Джульетта педро альмодовара: Джульетта — Кинопоиск

Содержание

Джульетта — отзывы и рецензии — Кинопоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 102550

1—10 из 29

Педро Альмодовар – уникальный режиссер, открывший для мира испанский кинематограф. Кроме того его работы заслуженно можно назвать настоящими произведениями искусства, которые цепляют зрителя не только визуальной эстетикой, но и вложенным в них смыслом. В основном в своих работах он затрагивает человеческие взаимоотношения и их мировосприятие.

Одной из его последних работ, в которых он коснулся темы женщин, стала психологическая драма «Джульетта».

Синопсис Жительница Мадрида Джульетта готовится к переезду в Португалию вместе со своим женихом писателем Лоренцо, чтобы начать новую жизнь. Однако внезапная встреча со знакомой из прошлого бередит ее старые раны и воспоминания о дочери Антии, которую Джульетта не видела последние 12 лет. Решив восстановить связь с дочерью, она пишет длинное письмо, в котором пытается объяснить, в какой момент в ее жизни произошел надлом, который привел к столь длительной размолвке с единственной дочерью.

Игра актёров На самом деле фильм впечатлил демонстрацией одного женского образа двумя разными актрисами, каждая из которых внесла свою лепту в его создании. Эмма Суарез, исполнившая роль Джульетты в наши дни, воплотила образ отчаявшейся матери, тоскующей по собственному ребенку, желание увидеть которую не дает ей вернуться к нормальной жизни. Адриана Угарте в роли молодой Джульетты воплотила образ девушки, впервые познавшей, что такое любовь и настоящая страсть, и как следствие, безумная ревность и затяжная депрессия.

Режиссура Педро Альмодовар заслуженно входит в список моих любимых режиссеров, обладающих своим собственным независимым авторским стилем. Как и предыдущие его картины, «Джульетта» также изобилует горячим испанским колоритом, приправленным страстными эмоциями героев, совершающих поступки, о которых им потом приходится пожалеть. В визуальном плане в фильме также повсюду встречаются предметы любимого режиссером насыщенного красного цвета: красное платье, красные ногти, красная стена, красный дорожный знак, красная машина, красная татуировка и т.д. Но при всем при этом в «Джульетте» отсутствует интрига, которая держала бы зрителя в напряжении. Вместо глубоко проникновенной психологической драмы зрителя ожидает картина о мире женщин, до безумия влюбленных в своих мужчин и привязанных к своим детям. Здесь не вскрываются никакие тайные человеческие пороки, в фильме просто демонстрируются мысли, чувства и эмоции женщины, которую гложет чувство вины.

Сценарий В плане сюжета фильм поначалу выстроен как детективная драма, в которой зрителю предстоит узнать, а что же именно такое произошло в прошлом главной героини, что привело к столь долгой разлуке с единственной дочерью и глубокой депрессией, которая вынудила Джульетту оградиться от окружающего мира. Из периодических флешбеков мы узнаем страстную историю настоящей любви, плодом которой стала маленькая Антия. Однако порыв ревности и неудачное стечение обстоятельств приводит к жуткой трагедии, которая сломила Джульетту и в то же время начала отдалять от героини ее дочь. Зрителям не стоит ожидать неожиданной развязки в стиле Агаты Кристи, потому что история оказывается донельзя банальной. В то же время она заостряет внимание на внутренних и внешних переменах Джульетты, все-таки сумевшей отпустить внутреннюю боль.

Итог В принципе «Джульетта» — неплохое кино. Хотя в фильме не столь ярко выражена экспрессивная стилистика Альмодовара и жгучий испанский менталитет, тем не менее, фильм оставляет приятное впечатление от затронутого в нем мира решительных, свободных и привлекательных женщин.

7 из 10

прямая ссылка

18 октября 2019 | 21:15

За последние шесть лет главный режиссер современной Испании снял три в корне различных по стилистике фильма.

После хичкоковского прочтения мифа о Пигмалионе в «Коже, в которой я живу» и местами скабрезных, ядовито сатирических, но в то же время добрых и трогательных «Влюбленных пассажиров» Альмодовар произвел на свет, быть может, самый одинокий в своей карьере фильм — «Хульету» (или, как ее обозвали в русскоязычном прокате, «Джульетту»), адаптацию трех новелл Элис Манро из сборника «Беглянка» (Нобелевская премия по литературе-2013). К слову говоря, именно эту книгу читает в одной из сцен Вера в «Коже…». Перенести трилогию рассказов «канадского Чехова» на испанскую почву, да и еще работать со столь нетипичной для себя стилистикой — задача смелая, и режиссер справился с ней на отлично. Стоит отметить, что в «Джульетте» акценты расставлены иначе, чем в литературном первоисточнике, назвать экранизацией ее трудно: у испанского мэтра получилось вполне самостоятельное произведение. Но вместе с тем правы те критики, которые называли эту ленту пиком деконструкции режиссером своей стилистики и самым «неальмодоварским» его фильмом, а также самым трагичным и сдержанным в карьере.

Здесь наследник Бунюэля почти отказался от всего, что так любил в своих прежних лентах и вышел на совершенно новую для себя стилистику — интеллектуальной психологической драмы, в которой анализ внутреннего мира героев соседствует с разработанной системой лейтмотивов, философским подтекстом, а визуальная картинка как никогда прежде эстетизирована. Игре с цветовой гаммой в фильме уделяется не меньше внимания, чем, скажем, в полотне какого-нибудь художника-классика. Впрочем, как и прежде, в двадцатом своем полнометражном фильме режиссер смешивает различные кинематографические жанры, однако на этот раз психологическая драма, мелодрама и триллер идут рука об руку… с античной трагедией, где бал правит Рок. Эту античную трагедию, оказывается, можно прочесть в судьбе современной обитательницы Мадрида – одной из тысяч пободных.

Психологическая составляющая фильма, вроде, проста, повторяет известные, но нужные истины – что отсутствие эмоционального контакта, эмпатии, неумение выразить свои чувства, поговорить о том, что мучает, нежелание или опять же неумение чувствовать боль другого ведут к непоправимому; что конфликты нужно решать, а не сбегать от них в молчание.

Впрочем, это лишь первый уровень сюжета. В дальнейшем картина обрастает иными, более сложными и глубокими отголосками. Важную роль в этом играет композиция. Два раза судьбы героев отразятся друг в друга, словно в зеркале, а различные персонажи покажутся едва ли не двойниками друг друга. Проследите за параллелями отношений Хульеты и Хуана, ее отца и сиделки матери, а также за судьбами мужа Хульеты и ее внука, носящих одно и то же имя. Эта роковая зацикленность жизни, которая повторяет прежние сюжеты снова и снова становится как бы фоном картины, носит эхо некого онтологического кода, который с ироничной жестокостью правит судьбами живущих.

В фильме много античных цитат. И когда героиня, преподаватель литературы, рассказывает ученикам об Одиссее и понимании моря как дороги, как жажды новой жизни, она рассказывает и о себе – девчонке, которая мечтает вырваться из мира книг в мир столь желанный и недоступный до этого для нее. Затем протосюжет Одиссея-Калипсо ляжет тенью на ее отношения с Хуаном, а линия Одиссей-Телемах — на отношения с дочерью.

Морю отводится огромное место в системе образов картины. Оно превращается не то в некий символ, не то в самостоятельный персонаж, оказывается персонификацией древней слепой силы, существующей бок о бок с человеком и говорящей об иррациональности стихий, управляющих мирозданием.

Очень важным для понимания подтекстов этой истории оказывается тот миф, который рассказывает героиня подруге. О том, что у богов для людей не осталось даров, которыми они наделили прочих существ – и люди вышли самыми сиротливыми их творениями, беззащитными и одинокими среди бурь и штормов слепых морей. Так и с героями. Их судьбы – иллюстрация этой обнаженности человека, растерянно стоящего посреди дикой, бушующей природы.

Вот такой экзистенциальной бездны достигает вдруг история женщины, дочь которой вычеркнула ее из жизни. Никогда раньше Альмодовар таких вершин не достигал. И в этом, конечно, его гигантская победа.

Смотреть «Хульету» рекомендуется всем любителям хорошего интеллектуального кинематографа. Это фильм, который нужно и прочувствовать, и обдумать. По-настоящему раскроется он, скорее со второго просмотра. И что уж точно он подарит, так это возможность прикоснуться к красоте. Которая проступает и в бегущем среди заснеженных полей олене, и в пейзажах Испании, и в сумраке мадридских улочек, и в очертаниях обнаженных тел героев, и в эстетизированной реальности, распятой между красными и синими тонами.

06 ноября 2018 | 18:15

Педро Альмодовар один из самых моих любимых режиссеров. К его картинам лично я всегда отношусь с большим предвкушением. Каждый раз начиная смотреть его новый фильм, приготавливаешься к чему-то нереально интересному. Альмодовар еще давно поднял высокую планку, поэтому к его фильмам всегда относишься сразу с высокими требованиями.

Перед нашим вниманием его кинокартина под названием «Джульетта». Таинственный постер и интригующий трейлер меня сразу заинтриговали, и я погрузился в этот новый фильм. «Возвращение», «Все о мой матери» «Кожа в которой я живу» настолько потрясающие фильмы у Педро, что всегда надеешься, что режиссер снова повторит свой успех и создаст что-то восхитительное.

Мы видим историю женщины, которую покинула дочь и уехала в неизвестном направлении. У Джульетты как будто вырвали сердце из груди, и без дочери она стала чахнуть. Дочь была для нее всем. Героиня возвращается в родной Мадрид, и здесь всплывают самые сильные ее воспоминания о молодости, любви и трагедии. Почему дочь оставила Джульетту?! Есть тайна и причина, по которой дочь оставила убитую горем мать…

Атмосфера, в которой этот режиссер снимает свои фильмы, ни на что не похожа. Все киноленты Альмодоваора всегда чем-то похожи. Они уникальны и имеют свой шарм. Я люблю то, как именно режиссер снимает свои фильмы и преподносит их. Педро замечательный режиссер. Его новый фильм лично для меня стал чем-то любопытным. Я не скажу, что он снял очередной шедевр, нет, но новый его фильм определенно внимания заслуживает. История полна забытых, снова шокирующих тайн, хорошей актерской игры и некой ностальгии, которая у меня всегда присутствует, смотря фильмы этого режиссера.

Ранее мне неизвестные испанские актрисы обе родом из Мадрида Эмма Суарес и Адриана Угарте после этого фильма хорошо запомнились. Выбор этих актрис был удачным, и свою Джульетту в молодости и в наши дни они раскрыли тонко. Персонаж удался, и Джульетта мне показалась весьма сильной личностью, на долю которой пришлось череда испытаний. Потеря любимого всегда страшно, но эта история не банальна, и полна своих сюрпризов и тайн чисто в стиле этого режиссера, мастера страстей человеческих.

«Джульетта» — испанская мелодрама с привкусом драмы 2016 год. Очередная лента от Альмодовара будет по вкусу всем любителям его фильмов. Я эту картину оценил и говорю ей «да». Спасибо за внимание!

«Время, как море, развязывает любые узлы» (Айрис Мердок, «Море, море»)

7,5 из 10

прямая ссылка

23 мая 2017 | 15:25

marie_bitok

МАТЕРИНСТВО ПО АЛЬМАДОВАРУ

Есть в искусстве такие области и темы, куда многим путь заказан, несмотря на их кажущуюся простоту и понятность в повседневном круговороте жизни. И есть в искусстве художники, которые проходят сквозь эти запреты, чтобы своим деликатным прикосновением облагородить эти простые темы. Один из этих рыцарей прекрасного образа – Педро Альмадовар, представивший удивительную историю матери в фильме «Джульетта» (или, если быть точным, «Хулиета» по-испански).

Постепенно уходящий во все более тихие воды, избегающий бурлящих рек с опасными порогами и грохотом волн, испанский художник с какой-то ювелирной точностью строит свой фильм. На каких-то микродвижениях, незаметных глазу нюансах, деталях, спрятанных в подтекст. Все меньше и меньше в альмадоварской художественной парадигме шокирующего и китчевого, все меньше желания играть на грани фола. Его путь от протеста и гротеска к лирике сейчас постепенно переходит в иную стадию – философии и созерцания. И здесь уже впору сравнить Альмадовара не с ювелиром, а с хирургом, препарирующим мир женщины, выискивающим секрет ее жизненной силы и способности к перерождению.

Ответ, который вновь дает Альмадовар, кажется очевидным: это материнство. Так или иначе он не раз говорил об этом – и во «Все о моей матери», и в «Возвращении» — но здесь, в «Джульетте» без шокотерапии для зрителя говорит об этом как-то спокойнее. Может быть, его лишенный надрыва голос звучит вкрадчивее и убедительнее, и потому после себя оставляет тебя трепещущим – нервная дрожь пронизывает не только твое сознание, но и тело, хотя, повторюсь, ни к каким шокерам и приемам Альмадовар вроде не прибегал. В очевидности ответа и в той интонации, с которой он его дает, суть его многолетних размышлений. И вывод их для него самого неопровержим.

Материнство – это не реализация репродуктивной функции женского организма и не сложная химия его гормонов. По Педро Альмадовару, это таинство, сила женщины и ее суть, возможность раскрыться и реализовать себя. Именно оно способно вдохновлять. Режиссер не идеализирует состояние женщины, когда у нее есть ребенок: это напрямую связано с болью, тревогой и беспокойством. И судьба Хулиеты – это именно о боли, за которой открываются неисчерпаемые запасы силы и любви. Они выражаются в способности к прощению и готовности начать все сначала, в мужестве веры, в надежде, которая по словам Ларошфуко, ведет нас самым легким путем, как бы обманчива она ни была.

