Джима джармуша: 10 лучших фильмов Джима Джармуша – Афиша-Кино

Содержание

из чего состоят фильмы американского режиссера-постмодерниста

Музыка, стиль и сигареты

Музыка и внешний вид героев занимают центральное место в большинстве фильмов Джармуша. Примером может служить первый крупный успех режиссера – низкобюджетный черно-белый фильм «Более странно, чем в раю». Невозмутимая лента с минималистичным сюжетом рассказывает о буднях Вилли и Эдди, отчужденных героев, живущих в Нью-Йорке. Интересно, что актеры, сыгравшие главные роли, Джон Лури и Ричард Эдсон – музыканты. Лури – саксофонист, основавший джазовый ансамбль The Lounge Lizards, который и написал саундтрек к фильму. А Эдсон – барабанщик группы Sonic Youth. Любовь Лури к джазу проявляется через наряды его персонажа. На протяжении всего фильма Вилли носит объемный кожаный блейзер, который явно великоват герою, что ненароком делает его похожим на упрямого подростка, бунтующего против родителей. Такой элемент, очевидно, лишний раз представляет инфантильность парня, зарабатывающего на жизнь азартными играми.

«Более странно, чем в раю» демонстрирует увлечение Джармуша не только музыкой, но и посторонними звуками и шумом: здесь делается акцент на такие бытовые моменты, как, например, шарканье туфель или закрывающаяся дверца холодильника. Музыка и звук в фильме помогают обозначить характеры героев и символически очерчивают определенный период в жизни юношей.

Джон Лури в роли Вилли на кадре из фильма «Более странно чем в раю»

Джон Лури в роли Вилли на кадре из фильма «Более странно, чем в раю»

Спустя почти 30 лет выходит другой фильм Джармуша – «Выживут только любовники». Это все еще фильм о стиле, но здесь его уже можно связать непосредственно с рок-музыкой и декадентским героиновым шиком. Адам и Ева выглядят разбитыми, и их хрупкие силуэты дополняют узкие джинсы, обтягивающие куртки и солнцезащитные очки. В сцене, где пара сидит в баре во время выступления психоделической рок-группы White Hills, атмосфера накаляется, и фильм все больше становится похожим на презентацию Saint Laurent Весна/Лето 2015.

Кто еще мог снять такую ленту «о вампирах», если не Джим, мастер странных и нежных типажей, Джармуш?

Вне смерти

Только лишь по названиям фильмов («Мертвец», «Мертвые не умирают») нетрудно догадаться о том, что режиссер ненароком или же даже умышленно размышляет о конце жизни. Однако чаще всего смертность человека в этих картинах остается где-то за кадром: Тильда Суинтон и Том Хиддлстон играют вампиров, бессмертных существ, а Билл Мюррей и Адам Драйвер борются с зомби, теми, кто вновь вернулся к жизни.

Джонни Депп в роли Уильяма Блейка на кадре из фильма «Мертвец»

Джонни Депп в роли Уильяма Блейка на кадре из фильма «Мертвец»

Смерть, таким образом, является лишь инструментом, чтобы обнажить что-то совершенно другое. Например, в постапокалиптическом фильме (который едва ли можно так назвать) «Мертвые не умирают» погибают не люди, а общество потребления, которое достигает своего пика и где герои, вылезая из своих могил, первым делом просят пароль от wi-fi.

Джармуш с присущей ему иронией критикует блага капитализма, который постепенно изживает самого себя и демонстрирует, в кого мы все превратились – в обыкновенных зомби. Сам режиссер, кстати, по слухам, не пользуется даже мобильным телефоном.

Поэзия на Земле

С самого первого фильма Джармуша, с «Отпуска без конца», вырисовывается фирменный стиль автора: минимум декораций, непрерывные кадры с небольшим движением камеры, внимание к маленьким деталям, ритмичные философские разговоры. Фильм «Ночь на Земле» вырос из интереса Джармуша к едва уловимым повседневным моментам жизни, которые большинство из нас принимают как должное. Такси – одна из самых незначительных вещей в нашей рутине. Каждый день миллионы людей заказывают себе Uber и слушают болтовню таксистов, которая выветрится из головы, стоит только клиентам выйти из машины. Но Джармуш делает содержанием фильма именно то, что обычно не захватывает наше внимание, а мир таксистов превращается в нечто особенное, где человек может столкнуться с любой ситуацией и испытать целый спектр эмоций.

Вайнона Райдер в роли Корки на кадре из фильма «Ночь на Земле»

Вайнона Райдер в роли  Корки на кадре из фильма «Ночь на Земле»

Персонаж Билла Мюррея в «Сломанных цветах», вероятно, в одной из самых поэтичных картин режиссера, теряет смысл жизни, наблюдая, как лепестки алых роз падают на идеальный стол в его одиноком доме. А вот герой Адама Драйвера в «Патерсоне», напротив, все время находится в «здесь и сейчас», позволяя зрителю увидеть его глазами красоту момента: начиная от остроумных разговоров в автобусе и заканчивая монологами местного бармена. Для поклонников творчества Джармуша «Патерсон» стал праздником поэтических деталей, где красота момента служит противоядием от мрачной реальности. Главный герой здесь будто иллюстрирует, как именно нужно смотреть фильмы режиссера – как вид из окна общественного автобуса, движущегося по маленькому городу, который наполнен миллионами строчек из еще не написанного стихотворения.

Выживут только мятежники

Увлечение Джармуша судьбой людей, оказавшихся на обочине жизни, прослеживается в нескольких лентах. Это аутсайдеры в «Более странно, чем в раю» и «Вне закона», одинокие странники в «Отпуске без конца», «Мертвеце» и «Выживут только любовники». Герои, сильно напоминавшие годаровских персонажей, не бунтуют в открытую. Режиссер изучает людей, которые не подходят под шаблоны системы, тех, кто не заинтересован в достижении американской мечты. Вспомним одну из таксистских историй в «Ночи на Земле»: героиня Вайноны Райдер подвозит успешную женщину Голливуда, которая предлагает юной таксистке попробовать себя в кино. Однако девушке это не нужно, ее устраивает та жизнь, которую она для себя выбрала без всякого давления общества. Добровольная пассивность молодежи – не что иное, как мятеж против навязанных установок жизни, которые не всем могут быть по душе. У этих персонажей словно нет точного направления и цели в жизни. Сама жизнь с ее привычными трудностями и неожиданными передрягами и есть тот самый путь, который бунтари Джармуша для себя избрали.

Тильда Суинтон в роли Евы на кадре из фильма «Выживут только любовники»

Тильда Суинтон в роли Евы на кадре из фильма «Выживут только любовники»
Таинственный город

Еще один важный элемент, практически отдельный персонаж в фильмах Джима Джармуша, – это город. Дебют режиссера «Отпуск без конца» полностью построен на исследовании Нью-Йорка. Герой бродит по грязным улицам и сталкивается с потерянными душами, иначе говоря, с местными сумасшедшими.

В «Более странно, чем в раю» трио оказывается в разных штатах (Нью-Йорке, Огайо и Флориде), которые невольно становятся началом, серединой и концом их совместного путешествия. Эти суровые черно-белые пейзажи городов выглядят немного сюрреалистичными и почти идентичными. Такое видение Америки, одновременно мрачное, поэтичное и чуждое, удивительно точно иллюстрирует эстетику раннего Джармуша.

В «Таинственном поезде» режиссер продолжает показывать Америку глазами героев. Фильм состоит из трех новелл, героями которых стали американец Стив Бушеми, итальянка Николетта Браски, англичанин Джо Страммер и японка Юки Кудо. Но по-настоящему границы были расширены в другой ленте – в «Ночи на Земле» перед нами сразу пять разных городов: Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Париж, Рим, Хельсинки. Каждую из пяти историй дополняет уникальное городское пространство, которое не только позволяет любоваться собой через окно такси, но и становится прообразом своеобразного лабиринта жизни, в который попадают герои.

Адам Драйвер в роли Патерсона на кадре из фильма «Патерсон»

Адам Драйвер в роли Патерсона на кадре из фильма «Патерсон»

Последней остановкой Джармуша в путешествиях по городам мира, несомненно, является фильм «Патерсон», действие которого происходит в маленьком городке штата Нью-Джерси. Более 30 лет режиссер рассматривал через свою камеру городские пейзажи и исключительных персонажей, составляющих американское (и чуть-чуть общемировое) сознание. И теперь, присаживаясь на обычный диван с немного неуклюжим и обаятельным персонажем Адама Драйвера, режиссер словно замедляет темп. То ли чтобы наконец закрыть важную главу в творчестве, то ли чтобы перевести дух и решить, куда отправиться дальше.

 

5 фильмов Джима Джармуша, в которые невозможно не влюбиться

К 69-му дню рождения режиссера: топ-лист творений голливудского философа, наделенного талантом красиво и внятно рассказывать о том, что у прочих вызывает лишь смутные догадки

Джим ДжармушНе столько классик, сколько синоним американского независимого кинематографа, Джим Джармуш родился 22 января 1953 года в городке Акрон штата Огайо и своей 

любви к кино обязан матери, писавшей о культуре в местную газету и регулярно оставлявшей сына в кинотеатре, где сутки напролет крутили фильмы категории «Б».

Дэвид Линч и его герои: тогда и сейчас Читать

Зачитываясь Берроузом и Керуаком и расширяя кругозор фильмами Роберта Дауни-старшего и работами Энди Уорхола, Джармуш мечтал поскорее покинуть малую родину и перебрался в Чикаго, а затем — в Колумбийский университет. Страсть к кино закономерно привела его на съемочную площадку — сначала в ассистенты к Николасу Рэю, позже — к Виму Вендерсу.

Топ-7 фильмов Стивена Содерберга, которые вы обязательно будете пересматривать Читать

Прежде чем получить диплом, Джим провел год в Париже, пропадая в Синематеке и изучая местный кинематограф глазами чужака. За этот его взгляд — иногда европейский, порой азиатский — раннего Джармуша полюбили фестивальные жюри, кинокритики и коллеги. «Важно знать, что Джим поседел в 15 лет, поэтому ощущал себя иммигрантом в мире подростков — и остался чужеземцем навсегда. Все его фильмы об этом», — убежден давний друг режиссера, музыкант Том Уэйтс.

Новый шедевр Гильермо дель Торо, «Аббатство Даунтон» и другие главные кинопремьеры января Читать

Дебютный фильм Джима Джармуша «Отпуск без конца» остался почти незамеченным, а вот вторая работа «Более странно, чем в раю» произвела мини-фурор, выиграв «Золотую камеру» в Каннах, получив приз в категории «Лучший фильм 1984 года» по версии американских кинокритиков и став программной лентой не только для режиссера, но и для всего независимого кинематографа.

«Аризонская мечта» и другие фильмы Эмира Кустурицы, которые надо посмотреть, чтобы прослыть знатоком кино Читать

Вот несколько картин, снятых Джармушем в разные годы и рекомендуемых InStyle.ru к просмотру — чтобы убедиться в таланте режиссера и безграничном запасе художественных метафор, которые он использует для киногеничного воплощения самой обычной человеческой жизни.

«Ночь на Земле» (1991)

Кадр из фильма «Ночь на Земле»Как и многие его коллеги, Джармуш — гордый заложник собственных привычек, распространяющихся на темы, технику съемки, кастинг и любовь к антологиям, которых в его фильмографии три: «Кофе и сигареты» о нескольких чудаках, объединенных пристрастием к допингам, «Таинственный поезд» о нескольких постояльцах отеля в Мемфисе и «Ночь на Земле» о нескольких водителях такси и их пассажирах. Пять историй, случившихся за одну ночь в пяти мировых мегаполисах — Лос-Анджелесе, Нью-Йорке, Париже, Риме и Хельсинки, — проникновенный музыкальный клип с отличными актерами под хриплый вокал Тома Уэйтса. Выбор городов, в которых происходит действие, определил выбор актеров, с которыми Джармуш хотел поработать. Так за руль лос-анджелесского такси попала Вайнона Райдер, в Риме за рулем сидит Роберто Бениньи, а в Нью-Йорке — звезда сериала «Во все тяжкие» Джанкарло Эспозито.

«Мертвец» (1995)

Кадр из фильма «Мертвец»Во второй половине 1990-х режиссер решил покинуть зону комфорта и снял два фильма посерьезнее: «Мертвеца» с Джонни Деппом и «Пса-призрака» с Форестом Уитакером (о чернокожем киллере, живущем согласно самурайскому кодексу), и по факту премьер был окончательно признан одним из важнейших кинематографистов на свете. Черно-белый мистический вестерн о молодом счетоводе Уильяме Блейке (Депп), отправившемся из Кливленда на Дикий Запад в поисках лучшей жизни, — философская притча о возвращении к корням и забвении будущего. Раненый герой, спасенный в лесу индейцем Никто — исключительно из любви туземца к английскому поэту Уильяму Блейку, — с помощью нового друга движется в сторону океана, приближаясь к «месту, откуда приходят и куда возвращаются все духи». На пути от инфернального оплота промышленной революции к культовому центру вымирающего племени Уильям то и дело проваливается в странные миражи и обретает навыки, которыми никогда не обладал — то ли умирая, то ли возвращаясь к самой что ни на есть реальной жизни.

