилось найти и прочитать «Корэ. Vita e dannazione della Marchesa Casati »Дарио Чекки, первая книга о маркизе и, наверное, самая красивая (здесь моя коллекция книг).

Я был в некотором роде одержим этой цифрой.Однажды она написала д’Аннунцио: «Слова напрасны» и, фактически, несмотря на некоторые телеграммы, никогда ничего не писала и оставила очень мало утверждений. Читая книги, она предстает сфинксом, молчаливым, озабоченным только своей внешностью, трагико-комическим персонажем, теряющим все во имя Искусства. Как это ни парадоксально, она так беспокоилась о том, чтобы оставить свой бессмертный образ через искусство, что почти ничего не уцелело, кроме картин и некоторых фотографий. Все ее наследие было потеряно и рассеяно, ни музея о ней не существует, ни посвященной ей выставки никогда не было.Сегодня многие люди думают, что они разные или эксцентричные, но, по крайней мере, они кажутся красочными. Однажды Луиза сказала американскому журналу : «Чтобы быть красивой, нужно быть неторопливым. Нужна личность. Слишком много сходства. Кажется, что мир только желает большего подобия. Быть другим - значит быть одиноким. Я не люблю среднего. Так что я один ».

Название сообщения - это фраза, написанная ей д’Аннунцио, которую я нашел в одноименной книге (см. Источники в конце страницы), и означает «Бесконечные пожелания кочевнику».Здесь я попытался рассказать ее историю, показывая картины и картины в хронологическом порядке. Понимая, что это всего лишь несколько слов по сравнению с ее легендой, это мой маленький подарок и дань уважения ее дню рождения.

Я написал другие сообщения о маркизе Касати: о Витториале д’Аннунцио, о моем визите на виллу Сан-Микеле на Капри, о критическом сравнении ее и графини де Кастильоне, и я упоминал ее в нескольких сообщениях, которые вы можете увидеть здесь.
Я также планирую сделать пост о резиденциях маркизы, один о скандале с Казати в 1970 году, а другой о потомках Луизы.

Идиллическое детство

Луиза была второй дочерью графа Альберто Аммана и Лючии Бресси, вышедшей замуж в 1879 году. В 1875 году ее отец основал самую модернизированную и успешную фабрику по производству хлопка в Италии - хлопковую фабрику Amman-Wepfer. Луиза и ее сестра Франческа провели идиллическое детство на вилле Амалия недалеко от Милана. Здесь Амманы развлекались часто и экстравагантно, и Луиза радовала эти вечеринки. Луиза выросла в среде достатка, хотя и была немного изолирована на огромной вилле.Ее мать одевала парижские платья Дусе и Уорта, которые Луиза часто использовала для игр, и рассказывала своим дочерям истории о необычных и экстравагантных личностях, таких как Кристина Тривульцио, графиня де Кастильоне, Сара Бернар, императрица Австрии Елизавета, король Людвинг II. Бавария. В подростковом возрасте внешность Луизы стала более заметной: большие зеленые глаза и интенсивность взгляда, стройная фигура, замечательный рост стали причиной застенчивости и незащищенности по сравнению с ее сестрой Франческой, у которой была более классическая внешность.

Идиллическое детство закончилось внезапной смертью ее матери в 1894 году. Два года спустя умер ее отец. Луизе было всего 13 лет, а ее сестре 14, когда они стали одинокими богатейшими наследницами Италии. Возможно, потеря родителей поспособствовала ее застенчивости и беспокойству, она также заинтересовалась оккультизмом и сверхъестественным, начав собирать малоизвестные предметы, такие как карты таро и хрустальные шары. После смерти ее родителей Луиза и Франческа переехали в Милан, где они посещали вечеринки, концерты, оперы и однажды она встретила Камилло Касати.

маленькая Луиза Амман, фотограф неизвестен 1886

Луиза Амман, фотограф неизвестен 1899

Луиза Касати, фотограф неизвестен 1905

Луиза Касати, фотограф неизвестен 1905

Луиза Касати на охоте на лис, фотограф неизвестен 1903

Корэ

Свадьба Камилло Казати Стампа ди Сончино и Луизы состоялась в июне 1900 года, ей было 19. Таким образом она унаследовала благородный титул маркизы.Медовый месяц пара провела в Париже, где Луиза присоединилась к Всемирной выставке. Оказавшись в Италии, они поселились в Villa Casati Stampa, огромном доме в Чинизелло Бальзамо. Именно здесь она начала испытывать чувство украшения. У Луизы также родился ребенок в 1902 году, которого назвали Кристиной в честь Кристины Тривульцио. Ранняя жизнь пары казалась счастливой и спокойной, Луиза и Камилло часто наслаждались зваными обедами, охотой и катанием на лошадях, и во время одного из них она встретила Габриэль д’Аннунцио.