План выражения и план содержания так искусно соотнесены в «Джульетте», что ты легко скользишь в своих рассуждениях от замысла к воплощению, от режиссерских приемов к смысловым пластам. Альмадовар вылепливает свою женскую вселенную, где актриса становится его материалом – как бы ни обрабатывал его мстер, он сохраняет свои изначальные свойства, и скульптор или художник всегда выберет тот, что наиболее других отвечает его художественным задачам. Так и Альмадовар, снимая актрису, позволяет ей перевоплощаться, но лишь до определенной степени: суть, ядро образа она привносит сама – это ее индивидуальность, красота или особая некрасивость, характерность и, конечно, талант. Таковы его музы разных лет: Мариса Паредес, Кармен Маура, Пенелопа Крус. И здесь в «Джульетте» мы наблюдаем особый ансамбль: Адриана Угарте, Эмма Суарес (обе играют Хулиету), Инма Куэста и Росси де Пальма. Они создают вокруг себя магнетические поля, которые взаимодействуют, сталкиваются и порой создают большие и маленькие взрывы.

Вновь героиню мучают призраки прошлого, но в той истории, которую рассказывает Хулиета своей дочери, нет ничего разоблачающего (столь привычного для нас в фильмах Педро Альмадовара), лишь угрызения совести и неизбывное чувство вины. Но жить с ними – это не преступление. И это вечная мысль многих женщин, которая так часто стучит в висках: все ли возможное я сделала для счастья своего ребенка?

прямая ссылка

13 марта 2017 | 11:07

_Nata

И? Покажите еще что-нибудь

По сюжету, дочь главной героини много лет назад сбегает из дома. Героиня (Джульетта) потеряла всякую надежду отыскать ее, пока однажды не встречает на улице знакомую – давнюю подругу дочери. Та признается, что видела ее однажды…

Далее события фильма разворачиваются в двух сюжетных линиях: настоящее время, когда Джульетта возобновляет попытки вернуться к прежней жизни и найти дочь; и отсыл в прошлое. Героиня вспоминает свою жизнь, и события, приведшие к печальному финалу.

Картина Альмодовара, как и всегда, получилась очень испанской. Насыщенные краски, начиная от морской синевы и заканчивая нарядами героини. Музыка в стиле фламенко: гитарные переборы, надрывный женский голос. Даже современный город имеет характерные, неевропейские черты. Каждая вещь, попавшая в кадр самодостаточна, примером могут служить статуэтки художницы Авы (Инма Куэста).

Хочется отметить игру Росси де Пальма (Мариан). Она не в первый раз снимается в фильмах Альмодовара. Откровенно некрасивая внешность актрисы, контрастирует с желанием наблюдать за ее игрой, видеть в кадре.

Главной героине (Адриана Угарте) отлично удалось показать тот тип женщин, которые обладают одновременно и физической красотой, и интеллектом, раскованностью (ее первая ночь с будущим отцом ребенка), в то же время она не кажется доступной или откровенно соблазняющей. Она именно самодостаточна и по-своему совершенна. Повзрослевшая героиня (Эмма Суарес) мастерски продолжает это слияние.

Для режиссера характерны неординарные женские образы и компрометирующие концовки. Что ж, в данном случае ему это удалось, как никогда. Концовка – это и сильная сторона фильма, и, вместе с тем, слабая. Даже открытой ее можно назвать с натяжкой. Однако, Педро Альмадовар имеет право себе это позволить.

Впечатление от просмотра в кинотеатре полностью зацикливается именно на финальной сцене. Вопрос только один: «И? Покажите еще что-нибудь». Ход повествования можно сравнить разве что с пружиной, которую сжали, а когда отпустили, она осталась в том же положении. Здесь даже не тайна, скорее желание увидеть, как все в итоге случится.

Напоследок следует сказать, фильм о том, что не всегда в жизни есть ответы. Порой существуют лишь неразгаданный вопрос и безостановочный ход времени.

8 из 10

прямая ссылка

17 февраля 2017 | 17:58

Парцуф

Женщина, которую приятно наблюдать, но неинтересно слушать

Сочные яркие декорации, чарующий саундтрек, невероятно притягательная молодая Джульетта. К сожалению, это все, чем запомнился фильм. Красивый блестящий фантик скрывает пресное и безвкусное содержание.

Понятно, что идея картины в том, что рассказать тяжелую жизненную историю. И я не против, я готов и сопереживать, и плакать. Только расскажите эту историю интересно и правдоподобно, пропишите логичные диалоги и внятную систему мотивации персонажей.

Но увы, мы вынуждены полтора часа наблюдать за повествованием в стиле: ‘Я пошла туда, не знаю куда, потому что захотелось, но потом передумала’. На Джульетту постоянно обрушиваются беды, одна серьезнее другой. Со стрессом она не справляется, и потому постепенно чахнет, киснет и погружается в уныние. А вместе с ней и скучающий зритель.

Концовка сильная и неоднозначная, так что если начали, смотрите до конца. Благо, фильм благоразумно не растянут, уложен компактно и лаконично.

6 из 10

…за красивую женщину, музыку и картинку.

прямая ссылка

11 февраля 2017 | 17:53

Начну с того, что признаюсь: ко всем фильмам Альмодовара я отношусь с благоговением Правда, я не видела его предпоследнее, кажется, кино ‘Любовники-пассажиры’, потому что что-то меня смутило, и мне не захотелось разочаровываться. А очарование-то было с самого первого фильма, который мне довелось увидеть ооочень-очень давно, думаю, более 20 лет назад, с ‘Женщин на грани нервного срыва’. Есть фильмы Альмодовара, которые я очень люблю, есть те, к которым отношусь довольно спокойно, но они в любом случае доставляют мне эстетическое удовольствие едва ли не каждым своим кадром, да, я восприимчива к игре цвета, к композиции кадра, и считаю Альмодовара лучшим режиссером для эстетов.

Мне не очень понятны рецензии разочарованных зрителей. Люди сетуют на отсутствие ярких бурлескных поворотов сюжета, цыганочки с выходом ( ну замените последнее словосочетание на ‘фламенко’). Нет, ничего такого головокружительного здесь не встретить, но при этом, при простоте сюжета и композиции ( она проста, несмотря на то, что повествование ведется в 2 временных планах) вы четко понимаете, что это фильм Альмодовара, даже если б вы не знали, пропустили б титры, вы не ошиблись бы с именем режиссера. Весь визуальный ряд, знакомые, хоть и постаревшие лица некоторых актеров пришли из его странного мира в мир довольно обыденный, но они его остраннили ( я помню, что производные этого слова встречались в качестве терминов у филологов-формалистов). То есть за обыденным все ж стоит что-то необычайное, и Альмодовар лишь слегка намекает на это, что выглядит, на мой взгляд, невероятно. Это определенно новый этап развития художника, не падение, не деградация. ‘Джульетта’ — это очень зрелый фильм абсолютно взрослого, совсем не старого человека, у которого нет необходимости и потребности заигрывать с публикой, но остался интерес к непростому миру женщин, и остались прежние основные средства выражения.

Некоторые кадры, сцены я, скорее всего буду пересматривать, хотя крайне редко это делаю. Просто они прекрасны: олень, бегущий за окном поезда, красная машина, движущаяся среди зеленых деревьев… Невероятные картинки, невероятные…

Мне интересно, что будет дальше, жду следующего фильма, совсем не старого, а уже взрослого ( с опозданием, наверно, повзрослевшего) Альмодовара.

10 из 10

прямая ссылка

08 января 2017 | 21:30

OTY

Приятное послевкусие и разочарование.

Фильм посмотреть точно стоит, особенно женщинам. Хотя особых эмоций и переживаний, лично у меня он не вызвал. Главное ощущение после просмотра ‘Джульетты’ — неоправданные ожидания. Отсюда и разочарование.

Сюжет скучноват, с первых кадров завязывается некая интрига и ты все ждешь

в чем же она, где ее раскручивание и, наконец, кульминация. Но кульминации нет. А ты все ждешь и ждешь…А на экране просто показана история жизни красивой женщины, ее встречи, чувства, лишения, переживания. Показаны правда достойно и интересно, жаль не более.

Если смотреть глубже, главное разочарование, это сценарий. Альмодовар чудесный режиссер и сценарист, глубокий, нетипичный. Его работы, нравятся они или не очень, трогают всегда. Его сценарии не банальны, эмоциональны, порой едкие, неординарные. От него всегда ждешь какой-то интриги, изюминки, искры, чего-то, что несомненно тебя удивит. Но тут, к огромному сожалению, этого нет…

Теперь о достоинствах ‘Джульетты’. Первое — это хронометраж. Фильм идет всего полтора часа и это прекрасно, смотрится легко, все емко и точно поместилось в это время. Конечно, краски, особенно в самом начале. Его внимание к интерьеру, декорациям, ярким цветам. В этом режиссер верен себе. Смотрится великолепно.

Ну и главное достоинство картины — женщины! Само собой, Альмодовар умеет снимать женщин, как никто другой. И он в очередной раз это доказал. Обе актрисы (молодая и не очень Джульетты) красивы, органичны, запоминаются, на них хочется смотреть…Отсюда и приятное послевкусие.

К ним бы еще тонко закрученного, незаурядного сюжета, но его нет…Жаль.

6 из 10

прямая ссылка

04 ноября 2016 | 19:25

Фильмы Альмодовара давно стали отдельной категорией и требуют отдельной оценки с учётом его предпочтений и интересов. Можно собирать кубик Рубика из многоуровневой палитры, приводить его в состояние монолитности, а потом снова разбирать, срывая наклейки с его пластмассовой поверхности. Можно возводить экспрессию в чувство удовлетворённости, неспешным крестным ходом среди общества атеистов. Можно брать женщину, срывать с неё одежду, затем кожу, распахивать душу на проветривание и не спеша бродить по её винтовым лестницам.

Трагедии и эмоции женщин, которых рисует этот испанец, просты, но в тот же момент вульгарны, понятны, но в то же время экспрессивны и гиперболизированы. История Джульетты, простой женщины, потерявшей свою дочь на десятилетия, полна душевных переживаний, которые волей-неволей приходится растягивать на весь хронометраж. Ибо история создана не для того, чтобы захватывать, а для того, чтобы опоясывать.

На мимоходную зарисовку, однажды так мило возникшую на очередном этаже винтовой лестницы, так тихо зашедшую, не стучась, и вселившую уверенность в свою судьбоносность, нашпигованы встречи и образы, у которых не проглядывается именного значения и раскрытие которых так и скрывается под тенью медленно ползущих титров. У ленты нет структуры, отсутствует мотивация, поступки скрываются под слезами и воспоминаниями словно старые замасленные листки дневника, которые ты мысленно переворачиваешь, идя пешком с работы домой. Всё раскрашено прежней акварелью, каждый сюжетный элемент имеет соответствующий ему цвет, и его начинка погибает под его изображением, понимая, что ничего не может противопоставить авторскому приоритету.

В этом и прелесть Альмодовара — он даже из самой незамудреной картины яркими красками рисует полотно. Пусть и пресное, пусть и совершенно безразличное к истории, происходящей с человеком. Здесь требуется иное лекарство.

Альмодовар оперерирует женскими образами как колодой карт, ловко и изысканно, в то же время все мужчины в этой истории резко появляются и также резко исчезают, оставляя лишь напоминания о своём присутствии, некогда так важном, но уже абсолютно бесполезном. С них нечего взять, режиссёр не видит в них наслаждения и отрекается от них, буквально тут же заменяя на новых, столь же заменимых. Сама же главная героиня мертва в своём ярком антураже. Действуя словно неспешно вращающееся на шарнире тело покойника в гробу со цветомузыкой, она умудряется совершать резкие поступки, которые тут же приводят её в уныние, равно как и зрителя.

И в очередной раз встаёшь перед окошком справочной, где накрашенная ярко-розовой помадой дамочка, кушающая мороженое, ждёт твоего вопроса. ‘А может быть это не видно лишь мне, может быть Альмодовар настолько тонок, что высиживает у каждой подобной Джульетты в душе, пока та проветривается?’ Ответа нет, она мило улыбается и переходит к шоколадке, закрывает дверь и уходит, оставляя на свежей земле маленькие точки зрения своих каблуков.

Джульетта ждёт, мы не видим вопросов, не дожидаемся ответов, и всё, согласно летописи развязок, решается.

‘Как точно подобран цвет’ — говорим мы, но уже не можем вспомнить лица героини. Спасибо, что хоть прогулка по лестнице не прошла бесследно.

прямая ссылка

23 октября 2016 | 01:18

Премьера новой ленты самого известного в мире испанского режиссера, Педро Альмодовара, прошла в этом году на Каннском кинофестивале, любимчиком которого он является. Именно здесь он получал призы и за режиссуру в 1999 году (‘Все о моей матери’), и за лучший сценарий в 2006-м (‘Возвращение’).

‘Джульетта’, как всегда у Альмодовара посвящена женщинам, которых титулованный испанец обожает. В этот раз он исследует тему вины, преследующей, по его мнению, женщин всю их сознательную жизнь.