«Сломанные цветы» (2005)

Кадр из фильма «Сломанные цветы»Самый успешный фильм Джармуша с Биллом Мюрреем в роли отставного донжуана Дона Джонстона заработал больше наград, чем остальные вместе взятые работы режиссера, и Гран-при Канн в придачу. Кроме того, именно с «Цветов» началось сотрудничество Джима и Тильды Суинтон, снявшейся также в «Пределе контроля» (2009) и «Выживут только любовники». Поиск сына, о котором Дон раньше и думать не хотел, а теперь страстно желает обрести, — это тоже погоня за прошлым, как в «Мертвеце», но с другим посылом. Героем движет жажда исцелить, что сломано, — чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Впрочем, фильм воспринимается не как драма, а скорее как трагикомичный роуд-муви, в котором розовый цвет играет серьезную роль, а совпадения в стиле «Магнолии» Пола Томаса Андерсона подкидывают герою новые шансы.

«Выживут только любовники» (2013)

Кадр из фильма «Выживут только любовники»Одинокий вампир Адам (Том Хиддлстон) живет на окраине Детройта, крутит виниловые диски, медитирует, собирает реликтовые гитары, сочиняет похоронную музыку и подумывает о самоубийстве. Его супруга и любовь всей жизни, вампирша Ева (Тильда Суинтон), бродит по улочкам Танжера, но чувствует, что с ее многовековым милым творится что-то неладное. «Я виню в этом Шелли, Байрона и французских мерзавцев, с которыми он тусил», — жалуется она другу и отправляется в Америку обнять любимого. Вампиры Джармуша — не карикатурные персонажи и не жуткие злодеи, а хрупкие ценители культуры. Они живут долго, видели все, но не перестают интересоваться наукой и искусством, смакуя шедевры и открытия с тем же наслаждением, с которым потягивают донорскую кровь из винтажных бокалов. Основной конфликт по-джармушевски прекрасного ромкома — дилемма в способах выживания: хищническом потребительстве, как у Авы (Миа Васиковска), и достойном мыслящего существа принципом «живи и давай жить другим», как у Адама и Евы. Хищником быть дурно, а еще хуже быть зомби — так Адам зовет людей, которые ничем не интересуются и все портят. Как интеллигентному вампиру не помереть от тоски в мире зомби? Ответ знает мудрая Ева. Не тоскуй в одиночку, ищи себе подобных, твори хорошее, танцуй, люби. Выживут те, кто на это способен.

«Патерсон» (2016)

Кадр из фильма «Патерсон»Премьера картины состоялась на Каннском кинофестивале 2016 года, где предпоследний фильм Джармуша номинировался на «Золотую пальмовую ветвь». Драма о жизни водителя автобуса по фамилии Патерсон (Адам Драйвер), который работает в автопарке города Патерсон, штат Нью-Джерси, — аллегория на тему переоцененной значимости и недооцененной простоты. Патерсон облачает красоту повседневности в стихи и встречает поэтов повсюду — такова магия города, родины Аллена Гинзберга и Уильяма Карлоса Уильямса. Герой пишет в стол и подумывает публиковаться (с подачи любимой жены Лоры, большой поклонницы черно-белых паттернов), однако непредвиденное событие меняет его планы. В меланхоличную ленту упакована мудрость в стиле японского икигай, для трансляции которой режиссер привлек актера Масатоси Нагасэ в роли случайного встречного, вступающего с героем в разговор об авторе одноименной с фильмом поэмы. Смысл жизни в том, чтобы не отрицать свой талант, каким бы скромным он ни казался, а с гордостью принять призвание и делать свое дело, будь то вождение автобуса, сочинение стихов или, если повезет, и то и другое. Ах да, и еще: начать никогда не поздно.

5 фильмов о женской дружбе, способной свернуть горы Читать

5 режиссеров, которые завоевали сердца жюри и «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах Читать

Стэнли Кубрик.

«Убийство», «Лолита», «С широко закрытыми глазами» и другие фильмы

Давайте поговорим о фильме «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу» — одной из картин с рекордно длинным названием.

🎞 Эксцентрическая комедия «Доктор Стрейнджлав» вышла на экраны в 1964 году. Этот фильм нарочито глупый: в нем много придурков, которые делают придурочные вещи, говорят придурочные фразы, и все это вызывает смех.

⚡️ Фильм вышел в разгар холодной войны (в год после Карибского кризиса), и события войны отражены в нем. В фильме рассказывается о ядерном противостоянии между Советским союзом и США, и о том, что из-за одного полусумасшедшего вояки и одного патриота может разгореться целая война, которая уничтожит Землю. Показано это безумно смешно: это самая черная комедия из всех черных комедий. В ней режиссер уничтожил планету не фантастическим способом, а вполне реальным — это особенно страшно и особенно смешно.

⭐️ Продюсеры сомневались в успехе фильма, поэтому им было важно участие комедийной звезды Питера Селлерса в главной роли. В фильме актер играет сразу три роли: президента США Меркина Маффли, полковника Лайонела Мандрейка и самого доктора Стрейнджлава. Несмотря на название кино, Доктор Стрейнджлав появляется в фильме буквально минут на 10, но зато его появление совершенно грандиозно.

👓 Доктор Стрейнджлав — один из самых смешных персонажей в истории кинематографа. Интересен внешний вид доктора, который был вдохновлен Ротвангом, изобретателем из фильма Фрица Ланга «Метрополис». Сходство отдаленное, но обратите внимание перчатку на одной руке.

🧤 Доктор Стрейнджлав — это бывший нацистский преступник, который работает на американскую ядерную программу. У Стрейнджлава «синдром чужой руки» — при этой болезни рука не подчиняется и живет своей жизнью. Рука Стрейнджлава все время поднимается в нацистском приветствии, а он все время пытается ее остановить и борется с ней. В одной сцене рука начинает его душить, и он сражается с ней. Это мощнейшая сатира на Америку, на Советский Союз, на ядерное вооружение, на холодную войну — и смешно, и страшно.

🎬 Это единственная и при этом безумно смешная комедия Кубрика. А еще этот фильм отражает апогей холодной войны: только-только миновал Карибский кризис: обычно об этом времени говорят с содроганием и ужасом. Кубрик рассказал о нем, смеясь во все горло, поэтому мимо этого фильма пройти невозможно. И нельзя не отметить блестящую работу Питера Селлерса, который сыграл три роли, и Доктор Стрейнджлав — его лучшая роль.

Поэзия от мира кино — путеводитель по фильмографии Джима Джармуша

За 30 лет кинокарьеры Джармуш успел поработать с совершенно разными жанрами: зомби-апокалипсис («Мертвые не умирают»), гангстерский фильм-притча («Пёс-призрак: Путь самурая»), фантезийная драма («Выживут только любовники»). Действительность, в которой существуют герои Джармуша, всегда условна. Эти миры лишены подробностей, порой зритель вообще ничего не знает о персонажах, кроме мелочей, показанных автором. Непонятно, каким образом произошли аномалии, приведшие к восстанию зомби в «Мертвые не умирают», откуда появились вампиры Адам и Ева (и так ли их на самом деле зовут) в «Выживут только любовники» и какова предыстория героев из новелл «Таинственного поезда». Джармуш показывает лишь конкретный момент, в котором существует его мир. Остальное через детали интерпретирует сам зритель (что Джармуш, кстати, только приветствует, о чём неоднократно говорил в интервью). Режиссёр игнорирует и традиционную систему повествования. Автор даёт зрителю ложную кульминацию (или вовсе отказывается от неё), убирает из фильма конфликты, уделяет большое количество времени пустяковым сценам, которые обычно вырезаются. Джармуш не боится повторяться в своих историях, использует одни и те же сюжетные повороты, что добавляет в фильм цикличность, словно рифму в стихотворение.

Фото: Кадр из фильма «Выживут только любовники», 2013

Интересно, что при таком игнорировании правил американской киноиндустрии, Джармуш в большинстве картин уделяет огромное внимание самой Америке. Лос-Анджелес, Кливленд, Детройт, Патерсон – все эти города показаны у автора со своими особенностями и секретами. Режиссёр демонстрирует зрителю отдельные улицы, дома, а главное — простых жителей, порой создавая почти документальную картинку.

Литература всегда играла в жизни режиссёра ключевую роль — ещё в 80-х годах он изучал английскую литературу в Колумбийском университете. Любовь к ней проявилась и в кинокарьере автора. Каждый фильм Джармуша наполнен культурными референсами в диапазоне от общеизвестных, как, например, заимствование имен великих писателей и героев книг, и заканчивая тонкими цитатами, вписанными в сюжет и требующими высокого уровня эрудиции зрителя.

Каждое обращение к тому или иному произведению придаёт картине дополнительный смысл, предоставляя зрителю сразу несколько вариантов для трактовки сюжета.

К примеру, фильм «Патерсон» полностью посвящен стихотворениям и литературе и тому, как она вписана в обыденную жизнь человека. Именно через эту картину Джармуш раскрыл идею, звучащую в каждом его фильме: поэзия есть во всём, что окружает людей, нужно лишь её опознать и полностью ей отдаться.

Фото: Кадр из фильма «Патерсон», 2016

Странность и загадочность фильмам Джармуша придаёт не только сам сюжет, но и герой. Чаще всего его персонаж — это иностранец, странник или просто чужак, попавший в новые для себя обстоятельства и познающий мир вокруг. Эмигранты из картины «Страннее чем рай», японские путешественники в «Таинственном поезде», пара итальянцев из «Вниз по закону» — эти герои не соответствуют окружающей их действительности, они герои не своего романа. Это же касается и персонажей-американцев — они такие же странники, одиночки и маргиналы, создающие впечатление людей с другой планеты и живущие по своим законам. Поэтому собирательный герой Джармуша — это чужак как внешне, так и внутренне. При этом, по своей природе персонаж режиссёра — путешественник. Он находится в дороге — или в прямом смысле, как в картинах «Таинственный поезд» и «Сломанные цветы», или в переносном, как в «Мертвеце» (движение от жизни к смерти). И наличие этого пути вовсе не означает, что персонаж достигнет некой финальной цели, ведь путешествие может привести туда же, откуда оно начиналось. Несмотря на условность сюжета, персонажи режиссёра абсолютно естественны. В своём поведении, диалогах и поступках они эмпатичны зрителю.

Фото: Кадр из фильма «Таинственный поезд», 1988

С первого взгляда может показаться, что у Джармуша отсутствует системный визуальный киноязык. По крайней мере, типичные для него операторские приёмы не сразу бросаются в глаза — только после просмотра нескольких фильмов зритель замечает определённую закономерность. В первую очередь – это медленные медитативные планы, надолго задерживающиеся на одном объекте. Они плавно скользят по улицам городов или вообще застывают на месте, позволяя зрителю вглядываться в пространство и его обитателей. Благодаря этому Джармуш раскрывает не только эмоции героев, но и всю атмосферу картины. Во-вторых, почти в каждом фильме присутствуют кадры, снятые с верхнего ракурса. Такой нереалистичный для человеческого взгляда план служит как эстетическим целям, так и сюжетным. С такого ракурса Джармуш акцентирует внимание на своих любимых вещах – мелких деталях, дополняющих сюжет. Разбросанные книги, музыкальные инструменты, одежда – всё это формирует предметный портрет героя, которому эти вещи принадлежат. Хотя верхний ракурс не всегда носит смысловую функцию — иногда камера запечатлевает простые атрибуты повседневности, как кофе и сигареты в одноимённом фильме.

Джим Джармуш — настоящий меломан. В его фильмах присутствует самая разная музыка, начиная от классики и заканчивая хип-хопом. Такое разнообразие объясняется не только пристрастиями автора, но и тем, что Джармуш сам является музыкантом-мультиинструменталистом. Режиссёр состоит в разных группах еще с начала 80-х годов и иногда даже записывает музыку для своих картин. Например, инструментальные партии в «Пределах контроля» в составе группы Bad Rabbit, саундтрек к «Патерсону» или песни для фильма «Выживут только любовники» с рок-группой SQÜRL.

Кроме того, в картинах режиссёра часто снимаются известные рэп- или рок-исполнители — Method Man в «Патерсоне», рэпер RZA в «Кофе и сигаретах» или Игги Поп в целом ряде фильмов.

Минутные камео музыкантов сродни литературным отсылкам – они наполняют сюжет фильма ещё одним скрытым смыслом, который раскроют лишь те зрители, которые знакомы с их творчеством

Смыслообразующая функция музыки передаётся и напрямую персонажам на уровне сюжета — вплоть до того, что увлечённость музыкой делает героев режиссёрскими альтер-эго. Кроме того, музыка Джармуша играет важнейшую роль в формировании атмосферы фильма. Так, известный саундтрек в стиле кантри к картине «Мертвец» был придуман гитаристом Нилом Янгом прямо во время просмотра чернового варианта картины – Джармуш просто включил ему фильм и предложил импровизировать, параллельно записывая.