Они начали отношения, которые продлятся всю жизнь и которые изменили Луизу. Она стала носить только черные платья с венецианским кружевом, увеличила стройность и рост, подстригла волосы и покрасила в каштановый оттенок, подчеркнула глаза черным кольцом. Благодаря отношениям с д’Аннунцио, она начала посещать вечеринки и мероприятия в Риме, где купила дом, который она обставила экстравагантно и эксцентрично. Роман с д’Аннунцио продолжался потому, что, по словам Поэта, в отличие от других его женщин, Луиза «обладала даром, всемогущим знанием мужского сердца: она умела быть или казаться невероятной».Фактически, она была единственной женщиной, которая меня когда-либо удивляла ». Д'Аннунцио называл своих женщин мифическими именами и называл Луизу Коре, что на древнегреческом означает Персефона, но она изменилась в Корэ. По мере того, как роман обострялся, влюбленные часто проводили несколько дней в Венеции. Здесь д’Аннунцио представил Луизу Альберто Мартини и Джованни Болдини. Его портрет «Марчеза Казати с борзой» 1908 года был выставлен в Парижском салоне в следующем году. Все начали задаваться вопросом, кто такая модная дворянка.

Марчеза Луиза Казати с борзой, Джованни Болдини 1908

Луиза Казати от Альберто Мартини, ок. 1906

Луиза Казати в роли императрицы Феодоры, Рим, фотограф неизвестен 1905

Венецианская мечта

Луиза теперь лучше осознавала свою фигуру и чувствовала себя комфортно в компании художников, с которыми она и д’Аннунцио обычно общались. Теперь она была полностью независима от своего мужа и, чтобы обеспечить более длительное пребывание в Венеции, в 1910 году она купила Палаццо Вениер деи Леони, расположенный на Гранд-канале.Луиза собирала предметы домашнего обихода, включая черных слуг, доверенных гондольеров с белыми гондолами (в то время как закон требовал, чтобы все гондолы были черными). Она начала украшать Палаццо, пытаясь сохранить разрушенный вид снаружи, в то время как внутри она предпочла оформление в черном, белом и золотом цветах, перенеся мраморный пол из своего дома в Риме в Венецию. Луиза постепенно начала окружать себя зверинцем, у нее уже были кошки и собаки, особенно борзые, одна черная и одна белая, но позже она также любила быть окруженной экзотическими животными, такими как попугаи, обезьяны, гепарды и даже змеи.

В венецианские годы она начала завоевывать репутацию La Casati: одетая в черный штоф, тигровую и леопардовую шкуры, длинные прозрачные металлические платья, она гуляла обнаженной в лунном свете по площади Сан-Марко, одетая только в мех. плащ и жемчуг. Устав от обтягивающих творений Мариано Фортуни, которые теперь носили многие другие дворянки, она выбрала Леона Бакста для создания своего нового гардероба. Бакст, безусловно, был более театральным, поскольку он был художником по костюмам Русского балета, но это то, что нужно Луизе: быть театральной, яркой, быть кем-то, на кого смотрят люди.В Венеции La Marchesa начала укреплять отношения со многими художниками, такими как Леон Бакст, Айседора Дункан, Дягилев, Поль Порет, Де Мейер (который также сфотографировал ее на одном из самых известных портретов). Она стала известна своими великолепными вечеринками и маскарадами, некоторые сохранившиеся фотографии показывают нам костюм Арлекино Бьянко, костюм для вечеринки в персидском стиле или индо-персидский костюм, разработанный Бакстом. Самой монументальной вечеринкой стал Grande Ballo Pietro Longhi , вдохновленный XVIII веком и расположенный на площади Сан-Марко.

Портрет по фарфоровой миниатюре, неизвестный художник, ок. 1920

слева: Un lent réveil après bien des metempsychoses А. Мартини, 1912

справа: La Marquise Casati à Venise А. Мартини, ок. 1915

Фотография Де Мейера, Венеция, 1912 год

Фотография Де Мейера, Венеция, 1912 год

Марказа подарила один из своих фотопортретов Де Мейера д’Аннунцио, который написал на нем надпись, которая означает «Плоть - не что иное, как дух, обрученный на смерть».

Луиза со своим гепардом, Венеция, фотограф неизвестен ок. 1912

Эскиз Луизы Леона Бакста, 1913 г.