Основанный на трех рассказах Нобелевского и Букеровского лауреата, канадской писательницы Элис Манро, фильм последовательно (и очень неспешно) повествует о жизни Джульетты (в оригинале — Хульетта, измененная в целях большей благозвучности нашим прокатчиком). В начале она совсем юная учительница, ищущая свой путь в жизни. Случайный попутчик в поезде, покончивший с собой, гибель мужа, ушедшего после ссоры порыбачить в шторм, уход дочери в секту — все эти события будут мучить героиню на протяжении ее жизни, а само чувство вины и депрессия в какой-то момент в одночасье состарят Джульетту.

Сцена превращения героини из молодой в стареющую женщину, вынесенная на постер, возможно, самая сильная во всем фильме. К сожалению, таких сцен в фильме не много. Удивительно, но режиссер, известный как один из самых ярких и фонтанирующих безумными сюжетами (вспомнить хотя бы ‘Поговори с ней’ или ‘Кожу, в которой я живу’) и цветовыми решениями своих картин, снял один самых пресных и скучных фильмов этого года. Ход событий фильма столь нетороплив, что в какой-то момент способен даже усыпить современного зрителя. Происходящие на экране события ложатся ровно и монотонно, как строки в дневнике Джульетты.

В отличие от своих предыдущих лент, которые Альмодовар с легкой руки населял трансвеститами, проститутками, фриками, в новом фильме ничего подобного нет и в помине. Как нет там и неожиданных поворотов сюжета и экстремальных ситуаций, в которых бы оказывались герои. Увы, но убрав свои фирменные странности, режиссер так и не придумал, чем их заменить. В итоге в фильме нет почти ничего. Все полтора часа терпеливому зрителю только и приходится ждать, что вот-вот, сейчас что-то начнется. Но ничего так не начинается до самых финальных титров.

Из плюсов картины можно отметить фирменные альмодоваровские цвета — декорации ленты ласкают взгляд зрителя, как и красота актрис, играющих Джульетту в разные периоды ее жизни. Адриана Угарте и Эмма Суарес так похожи, что в какой-то момент даже кажется, что это чудеса грима позволяют одной и той же актрисе сыграть на экране несколько десятилетий жизни главной героини.

К сожалению, на этом плюсы фильма заканчиваются. Как, возможно, к своему закату клонится и карьера испанского режиссера. Уже по его предыдущей ленте, вышедшей три года назад комедии ‘Я очень возбужден’, было ясно, что Альмодовар находится в кризисе. Отсутствие внятного, интересного сюжета бросалось в глаза тогда, невооруженным взглядом видно оно и сейчас.

И пусть кто-то хвалит его новый фильм, говоря, что режиссер повзрослел, набрался мудрости и теперь может серьезно говорить о серьезных вещах. И потому в ‘Джульетте’ ему просто больше не нужны фирменные экстремальные детали историй и безумные герои, сделавшие его известным на весь мир.

Да, ‘Джульетта’ серьезна. Но она так же и скучна, и напрочь лишена какой-либо энергии и вдохновения. Это фильм стареющего режиссера, и, к сожалению, не в плане опыта и знаний. В нем (фильме) как будто едва теплится жизнь.

Будем надеяться, что из своей творческой депрессии испанец рано или поздно выйдет. И мы еще увидим его новые, сочные и яркие картины с сумасшедшими героями, живущими в безумном, безумном, безумном мире Педро Альмодовара.

6 из 10

прямая ссылка

16 октября 2016 | 17:21

показывать: 102550

1—10 из 29

Рецензия на фильм Джульетта от Антона Долин

Великий испанец возвращается к жанру сентиментальной драмы — и срывает овации.

В Каннах Педро Альмодовар подарил зрителям свое сердце. Нет, буквально: в каждый из персональных почтовых ящиков аккредитованных на фестивале журналистов положили по увесистому красному сердечку из резины. Внутри спрятана флешка с пресс-досье и фотографиями. Снаружи с одной стороны — название фильма, «Хульета», и фамилия автора. С другой — рыбацкое суденышко и две буквы, J и A. Первая определенно означает имя главной героини, а вот вторая — вовсе не «Альмодовар», а «Антия»: так зовут дочку Хульеты. Похожее сердечко вытатуировал на своем предплечье моряк Шоан, муж Хульеты и отец Антии, — один из немногочисленных мужчин, допущенных режиссером на экран.

Мы снова приглашены в женский мир, воскрешающий в памяти цветастый китч «Женщин на грани нервного срыва» (оттуда в «Хульету» пришла изрядно поседевшая, но такая же колоритная Росси де Пальма), театральность «Все о моей матери» и мифологию «Возвращения», принесшего целый ворох актерских призов в Каннах всем исполнительницам сразу. Мужчины появляются здесь на краткий срок: вначале респектабельный искусствовед — бойфренд уже стареющей героини — пытается увезти ее за собой в Португалию, но та в последний момент отказывается, и он уезжает без нее. Потом Хульета вспоминает о том, как в юности отказалась заговорить со странным попутчиком в купе поезда, и он покончил с собой. Тогда ей встретился и Шоан, с которым все тоже оказалось непросто (но не будем рисковать спойлерами). Зато женщины по праву царят в этой вселенной преувеличенных страстей, будто позаимствованной у древнегреческих драматургов, — заметим, что по профессии героиня — преподаватель античной литературы.

© Julieta El Deseo © Manolo Pavón

Сама Хульета, в начале надломленная временем и судьбой и почти тут же, в воспоминаниях, перевоплощающаяся в нервную юную блондинку с короткой стрижкой, будто из ранних альмодоваровских комедий: ее играют две актрисы, Эмма Суарес и Адриана Угарте. Мать Хульеты, прикованная к кровати болезнью, и симпатичная сиделка — любовница отца. Другая лежачая больная — жена Шоана, которой вскоре не станет. Еще одна соперница, красавица-скульптор Ава. Бесхитростная и строгая домработница Мариан (де Пальма). Ключевая, хотя почти не присутствующая на экране героиня — дочь Хульеты Антия. Ее лучшая подруга Беатрис, мать Беатрис… К списку необходимо добавить еще одно имя. Элис Манро, канадская наследница Чехова и лауреатка Нобелевской премии по литературе. Из ее книги «Беглянка» Альмодовар позаимствовал материал для сценария, действие которого перенес в Испанию. Между прочим, героиню и в книге звали так же. А ее дочь носила говорящее для Альмодовара имя Пенелопа. Его он изменил, но ввел в картину лейтмотив Одиссея и его возвращения на Итаку.

В последние годы критики язвительно писали о закате карьеры испанского режиссера — и в самом деле, «Кожа, в которой я живу» была больше похожа на искренний бульварный триллер, а не ироническую его имитацию, а комедия «Я очень возбужден» все-таки не могла, при всех усилиях автора, вернуть моветонный шик его первых картин. Сейчас Альмодовар предпринял единственный правильный шаг: оставаясь выдающимся рассказчиком — пусть и в кризисе, — нашел идеального соавтора. Или источник вдохновения, называйте как знаете. Деликатность и фрагментарность прозы Манро обрели в своем кинематографическом воплощении плоть и кровь. Ирония Альмодовара и его чувственность взывают к сопереживанию — и триумфально добиваются его от зрителя. На премьере «Хульету» встречали овациями.

© Julieta El Deseo © Manolo Pavón

Это не говоря о техническом совершенстве. Декорации, костюмы, живопись, скульптура и даже кулинария, из которых, как из божественного конструктора, Альмодовар собирает свой фильм, достойны своего отдельного музея. Плавная камера относительно молодого и малоизвестного французского оператора Жана-Клода Ларрьё незаметно ведет нас по лабиринтам этого тщательно выстроенного мира. За кадром — один из самых выразительных саундтреков Альберто Иглесиаса, где хичкоковский симфонический экшен соседствует с рвущим душу ностальгическим джазом. И конечно, актерский ансамбль по обыкновению безупречен.

Незаметно для многих поклонников, а возможно, и для самого себя Альмодовар перестал быть актуальным режиссером, перейдя в ранг «живых классиков». Его зрелый стиль настолько же восхитителен, насколько несовременен — и режиссер уже бравирует этим. Канны позволяют без труда поставить «Хульету» в нынешний контекст и сравнить с фильмами-конкурентами. Скажем, в один день с ней показали бразильскую драму «Водолей». Ее режиссер Клебер Мендонса Филью — многообещающий молодой автор, бывший кинокритик, да и в целом Латинская Америка сейчас в моде. Сюжет — вполне альмодоваровский по духу: история немолодой целеустремленной дамы, которая вырастила детей и похоронила мужа, перенесла рак и выжила, а теперь сражается с алчной строительной компанией за свое право не выезжать из родного дома, остальные квартиры которого давно пусты. Снят фильм энергично, на живую, почти репортажную камеру, многие диалоги звучат как импровизации, автор не стесняется откровенной эротики в кадре…

© Julieta El Deseo © Manolo Pavón

И что? И ничего. Критики поставят «Водолею» высокие оценки, жюри запросто может наградить — а Альмодовару это вряд ли светит. Ведь такое, как у него, давно не носят. Его преимущество в другом: собственная вселенная, герои, стиль и язык, равных которым нет и не будет. Более молодых, актуальных и успешных режиссеров все равно еще долго будут измерять в Альмодоварах. А великий испанец давно может себе позволить презреть конъюнктуру и заниматься чистым искусством, как он его понимает. Кто-то назовет это понимание устаревшим, и пусть. Античные книги тоже должны бы, по идее, уйти на дно, как Атлантида, но мы читаем их до сих пор. Да и у простого человеческого старения, как наглядно показывает «Хульета», тоже есть свои преимущества.

В прокате «Джульетта» Педро Альмодовара

В российском прокате «Джульетта» Педро Альмодовара — возвращение режиссера на территорию женского кино, рассказ о матери и дочери, не видевшихся 12 лет.

Джульетта — аккуратная блондинка бальзаковского возраста, живет в Мадриде с импозантным лысым искусствоведом и готовится к совместной поездке в Португалию. Однако планы путает случайно встреченная на улице девица, которая, отбившись от компании настороженных фриков, принимается рассказывать, как недавно встретила дочь Джульетты с тремя детьми. Это известие заставляет героиню спасть с лица, вежливо послать мужика к черту, переехать в родную квартиру и засесть с сигаретой писать письмо дочери, которую не видела 12 лет.

В последние годы 66-летний Педро Альмодовар упорно пытался вернуть творческую форму, встряхивая себя забегами на территорию юмористического гиньоля («Кожа, в которой я живу») и похабной комедии положений («Я очень возбужден»). Опыты постановщика на этом поприще критика и зрители принимали благосклонно, но скорее с умилением, с каким смотрят на бодро делающего подъем-переворот на дворовом турнике дедушку. Премьера «Джульетты» состоялась на Каннском кинофестивале и была встречена уже всамделишной овацией — триумф оказался немного смазан разве что фактом присутствия фамилии Альмодовара в скандальных «Панамских документах».

Это, впрочем, не помешало критикам в один голос пробормотать славословия мастеру, вернувшемуся к тому, что у него исторически получалось лучше всего, — к кино о женщинах.

«Джульетта» — это действительно чисто женская история. Как и в последнем по-настоящему удачном «Возвращении», Альмодовар большую часть времени запросто оставляет мужчин за пределами повествования: в кадр они заглядывают только для того, чтобы заставить героинь страдать, то есть для дальнейшего развития сюжета. Благодушный искусствовед, романтический рыбак, эпизодический самоубийца, развратный папаша — это не люди, это типажи, триггеры, запускающие следующий виток истории. Главное же в ней — способность любить, прощать, женская самоидентификация, которая происходит, по Альмодовару, не через непутевых мужиков, а через детей, причем желательно женского пола. В этой точке зрения можно увидеть некоторое упрощение, но режиссеру «Все о моей матери» такие претензии предъявлять глупо и попросту скучно.

Как бессмысленно упрекать его в несколько лобовых метафорах: знакомство героини с будущим отцом дочери начинается со взгляда в окно поезда и фразы «Этот олень ищет себе самку».

Если бы испанский кумир чувствительной интеллигенции продолжал в том же духе, все было бы хорошо. Однако таких эпизодов здесь раз-два и обчелся, а все остальное время об авторском почерке напоминают яркие обои, которыми герои Альмодовара привычно злоупотребляют. «Джульетта», несмотря на вроде бы прихотливую хронологию рассказа, это непривычно простое, а главное, спокойное для Альмодовара кино. Здесь не кипят слишком бурные страсти, никто никого не режет, а фирменные для героев испанца смертельные заболевания здесь приняли форму тихого увядания в компании рассеянного склероза. Претензий такой подход не вызывает: мелодрамы про то, как важно любить детей и родителей, — это товар, на который всегда есть спрос. Однако от некогда неистового и бескомпромиссного Альмодовара все-таки ожидаешь несколько большего, чем талантливо поставленный фильм для вечернего эфира телеканала «Россия 1».

Фильм «Джульетта» выходит в российский прокат 4 августа. Билеты можно приобрести в Рамблер Кассе

«Джульетта» реж.

Педро Альмодовар : Daily Culture

Камера неопределенно долго фиксируется на алом полотне. Складки красной ткани напоминают женские половые органы. Так начинается новый фильм Педро Альмодовара «Джульетта», сценарий которого основан на рассказах Элис Манро. Для поклонников творчества Альмодовара игра с тканью не будет шокирующей неожиданностью. Испанского режиссера нельзя упрекнуть в напускной застенчивости, он всегда был откровенен со зрителем.

Вскоре ткань станет больше похожа на занавес, и тема откровенности от того зазвучит еще острее. Ведь жизнь порой понятней и ярче только в свете прожектора выставленная на показ незнакомому зрителю, пришедшему в театр по только ему одному ведомым причинам. И никому не известно, что станет потом с одним из сотни зрителей: останется ли он стоять возле служебного входа, чтобы получить автограф любимой актрисы… Но поднятие занавеса – это не только начало спектакля, это и удаляющееся от предвкушающего зрителя, но все же настойчивое заявление: что-то неминуемо останется сокрытым от его требовательного взгляда.

Еще мгновение и мы узнаем: тот кусок ткани, с помощью которого режиссер ловко играл с нашим воображением, — подол домашнего халата пятидесятипятилетней Джульетты. Всего лишь с помощью красного материала Альмодовар за считанные секунды создает несколько интенсивных в своей эмоциональности и метафоричности образов, переходя от намека на обнаженность к переливам откровенности и сокрытости, и делает еще один шаг к быту и повседневности, правда, подчеркнуто эстетичной повседневности.

Джульетта (Эмма Суарес) живет одна в просторной квартире. Каждый ее жест словно пропитан жизнелюбием и радостью. Она готовится к переезду и совместной жизни с любимым мужчиной. Но счастливые будни любительницы книг омрачаются в один момент после неожиданной встречи с подругой ее дочери Беатрис (Мишель Хеннер). Насыщенная жизнь Джульетты оказывается всего лишь красивой ширмой, за которой скрывается незаживающая рана – разлука с единственной дочерью. Антия (Бланка Парес) ушла от матери в восемнадцать, и вот уже двенадцать лет как Джульетта не видела своего ребенка. Былые обиды сменились невыносимой горечью расставания и желанием во что бы то ни стало встретиться с  Антией. Джульетта отменяет все планы и приступает к поискам дочери, параллельно записывая в блокнот все то, что она не смогла когда-то сказать Антии о ее отце Хуане (Даниэль Грао). Объем в фильме создается и за счет проведения параллелей между отношениями Джульетты и Хуана и родителями девушки. 

В фильме «Все о моей матери» (1999), принесшим Альмодовару не одну кинопремию и ставшим классикой мирового кинематографа, уже затрагивалась проблема взаимоотношений между матерью-одиночкой и ее ребенком. Альмодовар, кажется, и сам понимает, что «Джульетте» не избежать сравнений с фильмом 1999 года. Возможно, занавес в начале ленты – это и отсылка к истории Мануэлы, на чьих глазах машина сбила единственного сына Эстебана, бежавшего за такси, увозившим его любимую актрису. Слишком похожа завязка историй: мать одна воспитывает ребенка и что-то ей мешает рассказать ему всю правду об ее отношениях с отцом подростка. И чем дольше она молчит об отце, тем большую роль начинает играть его отсутствие в жизни ребенка, приводя впоследствии к роковым событиям.

Но все же между историями Альмодовара 1999 года и 2016 больше различий, чем общих черт. За выверенным рассказом Джульетты о любви к отцу дочери Хуану начинает проступать пропасть, разделявшая мать и дочь долгие годы. Пропасть, которую Джульетта не замечала и жила, веря в любовь своей дочери, приковывая к себе ребенка то своей беспомощностью, то гиперопекой. «Джульетта» — занавес, за которым скрывается как минимум болезненная сконцентрированность на себе травмированного жизнью человека, ослепляющая его и отдаляющая от ближнего. То, что осталось для Джульетты сокрытым – чувства ее дочери.

При этом «Джульетта» напрочь лишена суеты и истеричности, несмотря на всю драматичность истории. Даже героиня Росси де Пальма Мариан держится твердой рукой Альмодовара в строго прочерченных границах: ее чрезмерная импульсивность, ревность и чувство собственничества по отношению к Хуану видны, конечно, невооруженным взглядом, но тот нервный тик, что харизматичная Росси де Пальма привносит в ленту, все же не становится доминантным. Лента идет своим чередом, обволакивая и увлекая за собой.

Роль молодой Джульетты исполнила Адриана Угарте. Красота актрисы если не перекрывает красоту локаций в фильме, то уж точно притягивает к себе и завораживает. Адриана Угарте влюбляет в свою Джульетту, пропитывает состраданием и симпатией к молодой девушке. Отношение Джульетты к Хуану меняется с ходом времени: от слепой влюбленности и готовности закрыть глаза на измены до желания верности и истощенности. И Угарте в образе молодой Джульетты преображается, превращаясь из угловатой девчонки с нелепой стрижкой в молодую мать, мечтающую вернуться на работу и заниматься не только мужем и ребенком, а затем и в просто длящую свое существование женщину, переживающую случившееся в семье несчастье.

Альмодовар вновь создал визуально притягательную ленту, где гармонично переплетаются темы любви и невыносимости нахождения рядом с любимым, верности и предательства, мук совести и жертвенности,  неизбывной вины и прощения. 

Елена Громова



«Джульетта»: Педро Альмодовар возвращается к корням

На прошедший Каннский кинофестиваль Педро Альмодовар привез «Джульетту» — семейную драму по мотивам рассказов Элис Манро про пропавшую дочь и отчаявшуюся ее найти мать. Теперь фильм вышел в российский прокат — и это именно тот Альмодовар, которого мы любим

Последние два фильма Альмодовара были вполне сносными, но ни на минуту не выдающимися — и хирургический триллер с Бандерасом «Кожа, в которой я живу», и «Я очень возбужден», мыльная опера в пределах межатлантического лайнера. «Джульетта» лучше их вместе взятых, хотя и это далеко не лучший фильм испанца. Но уж точно самый хороший за последние 10 лет, со времен «Возвращения».

Она снова про семью и снова про женщин: 50-летняя Джульетта (Эмма Суарес) вот-вот навсегда переедет с любовником из Мадрида в Португалию, но ей сообщают, что ее давно пропавшую дочь Антию видели в Италии. Она остается в Мадриде и погружается в воспоминания о молодости (молодую Джульетту играет Адриана Угарте), знакомстве с любовью всей своей жизни и таинственном исчезновении дочери (знает она только то, что ребенка забрала к себе секта). В перерывах между попытками удержаться от нервного срыва Джульетта пишет ей письмо, но та наверняка не ответит матери, как не отвечает последние 12 лет.

 

Это, страшно подумать, уже 20 картина Альмодовара, и выглядит она действительно юбилейным бенефисом. Это снова фильм про мать и дочь, про семью и утрату, про клаустрофобную боль и тщетные надежды. Кто-то уже назвал это кино «Все о моей дочери», и да, более подходящего названия для него не найти. Никакой здесь мистики, никакого травестирования и гей-танцев под хиты 80-х: Альмодовар снова устраивает лабиринт страстей, точнее, одной страсти — матери к своему единственному ребенку. Главная интрига — какого цвета платье наденет героиня. Главный сюрприз — то, как быстро закончится бутылка вина. Самое примечательное в «Джульетте» (помимо одного гениального перехода от смерти к животному сексу) — цвета: каждый кадр можно распечатывать и вешать на стенку. Если красный, то кроваво-красный; если желтый, то лимонно-желтый; если синий, то синий штормящего океана. По-другому Альмодовар и не умеет.

Тем, кто видел больше трех фильмов Педро, все это покажется ужасно знакомым: и женщина с семейной проблемой, и скрытая в далеком прошлом тайна, и слезы, слезы, слезы. Для режиссера все это действительно повторение, но только он может рассказывать мелодраму так искусно, не скатившись в пошлость. Считается, что Альмодовар лучше других понимает женщин, но Джульетта — это загадка и для него самого: мы перемещаемся из прошлого в настоящее и наоборот, но главная героиня так и остается знаком вопроса. И только когда она бросит в мусорное ведро приготовленный ко дню рождения дочки ярко-красный торт, все немного встанет на свои места: «Джульетта» (можно здесь обойтись и без кавычек) — это торт и есть. Большой, глазурный и со вкусом слез.

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Купить билет

Женщина на слабую долю – Газета Коммерсантъ № 142 (5892) от 08.08.2016

Премьера кино

Каннские недели в российском прокате продолжаются — на этот раз зритель увидит участвовавшую в основном конкурсе «Джульетту», драму о распаде семейных связей от Педро Альмодовара. После серии разочаровывающих картин в его карьере «Джульетта» наконец напоминает об истинном величии испанского режиссера. Надрывное кино в фирменных красках Альмодовара посмотрела ЕЛЕНА КРАВЦУН.

Фильм о чувстве вины, способном разрушить даже самые крепкие отношения, Альмодовар снял, явно вдохновляясь классическими голливудскими мелодрамами. Именно на чувстве вины (матери перед дочерью в случае с «Джульеттой») зачастую строились сюжеты мелодрам, вошедших в мировую историю кино. Достаточно вспомнить пронзительную «Стеллу Даллас» Кинга Видора 1937 года или одну из вершин голливудской мелодрамы «Имитацию жизни» 1959 года. Тема распада семейных связей из-за невозможности изжить тотальное чувство вины становится всепоглощающей в новой картине Альмодовара. Сюжет «Джульетты» базируется на трех рассказах, объединенных одной героиней («Шанс», «Скоро» и «Молчание»), канадской писательницы Элис Манро, лауреата Нобелевской премии по литературе 2013 года. Альмодовар первоначально намеревался использовать истории в качестве основы для своего первого англоязычного фильма, действие которого происходило бы в Нью-Йорке, но в конце концов остался в Мадриде. Интересно и то, что режиссер хотел, чтобы Джульетту во всех ее возрастах сыграла Мерил Стрип, с которой Альмодовар даже предварительно договорился, но впоследствии отказался и от этой идеи.

Джульетта (Эмма Суарес) — преподаватель литературы, вместе со своим возлюбленным Лоренцо (Дарио Грандинетти) она собирается покинуть Мадрид и переехать жить в Португалию. Однако случай вмешивается в ее, казалось бы, размеренную жизнь. На улице она сталкивается с Беатрис, подругой своей дочери Антии, c которой у Джульетты нет связи уже 12 лет. Девушка рассказывает ей, что видела Антию и даже успела выяснить, что та замужем и у нее трое детей. Всего несколько слов об исчезнувшей дочери побуждают Джульетту разорвать отношения с Лоренцо и, хочется думать, вновь отправиться на поиски дочери. Но вместо этого она садится за написание автобиографии в форме длинного слезливого письма Антии. В итоге «Джульетта» оборачивается несостоявшимся роуд-муви, где героиня вместо реальных попыток найти дочь путешествует по волнам своей памяти, а с ней и Альмодовар — по своей. Вот она, молодая и задорная (Джульетту в молодости играет другая актриса — Адриана Угарте), едет в поезде и знакомится с будущим отцом своего ребенка, привлекательным женатым рыбаком Хуаном, однако их встреча омрачается самоубийством случайного соседа по купе Джульетты, которому она постыдилась уделить внимание. Это выразительное происшествие впервые рождает в душе героини комплекс вины, с него начинаются ее отношения с Хуаном и им же закончатся: после их ссоры он выйдет в бушующее море и уже не вернется.

Помимо психологического исследования чувства вины, постепенно превращающегося в наваждение, Альмодовар в своем фильме пытается столкнуть старый и новый миры. Молодость Джульетты приходится на 1980-е годы, демонтаж франкизма в Испании уже состоялся, страна постепенно приобретала современный облик, каждый мог открыть себя заново. В 1977 году прошли первые парламентские выборы с участием женщин, а только в следующем году измена жены и использование противозачаточных средств перестают рассматриваться в Гражданском кодексе как уголовное преступление. Джульетта у Альмодовара выглядит настоящей эмансипе, после рождения ребенка она всерьез думает вернуться к собственной карьере. За что экономка Хуана Мириам, олицетворение мира старого, ее строго отчитывает: «Профессия женщины — ее семья. Если ты хочешь ее сохранить, лучшее, что ты можешь сделать, это остаться дома». «Как бы не так»,— отвечает Джульетта, и провидение тут же наказывает ее роковой утратой, оборачивающейся крахом ее семьи. Значит ли это, что Альмодовар, всегда воспевавший женщин, самодостаточных и сильных, вдруг стал сторонником консервативных взглядов? В ряду всех его героинь Джульетта действительно выглядит самой потерянной. Это в значительной степени перекликается и с настроением самого режиссера, которого современный мир и нынешняя Испания скорее пугают.

После серии разочаровывающих фильмов («Разомкнутые объятия», «Кожа, в которой я живу» и неловкая комедия «Я очень возбужден») Альмодовар вернулся с нежным камерным кино. И хотя он все еще не на пике своего дара, в «Джульетте» присутствуют все особенности его стиля — игра с цветом и фактурой, рельефные женские образы. При этом режиссер не стремится к зрелищности, в значительной степени погубившей его последние картины. Это тихая, эмоциональная, растерянная лента с открытым финалом похожа на уютное одеяло, сотканное из воспоминаний, в которое сам Альмодовар кутается, лишь бы не замечать произошедших изменений.

«Джульетта» Альмодовара и другие экранизации августа.

На большие экраны вышел новый фильм знаменитого испанца Педро Альмодовара «Джульетта» — авторское воплощение рассказов обладательницы Нобелевской премии по литературе Элис Манро из сборника «Беглянка».
Фильм объединяет три новеллы с общей героиней – известной телеведущей, чьи жизненные драмы скрыты от публичного внимания: «Случай», «Скоро» и «Молчание». Альмодовар основательно переосмыслил их сюжет и перенес события Испанию. В поисках бесследно исчезнувшей дочери Джульетта приезжает в Мадрид, где провела свою юность. Ее воспоминания проливают свет на события, отдалившие их с дочерью друг от друга, и оживляют призраков прошлого…
Элис Манро называют лучшим автором коротких форм на рубеже XX – XXI веков. Ее блестящие новеллы принесли канадской писательнице ряд самых престижных профессиональных наград, включая Букеровскую и Нобелевскую премии.

Отряд самоубийц. Книга I

Адам Гласс

Суперзлодеи, вооруженные по последнему слову фантастических комиксов, ради сокращения тюремного срока выполняют невыполнимые задания американского правительства.

Фильм «Отряд самоубийц»

Режиссер:Дэвид Эйр
Премьера в России:4 августа

Леди Сьюзан

Джейн Остин

Роман в письмах, опубликованный уже после смерти знаменитой писательницы. В центре событий – высокомерная, коварная и целеустремленная дама, которая намерена любой ценой выдать свою дочь замуж за лучшую, по ее мнению, партию.

Фильм «Любовь и дружба»

Режиссер:Уит Стиллман
Премьера в России:18 августа

Тонкая работа

Сара Уотерс

Сью выросла на на самом дне жизни конца XIX века. Но когда она перестала быть ребенком и превратилась в молодую девушку, судьба самым непредсказуемым образом соединила ее с юной наследницей богатого уединенного имения. Коварный дальний родственник этой девушки планирует использовать ее служанку в афере, чтобы завладеть всем семейным состоянием. Но события разворачиваются не по плану…

Фильм «Служанка»

Режиссер:Пак Чхан-ук
Премьера в России:25 августа

Обзор

: Джульетта Педро Альмодовара (2016) | Sight & Sound

Одно из непреходящих удовольствий Педро Альмодовара в кинематографе — его мастерство сложности повествования: его фильмы часто кажутся порожденными набором совершенно несопоставимых событий и идей, из которых он строит связные, но, тем не менее, склонные к взрыву повествования. по швам со своими собственными иногда узко заключенными диссонансами и несоответствиями. Джульетта полностью характерна для Альмодовара чистой плотностью элементов, как повествовательных, так и символических, которые она включает: среди них географическое разнообразие настроек; героиню Джульетту, которую в разном возрасте сыграли две актрисы; цепочка разных домов Джульетты; и символические ингредиенты, в том числе олень, увиденный ночью из окна поезда, лекция по греческой мифологии и статуэтки сидящих мужчин с усеченными конечностями, сделанные подругой Джульеты скульптором Авой.

Испания 2016
Сертификат 15  98 м 48 с

Директор Педро Альмодовар

CART
Julieta
Julieta
Julieta Emma Suárez
Young julieta
Adriana Ugarte
Xoan Daniel Grao
AVA Inma Cuesta
Lorenzo Darío Grandinetti
Beatriz, ‘Bea’ Michelle Jenner
Claudia Pilar Castro
Juana Nathalie PZA
Sara SUSI SANCHEZ
SAMUEL Joaquín Notario
Antía, дочь Джульетта Blanca Parés, Priscilla Delgado, Ariadna Martín
Marián Rossy de Palma

[1.85:1]
субтитров

Дата выпуска в Великобритании 12 августа 2016 г.
Дистрибьюторы Pathé Productions Ltd, 20th Century Fox International (Великобритания)
► Трейлер

Чудо Джульетты в том, что она ощущается такой же свободной и множественной, как и вышеизложенное, но в то же время очень плотной и цельной. Среди тем фильма — сложность и кажущаяся размытость жизни человека, скрытые закономерности, создаваемые взаимодействием случайности и памяти; как ученый, специализирующийся на греческих мифах, Джульетта является высококвалифицированным читателем «романа» своего существования.

Фильм является третьей литературной адаптацией Альмодовара после вдохновленных Рут Ренделл «Живой плоти» (1997) и «Кожи, в которой я живу» (2011) по мотивам «Тарантула» Тьерри Жонке. Однако на этот раз источником является не роман, а три последовательных рассказа из сборника Элис Манро «Беглец» 2004 года. Хотя каждая история Манро стоит отдельно и охватывает отдельный эпизод и тему, перекрестные ссылки ясно дают понять, что все они могут быть прочитаны как относящиеся к одной и той же женщине, Джульетте, в разные периоды.Три рассказа Мунро фактически содержат весь материал, который Альмодовар драматизирует здесь.

Где у режиссера есть возможность сделать свой фильм должным образом, Альмодовариан отчасти в том, чтобы связать три виньетки Манро в единое повествование характерной сложности; и отчасти в наложении его безошибочного стилистического почерка со всеми вытекающими признаками испанскости.

Первоначально задуманный как его первый англоязычный фильм, Джульетта была перенесена из оригинальной канадской обстановки в Мадрид, Галисию, Пиренеи и другие места.Фильм пропитан явно выдвинутым на первый план стилем, прямо из изображения, показанного в начальных титрах: драпированная красная ткань, которая пульсирует, как человеческое сердце, но оказывается платьем Джульетты. Повсюду экспрессионистское изобилие, которое мы ассоциируем с образом Альмодовара, прочно укоренено в реалистическом повседневном контексте благодаря постановке Антсона Гомеса и костюмам Сони Гранде: нам постоянно демонстрируется автономная выразительная сила, скажем, определенного рисунка обоев, полок с галисийскими керамика, платье в стиле ретро, ​​которое носила пожилая мать Джульетты.Есть еще халат в стиле Климта, который Джульетта надевает в один из моментов одиночества, его яркость резко контрастирует с ее меланхолией и, возможно, сама спасает ее от откровенного отчаяния.

Этот дразнящий фильм с открытым финалом — самый мрачный фильм Альмодовара на сегодняшний день: он относится к его последнему полнометражному фильму, авиафарсу 2013 года «Я так взволнован!», как «Интерьеры» (1978) к «Бананам» Вуди Аллена (1971). Джульетта откровенно серьезна в своей озабоченности потерей и зрелом ретроспективном созерцании сложности жизни, ее визуальная энергия сильно контрастирует с ее эмоциональной суровостью и почти полным отсутствием ни комедии, ни явной повествовательной игривости (единственный отголосок знаменитого «лагеря» Альмодовара). это проблеск друзей модницы одного из персонажей).Там, где он часто ассоциируется с мелодрамой, в Джульете Альмодовар заявил, что создает «чистую драму», свободную от излишеств или фантазии: отсюда роль классической мифологии, которой учит юная Джульетта и которая усиливает трансцендентальные резонансы ее собственного опыта. .

Прежде всего, Джульетта — это исследование двойственности. Речь идет, например, о двух молодых женщинах, испытывающих чувство вины за свою предполагаемую ответственность за смерть (самоубийство в поезде в случае Джульетты, в случае ее дочери Антии — утопление ее отца) и двух отношениях с участием другой женщины в кадр (двойник Авы — юная североафриканская любовница отца Джульетты). Дублирование начинается с того, что героиню играют две разные актрисы. Молодую Джульетту, жизнерадостную, интеллектуально энергичную женщину, открытую всему, что может предложить ей жизнь, играет Адриана Угарте, и визуально она представлена ​​в возвышенной манере. Впервые ее видят в ярко-синих чулках и кожаной мини-юбке, с копной светлых волос, как будто она вышла из комедии Альмодовара середины 80-х — или как если бы она была стилизованной версией Джульетты в ее воспоминаниях.

Джульетту из обрамляющего повествования играет Эмма Суарес с глубоко пронзительным и озабоченным достоинством, которую британские зрители могут помнить как ангельскую инженю в таких фильмах Хулио Медема, как «Тьерра» (1996).Двадцать лет спустя она идеально подходит на роль «зрелой женщины с привидениями», которую раньше могла играть Мариса Паредес. Альмодовар ловко, но ни в коем случае не бессердечно, извлекает выгоду из того факта, что Суарес заметно старше, чем некоторые зрители могут помнить ее, особенно в экстраординарном coup de cinéma , в котором Джульетта (Угарте), купаемая своей дочерью, выходит из-под полотенце несколько лет спустя, когда она была старше (Суарес), ее лицо было заметно отмечено жизненными заботами. В версии этой сцены, изображенной на афише фильма, оберегающая и заботливая Антия (никогда не появлявшаяся в фильме взрослой женщиной) заменена юной Джульеттой, которую играет Угарте, подчеркивая урок переплетения Джульеттой удвоения, материнства и память: а именно, что ребенок — мать женщины.

Обзор Джульетты – пятизвездочное возвращение Альмодовара в форму | Педро Альмодовар

Последняя, ​​самая трогательная и захватывающая работа испанского писателя Педро Альмодовара со времен « Volver, » 2006 года представляет собой роскошное и душераздирающее исследование вирусной природы вины, тайны памяти и зачастую невыносимой силы любви. Временами эмоциональная интрига больше похожа на триллер Хичкока, чем на романтическую мелодраму: великолепная германская музыка Альберто Иглесиаса (режиссер цитирует Тору Такемицу, Малера и Альбана Берга как оказавших влияние) усиливает элементы нуара, затемняя смелые всплески красного, синего и белый.Три коротких рассказа из тома «Беглец » канадской писательницы Элис Манро 2004 года представляют собой исходный материал, но дух Патриции Хайсмит вырисовывается все больше, поскольку незнакомцы в поезде подпитывают кружащееся повествование (один персонаж даже замечает, что он становится одержимым Хайсмитом). Я также был поражен, обнаружив отголоски голландско-французского чиллера 1988 года Джорджа Слюзера « Spoorloos » в изображении жизни, определяемой исчезновением любимого человека, хотя здесь есть нежность, совершенно отсутствующая в гораздо более неумолимой работе Слейзера.

Эмма Суарес великолепна в роли Хульетты, красивой эрудированной женщины средних лет, которая уезжает из Мадрида в Португалию, чтобы начать новую жизнь с Лоренцо ( Поговори с ней , Дарио Грандинетти). Но случайная встреча с подругой детства ее отчужденной дочери Антией меняет планы Джульетты на будущее. Вместо того, чтобы двигаться вперед, она возвращается в многоквартирный дом, где когда-то жили они с Антией, чтобы написать историю их трагической, полумифической одиссеи. Перенесясь в 80-е, мы встречаем младшую Джульетту, которую теперь с такой же энергией играет Адриана Угарте, одна из многих талисманов-двойников фильма.Для этой учительницы классики с остроконечными волосами (через эти истории пронизывает греческий миф) ночное путешествие на поезде обеспечивает судьбоносную краткую встречу с любовью и смертью, прокладывая пути для всего, что грядет: ее отношения с галисийским рыбаком Ксоаном (Даниэль Грао) , рождение их любимой дочери Антии и предопределенная разлука с обоими.

Изначально Альмодовар планировал использовать рассказы Манро в качестве основы для англоязычного полнометражного фильма, но перенос материала в Испанию дает сценаристу-режиссёру благодатную почву.Как и в случае с Live Flesh 1997 года и The Skin I Live In 2011 года, Julieta может иметь литературный источник, но результат полностью принадлежит Альмодовару. Мы начинаем с крупного плана волнообразных складок малинового платья, напоминающих одновременно и сердце, и цветок, сигнализируя о более густых, чем вода, темах, которые будут проходить через повествование. Когда Джульета движется вперед и назад во времени и пространстве, костюмы Сони Гранде и постановка Антсона Гомеса рассказывают свою собственную историю — четкие линии комнаты, в которой прошлое стерто, контрастируют с шумным беспорядком пространства, наполненного воспоминаниями. ; фрагменты платья, соответствующие неровным краям разорванной фотографии, которую Джульетта склеивает, чтобы взглянуть в лицо своему прошлому; синяя одежда, обрамляющая малиновый торт, который ритуально выбрасывается в мусорное ведро, когда проходит очередной одинокий день рождения.

После изнурительной социально-политической сатиры 2013 года я так взволнован! , я с облегчением обнаружил, что Альмодовар возвращается к более интроспективным темам таких превосходных работ, как Все о моей матери или Цветок моей тайны . Тем не менее, несмотря на все общепризнанные «стремления режиссера к сдерживанию» в драме, в которой, как он настаивает, нет «юмора или какого-либо смешения жанров», « Джульетта » все же удается объединить разрозненные элементы непокорной карьеры Альмодовара.Как напоминает нам текущая ретроспектива BFI Southbank, он прошел долгий путь от панковской непристойности Pepi, Luci, Bom . В фокусе Альмодовара на лице Суареса в « Джульетта » есть что-то бергманское, что многое говорит о его пути от ужасного ребенка до старшего государственного деятеля. Однако в образе Угарте младшая Джульетта не казалась бы неуместной в «Женщины на грани нервного срыва» , Свяжи меня! Свяжи меня! или Высокие каблуки , напоминание о том, что призраки из бэк-каталога Альмодовара (выделенные здесь знаковым присутствием давней музы Росси де Пальма) так же присутствуют, как и прошлые жизни, которые преследуют нашу героиню.

Искусно соединив два центральных представления, мы получаем потрясающе простую последовательность, воплощающую в себе гений Альмодовара. Когда юная Антиа сушит волосы своей опустошенной матери, лицо Угарте исчезает под полотенцем и вновь появляется как лицо Суареса, юное лицо Хульетты, преображенное горем. Будь то кома, депрессия или слабоумие, это драма, наполненная персонажами, живущими в подземном мире, пойманными в ловушку великой тишины, которая является истинным злодеем пьесы. Охваченный видением Альмодовара, я почувствовал, что тишина заслуживает того, чтобы быть нарушенной бурными аплодисментами.

10 фактов о Джульетте со слов Педро Альмодовара

Джульетта живет в Мадриде со своей дочерью Антией. Они оба молча переживают потерю Хоана, отца Антии и мужа Джульетты. Но порой горе не сближает людей, а разъединяет. Когда Антие исполняется восемнадцать, она бросает мать без объяснения причин. Джульетта ищет ее всеми возможными способами, но все, что она обнаруживает, это то, как мало она знает о своей дочери. ДЖУЛИЕТА рассказывает о борьбе матери за выживание в условиях неопределенности.Он также говорит о судьбе, о комплексах вины и о той непостижимой тайне, которая заставляет нас отказываться от людей, которых мы любим, стирая их из нашей жизни, как будто они никогда ничего не значили, как будто их никогда не существовало. Фильмы Альмодовара побуждают нас исследовать боль в наших отношениях. И поэтому с некоторым облегчением он дает нам некоторые подсказки, чтобы провести нас через лабиринт эмоций, который является его последним фильмом Джульетта

.

1. МАТРИАРХАТ

«Фильм начинается с крупного плана красной ткани, вскоре мы обнаруживаем, что внутри нее бьется сердце, сердце Джульетты.На втором изображении скульптура с текстурой и цветом терракоты. Фигура — обнаженный сидящий мужчина — похожа на ребенка, которого мать одевает. На дворе 2016 год. Скульптура видна позже, вернее, раньше, в 1985 году, в мастерской создавшей ее скульпторши Авы. Юная Джульетта 1985 года берет в руки скульптуру сидящего мужчины.

В следующей сцене Ава лепит из глины новую фигурку, а Джульетта наблюдает за ней. Грязь постепенно принимает форму мужских ягодиц и ног.«Боги создали людей и других существ с помощью глины и огня», — говорит Джульетта. Ава внимательно слушает, продолжая формировать. Джульетта преподает классическую литературу, и она продолжает рассказывать ей о творении, как если бы это была история, и в конце концов признается, что беременна…

Три последовательности показывают силу женщин: женщина как создательница мужчины. Человек, изображенный скульптурой, крошечный по сравнению с их руками. Они передают его от одного к другому. Женщина не только дает жизнь, но она сильнее, чтобы бороться, управлять, страдать и наслаждаться всем, что приносит с собой жизнь.Только судьба сильнее ее».

2. ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ЖЕЛАНИЕ (незнакомцы в поезде)

«Я очарован поездами. Я всегда мечтал сниматься в настоящем поезде. Сцены в поезде, которые я помню лучше всего, принадлежат Хичкоку («Исчезающая леди», «Незнакомцы в поезде», «На север через северо-запад») и Фрицу Лангу («Желание человека»). Когда я зашел в одно из купе старого поезда 80-х годов, чтобы порепетировать, я никогда не думал, что реальное пространство в поездах 1985 года настолько ограничено.Но все мы знали, что эти эпизоды имеют решающее значение для истории, потому что судьба Джульетты — это путешествие в этом поезде, где она соприкасается с двумя полюсами человеческого существования: смертью и жизнью. И физическая любовь как ответ на смерть. Два раза, когда мы видим Джульетту, лихорадочно занимающуюся любовью с Хоаном, кто-то только что умер. Это ответ обоих на идею смерти.

3. ПРОЩАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД

«В 2003 году дочери Антии, Джульетты и Хоана исполняется восемнадцать лет, она становится взрослой и уезжает на три месяца в ретрит в Арагонские Пиренеи.Джульетта обезумела от разлуки с дочерью. До этого они никогда не расставались. Джульетта видит, как она входит в дверь и исчезает на лестнице. Она скрывает свое беспокойство, как может.

Эта сцена пробуждает воспоминания о двух других прощаниях, от которых она так и не оправилась и о которых никогда не говорила Антии. Одно из прощаний произошло в поезде. Второй взгляд, который ее мучает, — это взгляд Хоана, рыбака, которого она встретила в том же поезде. Стоя у двери их квартиры и видя, как Антия исчезает к лестнице, Джульетта вспоминает взгляды двух мужчин, которые встретили свою смерть вскоре после того, как она оставила их одних…

4. СМЕРТЬ/ШАНС

«Два трагических прощания, результат случайности и невезения, оставили след на совести Джульетты. Чувство вины, которое заражает и ее дочь, проскользнуло в сценарий без моего полного осознания. Он появился, когда я думал, что сценарий закончен, и исходил из самой истории, почти без вмешательства сценариста. Чувство вины путешествует в поезде Джульетты подобно роковой судьбе. ДЖУЛИЕТА берет свое литературное происхождение от Элис Манро.С тех пор, как я прочитал «Беглец», я задумался об адаптации трех ее рассказов для кино («Шанс», «Скоро» и «Молчание»). У этих трех историй есть общая героиня, Джульетта, но они не являются последовательными. Это три независимые истории, и я пытался их объединить, придумывая то, что было необходимо».

5. СЦЕНАРИЙ

«Я работал над первым наброском на испанском много лет назад, с исходным сеттингом Нью-Йорка. Но в конце концов меня победила неуверенность, я не был уверен ни в сценарии, ни в своих способностях режиссировать на английском языке.Я боялся менять язык, культуру и географию. Так что я оставил себе первый набросок без какого-либо конкретного плана, хотя у меня уже были права на рассказы Манро. Я снова начал обнюхивать сквозняк два года назад. Мне понравилось больше, чем я ожидал, и я попробовал еще раз, с историей, происходящей в Испании. По мере развития испанской версии я все дальше отдалялся от Элис Манро, мне приходилось летать на собственных крыльях. Ее рассказы по-прежнему являются источником JULIETA, но если стиль канадского писателя трудно перевести в дисциплину, в отличие от литературы, как кино, то превратить его в испанский рассказ — невыполнимая задача. Поклонники Элис Манро должны увидеть в моей ДЖУЛИЕТЕ дань уважения канадской писательнице».

6. ЦВЕТ БЕЛЫЙ/ОГРАНИЧЕНИЕ

«После того, как Джульетта годами ничего не слышала о своей дочери, она уничтожает все физические напоминания о ней и переезжает. Она решает похоронить память о ней, она не хочет, чтобы какой-либо предмет или место напоминали ей об Антие. Как и любой большой город, Мадрид состоит из множества разных городов. Джульетта ищет место, где никогда не ступала нога ее дочери, уродливое, лишенное очарования место, далекое от центра, где она жила с ней.Она снимает безличную квартиру со стенами, выкрашенными в белый цвет, без каких-либо предметов или картин, украшающих ее. Безмолвный, строгий белый цвет отражает пустоту.

Белое жилое пространство также показывает мое стремление к сдерживанию. В нем нет ни малейшего следа юмора или какого-либо смешения жанров, по крайней мере, так я считаю. С самого начала я имел в виду, что ДЖУЛИЕТА — это драма, а не мелодрама, жанр, к которому я неравнодушен. Жесткая драма с намеком на тайну: кто-то ищет кого-то, не зная, почему она ушла.Тот, с кем вы прожили всю жизнь, исчезает из вашей жизни без слов. Вы не можете этого понять. Бывает, это в нашей природе, но это непонятно и неприемлемо. Не говоря уже о боли, которую это причиняет»

7. ДОМА/ДЕКОР

Первый дом, который Джульетта снимает, когда она переезжает в Мадрид с дочерью, находится в очень оживленном центральном районе. Обои в квартире имеют очень яркие, почти резкие мотивы. «Это немного угнетает», — слабо говорит Джульетта в сопровождении Антиа-ребенка и ее маленькой подруги Беа, с которой она никогда не расстается.Беа говорит: «Нет, это круто». И Антиа всегда соглашается с Беа. Две девушки хотят снять квартиру, потому что Беа живет в одном районе. У Джульетты нет сил спорить с девочками, она чувствует себя слишком хрупкой, чтобы бороться с обоями, она очень слаба физически и морально.

Второй дом, как я уже сказал, находится далеко от первого и как раз напротив него. Белые стены, никаких украшающих ее предметов, мебель с чистыми, нейтральными линиями. Все имеет безличный вид.Этот дом есть отрицание дома, в котором жили мать и дочь.

Годы спустя Джульетта решает покинуть Мадрид вместе с Лоренцо и никогда не возвращаться. Но случайная встреча на улице с Беа, которую она не видела много лет, заставляет ее изменить планы. Беа говорит ей, что случайно встретила Антию на озере Комо и сказала ей, что Джульетта все еще живет в Мадриде. «И посмотри! Через неделю я встречу тебя на улице». Достаточно, чтобы Джульетта резко изменила свои планы.Она расстается с Лоренцо, не дав ему никаких объяснений (одна из многих пауз в истории, наполненной ими), она возвращается в здание с квартирой с яркими обоями, которую она сняла с Антией и Беа, и приветствует призрак ее дочери».

8. ПОВТОРЕНИЕ

«Тот же консьерж, который показывал Хуиете квартиру с Антией и Беа, теперь показывает ей эту квартиру в идентичной сцене. Квартира имеет ту же внутреннюю архитектуру, что и предыдущая, такой же свет, проникающий через окна и т. д.К изумлению управляющего, Джульетта сдает его. Она решила снова ждать дочь в том же месте, где они жили вместе.

Я режиссер и верю в повторение и репетицию. Человек невольно оказывается вовлеченным в ситуации, в которых он жил раньше, как будто жизнь дает нам возможность отрепетировать самые трудные моменты до того, как они действительно наступят.

Эта идея присутствует в «Все о моей матери». Медсестра Мануэла работает в NTO (Национальная организация трансплантологии), информируя родственников о смерти жертвы, а затем прося их пожертвовать некоторые из его органов.В одну роковую ночь именно Мануэла должна пройти этот протокол, но уже как мать жертвы.

Джульетта переезжает в квартиру с зелеными стенами, которая все еще такая же голая, как когда она впервые увидела ее. Единственный предмет мебели — это стол, на котором она пишет Антие все, что не сказала ей, когда они жили вместе. На каминной полке, ее единственной компании, сидит сидящий мужчина, скульптура Авы.»

9. ПРЕДМЕТЫ, КАРТИНЫ…

Скульптор Микель Наварро является автором «Сидящего мужчины» и всех произведений, которые появляются в мастерской Авы.Я прожил с сидящим человеком двадцать лет и с тех пор хочу, чтобы он появился в одном из моих фильмов. Есть пейзажи, песни и предметы, которые с того момента, как я их обнаруживаю (или заново открываю, или покупаю, если это предметы), у меня такое чувство, что рано или поздно они появятся в одном из моих фильмов. Я храню их и терпеливо жду годами, пока не появится нужный фильм.

Так случилось с пейзажем черного пляжа на Лансароте в «Разомкнутых объятиях», с ныряльщиком в «Свяжи меня!» Свяжи меня! , даже коричневым полотенцем, которым Антиа и Беа вытирают депрессивную Джульетту.Плакат для выставки Люсьена Фрейда прождал всего четыре года, прежде чем нашел свое место на стене новой Джульетты, которая переживает спокойный период с Лоренцо Джентиле. Я очень доволен тем, как взгляд Фрейда взаимодействует с Джульеттой, когда она ищет в мусоре синий конверт, который она ранее выбросила в корзину для бумаг. (Корзина для бумаг — это моя корзина для бумаг, и я знал, что рано или поздно она тоже появится.)»

10.АКТРИСЫ

«ХУЛИЕТА отмечает мое возвращение в женскую вселенную. Почти все актрисы в ее длинном составе были новыми для меня. Раньше я работал только с Росси де Пальма и Суси Санчес. две разные актрисы для Джульетты: Адриана Угарте с двадцати пяти до сорока лет и Эмма Суарес с сорока лет.

Я не сторонник того, чтобы одна и та же актриса играла одного и того же персонажа всех возрастов. Я не доверяю возрастному эффекту макияжа, а двадцатипятилетней молодой женщине практически невозможно находиться в присутствии пятидесятилетнего.Дело не в морщинах, а в чем-то более глубоком, в течении времени, снаружи и внутри. Я принимаю условность в театре, но отвергаю ее в кино. Но использовать двух разных женщин рискованно, особенно в фильме, в котором один из персонажей, Ава, не разделен, а играет одна и та же актриса, Инма Куэста.

Теперь я счастлив, что принял это решение. И я думаю, что Адриана Угарте и Эмма Суарес теперь являются частью моего особого Олимпа, где они плечом к плечу с Пенелопой Крус, Кармен Морой, Викторией Абриль, Марисой Паредес и Сесилией Рот, моими музами.»

Джульетта в кинотеатрах с завтрашнего дня, 26 августа, информацию о показах смотрите на http://www.julietafilm.com/showtimes

Обзор Джульетты: Новый фильм Педро Альмодовара – закрученная семейная мелодрама | The Independent

Педро Альмодовар, 111 минут, в главных ролях: Эмма Суарес, Адриана Угарте

Великолепный новый фильм Педро Альмодовара Джульетта — это закрученная семейная мелодрама, полная разворотов, воспоминаний и резких поворотов сюжета. В нем чувствуется дезориентация позднего фильма Хичкока, такого как « Головокружение », и одна из его звезд, Адриана Угарте, даже немного похожа на роковую женщину Ким Новак в этом фильме.

Музыка Альберто Иглесиаса столь же жутка и полна предчувствий, как и партитуры, которые Бернард Херрманн писал для Хичкока. В повествовании присутствует сильная натяжка фатализма, ощущение, что персонажи здесь не могут влиять на события в своей жизни или сделать что-либо, чтобы избежать горя, надвигающегося на них.

Джульетта (Эмма Суарес) впервые встречается как, казалось бы, довольная женщина средних лет. По картинам и книгам в ее модернистской мадридской квартире мы можем сказать, что она любительница искусства.Она богатая и гламурная. Джульетта планирует покинуть Испанию, чтобы начать новую жизнь в Португалии со своим бойфрендом Лоренцо. Случайно, прогуливаясь однажды по улице, она натыкается на Беа, подругу детства ее дочери Антии. Беа упоминает, что недавно видела Антию.

Эта новость подобна удару молнии для Джульетты и вызывает длительное воспоминание, в котором мы узнаем обстоятельства, при которых была зачата Антия; что случилось с ее отцом и почему мать и дочь так долго разлучались.

Угарте играет Джульетту в роли молодой женщины. Она учитель классики, которая только что закончила подработку в школе, подменяя женщину, находящуюся в декретном отпуске. Теперь у нее есть свободное время. Во время долгого путешествия на поезде она сидит напротив таинственного пожилого мужчины, который, кажется, заигрывает с ней. Она также впервые встречает Хоана (Дэниел Грао), который вскоре станет ее любовником.

Альмодовар снимает это ночное путешествие в сказочной манере. Джульетта видит оленя, мчащегося рядом с поездом.У нее стычка со смертью. Она устанавливает связь с Ксоаном. Вскоре после этого она навещает его в идиллическом рыбацком городке, в котором он живет. Они переезжают вместе.

Сцены, в которых Джульетта пытается обосноваться в своем новом доме, кажется, сознательно перекликаются с Ребеккой Хичкока. У Хоана только что умерла жена. Есть даже горничная, похожая на миссис Дэнверс, которую в ругательной и напряженной манере играет большеглазая Росси Де Пальма, которая, кажется, не одобряет все, что касается Джульетты.

Тем не менее, на какое-то время новая семья достаточно счастлива. У Джульетты и Хоана есть общий ребенок Антия. Однако она с подозрением относится к его отношениям со своей старой подругой Авой (Имма Куэста), художницей, которая специализируется на странных фаллических скульптурах.

Джульетта — экранизация трех рассказов Элис Манро. Иногда это похоже на мыльную оперу. Сюжет сильно зависит от случайностей. Это история распада семьи. Есть вина, непонимание и предательство.Альмодовар справляется с тем, что временами бывает очень мрачным, со своей обычной яркостью, используя много резкого красного цвета в цветовой гамме.

Неограниченный доступ к потоковому вещанию фильмов и телепередач с помощью Amazon Prime Video Зарегистрируйтесь сейчас, чтобы получить 30-дневную бесплатную пробную версию

Зарегистрируйтесь

Он остраняет повседневную современную обстановку, делая ее тревожной и угрожающей. Он может превратить простую бытовую сцену — персонаж, бросающий именинный торт в мусорное ведро, — в оперу. Это фильм о памяти и идентичности, а также об очень натянутых отношениях Джульетты с собственным прошлым.

Поначалу смущает, что две актрисы, которые на самом деле не так уж похожи друг на друга, играют одну и ту же роль. Оба превосходны. Угарте передает безрассудство и жажду жизни молодой женщины Джульетты. Суарес показывает, как она стала гораздо более осторожной и оборонительной личностью, а также в душераздирающей манере передаёт замешательство и панику её героини при мысли, что её дочь, возможно, бросила её.

Альмодовар известен как поклонник мелодрам о матери и дочери, таких как Стелла Даллас и Милдред Пирс .Он единственный из современных режиссеров, который может снимать фильмы, которые имеют такое же пьянящее чувство, как старые голливудские классики, в том, как они рассказывают о разрывах семейной жизни.

Секс и смерть, снятые через цветной объектив: «Джульета» Альмодовара: NPR

Незнакомцы в поезде: Джульетта (Адриана Угарте) и Хоан (Дэниел Грао) делят купе. Классика Sony Pictures скрыть заголовок

переключить заголовок Классика Sony Pictures

Незнакомцы в поезде: Джульетта (Адриана Угарте) и Хоан (Дэниел Грао) живут в одном купе.

Классика Sony Pictures

Так или иначе, каждый фильм Педро Альмодовара посвящен его матерям, реальным или воображаемым. Его последний фильм, Julieta , знаменует возвращение в форму для всех, кто любит купаться в его малиновых материнских мелодрамах. И все же это более спокойный, более внутренний фильм, менее склонный к широким подмигиваниям зрителям, чем, скажем, Женщины на грани нервного срыва , Поговори с ней или даже Все о моей матери . Настроение напряженное, но постоянно мрачное и интроспективное, возможно, потому, что Джульетта была вдохновлена ​​тремя рассказами из Беглец , сборника великой канадской писательницы Элис Манро.

Манро и Альмодовар на бумаге представляют собой странную пару, но испанский режиссер выявляет ключевой момент письма Манро, который часто упускается из виду в ее размеренной прозе и провинциальных пейзажах: она обычно обрушивает ужас и насилие на женщин, загнанных в угол, которые извиваются под ее микроскопом.Манро иногда даже может быть слишком сильным для Альмодовара — для него попытка воспроизвести горящее тело в мастерской ключевой истории Манро, «Молчание », должно считаться либо непривычной сдержанностью, либо озорным выстрелом по луку собственного излишества. .

Джульетта Драматический триггер — внезапное, явно преднамеренное исчезновение до сих пор послушной дочери — достаточно, чтобы вселить ужас в сердце любого родителя. Мы встречаем Хульетту (Эмма Суарес), мадридскую вдову средних лет, которая после многих лет то ярости, то оплакивания исчезновения своей любимой дочери Антии (которую в детстве играет Присцилла Дельгадо, а в юности — Бланка Парес) из отдаленное духовное убежище, собирается начать новую жизнь со своим поддерживающим возлюбленным (Дарио Грандинетти). Случайной встречи с бывшей лучшей подругой дочери Беатрис (Мишель Дженнер), которая сообщает, что Антия теперь живет недалеко, достаточно, чтобы Джульетта отложила свое будущее. Вернувшись одна в многоквартирный дом, где когда-то жили мать и дочь, она переживает травматическое прошлое в дневнике самообвинения, адресованном отсутствующей Антии.

Журнал возвращает нас к ночному путешествию на поезде 1980-х, энергично кивая Хичкоку и оказываясь судьбоносным для юной Джульетты (Адриана Угарте), соблазнительно одетой в ослепительно-голубую мини-юбку и белокурую лохматую прическу, оттеняющую ее соблазнительные темные глаза. .Начинается плотский обмен с незнакомцем с такой же растрепанной головой (Дэниел Грао), за которым следует трагическая смерть в новом доме Джульетты с видом на бурлящий океан. Связаны ли секс и смерть? Все, что я могу подтвердить, это появление прототипа домработницы в стиле миссис Дэнверс с раздутыми ноздрями, которую играет давняя соратница Альмодовара Росси де Пальма. С другой стороны, она может быть отвлекающим маневром вместе с знойной подругой Джульетты Авой (Инма Куэста), скульптором эротических мужских фигур, который набирает чувственную температуру.

Джульетта полностью автономна; вам не нужно читать Манро, чтобы получить представление или насладиться яркими красками фильма и искренним витиеватым повествованием. Но для тех, кто любит и Манро, и Альмодовара, здесь есть мясо в относительном удовольствии от чтения и просмотра. Манро пишет суровую прозу в синих и серых тонах; Альмодовар увеличивает громкость хриплыми диалогами, купая своих осажденных женщин в блестящей киновари и электрическом блюзе. Для Манро внутренняя драма имеет первостепенное значение; ее предмет — постоянный ужас жизни с неопределенностью.Если хотите, она кальвинистка с маленькой буквы, а католичка с большой буквы Альмодовара. Его женщины всегда на сцене, даже в своих мыслях, и всегда играют в греческой трагедии, всегда охваченные калечащим чувством вины, которое распространяется от одной женщины к другой, каждая обдумывает свои неудачи как женщина, мать, друг.

В фильме Мунро «Молчание » Джульетта — телеведущая, прославившаяся своим пониманием характера, но неспособная разобраться в собственной психике или психике дочери. Джульетта — преподаватель классики, хорошо разбирающаяся в греческой трагедии, но не понимающая собственной драмы.Манро упивается непрозрачностью причин и следствий; Альмодовар неуверенно снимает кепку, переупаковывая ее, намекая на завершение. В конце концов, Джульетта тщетно ищет ясного объяснения, и Альмодовар, более добрый и сентиментальный бог, чем Мунро, когда дело доходит до его любимых женщин, одаривает ее — и нас — даром одиннадцатого часа, который почти так же хорош.

Яркая мелодрама Педро Альмодовара «Джульета» — произведение сдержанного мастерства.Место выглядит достаточно многообещающе, но обои на самом деле

чрезвычайно угнетающие, с витиеватым узором и индиго-золотой цветовой гаммой, больше подходящей для ковра, чем для всей квартиры — визуальное оскорбление для жильцов внутри и прекрасного солнечного дома. пестрый мадридский пейзаж прямо за окном.

К этому моменту в сияющей и захватывающей новой мелодраме Педро Альмодовара вы можете обнаружить, что не только киваете в знак согласия с Джульеттой, но и подавляете смешок. В конце концов, это фильм Альмодовара, в котором женщины и мужчины (но в основном женщины) населяют пространства, прекрасно спроектированные для того, чтобы дополнять и усиливать их эмоции, и где даже случайное присутствие уродства или недизайнерского беспорядка равносильно смертному греху.К этому моменту своей карьеры он более чем заслужил право указывать на собственные пристрастия, особенно когда он делает это с таким скромным, непритязательным чувством юмора.

Его самореферентность выходит далеко за рамки декора. Приглушенная осенняя мелодрама о матерях и дочерях, пропитанная сожалением и украшенная хичкоковскими завитушками, «Джульетта» не претендует на то, чтобы предложить что-то, чего мы еще не видели у Альмодовара. Когда-то ее героиню должна была сыграть Мерил Стрип, в том, что должно было стать первой англоязычной постановкой Альмодовара — несостоявшаяся пара легенд, которая, без сомнения, привлекла бы внимание прессы и маркетинговый ход, которого до сих пор избегали. «Джульетта.(Ранее в этом году на Каннском кинофестивале он получил уважительный, но сдержанный прием.)

Отказ от новизны в «Джульете» вовсе не недостаток повествования, а на самом деле подходит для истории, истинным предметом которой является настойчивое повторение — неизбежно повторяющиеся модели радости, горя и несчастий поколений, на которые Альмодовар, опытный геометр потерь и желаний, указывает с характерным остроумием и чувством.

На этот раз он почерпнул эти шаблоны из необычного и полезного литературного источника, предоставленного Элис Манро, а именно из трех рассказов — «Шанс», «Скоро» и «Молчание», — которые сосредоточены на канадской женщине Джульетте на трех разных стадиях. жизни.Как и в случае с еще более несочетаемым исходным материалом для «Живой плоти», его обжигающей экранизации холодного психологического триллера Рут Ренделл 1997 года, Альмодовар совершил деликатный акт культурной хирургии и наполнил результат своим изысканным формализмом. (Богатая операторская работа принадлежит Жан-Клоду Ларье, тонкая музыка, как всегда, принадлежит Альберто Иглесиасу. )

Джульетта теперь Джульетта, и ее играют две разные актрисы — мягкое бунюэлевское тщеславие, подчеркивающее временную и эмоциональную широту фильм элегантно сжат 99 минут.Первая Джульетта, которую мы видим (трогательно играет Эмма Суарес), — кроткая женщина средних лет, живущая в Мадриде, хотя она собирается переехать в Португалию со своим бойфрендом Лоренцо (Дарио Грандинетти, из «Поговори с ней» Альмодовара). . Но случайное воссоединение останавливает ее холод, возвращая ее в прошлое, которое, как она ошибочно считала, навсегда осталось позади.

В воспоминаниях мы видим более молодую, панковую, перекисную блондинку Джульетту (Адриана Угарте, одухотворенная и энергичная), садящуюся в поезд снежной ночью, где ее судьбоносные встречи с двумя разными мужчинами предвещают родственные темы истории — это как маленький двойная спираль смерти и желания.К концу своего путешествия Джульетта сильно влюбилась в Хоана (Даниэль Грао), неряшливо красивого рыбака, который живет на галисийском побережье со своей невидимой, прикованной к постели женой.

Есть и другие персонажи, которые то появляются, то исчезают, в том числе подруга Хоана, скульптор Ава (Инма Куэста) и родители Джульетты (Хоакин Нотарио и Суси Санчес), чьи ухудшающиеся отношения выбивают ее из колеи по причинам, которые ей не совсем удобно признавать. В конце концов, у Джульетты также есть дочь, Антия, чье мерцающее присутствие в истории — ее играет другая актриса почти в каждой второй сцене — отражает мимолетную природу счастья таким образом, что это горько-сладко, не передать словами.

Через все это Альмодовар продолжает возвращаться к Хичкоку, и каждое новое упоминание добавляет новый уровень беспокойства. Начальная часть фильма восходит к железнодорожной интриге «Незнакомцев в поезде», «К северу через северо-запад» и «Леди исчезает», в то время как продолжительное пребывание Джульетты в Галисии — чистая «Ребекка» — вплоть до миссис Дэнверс. экономка Мариан (Росси де Пальма, частая муза Альмодовара), ее хмурый взгляд колеблется между комическим облегчением и подлинной угрозой.

Альмодовар непревзойденно владеет историей и синтаксисом классической голливудской мелодрамы; если бы он удосужился включить в название фамилию Джульетты, это только укрепило бы очевидную духовную связь фильма со «Стеллой Даллас» и «Милдред Пирс».«Горе и душевная боль вряд ли являются новыми ощущениями в пропитанной слезами фильмографии этого режиссера, но что примечательно в этом фильме — и, если подумать, пограничном романе — это то, как он относится к самому понятию утраты как к структурирующей концепции.

Иногда «Джульета» предлагает мелодраму путем вычитания, как будто рассказчик все еще пытается заглушить воспоминания и эмоции, слишком болезненные, чтобы противостоять им. Травмы, которые ранят сильнее всего — несчастный случай со смертельным исходом, необъяснимый отъезд — остаются за кадром, и от этого не менее трогательны.Слезливого финала, которого мы ожидаем, никогда не происходит, и в некотором смысле тот, который мы получаем, даже более сокрушительный.

«Джульета» — это меланхоличный, фрагментарный опыт, и вы можете видеть, чего недостает тем, кто тоскует по другому «Вольверу» или «Все о моей матери», не обязательно разделяя их чувства. Фильм, возможно, не обладает дерзостью и эмоциональным величием нового шедевра Альмодовара, но в каждой детали — в плавных манипуляциях со временем, в его хитрых вкраплениях комедии, в его умелой постановке актеров и, да, в его потрясающих обоях — он подтверждает его мастерство. тем не менее.

————

‘Julieta’

На испанском языке с английскими субтитрами

Рейтинг: R, за немного сексуальности/обнаженности

8:10257 Продолжительность часов , 39 минут

В игре: The Landmark, Западный Лос-Анджелес

Самые читаемые истории в категории Развлечения за этот час »

Как режиссер «Джульетты» Педро Альмодовар изображал женщин на протяжении всей своей карьеры Julieta

, последняя работа Педро Альмодовара, испанский режиссер создал свой самый сдержанный фильм на сегодняшний день.Он признает, что это было задумано. Чтобы правильно адаптировать три рассказа Элис Манро из ее сборника 2004 года «Беглец , », ему пришлось убрать то, что стало его узнаваемым ходом. Итак, Julieta не имеет ни пения, ни сложных сюжетных линий, ни возмутительных персонажей, которые могли бы создать комическое облегчение. Что остается, и что делает ее безошибочно альмодоварианской драмой, так это ее приверженность изучению женских историй или, скорее, женских страданий.

От его эксцентричной комедии « Женщины на грани нервного срыва » (1988) до его последних мелодрам с волевыми главными героями — фильмы Альмодовара находят юмор и красоту в женских невзгодах.С Julieta он сосредоточил весь фильм на потере женщины: одноименный персонаж сначала не может двигаться дальше после того, как ее муж погибает в результате несчастного случая на лодке, а затем ей приходится справляться самой, когда ее единственная дочь неожиданно покидает их общий дом. Фильм, охватывающий несколько десятилетий, сочетает в себе пристальное внимание Манро к спокойной жизни некоторых женщин в ярком стиле Альмодовара. Моменты неподвижного отражения в словах Манро превращаются в прекрасно срежиссированные художественными сценами, которые выглядят как стильные живые картины.

В статье для феминистского онлайн-журнала Píkara испанский критик и писатель Мария Кастехон Леорса отрицательно отозвалась о Julieta , утверждая, что стилизованное изображение страданий способствовало тому, что стало визитной карточкой Альмодовара: гламуризация пафоса и жертвенность. Для нее это элемент, который просто перепрофилирует скрытое женоненавистничество патриархального общества Испании. Жалоба Кастехона Леорсы на Альмодовара не нова.Уже в 1992 году, например, кинокритик Кэрин Джеймс написала резкую оценку режиссера в The New York Times . Утверждая, что его фильмы могут оставить горькое послевкусие, Джеймс утверждал, что, создавая сильных женских персонажей, он «затем лишает их силы; под его очевидной любовью к женщинам кроется явный след женоненавистничества».

Как следует из критики « Джульетты », написанной Кастехоном Леорсой, за прошедшие 24 года у тех, кто смотрит на его фильмы с явно феминистской точки зрения, появилось больше причин с подозрением относиться к работе режиссера, в остальном восхваляемой. Чего часто не хватает в этих дискуссиях, так это участия в сексуальности испанского режиссера, факторе, который Альмодовар сдержанно обсуждал, но который, тем не менее, является центральным для его художественной чувствительности.

Чтобы поговорить о гей-чувствительности Альмодовара, или о том, что квир-критик и профессор Мичиганского университета Дэвид Гальперин описывает в своей книге «Как быть геем » как «буйное изображение экстравагантных, ярких, истеричных, страдающих, униженных или жалкая женственность», — это противостояние двум взаимодополняющим культурным тревогам: сексизму и гомофобии.И то, и другое в решающей степени пересекается, когда мужчины-геи реагируют на непокорную женственность, которую они считают своей собственной, и прославляют ее.

Пересечение гей-мужской культуры и мелодраматической женственности лежит в основе фильма Альмодовара 1999 года « Все о моей матери ». Это принесло режиссеру одни из лучших рецензий за всю его карьеру — как написал Армонд Уайт в своем обзоре фильма New York Press , «отождествление режиссера с женщинами-геями дает ему возможность делать свою лучшую работу. В центре оскароносного фильма — молодой квир-художник Эстебан, чья смерть приводит сюжет в движение. Именно увлечение Эстебана кино открывает фильм (он смотрит классику Бетт Дэвис «Все о Еве » вместе со своей матерью) и его обожание дивы, которое приводит к его безвременной смерти (его сбивает машина, когда он пытается получить автограф у актриса, играющая Бланш Дюбуа в испанской театральной постановке пьесы Теннесси Уильямса «, трамвай «Желание »). Фильм, возможно, не был столь явно автобиографичным, как более поздний фильм Альмодовара « Плохое образование » (2004), но, тем не менее, он объединил многие из его самых известных тем и образов — он даже позаимствовал разговор о доноре органов в больнице после смерти Эстебана из своего более раннего фильма. фильм Цветок моей тайны (1995).

Ссылаясь на известную пьесу Уильямса, Альмодовар показал, что прекрасно понимает, с какой нетерпимостью сталкиваются артисты-геи, когда романтизируют страдания женщин. Отношение Уильямса к Бланш так же часто подвергалось критике за сексизм по отношению к ней, как и похвала за сочувственное отношение к ее борьбе. В зависимости от того, как вы прочитаете концовку пьесы, где бывшую южную красавицу увозят в сумасшедший дом после того, как ее сестра Стелла отказывается верить обвинениям в изнасиловании собственного мужа, Бланш может предстать трагической фигурой, обнажающей женоненавистничество культуры.

Манерные мелодрамы Альмодовара и его театральные главные дамы, казалось бы, стирают женский опыт, хотя и превозносят его.

А вот и еще одна женщина, наказанная мужчиной, взявшим на себя ответственность преподать ей урок. Или она может стать еще одним воплощением этого женоненавистничества; как персонаж, она по-прежнему подвержена мужским прихотям, в данном случае Уильямсу. Таким образом, Бланш может, по словам литературного критика Кэтлин Маргарет Лэнт, быть примером того, как Уильямс «опирается на самые гнусные и тривиальные мифы о женщине и об изнасиловании, которые формируют нашу культуру. Но отношения между драматургом-геем и его главной героиней-жертвой еще больше осложняются своей пористостью: как Уильямс игриво, хотя и серьезно, утверждал не раз: «Я Бланш Дюбуа».

Такие заявления показывают, что яркие женские персонажи, такие как Бланш (см. также: Холли Голайтли Трумэна Капоте и Салли Боулз Кристофера Ишервуда), могут служить для артистов-геев способом самовыражения. То есть без явной демонстрации их гомосексуальности в своих работах, что иногда было необходимо, учитывая цензуру основного американского искусства середины 20-го века.Как выразилась кинокритик Молли Хаскелл в своей основополагающей книге 1974 года «От благоговения до изнасилования: обращение с женщинами в кино », создается впечатление, что эти женщины работали над изгнанием чего-то, что не было о «настоящих» женщинах с самого начала. . Женщины Уильямса, писала она, «являются таким же безошибочным продуктом пятидесятых, как и его собственных причудливо трансвестированных гомосексуальных фантазий». Ее язык раздражает в 2016 году из-за скрытой гомофобии, которую он сигнализирует, если не прямо поддерживает. Однако Хаскелл помог указать на устаревшие элементы кросс-гендерной идентификации, которые определила Уильямс, — несовместимые не только с осознанием женских культурных репрезентаций в конце 20-го века, но и со все более заметной борьбой за ЛГБТ. права, последовавшие за беспорядками в Стоунволле в 1969 году.

Вот почему Альмодовар, достигший совершеннолетия в то, что сама Хаскелл назвала «эпохой амбивалентности», до сих пор может стать объектом критики, подобной критике Кастерхона Лоэрсы. Его манерные мелодрамы и его театральные главные дамы, следуя шаблону Уильямса, по-видимому, стирают женский опыт, хотя и превозносят его.

В то время как некоторые критики хотели бы, чтобы это гейское видение женственности ушло в историю, оно живо и сегодня. Возьмем, к примеру, Райана Мерфи: успешный телевизионный сценарист и режиссер вызвал резко (и часто заслуженно) негативную реакцию на свое обращение с женщинами в своих шоу, в том числе « Американская история ужасов » и « Королевы крика ». быть провокационным входом в эту давнюю традицию. Вражда вполне может быть идеальной квинтэссенцией тонкой грани между разоблачением и эксплуатацией, которая характеризует интерес многих геев к дивам: центральная предпосылка шоу-антологии (основанная на книге Лучшая актриса Джаффе Коэна и Майкла Зама) — это вражда. между выдающимися кумирами Бетт Дэвис и Джоан Кроуфорд на съемках фильма «». Что случилось с Бэби Джейн ?

Вот, как мог бы утверждать Лант, еще один пример того, как мужчина-творец опирается на ядовитые мифы о женском соперничестве.С Вражда и, если позаимствовать реплику Кроуфорд, эти женщины — уже в некотором роде лучше всего вспоминаются по резким крылатым фразам вроде «Пристегните ремни безопасности! Это будет ухабистая поездка!» , похоже, рискуют запомниться исключительно как имя, не используемое в высшем обществе за пределами питомника.

Для Альмодовар быть женщиной значит быть актрисой. Это определение одновременно немодное и радикальное.

Тем не менее, такие писатели, как Мануэль Пуч и Джон Речи, видели в таких старлетках нереалистичное воплощение женственности, которую они могли использовать как способ дать отпор презрительным представлениям общества о женоподобности и гомосексуализме. «Поцелуй женщины-паука» и «Дело Буэнос-Айреса » Пуига — это гимн власти геев, черпаемых из женщин-звезд, в то время как « Дочь Мэрилин» Речи был прославлением Монро, воплощением преступной чувствительности, которую писатель чикано всегда отстаивал. Эти часто пристыженные моменты мальчиков-геев, любовно преданных негабаритным дивам, утверждает их работа, обладают собственной силой, разрушая современные представления о гендере и ориентации.

Фильмография Альмодовара основывается на том же убеждении.Даже при создании своих собственных главных героев женского пола он намекает на тех див, которые были раньше, раскрывая силу, которую они излучали на экране. Например, в фильме 1988 года « женщин на грани нервного срыва » персонаж Кармен Мауры Пепа, которая безуспешно пытается утопить свои печали в гаспачо со снотворным, является актрисой за кадром, которой поручено дублировать реплики Джоан Кроуфорд в Джонни Гитара . Проститутка Пенелопы Крус, ставшая актрисой, Лена в фильме 2009 года « Разорванные объятия » использует тот же псевдоним, что и Катрин Денев в фильме « Belle de Jour », когда посещает своих клиентов.Словно чтобы еще больше подчеркнуть свою точку зрения, Альмодовар заставляет Лену носить красный пиджак, напоминающий фирменный образ Пепы, в кульминационный момент, когда она, наконец, навсегда покидает своего богатого и контролирующего мужа.

С помощью этих кинематографических отсылок фильмы Альмодовара неоднократно возвращаются к освобождающей силе воплощения женственности, аргумент, лучше всего воплощенный такими персонажами, как гламурная трансвестит Плохое образование Захара (которую играет Гаэль Гарсия Берналь), которые радостно переворачивают с ног на голову гендерные и сексуальные нормы. .Как и многие главные герои Альмодовара, Захара отмечена бурным прошлым, которого она избежала, приняв свою соблазнительность, направив ее силу против людей у ​​власти, которые когда-то обидели ее.

В то время как женщины-кинорежиссеры продолжают бороться со своими нарративами и репрезентациями, отделяющими их от мужского воображения, усилия художников-геев, интересующихся женскими историями, могут показаться некоторым еще одним примером того, как мужчины обрамляют повествование, движимое женщинами. Но истории Альмодовара, сфокусированные на матерях, грешниках, помешанных на сексе маньяках, мстительных жертвах домашнего насилия, трансвеститах, проститутках, скорбящих дочерях, беременных монахинях, наркозависимых актрисах и всем, что между ними, в конечном счете, предстают как иконоборческое и глубоко чуткое прославление женственности, основанное на собственной сексуальности испанского режиссера.

Даже, или особенно, создавая таких многострадальных женщин, как Джульетта, Альмодовар ставит себя на ее место. Есть явная попытка вызвать и смоделировать сочувствие, которое он испытывает к своим персонажам, даже когда он дает зрителям понять, что все это слишком идеально срежиссировано искусством, чтобы восприниматься как реальность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.