Фото: Кадр из фильма «Мертвец», 1995

Текст — Кристина Ибрагимова

Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl+

Томск | «Кофе и сигареты» или «Ночь на Земле»: 5 фильмов Джима Джармуша

Фото: kinopoisk. ru Статья: Вячеслав Серов

Культовых и действительно важных для индустрии режиссеров на планете очень много. Кто-то оставил совсем незаметный след в кино, кто-то же, наоборот, переворачивал игру вверх ногами. Ну а есть такие, как Джим Джармуш, эстеты и интеллектуалы, которые никогда не боялись гнуть свою линию, создавая исключительно авторское и независимое кино, которое спустя годы становилось культовым. Так что сегодня мы решили немного поговорить именно о Джармуше, так что перед вами пятерка фильмов знаменитого американского независимого режиссера. Но обо всем по порядку.

«Таинственный поезд» (16+)

Один из первых полнометражных фильмов Джима Джармуша, в котором уже становятся очевидными основные особенности стиля и киноязыка режиссера. Перед зрителем три новеллы, которые разворачиваются в отеле «Аракадия» города Мемфис, родины Элвиса Пресли. Вас ждут немного странные, но очаровательные диалоги, болтливые герои и совершенно неожиданные в своей обыденности и экстраординарности жизненные ситуации.

Фото: kinopoisk.ru

«Пес-призрак: Путь самурая» (16+)

Что ж, в карьере режиссера бывали и совершенно неожиданные повороты. Так появился фильм о черном наемном убийце, который следует древним законам чести Самураев. Он служит ему безукоризненно и безропотно, отдавая свою честь и свою судьбу. Однако его хозяин лишь мелкий мафиози с крайне сомнительными целями, так что отправляет Пса-Призрака на неравную битву с целым преступным синдикатом.

Фото: kinopoisk. ru

«Ночь на Земле» (18+)

Совершенно очаровательная и концептуально простая как две копейки история, которая совмещает в себе одну-единственную ночь на Земле, где в разных городах мира происходят поездки на такси. Где и водители, и пассажиры ведут себя немного странно, где-то пугающе, а где-то до обнажения откровенно. Так, пять поездок в Лос-Анджелесе, Нью-Йорке, Париже, Риме и Хельсинки помогут зрителям немного лучше понять как странность этого мира, так и неординарность авторского стиля Джармуша.

Фото: kinopoisk.ru

«Мертвец» (18+)

История, которая расскажет о приключении одинокого стрелка поневоле. После смерти своих родителей молодой счетовод Уильям Блейк отправляется на Дикий Запад в надежде найти достойную работу. Однако его с кем-то путают и подстреливают, назначая цену за его голову. Его находит и выхаживает индеец, который путает героя с поэтом Уильямом Блейком, который теперь уже сам начинает становиться охотником, а не добычей, выстилая за собой кровавый след, увеличивая награду за свою голову. В главной роли, кстати, Джонни Депп.

Фото: kinopoisk. ru

«Кофе и сигареты» (18+)

Самый, пожалуй, популярный и известный фильм Джима Джармуша, который давным-давно разлетелся на цитаты и кинокадры, который постит любой уважающий себя синефил. «Кофе и сигареты» — это 11 новелл, которые выходили на протяжении многих лет, объединяя в себе самых разных актеров, музыкантов, шоуменов и известных личностей, которые просто разговаривали, пили кофе и курили сигареты. Однако подобная бессюжетность дала свои плоды, а очарование бессмысленных подчас диалогов заложило целую плеяду подражателей Джармуша.

Фото: kinopoisk.ru

Важное книжное: триумф «Дюны» и коллажи Джима Джармуша

Какую экранизацию анонсировал Netflix на этой неделе? Кто снимет фильм по мотивам книги узницы скопинского маньяка? Что объединяет «Дюну» и романы Александра Дюма? Об этом и многом другом читайте в еженедельных новостях book24.ru.

«Дюна» или Дюма – искусственный интеллект нашел первоисточники романа Фрэнка Герберта

Искусственный интеллект обнаружил все первоисточники фильма и романа «Дюна». Самое большое сходство кибер-эксперт обнаружил в сюжетах произведений Александра Дюма – «Королева Марго», «Графиня де Монсоро» и «Сорок пять». С «Дюной» их объединяют гражданско-религиозные войны.

К слову, после триумфального успеха «Дюны» в прокате, спрос на оригинальный роман Фрэнка Герберта вырос в четыре раза. Особенно история Пола Атрейдеса пришлась по нраву жителям Северной столицы: в Санкт-Петербурге книгу стали покупать чаще в 4,6 раз!

Опубликован короткий список Всероссийской литературной «Премии Читателя-2021»


28 сентября был объявлен короткий список Всероссийской литературной «Премии Читателя-2021». Особенность составления шорт-листа этой премии в том, что голосование экспертов прозрачное – каждый может узнать, кто из жюри проголосовал за то или иное произведение. Всего у «Премии Читателя» две номинации – «Художественная проза» и «Документальная проза».

В коротком списке номинации «Художественная проза» оказались такие авторы, как Михаил Елизаров с романом «Земля», Виктор Пелевин с прошлогодним «Непобедимым солнцем», а также Марина Степнова с бестселлером «Сад». А Дмитрий Быков с работой «Иностранная литература: тайна и демоны» претендует на номинацию «Документальная проза».

Netflix анонсировали третий сезон сериала «Ведьмак»


До выхода второго сезона сериала «Ведьмак» остается два месяца, а стриминговый сервис Netflix уже сейчас анонсировал продолжение. На данный момент сложно сказать, какие события шоураннеры планируют в нем показать. Мы даже не до конца понимаем сеттинг второго сезона, премьера которого состоится 17 декабря.

Согласно трейлерам, во втором сезоне «Ведьмака» больше времени уделят развитию отношений между Геральтом и Цири. На фоне разгорающейся войны между королевствами он увезет девушку в школу ведьмаков. Здесь же зрители познакомятся с Весемиром, который ранее не появлялся в сериале. Также Netflix анонсировал детскую версию «Ведьмака» в виде анимационного сериала. Сюжет оригинальных романов вероятнее всего адаптируют под рейтинг PG (рекомендуется присутствие родителей).

Режиссер Джим Джармуш представил книгу с собственными коллажами


Режиссер Джим Джармуш выпустил книгу со своими коллажами «Some Collages». В ней собраны сотни работ режиссера, которые он создавал на протяжении многих лет. Большинство коллажей созданы на основе газет. В них Джармуш переосмыслил работы многих знаменитых художников. В их числе Принс и Энди Уорхол. А своим главным источником вдохновения режиссер назвал Уильяма Берроуза.

Всего в книге 264 страницы, и на данный момент приобрести ее можно только в США за 40 долларов. Планируется ли выпуск коллажей за пределами штатов – на данный момент неизвестно.

Состоялась премьера сериала «Основание» по мотивам романа Айзека Азимова


На сервисе Apple TV+ состоялась премьера сериала «Основание» с Джаредом Харрисом в главной роли. Проект снят по мотивам романа писателя-фантаста Айзека Азимова. Сценаристом проекта стал Дэвид С. Гойер. Зрителям он может быть знаком по фильму Кристофера Нолана «Темный рыцарь». На данный момент на Apple TV+ доступны первые две серии сериала. 

В центре сюжета Галактическая империя, которая находится на грани гибели. Главный герой, ученый Гэри Селдон, предупреждает правительство, однако его опасения никто не воспринимает всерьез. Он бросает попытки «достучаться» до правителей и решает создать организацию «Основание», которая в дальнейшем займется восстановлением цивилизации.

Сарик Андреасян снимет фильм по мотивам книги узницы скопинского маньяка


По книге жертвы скопинского маньяка снимут фильм. За режиссуру взялся скандально известный Сарик Андреасян. Зрители знакомы с ним по фильму «Защитники». Для режиссера криминальная тематика не нова – ранее Андреасян также режиссировал сериал «Чикатило» с Дмитрием Нагиевым в главной роли.

Художественный фильм о скопинском маньяке будет основан на книге Екатерины Мартыновой «Исповедь узницы подземелья». Контракт об использовании авторских прав девушка уже подписала. Также Мартынова планирует консультировать съемочную группу, чтобы сериал получился наиболее достоверным. Съемки стартуют в начале 2022 года. Информация об актерском составе на данный момент отсутствует.

Премия «Ясная Поляна» объявила о начале читательского голосования


Музей-усадьба «Ясная Поляна», а также соучредители одноименной литературной премии объявили о начале читательского голосования. Поддержать любимого автора можно до 25 октября включительно. В этом сезоне в список пользовательского голосования вошли семь произведений. Среди них Марина Степнова с романом «Сад», Дмитрий Лиханов с книгой «Звезда и Крест» и другие авторы.

Победитель при поддержке бренда Samsung отправится в профессиональную литературную поездку по Южной Корее. Она будет подготовлена с учетом индивидуальности автора. Обязательными пунктами поездки станет знакомство с Сеулом и корейской культурой в целом, а также встречи с издательствами и переводчиками.

Мы стали информационным партнером фестиваля «Книжный Маяк Петербурга»


Book24.ru стал информационным партнером фестиваля «Книжный Маяк Петербурга», который пройдет с 8 по 10 октября. Чаще всего мероприятия, о которых мы рассказываем, проходят в крупных городах страны, но не в этот раз – все встречи и активити пройдут онлайн.

Вы сможете встретиться с такими авторами, как Михаил Веллер, Олег Рой, Татьяна Устинова, Андрей Курпатов и многими другими. А еще – поэты, музыканты, актеры, режиссеры, художники, историки, философы и представители бизнес-сообщества. Следите за анонсами на наших ресурсах! 

Такой была прошедшая неделя.

Следите за новостями на book24.ru!


Биография Джима Джармуша — РИА Новости, 22.01.2013

В 1975 году он получил степень бакалавра по английской литературе. В 1976 году поступил в престижную киношколу Нью‑Йоркского университета (New York University Tisch School of the Arts). На последнем году обучения Джармуш работал персональным ассистентом на съемках фильма знаменитого режиссера Николаса Рэя «Молния над водой» (Lightning Over Water, 1980 год), при этом вел съемки собственной художественной ленты «Отпуск без конца» (Permanent Vacation). Снятая за 15 тысяч долларов на шестнадцатимиллиметровую пленку картина, вышла в 1980 году и получила высокие оценки европейских критиков, но при этом осталась не замеченной в США.

Второй фильм Джармуша озаглавленный «Более странно, чем в раю» (Stranger Than Paradise, 1984 год) появился после того, как режиссер отснял два эпизода к своей дипломной работе тридцатиминутной короткометражке венгерских эмигрантах «Новый мир» (New World). В 1984 году Джармуш получил за эту картину приз «Золотая камера» (лучший режиссерский дебют на Каннском кинофестивале), а также премию «Золотой Леопард» в Локарно. Следующие фильмы Джармуша «Вне закона» (Down by Law, 1986 год) и «Таинственный поезд» (Mystery Train, 1989 год) составили трилогию с картиной 1984 года, которая представила зрителю Америку глазами иностранца.

В 1991 году Джармуш закончил работу над фильмом «Ночь на земле» (Night on Earth), сценарий к которому написал всего за восемь дней. Оператор кинокартины Фред Элмс (Fred Elms) был награжден призом Independent Spirit Award за лучшую операторскую работу. В 1995 году на экраны вышла мистическая притча «Мертвец» (Dead Men) с Джонни Деппом (Johnny Depp) в главной роли — самый крупнобюджетный фильм Джармуша. Картине была присуждена первая в истории премия Европейской киноакадемии за лучший фильм, снятый за пределами Европы.

Свой следующий фильм «Пес‑призрак: путь самурая» (Ghost Dog: The Way of the Samurai) Джармуш выпустил в 1999 году. Кинокартина была номинирована на приз «Золотая пальмовая ветвь» Каннского кинофестиваля, а также боролась за премию «Сезар» в номинации «лучший зарубежный фильм».

В 2003 году Джармуш завершил свой кинопроект «Кофе и сигареты» (Coffee and Cigarettes), стартовавший еще в 1986 году с одноименной короткометражки. В фильме, состоящем из 11 коротких новелл, были задействованы любимые актеры и друзья Джармуша, среди которых музыканты Игги Поп (Iggy Pop) и Том Уэйтс (Tom Waits), актеры Роберто Бениньи (Roberto Benigni), Стив Бушеми (Steve Buscemi) и Билл Мюррей (Bill Murray). Актриса Кейт Бланшетт (Cate Blanchett) за двойную роль в фильме «Кофе и сигареты» была отмечена призом Ассоциации кинокритиков Огайо, а также была номинирована на награду Independent Spirit Awards. Выпущенная в формате короткометражки история «Где‑то в Калифорнии» была удостоена Пальмовой ветви Каннского кинофестиваля в 1993 году. Полнометражный вариант «Кофе и сигареты» был показан на кинофестивале в Венеции в 2003 году.  

В 2005 году Джармуш выпустил фильм «Сломанные цветы» (Broken Flowers) с Биллом Мюрреем в главной роли. За эту ленту Джармуш получил Гран‑при Каннского кинофестиваля. В 2009 году режиссер презентовал фильм‑притчу «Пределы контроля» (The Limits of Control), который получил негативную критику, не попал в основной конкурс Каннского кинофестиваля 2009 года и провалился в прокате.