Луиза в костюме Бакста Арлекино Бьянко на маскараде, фотограф неизвестен ок. 1913

Луиза в костюме Арлекино Бьянко от Гильо де Блааса, 1913 год

Луиза в костюме для Большого балла Пьетро Лонги Дж. Де Блааса, 1913 г.

Поль-Сезар Хеллеу, Г.Болдини и Л. Казати в костюме индоперсона в саду Палаццо де Леони, фотография Мариано Фортуни, 1913 г.

Л. Казати в костюме индоперсона, фотограф неизвестен, 1913 г.

Луиза с хрустальным шаром в платье Пуаре, неизвестный фотограф, ок. 1913

Луиза Казати Роберто Монтенегро, 1914

Луиза в костюме Арлекино Бьянко приветствует гостей. Автор Мануэль Орази, ок. 1913

«Я хочу быть живым произведением искусства»

С 1912 по 13 год Луиза часто переезжала из Венеции, Рима и Парижа, где ее называли «Медузой великих отелей», потому что она останавливалась в роскошных отелях, таких как The Ritz, Hotel du Rhin или Princess Hotel, которые она раньше обставляла животными. шкуры, механические певчие птицы, перья и другие волшебные безделушки.Д’Аннунцио тоже был в Париже, чтобы спастись от итальянских кредиторов. Решив стать живым произведением искусства, Луиза продвигала художников и позволяла им увековечивать ее в своих произведениях. В эти годы Болдини написал свой второй портрет «Маркиза Луизы Казати с павлиньими перьями». К этим годам можно отнести скульптуру Трубецкого, другие портреты Альберто Мартини, рисунок Густава Адольфа Мосса, картину Натальи Гончаровой, восковую куклу Лотте Прицель и дружбу с Аластером, который черпал у нее вдохновение для множества рисунков.Марчеза смогла очаровать даже футуристов, чьей целью было очернить прежнее символистское и декадентское искусство, которое Луиза так прекрасно воплощала.

Мартини сказал, что «маркиза» отчасти была рабом своего мира снов. Она была великим художником, но ее не понимали ни простые люди, ни даже ее собственные друзья, которые завидовали ее творческим успехам ».

К тому времени, когда она познакомилась с Кисом ван Донгеном, художником-фовистом, который много времени изображал маркизу, у которого тоже был роман.Этим же годом датируются скульптурная голова Якоба Эпштейна, портрет Бельтрана-Массеса с хрустальным шаром и две великолепные картины Августа Джона, дружба которого длилась до ее смерти. Во время Первой мировой войны Луиза продолжала бродить по европейским границам, включая Италию, Францию, а также Англию, Польшу и Россию, а в 1914 году она официально развелась с Камилло.

Марка Луизы Казати с павлиньими перьями, Дж. Болдини, 1914

«Марчеза Casati con gli occhi di mica e il cuore di legno» Джакомо Балла, 1915

рисунков Луизы Казати работы Аластера, ок.1914

первых портрета Луизы Кеса ван Донгена, ок. 1920-21

La vasque fleurie, автор Ван Донген, ок. 1917

Набережная, Венеция Ван Донген, ок. 1921

Луиза Казати, Федерико Армандо Бельтран-Масс, 1920

скульптура Луизы Казати работы Якоба Эпштейна, 1918

Марчеза Казати Августа Джона, 1919

Марчеза Казати Августа Иоанна 1919

Странник

В 1920 году Луиза решила надолго поселиться на Капри, острове, расположенном в Неаполитанском заливе и известном как убежище для художников и гомосексуалистов.Она выбрала праздник на вилле Сан-Микеле, принадлежащей доктору Акселю Мунте, которую, очевидно, обставила по своему вкусу. Здесь она принимала Д'Аннунцио, Деперо, Дягилева и других участников Русского балета, а также познакомилась с бароном Жаком д'Аделсвард-Ферсеном, который часто приглашал ее на опиумную вечеринку на вилле Лисис, и Ромэном Бруксом, художником и бывшим любовником. Д'Аннунцио, нарисовавший жуткий портрет Луизы.