Весной 2011 года стало известно о том, что Джим Джармуш собирается снимать историю о вампирах, где сыграют Тильда Суинтон (Tilda Swinton) и Майкл Фассбендер (Michael Fassbender). Режиссер назвал проект «таинственной историей вампирской любви» и приступил к его съемкам в начале 2012 года.

Важную роль в жизни Джима Джармуша играет не только кино, но и музыка. В начале 1980‑х годов он сотрудничал с Dark Day, сайд‑проектом авангардной No Wave‑группы DNA. Некоторое время он был вокалистом и клавишником еще одной No Wave‑группы ‑ нью‑йоркской команды The Del‑Byzanteens, выпустившей один студийный альбом, а также сингл Draft Riot.

В 2005 году Джармуш появился в качестве «гостя» на альбоме‑сборнике Wu‑Tang Meets Indie Culture хип‑хоп группы Wu‑Tang Clan. В 2006 рок‑коллектив White Stripes выпустил специальным ограниченным тиражом в 2000 копий сингл, на который вошли ремиксы их песни Blue Orchid, сделанные Джармушем и французским режиссером Мишелем Гондри. 

28 февраля 2012 года вышел альбом Джармуша Concerning the Entrance Into Eternity, записанный совместно с голландским композитором‑минималистом Джозефом ван Виссемом (Jozef van Wissem). Ранее лютнист ван Виссем уже сотрудничал с Джармушем ‑ в 2011 году была издана их совместная работа The Joy That Never Ends.

Джармуш женат на актрисе и сценаристе Саре Драйвер (Sara Driver). Она принимала участие в фильмах Джармуша «Отпуск без конца», «Более странно, чем в раю», «Таинственный поезд», а также была соавтором сценария к фильму «Сломанные цветы». 

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Джим Джармуш — фильмы — КиноПоиск Редактировать

Личные данные

Другие работы:
Озвучивает Хантера С. Томпсона в адаптации аудиокниги Томпсона «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Узнать больше »
Рекламные списки:
2 Распечатать биографии | 3 интервью | 10 статей | 1 фото | 6 фото на обложке журнала | Узнать больше »

Альтернативные имена:
СКОРЛ


Высота:
6 футов 2 дюйма (1.88 м)


Родители:
Элизабет, Рут | Джармуш, Роберт Томас


Редактировать

Знаете ли вы?

Личный Цитата:
Я упрямый. Я должен бороться. Студии хотят быть вашим партнером в творческом процессе. Вот почему я нахожу большую часть своего финансирования за границей. Я не позволяю Деньги делать мне заметки по моим сценариям.Я не допускаю Деньги на съемочную площадку. Я не пускаю деньги в монтажную. В наши дни даже маленькие независимые студии ведут себя как Голливуд. Какой-то ребенок снимает фильм за 500 000 долларов, и они… Узнать больше »
Общая информация:
Любит посмотреть его фильмы один раз, с платящей аудиторией, которая не знает, что он там есть, после этого он не хочет смотреть их снова.Узнать больше »
Товарный знак:
Музыка кантри в саундтреке Узнать больше »

тухлых помидоров: Фильмы | телешоу | Трейлеры фильмов | Отзывы

Наивысший рейтинг: 96% Патерсон (2016)

Самый низкий рейтинг: 33% Ракеты Редглэр! (2004)

День рождения: 22 января 1953 г.

Место рождения: Акрон, Огайо, США

Джим Джармуш был американским независимым режиссером, чей длинный список фильмов, среди которых «Пес-призрак: Путь самурая» (1999), «Сломанные цветы» (2005) и «Патерсон» (2016), получил широкое признание критиков.Родившийся и выросший в 1950-х годах в Акроне, штат Огайо, Джармуш впервые увлекся кино еще в детстве. Его мать подвозила его до местного кинотеатра, пока она бегала по делам, и именно там Джармуш снимался в двойных фильмах о монстрах, таких как «Существо из Черной лагуны» (1954). К тому времени, когда он был подростком, Джармуш знал, что хочет зарабатывать на жизнь искусством, поэтому он поступил в Колумбийский университет в Нью-Йорке. Во время учебы в университете он изучал английский язык и литературу и начал писать стихи и короткие художественные произведения. После выпуска в 1975 году Джармуш поступил на кинопрограмму в Школу искусств Тиш при Нью-Йоркском университете. В последний год учебы в Колумбийском университете Джармуш работал ассистентом у легендарного кинорежиссера Николаса Рэя. Этот опыт изменил начинающего молодого режиссера, поскольку Рэй призвал Джармуша снять свой первый полнометражный фильм на его условиях. Джармуш последовал совету Рэя и в 1980 году выпустил свой первый полнометражный фильм «Постоянный отпуск» (1980). Этот фильм, снятый примерно за 15 000 долларов, был о молодом человеке, который бесцельно бродит по Манхэттену.«Постоянный отпуск» подавал большие надежды, но так и не был выпущен в прокат. Следующий фильм Джармуша, «Более странно, чем в раю» (1984), получил широкую похвалу и принес молодому режиссеру «Золотую камеру» на Каннском кинофестивале 1984 года. В течение следующих двух десятилетий Джармуш укрепил свою репутацию одного из самых уважаемых независимых режиссеров своего поколения такими фильмами, как «Таинственный поезд» (1989), «Пес-призрак: Путь самурая» и «Сломанные цветы». теперь считается достопримечательностью независимого кино.В 2019 году Джармуш написал и снял комедию о зомби «Мертвые не умирают». Этот фильм, в котором снимались Билл Мюррей, Адам Драйвер и Том Уэйтс, был номинирован на престижную Золотую пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля 2019 года.

Джим Джармуш: «Я за выживание красоты. Я за тайну жизни» | Джим Джармуш

Кайахога-Фолс — пригород промышленного Акрона, штат Огайо, где живут представители среднего класса. Это сеть зеленых улиц и комфортабельных домов, граничащих с рекой.Когда Джим Джармуш был мальчиком, он знал, что нужно держаться подальше от воды, потому что, хотя город мог быть спокойным, река Кайахога была токсичной. Травильные кислоты окрасили его в ярко-оранжевый цвет. Заводские моющие средства покрыли его поверхность белой пеной. В июне 1969 года искра поезда подожгла Кайахогу, и пламя подскочило на высоту пятиэтажного дома.

Пятьдесят лет спустя Джармуш хорошо это помнит. «Это было неприятным событием», — говорит он с забавным преуменьшением, которое стало его фирменным стилем.«На самом деле, если вы ищете метафору современной американской жизни, она не может быть более вопиющей, чем пожар в вашей местной реке».

Как режиссер Джармуш любит снимать фильмы о мелких деталях мира; о бродягах и искателях и бессвязных окольных путях, которые составляют жизнь. Это область интересов, которая сослужила ему хорошую службу, начиная с извилистого монохромного Stranger Than Paradise 1984 года и заканчивая проникновенным, медитативным Paterson 2016 года. Но трудно сосредоточиться на маленьких картинках, когда так страшно большое: когда горит река или вся планета в огне.Он говорит: «Понятно, что мы живем в условиях экологического кризиса, и ситуация становится все хуже и хуже. Нам угрожает отрицание науки и корпоративная жадность. Если это путь, по которому мы продолжаем идти, то он приведет только к концу света».

Я впервые столкнулся с Джармушем на задворках Канн в мае этого года, где его последняя работа, Мертвые не умирают , открывает кинофестиваль, когда протестующие против климатического кризиса собираются возле Дворца. Несколько недель спустя я снова разговариваю с ним по телефону в его доме в северной части штата Нью-Йорк.Он объясняет, что, хотя у него есть убежище в приемном Манхэттене, сейчас он предпочитает жить в Катскиллах. Он делит дом со своей партнершей на протяжении четырех десятилетий, актрисой и режиссером Сарой Драйвер. «Это семейное время», — говорит 66-летний мужчина. — Думаю, можно сказать, что я здесь, чтобы выздороветь.

Альтернативная точка зрения состоит в том, что он прячется в лесу; чернобурая лисица независимого кино, затаившаяся на дно. Если апокалипсис надвигается, The Dead Don’t Die показывает, как он может развиваться: полярный гидроразрыв искривляет ось планеты, расисты, поддерживающие Трампа, крутятся на своих барных стульях, а армия зомби шаркает по главной улице.Джармуш продолжает называть фильм комедией — довольно смешной, много шуток, — но в его рекламной речи есть жалобная нотка. Он знает, что фильм не такой пенистый, как он хотел.

Он вздыхает. «Тон отличается от того, что я ожидал. Это намного мрачнее, чем я себе представлял, особенно концовка. Я стараюсь не слишком много анализировать эти вещи, но это отражает мир, в котором мы живем; надвигающийся экологический кризис становился все более и более туманным. Я работал над этим фильмом два года, и все это время планета менялась почти ежедневно.”

Неудивительно, что законченный фильм тянет в разные стороны и кажется почти воюющим сам с собой. Сказка представляет собой бойкую, знающую деконструкцию жанра зомби, только чтобы попасть под перекрестный огонь фатализма и отчаяния. «Все это плохо кончится», — предупреждает полицейский из маленького городка Адама Драйвера, когда ходячие мертвецы спускаются на Сентервиль, требуя кофе и Wi-Fi, шардоне и ксанакса. Актерский состав — это любезная мешанина из приятелей и сотрудников Джармуша. Есть Билл Мюррей, Тильда Суинтон, нежить Игги Поп.Том Уэйтс играет одну из главных ролей в роли отшельника Боба, шумного старого отшельника, который живет в лесу и выживает за счет белок и жуков. Он знает, что грядет, и принимает это, пожимая плечами. «Мир облажался», — сообщает он нам в конце.

Фильм снимался недалеко от дома Джармуша, в окрестностях соседних городков Кингстон и Флейшманнс. Это должно было упростить производство, но почему-то не сделало этого. График был кошмаром; у них был Драйвер всего три недели. Вдобавок постоянно шли дожди.Режиссер заболел гриппом и сломал палец на съемочной площадке. «И тогда нам пришлось спешить, чтобы закончить вещь, чтобы мы могли отдать ее Каннам». У меня такое ощущение, что он все еще пытается понять, что он сделал. «Я имею в виду, что я бы вообще не стал менять фильм. Но у меня, вероятно, было бы больше времени, чтобы подумать о том, что я делаю. Он выскользнул из моих рук, как маленький ребенок на берегу реки».

Джармуш в Каннах в поддержку фильма «Мертвые не умирают» со звездами Селеной Гомес и Тильдой Суинтон в мае.Фотография: Жан-Поль Пелисье/Reuters

В детстве в Акроне Джармуш тоже мечтал ускользнуть. Место было слишком маленьким, слишком консервативным. Все работали на каучуковые компании: его отец — на BF Goodrich, дядя — на Goodyear, сосед — на Firestone. Его мама, Бетти Френч, была репортером по искусству в Akron Beacon Journal . Она сделала обзор молодого Марлона Брандо в бродвейской постановке « Трамвай Желание » и освещала голливудскую свадьбу Богарта и Бэколл.Но когда она вышла замуж, она устроилась на дневную работу и спряталась в маленьком кабинете наверху дома. Джармуш помнит, как она работала на старой пишущей машинке Royal, печатая статьи для местного антикварного журнала.

Он благодарит свою мать за ранний интерес к искусству, музыке и кино. Но он также черпал вдохновение из более мрачного источника. «Призрачный ведущий» Гуларди был ведущим в костюмах, который представлял фильмы категории B на кливлендской станции JWJ-TV. Мертвые не умирают содержит постер Гуларди в знак уважения.

«Ну, он был действительно важным деятелем культуры», — невозмутимо объясняет Джармуш. «В пятницу вечером в 11. 30 у него было телешоу, где он показывал научно-фантастические фильмы, фильмы ужасов или фильмы о монстрах — в основном фильмы о монстрах. И в промежутках он делал всякие сумасшедшие вещи. Это был парень типа битника с козлиной бородкой, одетый в белый лабораторный халат с устрашающим париком, в темных очках без одной линзы. Он использовал много хипстерских крылатых фраз, которые все были выдуманы.Он взрывал модели автомобилей вишневыми бомбами, и у него был этот ранний кинескопический эффект, когда он ненадолго помещал себя внутрь фильма, который показывал. Так что да, если вы спросите любого, кто вырос на северо-востоке Огайо в 60-х, мы все знакомы с Гуларди и его влиянием на нас. Я думаю, что у Крисси Хайнд все еще есть ее оригинальная футболка Ghoulardi».

Он делает паузу. «Вы знаете, кто сын Гуларди, верно?» Как это бывает, я делаю. Гуларди играл телеведущий по имени Эрни Андерсон, который позже стал отцом Пола Томаса Андерсона, директора Magnolia , Boogie Nights и Phantom Thread . «Я встретил Пола только один раз, и первое, что я сказал ему, было: «Твой отец был Гуларди!» Он как бы закатил глаза по этому поводу, но я имею в виду, да ладно, это была моя юная богемная мечта — странный папа вроде Гуларди».