Устав от напряженной атмосферы Капри, она ушла. Странствия по Европе увеличились, и ее стиль стал более причудливым.Париж оказался ее любимым местом, здесь она могла гулять по улице Ла Пэ, одетая в платье Vionnet из черного бархата, цилиндр из тигровой шкуры и пиратскую повязку на глазу. Даже если в послевоенную эпоху «эксцентричность - это самая модная и немодная вещь, которой может заниматься женщина», как сказал де Мейер, неустрашимая Луиза подчеркнула свои эстетические особенности, такие как цвет глаз, темно-красные губы и белое лицо. вверх. Она увлеклась ношением париков, например, зеленого или медузы, сделанных из чучел змей.Однажды она переоделась в образ леди Макбет, полностью одетая в черное и с восковой копией окровавленной руки на шее. Она стала постоянным гостем легендарных балов, которые устраивали граф Этьен де Бомон и его жена Эдит. Из-за своего постоянного пребывания в Париже она решила купить дом и выбрала бывшую резиденцию графа Робера де Монтескью, своего друга до его смерти в 1921 году. Это был красивый дворец из розового мрамора, расположенный в пригороде Ле Везине и вдохновляющий от Большого Трианона в Версале и названного Palais Rose (не путать с Boni de Castellane Palais Rose, также вдохновленным Большим Трианоном).

Луиза Казати, Ромейн Брукс, 1920

Луиза в костюме фонтана по проекту Пуаре, 1920-е годы

Луиза со змеей на балу в Бомоне, Париж, 1920-е годы

Луиза Касати, фотограф неизвестен, 1920-е годы

Le Palais du Rêve

Луиза переименовала Розовый дворец в Le Palais du Rêve. На территории был расположен павильон, который был преобразован в частную галерею маркизы, а в саду разместился бывший бассейн мадам де Монтеспан, ныне фонтан.В ее зверинце остались только гепард, несколько попугаев и удав. Луиза начала вечеринки в новом доме и продолжала появляться на самых эксклюзивных вечеринках в Париже, таких как Bal Véntien 1922 года, проходившая в Парижской опере. Леон Бакст в очередной раз разработал свой костюм, основанный на персонаже «Королева ночи» из «Волшебной флейты» Моцарта, и был реализован домом Уорт за 20000 франков. Другой знаменитый бал - Bal du Grand Prix в 1924 году, костюм, который она собиралась надеть, должен был быть вдохновлен графиней де Кастильоне.Она заказала костюм молодому русскому художнику Эрте, который создал его, а также выступил на балу в качестве ее сопровождающего. Позднее Эрте сказал: «На самом деле маркиза был застенчивым человеком. За ее эксцентричным поведением скрывалась застенчивость. Я думаю, это верно для многих эксцентричных людей. Она определенно была самой экстравагантно странной женщиной, которую я когда-либо встречал ».

В эти годы можно датировать портрет Сулоаги и фотографии Мана Рэя, автора знаменитого четырехглазого фото, которое Луиза любила больше всего.Ее роман с Д'Аннунцио продолжался, она часто навещала его в Витториале, изолированном и эксцентричном доме поэта с 1923 года и до его смерти в 1938 году. Альберто Мартини продолжал представлять маркизу в некоторых из ее странных костюмов, таких как костюм Чезаре Борджиа или фантастический индийский костюм после американского турне Marchesa. На самом деле, Луиза праздновала Рождество и Новый год 1915 года в Нью-Йорке, но Америка ее немного разочаровала. Она также побывала во Флориде, Лос-Анджелесе, где присутствовала на бейсбольном матче, и в Гранд-Каньоне, в штанах из леопардовой кожи, огромном сомбреро и обутых в мокасины ногах, выкрашенных в фиолетовый цвет.

Луизе исполнилось сорок, и, хотя она смогла сохранить свой международный статус знаменитости, она не могла игнорировать предупреждения своих бухгалтеров о сокращении своих неумеренных расходов. Она была вынуждена продать все свое семейное имущество, такое как хлопчатобумажная фабрика, римские и миланские дома, а также Венецианский палаццо. Было очевидно, что она не могла позволить себе такой же ритм трат. Оказавшись в Париже, она решила устроить грандиозный бал-маскарад в честь Конта де Калиостро, но он закончился катастрофической бурей, погас свет и испуганные гости.Луиза оказалась одна.

Луиза в костюме Царицы ночи, фотограф неизвестен, 1922 год

Рисунок Леона Бакста к костюму Царицы ночи, 1922 год

Луиза в образе графини де Кастильоне работы А. Мартини, 1925

Портрет Эрте, 1924

Знаменитая фотография Ман Рэя, 1922 год

Фотография Ман Рэя, 1922 год

Фотография Ман Рэя, 1922 год

Марчеза Казати, Игнацио Сулоага, 1923

Портрет А.Мартини, 1925 год

Луиза в образе Чезаре Борджиа, неизвестный фотограф, 1925 год

Конец

Несмотря на предупреждения, Луиза казалась чуждой ее критического финансового положения. В 1931 году она отметила свое пятидесятилетие с долгом в 20000 долларов США. Иногда она оплачивала свои небольшие ежедневные покупки бриллиантовыми браслетами или изумрудными брошами, пока суд не устраивал публичные торги Розового дворца и его сокровищ. Луиза продолжала жить в Париже, снимая квартиры на короткий срок или принимая гостеприимство старых друзей.Она также согласилась посетить какой-нибудь бал, например, ежегодный маскарад де Бомона, на котором однажды она одевалась, как императрица Австрийская Елизавета. Но ее положение ухудшилось, и поэтому она покинула Францию ​​и переехала в Лондон.

В Лондоне она могла рассчитывать на свою дочь Кристину, ныне леди Гастингс, и ее внучку Муреа Блэк, дочь Кристины, а также на других старых друзей, таких как Август Джон. За 40-е годы адрес Луизы менялся примерно пятнадцать раз. Во время Второй мировой войны она познакомилась с американским художником Джозефом Пэджет-Фредериксом, который создал множество рисунков, вдохновленных ею.Обездоленная, она продолжала беспокоиться о своей внешности, как и в прошлом, поставляя платья из выброшенного обезьяньего меха и перьев из мюзик-холла в Челси и используя крем для обуви в качестве краски. «Она могла создать благородство из бедности», - сказал Сесил. Бить по. В Лондоне она познакомилась с британским фотографом Сесил Битон, Филиппом Джуллианом, Квентином Криспом и другими поклонниками. Луиза умерла в 1957 году, в возрасте 76 лет. Она лежала в своем любимом платье черного с леопардовым принтом, а у ее ног лежала набитая пекинеса.Ее внучка Муреа оставила на своем надгробии эпитафию из шекспировской трагедии «Антоний и Клеопатра»: «Возраст не может испортить ее, а обычаи лишить ее бесконечного разнообразия».

Фотографии Луизы Карла Л. Т. Рейтлингера, 1942 г.

Луиза в костюме императрицы Елизаветы Австрийской работы Ман Рэя, 1935 год

"Марчеза Луизы Казати" Джозефа Пэджета-Фредерикса, 1940-е годы

в английские дни Луиза начала создавать коллажи.Их можно считать единственным произведением искусства, которое она когда-либо создавала.

откровенная фотография Луизы Казати, сделанная Сесилом Битоном, 1954 год

Источники : если вы хотите узнать больше о Ла Казати, обязательно прочтите книги Рьерссона и Яккарино! Их легко найти на Amazon, и это: «The Marchesa Casati. Портреты музы » только на английском языке, более наглядный, показывает старые фотографии маркизы, произведения искусства и другие редкие изображения; «Бесконечное разнообразие: жизнь и легенда маркизы Казати» доступно на английском, итальянском, французском, немецком и русском языках.Он более аналитический, с очень подробным рассказом и полон ценных анекдотов. Если вы говорите по-итальянски, вы также должны найти интересный «Infiniti Auguri alla nomade» , созданный Раффаэллой Кастаньола, это переписка между Marchesa и D’Annunzio. Обязательная вещь для любителя маркизы - “Coré. Vita e dannazione della Marchesa Casati » Дарио Чекки, который распродан, и его очень трудно найти. Это до сих пор все книги, написанные о маркизе. Есть еще один важный вклад - статья Филиппа Джуллиана «Extravagant Casati» для американского Vogue, сентябрьский выпуск 1970 года, которую я все еще ищу. Спасибо C. A. S. за помощь в поиске этой статьи.

Источники изображений : tumblr, misspandora.fr, sweetflorencealice.blogspot.com

Amazon.com: Berkin Arts Kees Van Dongen Giclee Печать на холсте известных картин Репродукция плаката изобразительного искусства Декор стен (Marchesa Luisa Casati) #XFB: Плакаты и принты


Марка Berkin Arts
Цвет Маркаса Луиза Касати
Материал Хлопок
Тип кадра Без рамы

  • Убедитесь, что это подходит введя номер вашей модели.
  • Размер изображения: 11 х 20,5 дюймов или 27,9 х 52 см.
  • Размер печати: прибл. От 1,5 до 2 дюймов (от 4 до 5 см) белая рамка вокруг выходного изображения.
  • Материал: Высококачественная плотная водонепроницаемая хлопчатобумажная ткань.
  • Рама: без рамы / без подрамника. Только отпечатки.
  • Обратите внимание: из-за различных настроек дисплея монитора фактический цвет может отличаться.

Loop Matinal: Секста-фейра, 23/4/2021

Patrocínio: Podcast Startup Life

O seu podcast sobre negócios, tecnologia e inovação.Em cada epsódio, os anfitriões, Layon Lopes e Cristiane Serra, последние важные игроки делают mercado brasileiro para debater ideias, projetos e tudo o que cerca as mais novas soluções do ecossistema de tecnologia e inovação. Acesse: https://link.chtbl.com/startup-loop.