Сцена из фильма «Мертвые не умирают». Фотография: Landmark Media/Alamy Stock Photo

Кроме того, зачем останавливаться на Гуларди? Джармуш — губка поп-культуры. Он впитывает почти все и любит цитировать старый девиз Джо Страммера: «Нет входа, нет выхода». Его фильмы состоят из подержанных вещей и дерьма, искаженных, чтобы соответствовать его собственной чувствительности, возможно, его собственному имиджу.Я говорю ему, что они самобытные и стильные, иногда даже слишком.

«Ну, стиль очень важен», — невозмутимо говорит он. «Это то, что, по словам Мартина Скорсезе, отличает всех кинематографистов. Стиль — важный идентификатор чьего-то личного самовыражения».

Хичкок однажды сказал, что драма — это жизнь, из которой вырезаны скучные фрагменты. Но фильмы Джармуша кажутся специально разработанными для того, чтобы проверить это правило, перевернуть его с ног на голову. Они скользят по сценам, которые могли бы стать центральным элементом более традиционной картины, и спасают случайные детали с пола монтажной.Во время своего прорыва в 1986 году, Down By Law , он устроил драму о побеге из тюрьмы, в которой побег из тюрьмы игнорировался. В вестерне 1995 года «Мертвец » он с извращенным удовольствием находил самые банальные места в Орегоне и Аризоне. В лучшем случае его картины представляют собой задумчивые и поэтичные общеамериканские истории, которые движутся в неторопливом темпе азиатского артхаусного кино, или открытки из малоизвестных мест с нарисованными сносками. Рецензируя фильм 1989 года «Таинственный поезд , », Роджер Эберт писал: «Лучшее в этом фильме то, что он переносит вас в Америку, которую, по вашему мнению, вы должны были бы найти для себя, если бы только знали, где искать.

Естественно, говорит Джармуш, фильмы — это его отражение. «Я знаю, что у меня лаконичный подход в отношении времени. Я знаю, что говорю медленно. Наверное, я медленно думаю. Мне нравится медленная музыка. Мне нравятся медленные фильмы. Это просто присуще. Годар сказал, что каждый режиссер снова и снова снимает один и тот же фильм. Наверное, в моем случае это так».

Джим Джармуш в 1984 году. Фото: Everett Collection/Rex

Давайте поговорим о его личном стиле. Это тоже осталось константой. Волосы Джармуша начали седеть, когда он был подростком, примерно в то время, когда Кайахога загорелся, в результате чего он почти не изменился за последующие полвека.Сравните фотографию 80-х с Джармушем сегодняшнего дня, и трудно заметить разницу. У него такие же тонкие, красивые черты лица, такая же прическа космической эры, такая же темная харизма. На фотографиях, намеренно или нет, он всегда выглядит в позе. Как будто он рассматривает себя как фронтмена для картин, которые он делает.

Но предложение заставляет его фыркнуть. Самый верный способ уколоть его ауру первозданной прохлады — спросить о его ауре первозданной прохлады. «Я нахожу это смешной идеей, — говорит он. «Мой личный стиль, как я выгляжу и одеваюсь — я не считаю это частью своего искусства. Это напоминает мне о том, когда я только начинал, и люди говорили: «Боже мой, он носит черную одежду, красит волосы в белый цвет и снимает черно-белые фильмы». Какой претенциозный мудак». В то время как ни одна из этих вещей не имела отношения ко мне. Мои волосы преждевременно поседели. Я начал носить черное в подростковом возрасте, потому что мне нравились Зорро и Джонни Кэш. А потом вдруг в Нью-Йорке сказали: «О, он хипстер». Для меня это просто смешно.

Он обдумывает это. «Я имею в виду, я полагаю, что когда я был подростком, я всегда думал, что то, как ты выглядишь и как ты одеваешься, должно что-то отражать в тебе. Но тогда, когда я был в Огайо, я уделял этому гораздо больше внимания, чем сейчас, потому что я просто застрял в этом. Я совсем не изменился».

Когда он впервые приземлился в Нью-Йорке, он хотел стать поэтом или музыкантом, в зависимости от того, что ему легче. Больше всего на свете он хотел погрузиться в себя, заново изобрести себя, максимально отдалиться от Акрона. Заманчиво сравнить его с Энди Уорхолом, еще одним беглецом из ржавого пояса, или Джеем Гэтсби в исполнении Ф. Скотта Фицджеральда, великолепная серия успешных жестов. На самом деле, говорит он, Манхэттен в то время был ненамного красивее водопада Кайахога с его ядовитой рекой. Это был 1977 год, год отключения электроэнергии, Лето Сэма; граффити разбросаны по вагонам метро и всему городу на грани банкротства. Но это было также хорошее время, творческая рассада; улицы гудят под ритмы хип-хопа и панк-рока.

«Это было грязно, это было опасно. Это было все, о чем я мечтал. И ты выйдешь ночью, и да, ты увидишь Энди Уорхола. Вы бы видели Орнетта Коулмана, идущего мимо с грёбаным чехлом для рога. Я встретил [режиссера-экспериментатора] Джека Смита на улице, и он вез детскую коляску, полную мусора, для одного из своих шоу. Он дал мне визитку, на которой было написано: «Джек Смит — экзотический театральный гений». Я встретил Нико на улице, и она пригласила меня прийти и выпить с ней чаю в отеле «Челси». Это было… — он не может подобрать слова. «Это было волшебно. Это было потрясающе. Это было — вау».

Зомби-апокалипсис: Игги Поп в фильме «Мертвые не умирают». Фотография: Alamy

Ранние фильмы Джармуша были о мужчинах и женщинах в движении. Беглецы из Вниз По закону Мемфисские туристы в Таинственный поезд , пассажиры такси из Ночь на Земле . Однако в последнее время его главные герои, кажется, замедляются, кружа в сторону отдыха, как измученные детройтские вампиры из . Выживут только любовники .В 2016 году он отправился в Патерсон, штат Нью-Джерси, бывший дом поэта Уильяма Карлоса Уильямса, чтобы сделать то, что, возможно, было его самой простой и самой личной картиной. Патерсон рассказал историю о безмятежном поэте-водителе автобуса, который совмещает создание великих произведений искусства с повседневной рутиной. Джармуш снимал фильм на месте. Он протащил свою камеру мимо гвоздей, пиццерий, заводов и реки. Где-то по пути его осенило, что Патерсон, штат Нью-Джерси, во многом похож на Акрон, штат Огайо, и что, снимая фильм, он в каком-то смысле возвращался домой.

Патерсон получил одни из лучших отзывов за всю карьеру режиссера. Это было воспринято как сердечное и чистое; невесомый и трансцендентный. Мертвые не умирают вызвал более язвительный ответ. Но это нормально, настаивает Джармуш. Он знает, что его фильмы имеют тенденцию разделять аудиторию. То, что одни считают красивым и странным, другие считают искусственным и надуманным. Он перестал беспокоиться о том, что его неправильно поймут.

Джармуш говорит: «Вот в чем дело: дилемма для всех кинематографистов.Прелесть кино в том, что вы, по сути, входите в пещеру Платона. Вы входите в затемненную комнату и попадаете в мир, о котором ничего не знаете. Вы отправляетесь в путешествие и не знаете, чего ожидать». Он делает паузу. «Но если вы написали сценарий, собрали деньги и сняли фильм, а потом шесть месяцев просидели в монтажной, то вы не сможете войти в этот мир. Этот опыт был украден у вас. В результате вы не можете видеть снятый вами фильм.Интерпретации других более верны, чем ваши собственные».

Адам Драйвер и его друг в фильме «Мертвые не умирают». Фотография: Landmark Media/Alamy

Кроме того, добавляет он, если вы долго и пристально смотрите на что-либо, вы понимаете, что почти каждый элемент противоречит другому. Это верно для каждого фильма; это верно для каждого человека. «Просто посмотри на меня. Я очень сильно переживаю за состояние планеты. Я нахожу действия Греты Тунберг и Extinction Rebellion очень трогательными. Но я также снимаю фильм, предназначенный для жанрового развлечения.Я вожу машину, работающую на ископаемом топливе. Я использую кредитные карты и пластик. Итак, что мне делать? Он только черный или белый? Я только часть проблемы или часть решения?» Он не знает, он в растерянности. «Я не за негатив. Я не фаталист. Я за выживание красоты. Я за тайну жизни».

Я спрашиваю, часто ли он бывает в Огайо в последнее время, а он говорит, что нет — не так много причин приезжать. Его мать умерла около года назад; он должен был вернуться тогда, чтобы договориться о продаже ее дома. Он добавляет, что у него все еще есть несколько близких друзей в Кливленде, некоторые из которых владеют музыкальным магазином Blue Arrow. Я спрашиваю, как он относится к Нью-Йорку, и он вздыхает. Перемены — это хорошо, по большому счету. Он не ностальгирует по натуре. Но это не то место, куда он попал странным ребенком с седыми волосами.

«На самом деле мне это нравится все меньше и меньше, — говорит он. «Нью-Йорк давал мне столько энергии, когда я был молод, и с тех пор я в основном обналичиваю ее. Город демографически менее разнообразен. Есть много молодых людей, ценности которых я не совсем понимаю — думаю, они просто хотят зарабатывать деньги и тусоваться с моделями.Кажется, что речь идет не о самовыражении и искусстве, как это было раньше. Может быть, это несправедливо, я не знаю. Сейчас я предпочитаю гулять в лесу в одиночестве».

С каждой секундой он больше похож на Отшельника Боба. Следующее, что мы знаем, он будет есть белок и жуков. — Да ну, — отстреливается он. «Мир сошел с ума».

«Мертвые не умирают» выпущен в Великобритании в пятницу

Пять лучших фильмов Джармуша Ксана Брукса

Ричард Эдсон (слева), Эстер Балинт и Джон Лурье в фильме «Страннее, чем рай».Фотография: United Archives GmbH/Alamy Stock Photo

1984: Stranger Than Paradise
Джармуш представил своего рода восхитительно мрачный роуд-муви, в котором участвовали три квадратных колышка (джазовый музыкант Джон Лурье, барабанщик, ставший актером Ричардом Эдсоном, и уроженка Венгрии Эстер Балинт), грохочущая по круглым дырам Америки. Снятый в черно-белом цвете с бюджетом в 125 000 долларов, фильм получил награду «Золотая камера» в Каннах и указал путь вперед для независимого американского кино.

1989: Таинственный поезд
Увлечение режиссера американской поп-культурой достигло пика с Таинственный поезд , красочным чемоданом Мемфиса, который, как это ни парадоксально, финансировался японскими деньгами. Извилистая дорожка фильма ведет от вокзала к барам для ныряльщиков и к вредному для здоровья вестибюлю отеля Arcade, где ночной клерк Кричащего Джея Хокинса злобно наблюдает за иностранными туристами.

Джо Страммер и Рик Авилес в фильме «Таинственный поезд». Фотография: Allstar/ORION/Sportsphoto Ltd.

1995: Мертвец
Закоснелый американский вестерн обрел странную и чарующую новую форму с Мертвец , рассказ о явной судьбе, обращенной на себя, видя видения в прериях и отпескоструенный элементарной гитарной партитурой Нила Янга.Роберт Митчем стал лебединой песней своей карьеры в роли заржавевшего промышленника 19-го века, а Джонни Депп сыграл шаткого Уильяма Блейка, беглого бухгалтера с пулей, застрявшей в сердце.

2014: Выживут только любовники
Джармуш признается, что всегда был скорее вампиром, чем фанатом зомби. Он любит их утонченность, их красоту, их декадентское ночное существование. В « Выживут только любовники» (с Тильдой Суинтон и Томом Хиддлстоном в главных ролях) он создал собственный фильм о вампирах, скользя по экзотическим руинам Детройта и окутывая облака славы. Критики неизбежно стремились представить его как слегка завуалированный автопортрет.

2016: Патерсон
Каждый день скромный молодой водитель автобуса Адама Драйвера отправляется в путь. Каждый день он пишет чистые, простые стихи в своем блокноте. Патерсон говорит нам, что рутина важна, что маленькое красиво и что создание искусства так же естественно, как дышать. Это фильм, который, если неверно процитировать Уильяма Блейка, видит мир в расписании автобусов, а рай — в невзрачных старых улочках скучного промышленного городка.

«Меня уже тошнит от зомби, чувак»: Джим Джармуш о фильме «Мертвые не умирают» как будто плоть гниет на их костях, все шаркают вперед, словно борясь с трупным окоченением, все стонут, хватаются и челюсти щелкают в предвкушении. Джим Джармуш не из таких режиссеров. «Я больше похож на вампира», — признается 66-летний режиссер, и даже если вы не видели его звездное дополнение к этому поджанру ужасов — фильм 2014 года «

. Выживут только любовники », — вы могли догадаться, что бессмертный кровососы больше его монстры du jour. Они все это видели. Они ночные. Они никогда не стареют. «Они чертовски круты, человек», — добавляет он, звуча так же круто, как любой человек, который когда-либо говорил что-то в темных очках и сидел в закусочной Нижнего Ист-Сайда, что-то говоря.

Так что, когда вы спрашиваете Джармуша, почему кто-то, у кого не течет слюна при мысли об обрушении орд нежити на ничего не подозревающее население, снял добросовестный фильм о зомби, возможно, неудивительно, что божество инди-фильма ссылается на свою собственную историю о вампирах.«В Выживут только любовники, , — говорит Джармуш, — есть отрывочная фраза, где пара говорит о том, что люди — зомби, потому что они не осознают, что их окружает. И посмотрите, как большая часть мира сейчас по большей части не осознает свой надвигающийся конец. Это грустно и сводит с ума».

И это «сводящая с ума» часть, которая действительно продвигает Мертвые не умирают, Уникальный взгляд Джармуша на шаблон истории о шаркающих трупах, жаждущих плоти. Да, фильм представляет собой расширенную шутку, снабженную репутацией режиссера из звездной компании — Билла Мюррея, Тома Уэйтса, Адама Драйвера, Тильды Суинтон, Игги Попа, Стива Бушеми, RZA — и определенного рода удаления, которые вы могли бы ассоциировать с человек, который когда-то дал миру Stranger Than Paradise и Down By Law и Mystery Train. Конечно, Джармуш мог бы снять невозмутимый фильм о нежити. Но есть также ощутимое чувство гнева, пронизывающее этот горячий взгляд на зомби-апокалипсис, со всеми его сбитыми с толку гражданами, которые не знают, чем они это заслужили, и одержимыми материализмом упырями и разговорами о том, что мир сошел со своей оси. Это комедия, иногда сухая наждачной бумагой, а иногда фарсовая. И, осознавал это режиссёр до конца или нет — см. ниже, — он снял один очень разозлённый фильм.

За несколько дней до премьеры фильма «Мертвые не умирают » на Каннском кинофестивале Джармуш сел, чтобы поговорить о том, почему он решил окунуться в кинематографический бассейн ходячих мертвецов, как направить Игги Расскажите, как он играет зомби, как он относится к состоянию мира, как фильм о самураях помогает ему бросить курить и многое другое.

Итак… почему фильм про зомби?
Несколько лет назад, прежде чем я снял Паттерсон — который, знаете ли, не легкомысленный фильм — я хотел сделать что-то очень глупое. Что-то нелепое, вроде Coffee & Cigarettes (2003). Персонажи этих зарисовок почти как мультфильмы. У меня была идея, что я хотел бы сделать еще один такой фильм, и я подумал, ну, зомби может быть интересным….

Как так? Что касается этой идеи, я имею в виду.
Я мог бы собрать актеров, которых я люблю, небольшими группами, и заставить их застрять в разных местах, пока снаружи все эти существа просто пытаются проникнуть внутрь и съесть их. И тогда между атаками зомби останется все это пространство для глупых, глупых разговоров.

Это была первоначальная мысль… Я просто хотел, чтобы они задержались в разных маленьких группах, используя актеров, которых я мог вызвать, или, вернее, обмануть , чтобы сделать это. Я сохранил эту идею. Затем, когда я действительно начал писать это, после того, как Patterson был сделан, это было похоже на… Я просто следовал своим наклонностям, и это вроде как закончилось вот так. Надеюсь, здесь еще есть глупости. Но это не то, о чем я изначально думал. Это было бы более минимально. [ Пауза ] И проще в изготовлении.

Но все началось как своего рода скетч?
Да, это было моим намерением — и у меня до сих пор есть эта дилемма в фильме. Обычно я следую за одним или двумя центральными персонажами по единому повествовательному пути.Или, как Таинственный поезд или Кофе и сигареты, они представляют собой виньетки, но они хранятся отдельно. Они должны были быть переплетены, так что это стало немного сложнее. А если добавить спецэффекты… это самый сложный фильм, который я когда-либо делал. Это было грубо, физически, сделать. Я имею в виду, Мертвец чуть не убил меня, но тогда я был намного моложе.

Оба эти фильма жанровые — можно ли с уверенностью сказать, что у вас странные отношения с жанром? Вещи, как правило, становятся Джармушем….
Жанры — это просто рамки — в них можно поместить все, что угодно. Вот что в них привлекательно. Что-то вроде Мертвец, это был не типичный вестерн. Это было сбито с толку и слегка психоделично. Выживут только любовники — это история любви, просто они вампиры. Это был мой способ рассказать историю о полном принятии другого человека, включая его недостаток. Любить кого-то таким, какой он есть, и иметь это навсегда. [ Пауза ] Буквально! Потому что они вампиры.Но я не иерархичен, когда дело доходит до фильмов. Мне нравятся все виды фильмов.

Включая фильмы про зомби?
[ Пауза ] Должен признать, что зомби не очень привлекают. Я не большой любитель телевидения, поэтому я никогда не видел Ходячих мертвецов. А фильмы про зомби меня не особо интересуют.

ОК ….
Я имею в виду, что я всегда любил старые фильмы, в которых они использовались тематически: Белый зомби, Я шел с зомби. Это было, когда они были гаитянскими сосудами вуду, которые выполняли ваши приказы. Ты мог их контролировать. Это своего рода сквозная линия для тех ранних фильмов.

Но для меня великим постмодернистским зомби-режиссером является Джордж А. Ромеро. Он парень . И в моем фильме много отсылок к ботаникам Ромеро. [ Смеется ] То, что он сделал, невероятно.

Что, по-вашему, он сделал?
Он превращает всю концепцию в нечто совершенно иное.Вы не можете управлять зомби. Они вышли из-под контроля. Как правило, монстры — вампиры, Франкенштейны, Годзиллы, кто угодно — они вне социальной структуры. Они представляют опасность для него, они угрожают ему. С Ромеро, чувак, зомби приходят из социальной структуры. Это что-то, что не удалось в системе. Они являются результатом распада социальной структуры. Они едят его изнутри.

На самом деле, это неплохой способ сварить весь зомби-апокалипсис до основания.
Верно? Так что я люблю Ромеро, я люблю «Ночь живых мертвецов», , я люблю его работы — мне нравится, как он понял их использование в качестве метафор. Я имею в виду, я думаю, что Ночь живых мертвецов стал еще более социально сознательным, чем он думал. Я думаю, что это мастерски, даже если это уродство и низкопробность. Он меня очень вдохновляет.

Вы перекликаетесь со всем потребительским аспектом фильмов Ромеро, даже когда зомби одержимы вещами, которые когда-то любили: «Кофе», «Wi-Fi»…
[ Голосом зомби ] «Чардонаааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааауууууууууууууууу [ Смеется ] Да, мы позаимствовали это из Рассвет мертвецов .Мне нравится, как он это делал: они обитают в знакомых местах, они все еще жаждут того, чего жаждали при жизни, но они бездушны. Они пусты от всего, кроме одноклеточного желания этих вещей, которые у них были раньше. Это резонирует со мной.

Даже в нашем фильме, где они одеты в ту же одежду, что и раньше, эта идентичность исчезла. Это просто рудимент. [ Пауза ] Рудиментарные — хорошее слово для того, как их использует Ромеро.

Похоже, тебе нравятся фильмы про зомби?
Кажется, я просто не люблю зомби, и точка.Думаю, в этом ирония судьбы — я не фанат зомби. Я больше вампир. Они сложные, они сексуальные, они умные. У них есть много сложных вещей, которые им нужно сделать, чтобы выжить. Они оборотни — то летучие мыши, то волки! Они чертовски круты. Что интересного в зомби? Это безжизненные формы. Они бездушные гуманоиды. Они оправдание.

Игги Поп в фильме «Мертвые не умирают».

Фредерик Элмс/Focus Features

Как заставить Игги Попа играть члена голодных ходячих мертвецов?
О, Игги великий зомби, чувак.Я работал с Игги над несколькими вещами… он очень открыт. Ему нравится направление. Он хочет знать: «Хорошо, в чем дело, что тебе нужно от меня?» Единственная проблема в том, что он чуть не заболел, поедая протезные кишки. У них были веганские вещи, у них были пластиковые вещи, у них были разные вещи для него. Но он мог делать только так много дублей так долго. Через какое-то время это было: «Чувак, мне тут реально не по себе. Я не хочу блевать, Джим! «Все в порядке, мне просто нужен еще один кадр, где ты держишь кишечник, и тогда, я думаю, мы поняли, Иг….

Это не очень кровавый фильм о зомби, если не считать только что описанной вами сцены — они превращаются в пыль всякий раз, когда от них избавляются. Эта идея пришла к вам довольно рано?
У меня была эта идея с самого начала, да. Я не хотел фильм с брызгами. Я не хотел обильной крови. Но очевидно, что в этом фильме много обезглавливания, так что: мол, мы что, более 60% воды в нашем теле, наших сердцах и мозгах? У меня было такое представление, как я просто хожу, как ебаный водяной шар или полуколбаса.Так что я подумал, я просто хочу, чтобы они превратились в пыль. Они уже так высохли, так что вы знаете… прах к праху. Мне понравилась идея, что они без жидкости. Я не знаю, было ли это в каких-либо фильмах о зомби. Есть ли они? Я не видел многих из них. Но всегда полезно добавить что-то свое.

Ну, вы можете определенно сказать, что это ваш фильм только с точки зрения актерского состава…
Да, мне нравится работать с людьми, которые мне нравятся. Я написал роль трех полицейских для Билла [Мюррея], Адама [Драйвера] и Хлои [Севиньи].Я написал роль злодея для Стива Бушеми, потому что он такой милый, щедрый и не расист, что я подумал, что сделаю его действительно неприятным расистом, который носит шляпу MAGA. Потому что он сделает это .

«И с Томом Уэйтсом в роли пророка-отшельника и Тильдой Суинтон в роли гробовщика с кантаной…»
[ Смеется ] Послушайте, любой повод потусоваться с Томом великолепен. Мы с ним много разговариваем по телефону, но я редко его вижу, потому что он на Западном побережье.Мне нравилось, когда он жил в Нью-Йорке в 80-х, ненадолго — тогда я видел его гораздо чаще. Однажды он пошел на шоу Леттермана, и Дэйв спросил его: «Итак, ты из Калифорнии, но уже какое-то время живешь в Нью-Йорке? Как бы вы описали город?» И он [ перебивает голос Тома Уэйтса ] «Ну, Дэйв, ты как будто на корабле, но вода в огне».

Я рассказал Тильде о смутной идее, которая возникла у меня несколько лет назад, и спросил ее: есть ли персонаж, которого вы хотели бы сыграть в этом странном маленьком городке? И она тут же сказала: «О, я бы хотела, чтобы стал гробовщиком!» Хорошо, Суинтон, ты понял!

Она тоже просила самурайский меч?
Нет, это произошло из-за моей любви к боевым искусствам и фильмам о боевых искусствах.И когда я бросил курить несколько лет назад.

Давайте сосредоточимся на последней части, если можно, на секунду.
Итак, вот этот японский фильм, который я люблю… он из шестидесятых и называется Меч Судьбы

Это фильм Тацуи Накадай, который похож на Плохой лейтенант фильмов о самураях, верно?
Да, его персонаж — самурай-психопат, который полностью сошел с ума и убивает людей просто потому, что ему, блядь, так хочется. Потому что, эй, они стоят у него на пути, , так что идите вы все на хуй, ! [ Делает режущие мечом жесты и звуки ] К концу он сражается со всеми этими парнями, и они отрубают ему конечности, а он все еще идет, потому что его просто подпитывает чистая ненависть. Это чертовски злой, нигилистический фильм! И когда я пытался бросить курить, меня переполняла вся эта ярость — на тот момент я курил 35 лет и знал, что бросить будет тяжело! Итак, что я сделал, так это отсиживался в своем лофте в одиночестве в течение 10 дней и смотрел Sword of Doom два-три раза в день.

Что?!
Я чувствовал эту ярость из-за отказа от курения, я включал DVD и просто смотрел фильм от начала до конца. Я чувствовал, как поднимается мой гнев, а потом я видел этого парня с его испорченным, извращенным «я», делающим все это ужасное дерьмо, и это просто очищало меня, чувак. Это очень помогло мне. Это моя процедура. Если вы дома бросаете курить, очень рекомендую. [ Смеется ]

Так что да, именно поэтому у Тильды есть самурайский меч.

Я не ожидал, что это будет твой ответ.
Я постоянно угрожаю переделать его с Адамом Драйвером в роли убийцы-социопата по имени Петерсон. Это была наша шутка про Патерсон. Только у него вместо шпаги магнум 357-го калибра. А в остальном тот же фильм. На этот раз я просто дал ему имя Петерсон.

Адам Драйвер в фильме «Мертвые не умирают».

Фредерик Элмс/Focus Features

[здесь и далее под спойлерами.]

Итак, что касается характера Адама — он, кажется, в курсе того факта, что он играет главную роль в фильме о зомби.
Да, он и еще несколько персонажей. Билл тоже, в какой-то момент. Да.

У меня есть мысли о том, почему вы, возможно, сделали это, но: Почему вы добавили мета-аспекты, чтобы ваши персонажи признавали, что они в фильме?
[ Пауза ] Я никогда не анализирую, откуда берется что-то или почему, когда я пишу… скорее, если мне что-то смешно или интересно, я бросаю это туда. И, как и в случае с пылью, это пришло ко мне очень рано, эта идея о том, что персонаж Адама все время знает, что это фильм, и раскрывает его постепенно.А потом выяснилось, что Билл как бы знал, но не знал всех деталей. Адам должен был знать, что играет парня, который играет парня в фильме… не «Адама», понимаете, а парня в фильме. И реакция Билла на все это просто прекрасна. Он точно знал, как с этим справиться.

Вы проделываете то же самое с музыкальной темой Стерджила Симпсона «Мертвые не умирают» — вы слышите ее повсюду в фильме, и кажется, что всем она нравится —
Кроме персонажа Бушеми, который является расистом в шляпе MAGA. сволочь.

— и все, кажется, знают, что это тема фильма.
Как только я начал писать сценарий, я подумал: кто должен написать заглавную песню? Я должен попросить Стерджила Симпсона написать мне один. Это в оригинальном сценарии — «играет песня Стерджила Симпсона», — но когда я раздавал ее потенциальным инвесторам, мне посоветовали поставить там «подлежит уточнению». Мой продюсер продолжал говорить: «Мы должны сначала поговорить с ним, пока не говорите им, что он собирается это сделать!» Но мы его получили. Тоже классная песня.Такое ощущение, что это 1961 год или что-то в этом роде. Я подумал, что если этим персонажам предстоит столкнуться с ордой зомби, они должны хотя бы получить удовольствие от песни.

Теперь мне интересно, что вы думаете по этому поводу?

Может быть, я слишком много читаю, но тот факт, что эти люди, кажется, застряли в адской среде — они знают это, но не могут выбраться, они должны дожить до самого горького конца — кажется мне довольно подходящей метафорой того, что многие люди чувствуют прямо сейчас, не так ли?
Интересно.[ Более длинная, чем обычно пауза ] Я имею в виду, да, они оказались в ловушке — точно так же, как мы в ловушке в этом мире со сломанной операционной системой. Он чертовски сломан, и мы полностью отрицаем это. Послушайте, мы только что отпраздновали День Земли, и никто не говорил об этом — это все Трамп и Мюллер, что, на мой взгляд, полная чушь. Это было отвлечением, намеренно. Меня злит, что люди, которых я знаю и люблю, одержимы Трамп-шоу. Сейчас у нас шестое массовое вымирание, кому какое дело до русских?

Но я имею в виду, что в нашем фильме есть надежда.

Есть?
Ну, подростки в исправительном учреждении. Мы не знаем, что с ними происходит — один из них говорит: «Я знаю безопасное место, где мы можем спрятаться», и все. Но мы также не видим их убитыми или зомбированными. Я возлагаю большие надежды на мир из-за современных молодежных движений, таких как подростки из Паркленда, или Движение восхода солнца, или даже ребята из Восстания вымирания в Великобритании. общество. Они единственные, кто у меня остался.

Большинство кинематографистов на них бы и закончили. Вы заканчиваете тем, что единственный персонаж, который спасает всех, убегает на более зеленые пастбища, орда зомби, жующих людей, и ваш рассказчик говорит: «Что за хреновый мир». Это не совсем внушает надежду.
Я не хотел возвращаться к тем детям в конце; это казалось слишком очевидным. Я хотел — и я говорю это самым нелепым образом — чтобы сцена действия псевдо-Майкла Бэя была в конце. Я имею в виду, когда я когда-нибудь смогу снять фильм, в котором два парня с оружием выходят из машины и говорят [серьезным голосом] «Давайте сделаем это.

Это действительно злая комедия. Не Sword of Doom уровня гнева, но — он довольно мрачный и по-своему возмущенный.
Наверное, это злой фильм. Я не думал об этом таким образом, но я предполагаю, что это так. Меня просто тошнит от зомби, чувак. Мол, настоящие зомби, которые просто ходят вокруг нас, ни на что не обращая внимания, позволяя случиться концу света. В «Выживут только любовники» есть фраза, в которой пара говорит о том, что люди — зомби, потому что они не осознают, что их окружает.И посмотрите, как большая часть мира сейчас по большей части не осознает свой надвигающийся конец. Это грустно и это сводит с ума. И я действительно чертовски устал от этого.

Но разве я в Западной Пенсильвании строю стены против поднимающегося моря? Нет. Я снимаю чертов фильм про зомби. Это то, что я знаю, как выражать свои чувства по поводу происходящего. Я точно не активировался. Но я злюсь на это. И, возможно, это отразилось в фильме так, как я даже не осознавал.

 

Режиссер

Джим Джармуш рассказывает о своем последнем проекте — книге коллажей и выставке в галерее

Джим Джармуш: Все это за последние три года или около того, но я делаю коллажи уже лет 20 с перерывами— Всего у меня, наверное, 500 или 600 — и у меня есть несколько новых серий после книги, которые немного отличаются — разные фоны, немного более сырые, на поврежденном картоне и тому подобное.

Кажется, вы пришли к очень специфическому стилю. Есть ли какие-нибудь коллажисты или художники, которые повлияли на вашу работу, или вы сознательно стремились сделать это чем-то вроде панк-стиля или détournement ?

Почти все они были крайне минималистичны — что-то удалялось, что-то заменялось, находился интересный фон. Для меня они своего рода маленькие миры грез, и это было терапевтическим, потому что, пока я их создаю, я одинок, и это способ сохранять спокойствие.Идея демонтажа базовой информации очень интересна для меня и восходит к тому времени, когда я знал Уильяма Берроуза — я работал над фильмом Говарда Брукнера [ Burroughs: The Movie ] в конце 70-х, и мы провели много времени с ним. Берроуза, и я наблюдал, как он составлял некоторые из своих дневников и альбомов для вырезок, которые они с Брайоном Гайсином вырезали в течение многих лет, манипулируя информацией или находя ее случайным образом переупорядоченной, — но многие в прошлом делали подобные вещи, начиная с Тристана Цара и Дадаисты группы OULIPO во Франции, которые использовали своего рода Oblique Strategies для создания текстов и стихов.

Я нахожу их интересными, потому что могу изменить очень многое одним маленьким движением — я могу изменить направление взгляда персонажа или персонажей на изображении; Я могу менять размеры, виды. .. они очень простые и простые, но я нахожу их очень забавными. Мне больше нравятся те, в которых люди не могут точно сказать: «Что ты сделал с этим?», — а не те, которые могут быть немного более очевидными. Я отложила или выбросила те, которые показались мне слишком милыми или выглядели так, будто за ними стояло слишком много намерений.Для меня это больше похоже на сюрреалистическую процедуру автоматического письма — я стараюсь не анализировать то, что делаю, а просто реагировать.

Я узнаю некоторые лица и фоны в вашей работе, но большинство из них, кажется, просто на краю моей памяти… Должен ли я действительно знать больше о том, кто эти люди, или о каком новостном событии был установлен фон? вытащил из?

Все 13 фильмов Джима Джармуша, рейтинг

«Это моя история или ее часть. Я не ожидаю, что это все так уж много объяснит, но что такое история, если не один из тех рисунков, которые соединяют точки и в конце образуют картину чего-то?»

Это одна из первых строк в первом полнометражном фильме Джима Джармуша « Постоянный отпуск ». Трудно придумать другой пример, в котором режиссер так идеально излагает свое видение — не только этого конкретного фильма, но и всей своей карьеры — с места в карьер. Один из самых выдающихся и влиятельных американских независимых режиссеров, Джармуш всегда уделял особое внимание характерному поведению и философии своих персонажей. То есть он проявляет явное незаинтересованность в махинациях сюжета и структуры, вместо этого определяя личность и душу в том, что на первый взгляд кажется приземленными разговорами и размышлениями, тем самым прокладывая путь всем, от Ричарда Линклейтера до Кевина Смита.

В еще одном прекрасном фрагменте самоанализа, который предвещал его наследие, его логлайн для его второго полнометражного фильма, Более странный, чем рай , описывает его как «воображаемого восточноевропейского режиссера, одержимого Одзу и Молодоженами». Его техническое исполнение пропитано чувственностью иностранного арт-хауса, в то время как его персонажи, даже те, которые не являются американцами, переводят его ностальгию по поп-культуре в современный стеб.

Итак, в честь его нового фильма «Мертвые не умирают » и его четырех десятилетий плавания против течения голливудской системы, сохраняя при этом сдержанную американскую идентичность, давайте ранжируем все 13 вымышленных фильмов Джармуша, начиная с худших к лучшему.Соответственно, его короткометражки, музыкальные клипы и документальные фильмы — гастрольный фильм Нила Янга «Год лошади » и документ Stooges Gimme Danger — не включены.


Это шокирует, что Джармуш, который с Ghost Dog переписал правила фильма о киллерах всего за десять лет до этого, смог создать что-то настолько педантичное, претенциозное и однотонное в том же жанре. Весь этот бесконечный роман разворачивается в виде серии неуклюже связанных эпизодов между безымянным наемным убийцей (Исаак Де Банколе) и различными завсегдатаями Джармуша, которые выглядят достаточно чопорными, чтобы понять затхлость материала, извергающими философию средней школы с самосознательным шпон поп-культуры. То есть, пока мы не дойдем до кульминации: богатая и преступная цель киллера (Билл Мюррей) произносит хакерское голливудское «вы не знаете, как устроен мир!» речь без намека на иронию. Пограничное библейское послание против жадности не только повторяется в диалоге до бесконечности , но даже всплывает в песне позже, на случай, если вы его не поняли.


Как установил Джордж Ромеро, зомби могут использоваться и используются в качестве метафор для различных социально-политических вопросов.Таким образом, идея Джармуша о том, чтобы связать нежить с бездействием людей и их невежеством в вопросах изменения климата, звучит как выигрышная формула для нашего времени. Если бы только Джармуш не применил к жанру такой язвительный, почти тролльский менталитет «я лучше этого». Половина диалога излагает метафору без намека на такт или тонкость, а другая половина намекает на наиболее очевидные влияния поп-культуры. Возьмите короткую строчку из оригинального «Рассвет мертвецов» о том, как зомби, пришедшие в торговый центр, заново переживают прошлую жизнь, скопируйте и вставьте ее почти во все время выполнения, удалив при этом любую творческую кровь или действие, и вы получите «Мертвые». Не умирай .Джармуш ненадолго позволяет себе погрузиться в бессмысленный абсурд во время кульминации фильма, что приводит к некоторому веселому самосознанию, но в остальном фильм — большой промах.


В полнометражном дебюте Джармуша настоящий синий нью-йоркский богемный человек (Крис Паркер) бродит по городу, натыкаясь на различных эксцентричных фигур в этом явном вдохновении для Линклейтера Slacker . В то время как эта инди-основа потрескивала от юношеского идеализма, Постоянные каникулы сильно потворствуют скуке своего главного героя и первобытному отсутствию интереса к обществу, которое его окружает.Таким образом, перед нами то, что могло бы быть 30-минутным короткометражным фильмом, дополненным слишком длинными установочными кадрами и скучными закадровыми размышлениями о литературе, искусстве и существовании в целом. Это, безусловно, обещает, что в будущем Джармуша ждет более совершенная и финансово безопасная работа, но это только для завершителей. Одним из ярких моментов стало начало сотрудничества между Джармушем и джазовым музыкантом Джоном Лурье, чья импровизационная партитура захватывает блуждающие мысли главного героя.


Кофе и сигареты выглядят невзрачно, своего рода очищающее средство Джармуша, серия из 11 короткометражных фильмов, изображающих различных личностей — некоторые знаменитости играют самих себя, некоторые нет — стреляют дерьмом во время употребления титульных предметов, разыгрываясь как сборник DVD-дополнения. Джармуш снимал во время перерывов в съемках художественного фильма. На самом деле, именно так его первая короткометражка Coffee and Cigarettes , снятая вместе с Down By Law 1986 года, оказалась на первом месте.Никакие отличительные сюжетные связи не связывают короткометражки, и удовольствие от каждой из них, скорее всего, будет зависеть от эмоциональной связи со знаменитостями, играющими в них главные роли. Оригинальный короткометражный фильм, забавная странная пара Стивена Райта и Роберто Бениньи, в которой Райт излагает свои идеи относительно кофейных изобретений Бениньи (который его не понимает), по-прежнему является лучшим воплощением концепции. Пререкания Кейт Бланшетт со своей идентичной «кузиной» — это тоже удовольствие от актерского упражнения.


Этот постмодернистский вестерн, который, по общему признанию, продвигает жанр на неизведанную нигилистическую территорию, обеспечивает великолепное и гипнотическое техническое исполнение благодаря черно-белой кинематографии DP Робби Мюллера и искаженной импровизационной гитарной партитуре Нила Янга.История Dead Man сосредоточена на бухгалтере с новым лицом (Джонни Депп), который находится в бегах после того, как был замешан в убийстве важной городской фигуры и застрелен во время драки. Его компаньон-индейец (Гэри Фармер) сообщает ему, что он уже мертв и должен смириться со своей неизбежной кончиной. Интимные темы, связанные с окончательным принятием смерти главным героем, создают западную диораму, которая умудряется быть одновременно фаталистической и духовной. Тем не менее, эпизодическая структура фильма, в которой персонаж Деппа беседует с расистами и преступниками, прежде чем стрелять в них все более и более фарсовым образом, имеет тенденцию отставать, как и атональный сверхжестокий подсюжет о наемниках (Лэнс Хенриксен, Майкл Уинкотт и Юджин Берд) по следу бухгалтера.


« Сломанные цветы » максимально похожа на традиционную романтическую комедию, которую мы, вероятно, когда-либо получим от Джармуша. Рассказанный через обычное антологическое повествование автора, он сосредотачивается на типе Дон Жуана средних лет, которого буквально зовут Дон (Билл Мюррей), получая таинственное письмо об одном из его романов, рождающем сына, которому сейчас 19, что вынуждает его воссоединиться со своими бывшими в для установления личности матери.Конечно, этот тонкий как бумага сюжет используется просто как способ мощного исследования идеи сожаления, а также внутренней потребности Дона найти некоторые ответы на экзистенциальный кризис, который он переживает после того, как его девушка (Джули Дельфи) бросает его. В соответствии со своим характером, конечно, Дон пытается найти этот ответ в женщинах, только чтобы постепенно прийти к базовому, но жизненно важному пониманию того, что время идет, что те, кто когда-то мог быть источником юношеской невинности, теперь могут олицетворять абсолютный прагматизм. , наоборот.Помимо этого, Broken Flowers — это гениальное путешествие, которое привлекает огромную доброжелательность благодаря харизме Мюррея и талантам его женщин.


Поездка на такси предлагает любопытный социальный опыт: мы вступаем в одни из самых богатых и важных разговоров в нашей жизни с водителями, которых, скорее всего, никогда больше не увидим, что приводит к небольшим, но глубоким человеческим связям. В соответствии с этим настроением Джармуш создает фильм, состоящий из пяти поездок на такси, происходящих в пяти городах по всему миру.В Лос-Анджелесе механик Вайноны Райдер подвозит элитную голливудскую звезду Джины Роуленд, обсуждая ее жизненные мечты. В Нью-Йорке водитель-иммигрант (Армин Мюллер-Шталь), который раньше был клоуном на своей родине, развлекает уроженца Бруклина Йо-Йо (Джанкарло Эспозито в его более дружелюбной интерпретации Do The Right Thing ‘s Buggin Out) в этой очаровательной сказке. о важности смеха. В Париже озлобленный водитель с Берега Слоновой Кости (Исаак Де Банколе) становится одержимым своей слепой пассажиркой (Беатрис Далле) в неровной истории, которая, тем не менее, демонстрирует страстные действия.В Хельсинки Джармуш завершает свой фильм самым шатким из всех, когда водитель в депрессии (Матти Пеллонпаа) рассказывает ужасающую историю своим пассажирам (все недавно уволенные), передавая школьное послание о перспективе. Явным победителем стал четвертый короткометражный фильм, действие которого происходит в Риме, комедийный шедевр о болтливом водителе (Роберто Бениньи), вынуждающем исповедовать своего пассажира-священника (Паоло Боначелли). Он начинает со своего сексуального влечения к овцам и каким-то образом умудряется перейти к различным более глубоким развратам, поскольку священник отчаянно ищет выход из разговора.


В большинстве фильмов о кровопийцах, которым сотни лет, бессмертие контекстуализируется как экзотический дар, полный высшего знания и изощренности. В то время как знание и изощренность могут быть неотъемлемой частью вампирского опыта Джармуша, эта приглушенная мелодрама затрагивает аспект, который редко оценивается: такое бесконечное, однообразное существование в конечном итоге приведет к депрессии. Адам (Том Хиддлстон) — известный музыкант, живущий в Детройте, устал видеть, как люди, которых он называет «зомби», намеренно разрушают свое окружение и насмехаются над своей природой, особенно после подъема индустриальной эпохи.Столетия одной и той же жизни, и он больше не чувствует связи с внешним миром, размышляя о том, чтобы покончить со всем этим, играя свою музыку и крадя кровь из лабораторий, в то время как его жена Ева (Тильда Суинтон) — я знаю, имена поразительно бесхитростны — держит свою депрессию в узде, живя в Танжере, городе, определяемом прошлым. Ева посещает Адама после того, как беспокоится о его психическом благополучии, что приводит к серии фирменных подшучиваний Джармуша о том, может ли современный мир вместить таких старомодных существ. Эта простая, но увлекательная предпосылка ненадолго смешивается с оттенком ситкома, когда врывается слишком крутая для школы сестра Евы (Миа Васиковска) и создает динамику Два с половиной вампира . К счастью, курс третьего акта возвращается к непримиримой меланхолии.


Самая сюжетная и доступная работа Джармуша «

» также заставила зрителей пересмотреть характерные рамки фильма о наемных убийцах. Наемный убийца в исполнении Фореста Уитакера представляет собой полную противоположность стоическому и бесстрастному архетипу.Как и многие главные герои этого жанра, он живет по нерушимому кодексу, в данном случае по древней мудрости самураев, но его применение выходит за практические пределы его работы и поднимается до изящной духовной ясности. Пес-призрак полон различных ударов в спину и миссий мести, которых можно ожидать от жанра, но Джармуш использует внутренний покой главного героя, чтобы найти естественную причину даже в самом ужасном насилии. Пес-призрак прекрасно раскрывается благодаря сочетанию энергии дзидайгэки Акиры Куросавы, традиционного оптимизма Ясудзиро Одзу и стиля Сейдзюна Судзуки (даже вытягивания набора прямо из Branded to Kill ).


Что так освежает и мгновенно вызывает симпатию в Патерсон , так это его упорная решимость избегать конфликтов для своего главного героя, титулованного, кроткого водителя автобуса / поэта (Адам Драйвер). В течение недели мы видим, как он проявляет привязанность к своей благосклонной и творческой жене (Голшифтех Фарахани), открыт и дружелюбен со своими соседями, выполняет свою работу и пишет стихи в свободное время. Короче говоря, это все, что можно почерпнуть из размышлений Джармуша о красоте монотонности жизни.Подобно частым кадрам фильма со спокойной водой, неизбежно движущейся вместе с потоком, мы в конечном итоге настраиваемся на частоту Паттерсона с таким гипнотическим принятием, что даже намек на сюжетный момент ближе к концу разыгрывается как высокая драма.


Что делает Down By Law квинтэссенцией фильма Джармуша, так это намеренное исключение эпизода, который большинство других режиссеров превратили бы в свою визитную карточку. К двум невиновным сокамерникам (Джон Лурье и Том Уэйтс) присоединяется третий заключенный (Роберто Бениньи), который виновен, но имеет довольно веские аргументы в пользу самообороны.Играя в карты, они обсуждают различные захватывающие сцены побега из тюрьмы в истории кино, что побуждает персонажа Бениньи упомянуть, что у него есть надежный план побега. После сцены, в которой упоминаются такие кинематографические моменты, Джармуш сразу переходит к заключенным, уже убегающим из тюрьмы, полностью вырезав последовательность побега. Джармуш лаконично демонстрирует, что его не интересуют действия, а гораздо больше восхищают индивидуальные причуды и манеры своих персонажей, в то время как диалоги, которые отсылают к другим фильмам о побегах из тюрьмы, показывают, насколько глубоко мейнстримная американская поп-культура определила большую часть его творчества. личность.


Несмотря на наши культурные различия, музыка объединяет нас воедино. Это простое, но мощное послание лежит в основе Mystery Train , любовного письма Джармуша к истории американской поп-музыки. Еще один фильм-антология, в котором рассказывается о трех группах гостей, которые проводят одну ночь в грязном отеле в Мемфисе, который напоминает чуть менее адскую версию Эрла из Бартона Финка . Первая и самая восхитительная история о молодой японской паре (Юки Кудо и Масатоши Нагасе), которые оказались в отеле после осмотра достопримечательностей, связанных с Элвисом.Будучи Мемфисом, Элвис, конечно же, образный, а в одном забавном случае и буквальный призрак, который пронизывает душу фильма, но Джармуш никогда не забывает отдавать должное недооцененным и забытым местным легендам, самым забавным образом вызванным одержимостью японца Карл Перкинс. Вторая история более уместно меланхолична, поскольку недавно овдовевшая итальянка (Николетта Браски) застревает в Мемфисе и делит комнату с женщиной, которой не повезло (Элизабет Бракко). Доминирует в этом сегменте исполнение Браски, полное тихой печали.Третий — это маниакальная комедия ошибок, когда двойник Элвиса (Джо Страммер) подвергает своих друзей (Рика Авилеса и Стива Бушеми) непосредственной опасности после того, как он предается импульсивному насильственному действию. Mystery Train — это очарование пышной цветной кинематографии Робби Мюллера, насыщенной страстными красными тонами, — это приглушенный, но незабываемый опыт.


Поверхностное прочтение Stranger Than Paradise представляет собой традиционный роуд-муви с еще более традиционными арками персонажей: капризный нью-йоркский одиночка Вилли (Джон Лурье) вынужден принять у себя свою венгерскую кузину Еву (Эстер Балинт) по настоянию его пожилой и традиционно венгерской тети Лотте (Сесилия Старк).Сначала они не нравятся друг другу, но постепенно находят достаточно точек соприкосновения, чтобы побудить Уилли навестить Еву в Кливленде со своим наивным лучшим другом Эдди (Ричард Эдсон), превратившись в поездку во Флориду для всех троих. Мы ожидаем, что традиционная арка для Вилли и Евы будет решать их личные проблемы через укрепление их связи, в то время как Эдди служит удобным комическим облегчением. Тем не менее, Джармуша интересует только незаинтересованность персонажей друг в друге, отслеживание их различной неуверенности и эгоистичных рассуждений, то, как они молча кричат ​​о более глубоких связях.Состоящий из эпизодов, каждый из которых состоит из отдельных дублей, фильм Stranger Than Paradise настолько гармонирует с ленью своих персонажей, что он даже не может нарезать эти сцены вместе, выбирая секунду черного экрана между каждым кадром. Джармуш нашел в этом шедевре комедии уникальный кинематографический язык, конечно, подражательный, но совершенно уникальный.

Парижское обозрение – Коллажи Джима Джармуша

Из Некоторые коллажи Джима Джармуша, опубликованные Anthology Editions.

Маленькие жуткие коллажи

Джима Джармуша целиком посвящены лицам. И о телах, прикрепленных к этим лицам. И о том, что происходит, когда лица переключаются на другие тела. Можно сказать, что Джармуш, когда бы то ни было режиссером, участвует в пробном кастинге. Он хочет видеть Стэнли Кубрика в роли игрока в гольф, Нико в роли эстрадного певца из Вегаса, Джейн Остин, качающейся на холме, Альберта Эйнштейна в роли рок-звезды и Берни Сандерса в роли собаки. Тем временем Энди Уорхол просто идет вперед и играет каждую роль, превращая их всех в «Энди Уорхола».

Личности могут переносить свои качества на другие образы жизни, и вам предлагается представить результаты возникающего когнитивного диссонанса. Когда мало различимой личности или когда партии отказываются от своей личности в пользу позиции — политической, юридической, корпоративной или академической — они просто становятся их болтовней. Вы воображаете, что эти отпечатки текста, сидящие над плечами, — это отрывки из бесконечной серой ленты риторики, которая непрерывно разворачивается.А еще есть люди, чьи головы пусты, того же цвета, что и животное. Поскольку некоторые из них злодеи, а некоторые герои, это, похоже, не имеет морального значения. Может быть, они представляют всех тех, кто страдает от проблем с желудком.

Полотна Джармуша крошечные, но они охватывают как минимум двести лет новостей, культуры и развлечений. Все в нашей коллективной памяти может быть изменено по желанию. Вереница шутников во главе с Клодом Моне выходит в мини-платьях с изображением лиц U 1968 года.кандидаты в президенты С., просто потому, что могут. Настроение может быть постапокалиптическим; история закончилась, и теперь пришло время поменять ее части в поисках лучшей подгонки. Мы можем безудержно бегать по всей сцене того, что раньше называлось цивилизацией. Наконец-то даже шифровки, смайлики и кокер-спаниели могут стать прославленными героями и красавицами!

Скромные пропорции коллажей Джармуша также делают их похожими на новости в старом понимании: мутные серенькие картинки на какой-нибудь внутренней странице газеты, где фотография передает не столько кусочек жизни, сколько ощущение ритуала. При таких обстоятельствах, если достаточное количество мужчин в костюмах собралось вместе, для вашего внимательного взгляда действительно не имеет значения, законодатели они или мафиози — они играют важную роль, и делают это каждый день независимо от погоды. Увидеть коллажи Джармуша — это все равно, что полистать номер Daily Bugle и внезапно осознать, что газету захватили шутники, которые сообщают вам настоящую новость: эти фигуры могут быть одеты в костюмы, но на самом деле они кокер-спаниели! Ваше зрение исправлено.Теперь вы больше не сканируете полусознательно, а сидите прямо и внимательно слушаете. Мир раскрывается таким, какой он есть на самом деле.

— Люк Санте

Из Some Collages Джима Джармуша, опубликованного Anthology Editions.

 

Из Some Collages Джима Джармуша, опубликованного Anthology Editions.

 

Из Some Collages Джима Джармуша, опубликованного Anthology Editions.

 

Из Some Collages Джима Джармуша, опубликованного Anthology Editions.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.