--------------------------------

Sobre o Podcast

O Loop Matinal é um podcast do Loop Infinito que traz as notícias mais important do mundo da tecnologia para quem não tem tempo de ler sites e blogs de tecnologia.

Маркус Мендес apresenta um resumo rápido e conciso das notícias mais importantes, semper com bom-humor e um toque de acidez.

Confira as notícias das últimas 24h, e até amanhã!

--------------------------------

Apoie o Loop Matinal!

O Loop Matinal не существует apoia.se/loopmatinal e no picpay.me/loopmatinal! Выбирайте подкасты, которые вам нравятся.

Obrigado em especial aos ouvintes Advogado Junio ​​Araujo, Alexsandra Romio, Alisson Rocha, Anderson Barbosa, Anderson Cazarotti, Angelo Almiento, Arthur Givigir, Breno Farber, Bruna Almeani, Christie Santos, Carolina Vieirases, Дэн Фухита, Даниэль Ивасс, Даниэль Кардосо, Диого Силва, Эдгард Контенте, Эдсон Печарка-младший, Фабиан Умпьер, Фабио Бразилейро, Фелипе, Фредерико Соуза, Гильерме Сантос, Энрике Орсати, Орасио Монтейро, Игорь Антонио, Игорь Сильва, Жмаэль Кунсильс , Хорхе Флеминг, Хосе Джуниор, Хосе Ванденильдо, Джулиана Маджикина, Джулиано Сезар, Джулиано Маркон, Леандро Бодо, Леонардо Касати, Луиза Потрич, Луис Мота, Луис Моква, Марсель Сильбернагель, Маркус Куфаль, Маурисио Джуниор, Мессиас Оливейра, Нилтон Виваккуа, Оливейра Тоньоло, Пауло Соуза, Рикардо Мелло, Рикардо Бержео, Рикардо Соарес, Рикибелл, Роберто Кьяратти, Родриго Роса, Родриго Резенде, Тереза ​​Борхес, Тьяго Соарес, Виктор Соуза, Винисиус Лим a, Vinícius Ghise e Wilson Pimentel pelo apoio!

--------------------------------

Sony протестировала потоковую передачу без PlayStation: https: // www.theverge.com/2021/4/22/22397470/sony-playstation-plus-video-pass-trial-test-poland-streaming-service

Ministério da Justiça entra na briga dos carregadores:
https: // tecnoblog .net / 434908 / Governo-quer-obrigar-apple-e-samsung-a-vender-celular-com-carregador /

Nokia lança os Power Earbuds Lite no Brasil:
https://tecnoblog.net/434383 / nokia-power-earbuds-lite-com-35-horas-de-bateria-chegam-ao-brasil /

Óculos Magic Leap de segura geração chegam em 2021: https: // www.theverge.com/2021/4/21/22395867/magic-leap-2-release-date-ceo-peggy-johnson-2021

Twitter для iOS и Android разрешайте публикации в 4K: https: //www.theverge .com / 2021/4/21/22396245 / twitter-4k-images-photos-android-ios-apps-update

Instagram começa an exibir anúncios no Reels:
https://www.theverge.com/2021 / 4/22/22396841 / instagram-reels-ads-stickers-video-facebook

WhatsApp - это тестовые аудиозаписи em 2x: https: // tecnoblog.net / 434948 / whatsapp-e-atualizado-para-acelerar-velocidade-dos-audios /

Facebook mudará ordem de exibição do feed: https://9to5mac.com/2021/04/22/facebook-to- change-how-it-ranks-content-in-the-news-feed /

Microsoft Teams ganha comptilhamento de áudio: https://9to5mac.com/2021/04/21/microsoft-teams-for-macos -now-supports-system-audio-sharing-native-notifications-скоро-скоро /

Vaza o Moto G20:
https: // twitter.com / NilsAhrDE / status / 1384819430270586880

Samsung Quer transformar celulares antigos em objetos domésticos conectados: https://www.theverge.com/2021/4/21/22395694/samsung-galaxy-phone-upcycle-smart-smart-smart-smart- -sensor-iot

Подробная информация об Apple, доступная без iOS: https://www.macrumors.com/2021/04/20/app-tracking-transparency-april-26-enforcement/

Apple Expandde anúncios на App Store:
https://9to5mac.com/2021/04/22/apple-expanding-its-app-store-ads-business-rolling-out-suggested-app-ads/

Surgem os primeiros отзывы о dos AirTags: https: // 9to5mac.com / 2021/04/22 / airtag-review-roundup /

Anatel homologa os AirTags e novo iPad Pro: https://macmagazine.com.br/post/2021/04/22/anatel-homologa-airtag -e-um-dos-novos-ipads-pro /

Bloomberg diz o que pode vir no iOS 15:
https://www.bloomberg.com/news/articles/2021-04-22/apple- планы-уведомления-ipad-домашний-экран-обновления-для-ios-15

------------------------------- -

Сайт do Loop Matinal : http: //www.loopmatinal.com

Anuncie no Loop Matinal : [email protected]

Маркус Мендес : https://www.twitter.com/mvcmendes

Loop Infinito : https://www.youtube.com/ олоопинфинито

изола ди занноне вилла касати

Камилло Казати Stampa scoprì una relazione «con sentimento» tra la moglie Anna Fallarino e il venticinquenne Massimo Minorenti, un ragazzo vicino agli ambienti della destra romana Merkel la spiega e riassumeric chicia прима.Accordi Chitarra Suona Chitarra, Case All'asta Branzi, Zannone, l’isola delle orge. Остров Занноне у западного побережья Италии между Римом и Неаполем стал синонимом секс-вечеринок на протяжении многих лет вплоть до мрачного дня 1970 года. Ancora vivo - это il ricordo della notizia della scandalosa tragedia del marchese Camillo Casati Stampa di Soncino (affittuario dell ' isola) che uccise la moglie, il suo amante e poi si tolse la vita alla fine di agosto del 1970. I pettegolezzi raccontano che nella villa ci fosse perfino una stanza con uno specchio da cui si spiavano le sedute di sesso estremo.Алессандро Карневале Фиданзата, ныне самопровозглашенный гид, Джоджио берет группы туристов на лодочные прогулки по острову. Эмануэле Филиберто Партито, 22-летний слепой студент, выиграл судебную тяжбу по программе Universal Credit, которая может помочь «30 000 человек». Верховный судья постановил, что DWP нарушила свои собственные законы об универсальных кредитах после оспаривания со стороны студентки-инвалида Сидры Каузер - по мнению ее юристов. может помочь тысячам других. Популярный мальчик, 10 лет, умер через пять дней после удара головой в трагедии на игровой площадке, Ясир Хуссейн заболел после удара головой в начальной школе Ли в Вашвуд-Хит, Бирмингем, и впоследствии был доставлен в больницу, где позже скончался. Дядя признает, что убил 16-летнюю племянницу после того, как ударил ее кулаком и «вышел из себя». ВНИМАНИЕ - ТРЕВОГАЮЩИЕ ДЕТАЛИ: Шейн Мейс из Хэванта, графство Хэмпшир, отрицает убийство Луизы Смит, которое, по утверждению обвинения, было совершено на сексуальной почве, а также отрицает установку ее тела на нее. Огонь, Друзья пытаются установить мировой рекорд по скорости катания на самых быстрых американских горках в Великобритании 100 раз за день, Рис Симмонс и Джейми Камаз, обоим 24 года, проехали на «Стелсе» Торп-парка столько раз, сколько возможно за один день. - заявив, что к концу они почувствовали себя плохо и головокружение, мама оставила швы после того, как школьные фотографии дочери стали `` очень, очень неправильными '', веселая ошибка мамы стала вирусной после того, как она показала невероятные школьные фотографии своей дочери, которые были намного грубее, чем предполагалось, Благодаря невинной ошибке Джейд Тирволл из Little Mix делится загадочным сообщением о боли во время перерыва Джесси Нельсон, Джейд Тирлуолл поделилась искренней рукописной заметкой в ​​своей истории в Instagram, которая начиналась: «Это редко кажется таким, но боль утихает», - заменяет Элисон Хаммонд Холли Уиллоуби в «Этим утром», когда она ведет вместе с Филом, «Этим утром» не смогла объяснить причину исчезновения Холли, кроме как сказать, что у нее «заслуженный выходной», Пол Скоулз признает, что был «опустошен», когда ушел «лучший друг» Манчестер Юнайтед, Скоулз видел, как многие лица покинули Олд Траффорд за его 20-летнее пребывание в качестве игрока «Юнайтед», но прощаться стало намного труднее, когда уходили его близкие друзья. Я знаменитость: Тесс Повзрослевший жест Дейли убедил Вернона Кея в том, что она Тот самый, Я Знаменитость... Вытащи меня отсюда Звезда Вернон Кей впервые встретил Тесс на вечеринке BBC и сразу понял, что она не похожа ни на одну другую девушку, с которой он встречался. Крис Хьюз до неузнаваемости похож на Дэвида Бекхэма после бритья волос. Все дамы потеряли сознание. Крис Хьюз, когда он дебютировал со своим новым взглядом в социальных сетях, что придало ему вид Дэвида Бекхэма, охоты за реальной парой «Бонни и Клайд», которая «накапливает огромные неоплаченные счета в ресторане, обедая и лихо», пара наслаждалась их роскошный образ жизни, пьющий бутылки элитного вина и спиртных напитков вместе с бесплатными закусками для гурманов, прежде чем заявить, что их карта отклонена и уходит, РАЗРЫВ: BBC назначает лорда Дайсона возглавить расследование интервью Мартина Башира Диане, BBC сообщила, что расследование утверждает, что Мартин Башир создал поддельные документы, чтобы получить доступ к принцессе Диане для ее знаменитого интервью Panorama в 1995 году, которое возглавит лорд Дайсон, бывший работник Primark делится лучшим временем для получения новых предметов - и почему вы должны возьмите вешалки. Женщина, которая утверждает, что проработала в Primark семь лет, поделилась несколькими секретами из магазина, включая лучшее время для покупки новых запасов, Девять областей, где более 60% штрафов за коронавирус не были уплачены в Англии - см. список, девять сил увидели, что 60% или более штрафов за коронавирус остались неоплаченными в течение 28 дней с 27 марта по 21 сентября, согласно данным, полученным в соответствии с законодательством о свободе информации, Борис Джонсон не выказывает угрызений совести по поводу «дружных» контрактов Covid - отказывается говорить, что они закончатся, Борис Джонсон сказал PMQ, что он «горд» своим послужным списком, несмотря на то, что Государственное контрольно-ревизионное управление нашло 10 фунтов стерлингов.5 миллиардов контрактов были розданы без конкурса - и те, у кого есть связи, имели в 10 раз больше шансов заключить сделку, отец Меган Маркл не сообщил «конфиденциальную» причину, по которой судебный процесс отложен на девять месяцев, Меган Маркл подает в суд на издателя Mail в воскресенье и MailOnline над статьей, в которой воспроизведены части рукописного письма, отправленного ее отчужденному отцу Томасу Маркл, Дениз Уэлч рассказывает о потрясающем эффекте, который алкоголь оказывал на ее лицо перед тем, как стать трезвым, звезда Loose Women Дениз Уэлч подробно рассказала о своем пути трезвости в поддержку осведомленности об алкоголе. Неделю, отказавшись от выпивки более восьми лет назад, вакцина от коронавируса Pfizer эффективна на 95 процентов и «может быть использована в течение нескольких дней», компания Pfizer показала, что ее вакцина эффективна на 95%, добавив, что у нее есть необходимые данные о безопасности за два месяца и подал бы заявку на чрезвычайную ситуацию U.Получение разрешения S. в течение нескольких дней, Джеймсу Стунту предъявлено обвинение в хранении кокаина и повреждении полицейской камеры, Джеймс Стант предстал перед судом Вестминстера в среду по обвинению в хранении кокаина и повреждении полицейской камеры, а также в нападении, преследовании и краже. 25 ноября Италия сталкивается с всеобщей забастовкой государственных служащих, Рождество без Amazon: магазины Италии призывают людей покупать местные, Covid-19: Италия готовится к совершенно другому Рождеству, Рим закрывает 7 станций метро на ремонт, Италия: Римский Фьюмичино третий год подряд становится лучшим аэропортом Европы на выставке Анны Ди Паола в Риме: Misero Blu, S.Сесилия исполнит концерт камерной музыки без публики, Римский рецепт: Тыквенное ризотто с горгонзолой, Университет Джона Кэбота, Рим: Италия Читает, освещает «Тихую весну» Рэйчел Карсон. In breve la storia dell’isola. Чистейшие воды острова не уступают Сейшельским островам. Whatsapp против Telegram Security, Zannone, расположенный у западного побережья Италии между Неаполем и Римом, имеет темную историю. Santo 22 Settembre: «Мы все знали, что там происходило», - говорит туристический гид Риккардо Печи. Это привлекательное место.", Аниелло регулярно посещает Занноне и берет туристов на лодочные прогулки к самому дикому атоллу Понтийского архипелага у западного побережья. ----- Alla luce del nuovo Regolamento UE 2016/679 sulla Protezione dei Dati Personali (GDPR ), abbiamo agiornato la nostra Informativa sulla Privacy. Secessione dell'aventino Roma, Arcuri, commissario anti covid: Fallimento. Solitamente le разнообразное агентство, предлагающее трагедию для участников из Понцы для прибытия в Занноне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *