Дмитрий курляндский композитор: Композитор Дмитрий Курляндский в Казани: лекция-перформанс в Смене и концерт в Углу

Содержание

bio | kourl

(русская версия см. внизу страницы)

«The process of “artistic perception” (Schklovski) is similar to that of peering into the darkness. While your eyes get accustomed to the darkness, objects’ shapes appear in space. We give these objects the characteristics, which permit us to keep ourselves within a comfortable, acceptable system. In such conditions we recreate our own worlds from scratch. These new-born worlds will vary depending on the individual holdings, experience, preferences and expectations. Perception is a creative act: when listening we create what we hear; while reading we create what is being read; by observing we create what we see. Composing for me is not a means to install, represent and communicate myself through sounds and structures, but a possibility to try to build open, or rather unsure situations which provide the listener (and the interpreter) a possibility to create.»

Dmitri Kourliandski, born 1976 in Moscow, graduated from the Moscow Conservatory and completed post-graduate course led by Leonid Bobylev.

His compositions won prizes at the international composers competitions, including the Gaudeamus Prize 2003, Gianni Bergamo Classic Music Award 2010, Johann Joseph Fux opera composition competition 2011, Andrey Voznesensky foundation «Parabola» prize 2016, Franco Abbiati 2017 Prize of Italian music critic. Moscow Art Prize 2020 Grand Prix for opera «Octavia. Trepanation» and 2nd prize for composers laboratory «Open space». Russian theatre and music theatre award Golden mask 2021 for best composer (Octavia. Trepanation). In 2008 he was artist-in-residence of the Berliner Künstlerprogramm and in 2010 – composer-in-residence of the 2E2M ensemble in Paris. Since 2012 he is invited to give master-classes and lectures in Austria, Italy, The Netherlands, Ukraine, France, Israel, Spain, Switzerland, Russia. 

His chamber opera Swerlians was staged by Boris Yukhananov in 2012 and 2015 in Moscow. In 2013 chamber opera Asteroid 62 was staged in Graz (directed by Barbara Beyer) and in Moscow (directed by Kapitalina Tsvetkova-Plotnikova). Opera Nosferatu, staged by Theodoros Terzopoulos, Jannis Kounellis and Teodor Currentzis in 2014 in Perm and in Moscow. Opera Octavia.Trepanation was premiered at Holland Festival 2017, staged by Boris Yukhananov. Performance installation Commedia delle arti, was commissioned and presented for the Venice Art Biennale Russian pavilion 2017. Opera-installation Nekyia with video by Elena Nemkova was premiered at Voznesensky centre in 2019. Opera Eurydice, directed by Anyone Gindt will be staged in Italy, France and Germany, 2020-2021.

Portrait CDs were published at the FANCYMUSIC, Kotae records and Col Legno labels.

Dmitri Kourliandski is the founder and artistic director of the International Young Composers Academy in Tchaikovsky city. Co-founder of the Structural Resistance group (StRes). Musical director of the Stanislavsky Electrotheatre.

He collaborated with such musicians as Teodor Currentzis, Fedor Lednev, Philipp Chizhevskiy, Dmitry Vasiliev, Susanna Mälkki, Roland Kluttig, Reinbert de Leuw, Beat Furrer, Mario Brunello, SWR orchestra, MusicAeterna orchestra, Orchestre national de Lyon, Arturo Toscanini foundation orchestra, Stockholm New Chamber Orchestra, Moscow symphony orchestra, Omsk and Yekaterinburg philharmonic orchestras, ensembles 2E2M, InterContemporain, KlangForum Wien, Contrechamps, Phoenix, Collegium Novum Zurich, Schoenberg/ASKO, Recherche, l’Itineraire, KNM, Elision, Nadar, Quatuor Diotima, MCME, Studio for New Music, N’Caged, QuestaMusica and many others.

His music is heard at Donaueschinger Musiktagen, Ruhrtriennale, Venice biennale, Holland festival, Huddersfield festival, Musica Strasbourg, Wien Modern, MaerzMusik, Acht Bruecken, Archipel, Musikprotokoll and many other festivals and concerts in Europe, South and North America, Asia and Australia. He has received commissions from many Russian and European festivals, ensembles and foundations.

His works are published by Donemus, Editions Jobert and Le Chant du Monde.

Since 2016 performs together with sound artist Andrey Guryanov in an electronic open dance music duo KGXXX.

 

Short version

Dmitri Kourliandski, born 1976 in Moscow. Studied in Moscow conservatory with Leonid Bobylev. Winner of a number of composers competitions in Italy, The Netherlands, Switzerland, France, Austria, Russia, incl. Golden mask, Gaudeamus a.o. In 2008 he was artist-in-residence of the Berliner Künstlerprogramm and in 2010 – composer-in-residence of the 2E2M ensemble in Paris.

Since 2012 he is invited to give master-classes and lectures in Austria, Italy, The Netherlands, Ukraine, France, Israel, Spain, Switzerland, Russia. Author of chamber, ensemble, orchestra and opera works performed worldwide at concerts and festivals by well known musicians and collectives. Portrait CDs were published at the FANCYMUSIC and Col Legno labels. Dmitri Kourliandski is the founder and artistic director of the International Young Composers Academy in Tchaikovsky city. Co-founder of the Structural Resistance group (StRes). Musical director of the Stanislavsky Electrotheatre. ​His works are published by Donemus, Editions Jobert and Le Chant du Monde.

Updated 10.2019

***

«Процесс «художественного восприятия» (Шкловский) подобен процессу вглядывания в темноту. По мере того, как глаза привыкают к темноте – в пространстве проявляются очертания наполняющих его предметов. Мы наделяем эти предметы, явления и объекты характеристиками, позволяющими уложить видимое в приемлемую, удобную нам систему.

В подобных условиях каждый воспринимающий выстраивает свой мир с нуля и эти новоявленные миры будут отличаться в зависимости от индивидуальных особенностей, опыта, предпочтений и ожиданий каждого отдельного человека. Восприятие — это творческий акт: слушая, мы создаем то, что слышим; читая, мы создаем то, что считываем; наблюдая, мы создаем то, что видим. Для меня сочинение — не средство самоутверждения, самореализации или самовыражения в звуках и структурах, — это возможность создавать открытые, а точнее — неоднозначные ситуации, которые предоставляют слушателям (и исполнителям) возможность творить».

Родился в Москве в 1976 году. Окончил МГК им. Чайковского и аспирантуру у Леонида Бобылева. Его сочинения были отмечены на конкурсах в России, Франции, Англии. Победитель международного конкурса Гаудеамус в Голландии (2003). Гость Берлинской программы для деятелей искусств (2008). Победитель Премии Джанни Бергамо в Швейцарии (2010). В 2010 – композитор ансамбля 2e2m (Франция). Победитель конкурса на оперное сочинение Иоганна Йозефа Фукса в Австрии (2011). Лауреат премии фонда Андрея Вознесенского «Парабола» 2016. Лауреат премии имени Франко Аббьяти 2017. Лауреат Московской Арт премии 2020 и премии Золотая Маска 2021.


Опера «Астероид 62» поставлена в 2013 году в Граце (режиссер Барбара Байер) и в Москве (режиссер Капитолина Цветкова-Плотникова). Опера «Сверлийцы. Увертюра. Начало» поставлена в Москве в 2012 и 2015 годах (режиссер Борис Юхананов). Опера «Носферату» поставлена в Перми и в Москве в 2014–2015 (режиссер Теодорос Терзопулос). Премьера оперы «Октавия. Трепанация» состоялась в июне 2017 года на Голландском фестивале в постановке Бориса Юхананова. В 2017 году перформанс-инсталляция Commedia delle arti представлена в Российском павильоне Венецианского биеннале современного искусства. В 2019 в центре Вознесенского состоялась премьера оперы-инсталляции «Некийя» с видео Елены Немковой. Опера «Эвридика» готовится к постановке в Италии, Франции и Германии в 2020-2021 (режиссер Антуан Жиндт).

Дмитрий Курляндский – приглашенный профессор музыкальной академии Impuls в Граце (Австрия), композиторских курсов Sound of Wander в Милане, композиторских курсов в Руайомоне (Франция), встреч молодых композиторов в Апельдорне (Голландия), COURSE (Украина), Tzlil Meudcan (Израиль), Ticino Musica (Швейцария), Международной академии молодых композиторов в Чайковском (Россия), консерваторий в Амстердаме, Милане и Сан-Себастьяне и др. Музыка Курляндского регулярно звучит на фестивалях, включая Donaueschingen, Ruhrtriennale, MaerzMusik, Venice biennale, Musica Strasbourg, Huddersfield, Wien modern, Athens festival, Archipel, Transart, Klangspuren, Elektra Montreal, ISCM WMD, Warsaw Autumn, Территория и др. Произведения Дмитрия Курляндского издавались на лейблах FANCYMUSIC и Col Legno. Композитор сотрудничал с такими дирижерами как Теодор Курентзис, Федор Леднев, Филипп Чижевский, Дмитрий Васильев, Сюзанна Малькки, Райнберт де Леу, Роланд Клуттиг, Беат Фурер, Юрьен Хемпел, Марио Брунелло и др.

Среди исполнителей – оркестры SWR, MusicAeterna, Национальный оркестр Лиона, Оркестр фонда Артуро Тосканини, Стокгольмский новый камерный оркестр, J.Futura, Московский симфонический оркестр, оркестр Омской филармонии и др., ансамбли KlangForum Wien, ASKO и Schoenberg, InterContemporain, Recherche, 2e2m, L’Itineraire, Contrechamps, KNM, Aleph, Slagwerkgroep den Haag, Champ d’action, Quatour Diotima, Kairos quartet, Sonar quartet, МАСМ, eNsemble, Студия Новой Музыки, N’Caged, Questa Musica, Наталья Пшеничникова, Татьяна Гринденко и Opus Posth и др.

Сочинения Курляндского издаются Donemus, Editions Jobert и Le Chant du Monde. Дмитрий Курляндский – основатель и главный редактор первого в России журнала, посвященного современной музыке – Трибуна Современной Музыки (2005–2009). Один из основателей группы композиторов Сопротивление Материала (СоМа). Член союза композиторов России. Художественный руководитель международной академии молодых композиторов в Чайковском. С 2013 года – музыкальный руководитель Электротеатра Станиславский.

Мой брат — композитор Дмитрий Курляндский (Dmitri Kourliandski)


Композитор Дмитрий Курляндский (Dmitri Kourliandski)

Такой брат, которым можно гордиться!
Мой брат по отцу Дмитрий Александрович Курляндский (1976 г.р.)

Из Википедии о нем:

Дмитрий Александрович Курляндский (род. 9 июня 1976, Москва) — российский композитор.

Окончил музыкальное училище при Московской консерватории (1995) как флейтист и Московскую консерваторию (2002) по классу композиции Леонида Борисовича Бобылёва. В 2002—2004 гг. учился там же в аспирантуре, одновременно в 2001—2005 гг. преподавал инструментовку в училище при консерватории. В 2003 г. стал первым российским композитором (за почти полувековую историю), удостоенным первой премии конкурса молодых композиторов Gaudeamus. По мнению музыкального критика Петра Поспелова, «его конёк — сонористика, необычные способы звукоизвлечения»[1].

Музыка Курляндского постоянно исполняется на фестивалях современной музыки в России, Нидерландах, Германии. Его произведения были представлены в телевизионном концерте (российский канал «Культура») к 10-летию со дня смерти Эдисона Денисова, чью традицию Курляндский, по мнению организаторов концерта, продолжает «не столько в стилистическом, сколько в идейном отношении»[2]. Курляндский участвовал в инициированном Петром Поспеловым проекте коллективного сочинения принципиально неавторской музыки — Творческо-производственное объединение «Композитор»[3], в том числе в работе над кантатой «Освобождение Прелесты» (2003), которая, по мнению музыкального критика Ольги Скорбященской, при своей премьере воспринималась «уже не постмодернистским стебом, а почти что новым официозом»[4].

Курляндскому также принадлежит музыка к кинофильмам «Натурщица» (2007, режиссёр Татьяна Воронецкая) и «Обречённые на войну» (2009, режиссёр Ольга Жулина).

Основатель и главный редактор журнала «Трибуна современной музыки».

http://ru.wikipedia.org/wiki/%C4%EC%E8%F2%F0%E8%E9_%CA%F3%F0%EB%FF%ED%E4%F1%EA%E8%E9

Блог Мити в интернете:
http://kontrakadenz. livejournal.com/

Его официальный сайт:
http://www.kourl.ru/

Митя — также автор музыки к кинофильмам «Обреченнные на войну»  (2009) — по повести Василия Быкова и «Натурщица» (2007) по рассказу Юрия Нагибина.
Оба фильма видел — хорошие, интересные экранизации, и музыка Мити в них звучит органично.

И вообще он — умница, хороший, прекрасный и ярко талантливый человек, которого я очень люблю!!! 

Дмитрий Курляндский: «Союз композиторов — это клуб по интересам» | Статьи

8 июня в «Электротеатре Станиславский» — премьера оперного сериала по либретто Бориса Юхананова «Сверлийцы». В течение месяца зрителям предлагается насладиться шестью оперными сериями композиторов Дмитрия Курляндского, Бориса Филановского, Алексея Сюмака, Сергея Невского, Владимира Раннева и Алексея Сысоева. О том, кто такие сверлийцы, музыкальный руководитель «Электротеатра», композитор Дмитрий Курляндский рассказал корреспонденту «Известий». 

— Как появилась идея оперного сериала?

— Текст «Сверлийцев» Бориса Юхананова существует уже достаточно давно, а 3 года назад он попросил меня написать несколько музыкальных номеров для презентации книги. В результате это вылилось в оперный перформанс, премьера которого состоялась в 2012 году в «Артплее». Несколько лет мы ждали возможности продолжения проекта. Она появилась, когда Борис вошел в «Электротеатр».

Я попросил своих близких друзей-композиторов, которым я доверяю и чью музыку люблю, помочь с написанием оперы, так как в одиночестве я писал бы ее 5 лет. В результате мы представляем достаточно необычный жанр — оперный сериал. Важно, что мы привлекли к исполнению лучшие исполнительские силы: московский ансамбль современной музыки, хоровую часть QuestaMusica и ансамбль солистов N’caged.

— Почему вы решили поделить всё на пять вечеров?

— Это вопрос достаточно сложной сценографии и машинерии. И если первые две части оперы, моя и Бориса Филановского, еще как-то коррелируют между собой, то для остальных нужно перестраивать зал. А перестановка занимает минимум сутки.

— Когда звучит словосочетание «опера в пяти вечерах», сразу на ум приходит «Кольцо нибелунгов».

— Да, это так. «Электротеатр» на месяц становится мини-Байройтом. Тема нашего проекта — очень необычна. Речь о сверлийской цивилизации, которая сообщается с земной цивилизацией и которая гибнет, гибла и будет гибнуть во всех временах одновременно. Но вот, появляется принц Сверленыш, призванный ее спасти.

Но если следить за исполняемым текстом, то этот простой смысл теряется на второй минуте. Текст Юхананова — талмуд, имеющий множество толкований. Каждая фраза или стихотворный фрагмент требуют обширного культурологического, искусствоведческого и филологического комментария. С ходу воспринимать смыслы в ходе прослушивания оперы действительно сложно.

— Честно говоря, даже после прочтения либретто они яснее не становятся.

— Я много раз говорил, что непонимание в итоге оказывается парадоксальным ключом к пониманию. Нужно отдаться странному, не всегда комфортному состоянию, когда ты не понимаешь, что видишь и слышишь, как к этому относиться, что ты чувствуешь. Нам довольно редко в жизни удается столкнуться с радостью неузнавания и удовольствием непонимания. Чаще — наоборот. В «Сверлийцах» непонимание достигается еще и делением последовательного текста на шесть частей, рассказанных очень разным языком. Мне нравится, что опера идет не одним большим вечером-испытанием, а длится пять недель, становясь заметной частью жизни слушателя.

— Но можно слушать не целиком?

— Это и так, и нет. Каждая опера в отдельности — абсолютно завершенный мир, и музыкально, и сценографически. Сценография изживает себя за один вечер, музыкальная форма — тоже. Единственное, что длится из серии в серию, это текст. Поэтому настоящее представление о целостности можно получить, пройдя это испытание целиком. Из огня, воды, кипяченого молока выйти измененным. Я не говорю — просветленным или затемненным. Измененным, этого достаточно.

— Вы с авторами других пяти опер не советовались?

— Нет. Общее — только исполнительский состав, больше ничего. Даже несмотря на то, что моя опера существует уже 3 года, я никому ее не показывал, чтобы никак не повлиять, не направить, не дать ключа к раскрытию ситуации. Можно сказать, что мы работали в разных комнатах, не зная, что делает сосед за стенкой.

— По вашим ожиданиям, «Сверлийцы» станут популярны?

— Прежде всего, нужно понимать, что это современная музыка. И все мы, композиторы, говорим на своем, очень сложном языке. Популярность современной музыки — не массовая, современная музыка в принципе ставит препятствия на пути к пониманию себя. Современное искусство верит в сложность своего зрителя и слушателя. Верит в то, что не нужно упрощать, идти на компромисс, представляя слушателя неспособным что-то понять. В принципе, понимание — это темная территория. Сегодня мы понимаем одно, завтра — другое. Территория разности понимания и есть территория современной музыки. Она оказывается не очень комфортной для человека, настроенного на однозначность понимания.

Я абсолютно уверен, что мы создали проект, который уже вошел в историю по объему и смелости заявки. Тем более в нашей стране, когда премьера современных опер — редкость. Когда все сложное, непонятное по-прежнему не приветствуется, а мы предлагаем рафинированный, тонкий в своей сложности продукт. Это признак высокой степени доверия к слушателю. Последние крупные проекты показали, что потребность в непонятном есть, и она раскрывает людям новые внутренние территории.

— А у кого-то это вызывает головную боль и заявления, что композиторы пишут для других композиторов.

— Композитор композитору волк. Так что вряд ли это так. Я процитирую Карла Маркса: произведение искусства формирует аудиторию, способную его воспринимать. Современное искусство идет по заветам Маркса, оставляя свои сигнальные огоньки посреди пустыни. Сейчас не время жаловаться на недостаток внимания, и я в этом лично убеждался. Например, на премьере «Носферату».

— К слову, о «Носферату». За эту работу вы были номинированы как лучший композитор на «Золотую маску». Но в итоге премию не присудили никому. Не обидно?

— «Золотая маска» — это конкурс, а конкурс — всегда лотерея. «Маска» же уникальна также тем, что происходит вопреки воле творца. Я не подавал заявку, меня отобрали и не наградили. Меня это совершенно не огорчило. Напротив, приятно удивила реакция, которую вызвало ненаграждение. Я получил очень много писем от людей, которые действительно оскорбились.

— Прошло полгода, как открылся обновленный «Электротеатр». Вы довольны первыми результатами?

— Да. Не верится, что прошло так мало времени, а у нас уже ставятся премьеры крупнейших мастеров сегодняшних режиссерских школ, оперный сериал, «Синяя птица» в трех частях. Цели казались изначально недостижимыми. Но когда все уже позади, понимаешь, что мы свои возможности недооцениваем. Я не думал, что в такой короткий срок получится поставить шесть опер. Оказывается, это возможно. Сил отнимает много, но возвращает еще больше. Так что ставить перед собой невыполнимые задачи стоит.

 

— В следующем сезоне тоже будут недостижимые цели?

— Да. Будет премьера спектакля Хайнера Геббельса, требования к сцене по техническим параметрам у которого невозможны. Мы будем преодолевать эту невозможность.

— Вы — действующий член Союза композиторов России. Сейчас в этом есть какой-то смысл?

— Это было для меня загадкой, даже когда я в него поступал. Мы поступали по инерции, в память о наших педагогах — эта организация безусловно много давала в те времена: от обеспечения жилплощадью до домов отдыха и распределения продовольственных заказов. Сейчас это клуб по интересам, где проходят заседания, прослушивания, довольно интересные обсуждения. Другое дело, что они могут происходить и без такой бюрократической надстройки. Но все-таки Союз композиторов периодически производит закупки сочинений, получая на них бюджет. Однажды даже у меня купили дипломную симфонию — около 12 лет назад и за совсем небольшие деньги.

— То есть раньше композитору жилось лучше?

— Сейчас композитор тоже живет хорошо, есть авторские отчисления, заказы, много концертов. Но всё это происходит не здесь: института заказов в России не осталось, института поддержки и мотивации исполнителей к исполнению новой музыки нет. Музыкант может безбедно выживать, исполняя 3–4 репертуарных произведения по несколько лет и никак не обновляя репертуар. В результате композиторы выживают только за счет интереса западной сцены. Она достаточно активна, не разделяет композиторов по национальности, и в нее достаточно легко влиться.

— Русская композиторская школа жива?

— Как ни странно, да. Мы взаимодействуем с контекстом, в котором выросли и существуем. Поэтому внутренние мотивации, которые делают музыкальную ткань того или иного уровня сложности, связаны с той ситуацией, в которой мы живем. Сегодня традиция очень узнаваема. Это чаще всего тихая музыка, полная едва различимых шумов, призвуков, очень тонкая. К ней нет большого интереса со стороны музыкантов, поэтому композиторы играют сами себя — так сложилась независимая композиторская сцена, которая никак не коммуницирует с филармонической средой. Но она интересна довольно большой прослойке слушателей — художникам, режиссерам, посетителям музеев современного искусства. Наши молодые композиторы нашли свою аудиторию, при этом выработав свой особенный микромузыкальный язык.

Еще 10–15 лет назад все было иначе: мы были громкими, радикальными, шумными. Ломали контекст, и протестная составляющая была слышна везде. Теперь же музыка изменилась.


4 декабря — Дмитрий Курляндский в концерте абонемента «Персона-композитор. Представление и интервью Андрей Устинов» с программой «До звука»

Дмитрий Курляндский родился в Москве в 1976. Окончил Московскую консерваторию и аспирантуру МГК у проф. Леонида Бобылева. Его сочинения были отмечены на конкурсах в России, Франции, Англии. Победитель международного конкурса «Гаудеамус» в Голландии (2003).

Гость Берлинской программы для деятелей искусств (2008). Победитель Премии Джанни Бергамо в Швейцарии (2010). В 2010 — композитор ансамбля 2e2m (Франция). Победитель конкурса на оперное сочинение Иоганна Йозефа Фукса в Австрии (2011). Лауреат премии фонда Андрея Вознесенского «Парабола» (2016). Лауреат премии итальянских музыкальных критиков имени Франко Аббьяти (2017).

В 2018 перформанс-инсталляция Commedia delle arti представлена в Российском павильоне Венецианского биеннале современного искусства.

​Дмитрий Курляндский — приглашенный профессор музыкальной академии Impuls в Граце (Австрия), композиторских курсов Sound of Wander в Милане, композиторских курсов в Руайомоне (Франция), встреч молодых композиторов в Апельдорне (Голландия), COURSE (Украина), Tzlil Meudcan (Израиль), консерваторий в Амстердаме, Милане и Сан-Себастьяне, Международной композиторской академии молодых композиторов в Чайковском (Россия) и др.

Музыка Курляндского регулярно звучит на фестивалях Donaueschingen, Ruhrtriennale, MaerzMusik, Venice biennale, Musica Strasbourg, Huddersfield, Wien modern, Athens festival, Archipel, Transart, Klangspuren, Elektra Montreal, ISCM WMD, Warsaw Autumn, Территория и др.

Среди исполнителей его сочинений — дирижеры Теодор Курентзис, Федор Леднев, Филипп Чижевский, Сюзанна Малькки, Райнберт де Леу, Роланд Клуттиг, Беат Фурер, Юрьен Хемпел и др., оркестры SWR, MusicAeterna, Национальный оркестр Лиона, Стокгольмский новый камерный оркестр, J.Futura, Московский симфонический оркестр и др., ансамбли KlangForum Wien, ASKO и Schoenberg, InterContemporain, Recherche, 2e2m, L’Itineraire, Contrechamps, KNM, Aleph, Slagwerkgroep den Haag, Champ d’action, Quatour Diotima, Kairos quartet, Sonar quartet, МАСМ, eNsemble, Студия Новой Музыки, N’Caged, Questa Musica, Наталья Пшеничникова, Татьяна Гринденко и Opus Posth и др.

Произведения Дмитрия Курляндского издаются Donemus, Editions Jobert и Le Chant du Monde. В звукозаписи выходили на лейблах FANCYMUSIC и Col Legno.

Дмитрий Курляндский — основатель и главный редактор первого в России журнала, посвященного современной музыке «Трибуна Современной Музыки» (2005–2009). Художественный руководитель Международной академии молодых композиторов в Чайковском и композиторской лаборатории «Открытый космос» в Москве. Один из основателей группы композиторов Сопротивление Материала (СоМа). Член Союза композиторов России. С 2013 — музыкальный руководитель Электротеатра Станиславский.

Журнал Театр. • Курляндский и Варнава представят спецпроекты к выставке Врубеля

25 ноября в Новой Третьяковке пройдёт третий вечер программы T Lates, посвящённый чувствам и приуроченный к текущей выставке Михаила Врубеля. Свои проекты в этой спецпрограмме представят композитор Дмитрий Курляндский и хореограф Владимир Варнава.

Авторы проекта предлагают не просто рассматривать картины и рисунки Врубеля, а стать непосредственными участниками чувственного эксперимента, «ощутив энергию творчества художника через музыку, пластику и хореографию».

Первой частью программы вечера станет музыкальный аудиомаршрут по выставке от композитора Дмитрия Курляндского. Во второй части вечера покажут трёхактную танцевальную работу хореографа Владимира Варнавы, также посвящённую творчеству художника.

«Идеи Врубеля, трансформированные методом свободных ассоциаций, будут переведены в хореографический текст, в чувственную физическую субстанцию — танец, – рассказывает Владимир Варнава. – Я разбиваю простые движения на фазы и собираю их в уникальные акты-кристаллы. В каждом из актов мы будем изучать основные идеи, заложенные художником, и трансформировать их в танцевальное полотно. Названия разделов обращены к известной серии Врубеля, представленной в отдельном зале на выставке, работам “Демон (сидящий)”, “Летящий Демон” и “Демон поверженный”. Место действия — Неоновый Куб — фантастически горящий закат, в котором отражаются герои произведений художника. Драматургия развивается от созерцания к активному действию, завершается крушением, потерей всякого контроля. От внутренней несвободы, ограниченности, материальности — к освобождению духа Демона через танец».

Междисциплинарный специальный проект T Lates — это поздние вечера в Новой Третьяковке для молодёжной аудитории, которые объединяют новые формы интерпретации искусства XX века и актуальные художественные практики.

Задача спецпроекта — предложить новый формат проведения вечернего досуга в музее после его закрытия для публики. Он сочетает в себе образование и вовлечение в художественный процесс под руководством известных театральных режиссёров, композиторов, музыкантов, артистов.

Каждое событие проекта посвящено произведениям из постоянной экспозиции «Искусство XX века», а также обращено к главным выставкам этого сезона — «Михаил Врубель» в Новой Третьяковке и «Многообразие / Единство. Современное искусство Европы. Берлин. Москва. Париж» (открытие — 23 ноября 2021, Новая Третьяковка, Западное крыло).

Композитор Дмитрий Курляндский: «Я привык быть свободным художником»

В Электротеатре «Станиславский» идут премьерные показы оперного сериала «Сверлийцы» — совсем нового для московской публики жанра. Мы встретились с композитором Дмитрием Курляндским, чтобы поговорить о его работе над оперой, выходе из зоны комфорта и должности музыкального руководителя театра

Композитор и музыкальный руководитель Электротеатра «Станиславский» Дмитрий Курляндский написал первый эпизод оперного сериала «Сверлийцы». Этот масштабный проект художественного руководителя театра Бориса Юхананова, поставленный по его же роману, обещает перенести зрителя из Москвы в неведомую и таинственную страну Сверлию, открывая тем самым новый и невероятный мир, весьма важное место в котором занимает музыка.

Давайте сразу начнем с разговора о «Сверлийцах». Можете рассказать, что это за постановка? Оперный сериал — такого в Москве еще точно не видели.

Да, в Москве такого и правда еще не было, но нечестно будет сказать, что такого не было вообще, потому что в Германии был опыт оперного сериала под названием Сommander Kobayashi. Разница в том, что там композиторы работали в связке с несколькими либреттистами и создавали отдельные серии с нуля. А у нас в «Сверлийцах» — последовательный сюжет, музыку к которому писали шесть очень разных авторов. Разность эту мы обострили столкновением с одним и тем же текстом: когда шесть человек проживают одну текстовую ситуацию, это обнажает разницу в их стилях. К тому же мы не договаривались ни о чем: ни об общей стилистике, ни о мотивах. Моя опера была готова еще три года назад, и я никому ее не показывал, чтобы не давать ключ. Если бы я открыл дверь, все туда бы и пошли. А теперь у нас есть шесть таких ключей. (Смеется.)

Первую часть «Сверлийцев», музыку к которой вы писали, уже показывали как раз три года назад, в 2012-м. Тогда постановка еще не была оперным сериалом. Что-то изменилось с тех пор? Вы дорабатывали партитуру?

Новое — в деталях. За это время я «подкрасил» партитуру, добавил инструментальный ансамбль, так как вся опера сопровождается нашим оркестром (МАСМ — Московский ансамбль современной музыки, состоящий из 12 музыкантов. — Прим. ред.). И моему материалу это дает некое второе дно. Кроме того, я изменил голоса — если раньше был бас, то теперь два женских высоких голоса и только один высокий мужской. Можно сказать, что это мелкие детали, но тем не менее они серьезно влияют на произведение.

«Мы не договаривались ни о чем: ни об общей стилистике, ни о мотивах».

Помните, что подумали, когда Борис Юхананов предложил вам принять участие в работе над постановкой?

Очень хорошо помню. Я взял текст, прочитал его дома, пришел к Борису Юхананову и сказал: «Боря, прости, но я не готов работать с этим материалом». Тема не показалась мне близкой — фэнтези не смотрю, фантастику не читаю. Но потом Юхананов сам рассказал мне, что такое Сверлия, и его рассказ стал моим туннелем в мир сверлийцев, я даже включил его монолог в рамки оперы. И что интересно, при написании этой оперы мне пришлось «выйти из себя». Я не нашел ключа внутри собственного мира, собственного языка. Я «вышел из себя», написал ее, вернулся в себя и получил такой вращающийся спутник, на который я с удовольствием поглядываю. (Смеется.)

То есть, говоря иначе, для вас это был выход из зоны комфорта?

Да, мне пришлось поступить именно так, выйти из этой зоны, чему я рад и чем горжусь. Это такой маленький подвиг. Вообще надо сказать, что сегодня композиторы либо сами пишут либретто, либо работают с либреттистом, подстраивая текст под специфику своего языка. А здесь возникла некомфортная ситуация, где мы должны «вливать» себя в готовую форму. И вот мне удалось это сделать, «выйдя из себя», а коллеги, в общем-то, все вложили материал в рамки своего языка. Я уже услышал все шесть опер («Сверлийцы» включают в себя шесть эпизодов, пять оперных вечеров — в четвертый вечер звучат две короткие оперы Сергея Невского и Алексея Сысоева. — Прим. ред.) и с радостью сообщаю, что абсолютно все композиторы написали, пожалуй, лучшие свои сочинения на сегодняшний день. Возможно, как раз потому, что это была экстремальная ситуация и мы все были на адреналине.

«Я взял текст, прочитал его дома, пришел к Борису Юхананову и сказал: «Боря, прости, но я не готов работать с этим материалом». Тема не показалась мне близкой — фэнтези не смотрю, фантастику не читаю».

А вы вступали во взаимодействие с коллегами во время работы над постановкой?
Нет, нет, каждый писал свою часть сам. Опера за оперой становится для нас откровением и сюрпризом. Нам всем, конечно, очень интересно, кто как раскрыл миф о Сверлии.

Давайте поговорим о жанре оперы и о том, что с ним происходит сегодня.

Искусство, как мысль и технологии, не стоит на месте. Традиции — это не консервация, а постоянное движение и изменение. Как и любой другой жанр, опера существует в движении. Вот если мы возьмем, к примеру, вальс, то окажемся в строгих рамках трех четвертей. Впрочем, Чайковскому в «Симфонии №6» удалось преодолеть даже эти границы — трехдольность вальса. А основной признак оперы — это то, что она синтетический жанр. В этом смысле мы пишем самую что ни на есть традиционную оперную историю, в которой соединяются текст, музыка, постановка. Я не вижу никакого конфликта с традицией, а, наоборот, только ее подтверждение. Другое дело, что сегодня музыкальные языки индивидуализируются, — это характеристика времени, в котором мы живем.

 

«При написании этой оперы мне пришлось «выйти из себя». Я не нашел ключа внутри собственного мира, собственного языка».


Для вас важна реакция публики? Когда мы говорим о чем-то авангардном, мы можем столкнуться с тем, что люди не всегда сразу понимают и принимают такие вещи.

Приятно, когда тебя хвалят и когда тебя любят. Порой грустно, когда тебя не понимают. В тысячный раз процитирую Карла Маркса, с которым у представителей современного искусства, как оказалось, много общего. Он сказал в свое время, что произведение искусства формирует аудиторию, способную его воспринимать. Заказ идет не от аудитории к автору, а от произведения искусства в аудиторию. Произведение собирает тех, кто может его полюбить, жить с ним. Нормально, когда есть слушатели, принимающие ситуацию и отторгающие ее. Кажется, что в этом есть негатив и агрессия, но на самом деле их нет. Мы же все друг друга любим — это понятно, но по-разному вступаем в близкие отношения. А восприятие произведения искусства —  это как вступление в такие отношения.

Тогда давайте поговорим о должности музыкального руководителя Электротеатра «Станиславский», которую вы занимаете. Она ведь в том числе и управленческого характера?

Нет, вы знаете, управленческая она только отчасти. Борис, к счастью для меня, создает все условия для того, чтобы это была скорее творческая должность. Идея была вернуть этому театру его оперно-драматическую составляющую, а для этого мне пришлось подумать и пригласить людей, которые способны полноценно реализовать задуманное. Это и специалисты по вокалу, занимающиеся с артистами, и музыканты, с которыми мы заключаем контракт, и звукорежиссерский цех, который я собирал из своего ближнего круга, из людей, с которыми у меня уже был положительный опыт работы. В целом у нас с Борисом Юханановым оказались схожие взгляды на эстетику и на творчество — ему важна современная музыка, ему интересны живые современные композиторы, он готов поддерживать наши поиски. Да, мне приходится принимать и управленческие решения, но они носят скорее кадровый характер. Я занимаюсь не только проектами Юхананова, но и консультирую других наших режиссеров по музыкальным вопросам. Наши возможности велики, они ограничены только коробкой зала, а все, что есть в зале, технологично и пластично.

А ваша новая должность как-то влияет на ваше творчество как композитора?

Точно влияет. Но, как именно, я пойму не сразу. Я вообще привык быть свободным художником, десять лет я просуществовал на вольных хлебах, но тем не менее согласился на новую для себя роль — мне стало интересно. Появилась ситуация, структурирующая извне мое время и расписание, — и это для меня очень ново. В последние два года я стал писать более свободную музыку и работаю с открытой формой. И, может быть, эта структурированность расписания компенсируется как раз новой свободой в творчестве.

Вы писали музыку не только для театра, но и для кино. Насколько для вас важен сценарий фильма и его качество?

Я бы сказал, что опыт работы в театре и кино у меня ограничен. Я писал музыку для трех фильмов, так что не ассоциирую себя с кинокомпозиторами, но мне интересен этот опыт. Соглашался я именно из-за литературной основы сценариев. Все три фильма связаны с литературой, которая мне близка. Это Юрий Нагибин, Василь Быков и Леонид Андреев.

«В последние два года я стал писать более свободную музыку и работаю с открытой формой».

Что вам нравится в вашей работе? А что утомляет?

Наверное, утомляет то, что все нравится. Порой задумываешься о том, что так, наверное, не бывает.

Вы счастливый человек!

Да, иногда кажется, что это иллюзия и что-то все-таки не так, а я этого просто не понимаю. На самом деле я благодарен ситуации. Уже тринадцать лет я делаю только то, что мне кажется нужным и правильным. Композиторы не существуют без музыкантов. Если музыкант не захочет играть, ничего не получится. Я счастлив, что есть довольно большой круг исполнителей, заинтересованных в работе именно со мной. Так что до сегодняшнего дня мне совершенно точно везло.

Как вы относитесь к тому, что политика и общественность порой вмешиваются в искусство?

Я всячески стараюсь этому противостоять и постоянно реагирую в средствах массовой информации и у себя в блоге на попытки вмешательства в творческий процесс. Музыке легче всего, она — самое непонятное из искусств.
У меня есть несколько сочинений, в частности, The Riot of Spring — это такой перформанс для оркестра и электроники, в котором обыгрываются символы бунта, восстания. Я писал его как раз после декабрьских событий. Надо быть перед собой честным, чтобы не было стыдно оттого, что ты пошел на компромисс, не отреагировал, не помог, не протянул руки, не обозначил происходящее тем словом, которым оно называется.

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Купить билет

Дмитрий Курляндский | acousmonium

Дмитрий Курляндский

Окончил МГК им. Чайковского и аспирантуру у Леонида Бобылева. Его сочинения были отмечены на конкурсах в России, Франции, Англии. Победитель международного конкурса Гаудеамус в Голландии (2003). Гость Берлинской программы для деятелей искусств (2008). Победитель Премии Джанни Бергамо в Швейцарии (2010). В 2010 – композитор ансамбля 2e2m (Франция). Победитель конкурса на оперное сочинение Иоганна Йозефа Фукса в Австрии (2011). Лауреат премии фонда Андрея Вознесенского «Парабола» 2016. Лауреат премии имени Франко Аббьяти 2017. Лауреат Московской Арт премии 2020 и премии Золотая Маска 2021.

 

Окончил МГК им. Чайковского и аспирантуру у Леонида Бобылева. Его сочинения были отмечены на конкурсах в России, Франции, Англии. Победитель международного конкурса Гаудеамус в Голландии (2003). Гость Берлинской программы для деятелей искусств (2008). Победитель Премии Джанни Бергамо в Швейцарии (2010). В 2010 – композитор ансамбля 2e2m (Франция). Победитель конкурса на оперное сочинение Иоганна Йозефа Фукса в Австрии (2011). Лауреат премии фонда Андрея Вознесенского «Парабола» 2016. Лауреат премии имени Франко Аббьяти 2017. Лауреат Московской Арт премии 2020 и премии Золотая Маска 2021.

 

Приглашенный профессор музыкальной академии Impuls в Граце (Австрия), композиторских курсов Sound of Wander в Милане, композиторских курсов в Руайомоне (Франция), встреч молодых композиторов в Апельдорне (Голландия), COURSE (Украина), Tzlil Meudcan (Израиль), Ticino Musica (Швейцария), Международной академии молодых композиторов в Чайковском (Россия), консерваторий в Амстердаме, Милане и Сан-Себастьяне и др. Музыка Курляндского регулярно звучит на фестивалях, включая Donaueschingen, Ruhrtriennale, MaerzMusik, Venice biennale, Musica Strasbourg, Huddersfield, Wien modern, Athens festival, Archipel, Transart, Klangspuren, Elektra Montreal, ISCM WMD, Warsaw Autumn, Территория и др. Произведения Дмитрия Курляндского издавались на лейблах FANCYMUSIC и Col Legno. Композитор сотрудничал с такими дирижерами как Теодор Курентзис, Федор Леднев, Филипп Чижевский, Дмитрий Васильев, Сюзанна Малькки, Райнберт де Леу, Роланд Клуттиг, Беат Фурер, Юрьен Хемпел, Марио Брунелло и др. Среди исполнителей – оркестры SWR, MusicAeterna, Национальный оркестр Лиона, Оркестр фонда Артуро Тосканини, Стокгольмский новый камерный оркестр, J.Futura, Московский симфонический оркестр, оркестр Омской филармонии и др., ансамбли KlangForum Wien, ASKO и Schoenberg, InterContemporain, Recherche, 2e2m, L’Itineraire, Contrechamps, KNM, Aleph, Slagwerkgroep den Haag, Champ d’action, Quatour Diotima, Kairos quartet, Sonar quartet, МАСМ, eNsemble, Студия Новой Музыки, N’Caged, Questa Musica, Наталья Пшеничникова, Татьяна Гринденко и Opus Posth и др.

 

Основатель и главный редактор первого в России журнала, посвященного современной музыке – Трибуна Современной Музыки (2005–2009). Один из основателей группы композиторов Сопротивление Материала (СоМа). Член союза композиторов России. Художественный руководитель международной академии молодых композиторов в Чайковском. С 2013 года – музыкальный руководитель Электротеатра Станиславский.

Dmitri Kourliandski, born 1976 in Moscow, graduated from the Moscow Conservatory and completed post-graduate course led by Leonid Bobylev. His compositions won prizes at the international composers competitions, including the Gaudeamus Prize 2003, Gianni Bergamo Classic Music Award 2010, Johann Joseph Fux opera composition competition 2011, Andrey Voznesensky foundation «Parabola» prize 2016, Franco Abbiati 2017 Prize of Italian music critic. Moscow Art Prize 2020 Grand Prix for opera «Octavia. Trepanation» and 2nd prize for composers laboratory «Open space». Russian theatre and music theatre award Golden mask 2021 for best composer (Octavia. Trepanation). In 2008 he was artist-in-residence of the Berliner Künstlerprogramm and in 2010 – composer-in-residence of the 2E2M ensemble in Paris. Since 2012 he is invited to give master-classes and lectures in Austria, Italy, The Netherlands, Ukraine, France, Israel, Spain, Switzerland, Russia. 

 

His chamber opera Swerlians was staged by Boris Yukhananov in 2012 and 2015 in Moscow. In 2013 chamber opera Asteroid 62 was staged in Graz (directed by Barbara Beyer) and in Moscow (directed by Kapitalina Tsvetkova-Plotnikova). Opera Nosferatu, staged by Theodoros Terzopoulos, Jannis Kounellis and Teodor Currentzis in 2014 in Perm and in Moscow. Opera Octavia.Trepanation was premiered at Holland Festival 2017, staged by Boris Yukhananov. Performance installation Commedia delle arti, was commissioned and presented for the Venice Art Biennale Russian pavilion 2017. Opera-installation Nekyia with video by Elena Nemkova was premiered at Voznesensky centre in 2019. Opera Eurydice, directed by Anyone Gindt will be staged in Italy, France and Germany, 2020-2021.

 

Dmitri Kourliandski is the founder and artistic director of the International Young Composers Academy in Tchaikovsky city. Co-founder of the Structural Resistance group (StRes). Musical director of the Stanislavsky Electrotheatre.

Дмитрий Курляндский — Проект «Живые композиторы»

(1976 г.р., Москва).

Русский автор преимущественно оркестровых, камерных и вокальных произведений, исполнявшихся в странах Азии, Европы и Северной Америки.

Г-н Курляндский изучал флейту у Даниила Харкеевича в Государственной консерватории имени П. И. Чайковского в Москве с 1991 по 1995 год, где он позже изучал композицию у Леонида Бобылева с 1997 по 2002 год и учился у него в аспирантуре с 2002 по 2006 год.

Среди его наград: Первая премия в конкурсе Internationale Gaudeamus Muziekweek в Амстердаме (2003, за Сокровенный человек ), период в качестве гостя программы Berliner Künstlerprogramm Немецкого академического общества Austauschdienst (2008), Классическая музыка Джанни Бергамо Премия в Лугано (2010, за Toy Symphony ) и приз в конкурсе на новую оперу Иоганн Йозеф Фукс в Граце (2011). Он является героем книги Дмитрия Курляндского . Объективная музыка (2010, Ансамбль 2э2м). Его музыка исполнялась в Аргентине, Австралии, Австрии, Бельгии, Канаде, на Кипре, в Финляндии, Франции, Германии, Греции, Италии, Японии, Нидерландах, Польше, России, Сербии, Швеции, Швейцарии, Украине и Великобритании.

Он также активно работает на других должностях. Он основал журнал Трибуна современной музыки Трибуна современной музыки в Москве в 2005 году и был его главным редактором с 2005 по 2009 год.В 2010 году он был постоянным композитором ансамбля 2e2m.

С 2001 года преподает инструментовку в Государственной консерватории им. П. И. Чайковского.

Его основным издателем является Éditions Henry Lemoine.

ВЫБЕРИТЕ СПИСОК РАБОТ

ЭТАП :

Носферату (опера, либретто Димитриса Яламаса), сопрано, меццо-сопрано, женский голос, мужской голос, 24 смешанных голоса, большой оркестр (минимум 62 исполнителя), 2011 г. (концертная сюита оформлена как Носферату Сюита , большой оркестр [88 игроков] [также версия для оркестра (12 духовых, 12 духовых, 4 ударных, 30 струнных)])

Сверляне (опера, либретто Бориса Юхананова), сопрано, контртенор, бас-баритон, 8 смешанных голосов, 2012

Asteroid 62 (опера, либретто Димитриса Яламаса), сопрано, меццо-сопрано, тенор, бас, флейта, гобой, бас-кларнет, саксофон альт, фагот, валторна, труба си-бемоль, тромбон, скрипка, альт, виолончель, контрабас, аккордеон, 2 перкуссии, 2012–13 

ОРЧЕСТРОВЫЙ :

Искусственная жизнь вспомогательная техника , большой оркестр (77 игроков), 2004

Ночь поворот , струнный оркестр, 2004 (версия произведения для струнного квартета)

Жизнь и смерть Ивана Ильича , малый оркестр (16 человек), 2005

ДЩ . Вспоминая имя , небольшой оркестр (16 игроков), 2005 г.

Contra рельеф , небольшой оркестр (18 игроков), 2005

Руководство по выживанию в чрезвычайных ситуациях , автомобиль/2 автомобиля, большой оркестр (8/12 духовых, 9/11 духовых, арфа/2 фортепиано, 6 перкуссий, струнные), 2009–10

Объекты невозможности I , небольшой оркестр (24 игрока), 2010

Объекты невозможности II , небольшой оркестр (24 игрока), 2010

Nosferatu Suite , большой оркестр (88 исполнителей), 2011 (концертная сюита из сценического произведения; также версия для оркестра [12 духовых, 12 духовых, 4 перкуссии, 30 струнных], 2011)

Карты несуществующих городов . Стокгольм ., оркестр (8 духовых, 2 валторны, труба, тромбон, арфа, фортепиано, 2 ударных, 22 струнных), 2012 г.

КАМЕРНАЯ МУЗЫКА :

Fegis , скрипка, фортепиано, перкуссия, 2001

Ars stricta , флейта, гобой, кларнет, фагот, валторна, арфа, 2 скрипки, альт, виолончель, контрабас, фортепиано, маримба, 2001

Une Histoire de la musique , туба, контрабас, большой барабан, 2001

~#(:-& PER4MUSICIANS , кларнет, скрипка, виолончель, фортепиано, 2002

Семь кругов , струнный квартет, 2002

Этюд Брауна , бас-флейта, бас-кларнет, скрипка, виолончель, контрабас, фортепиано, перкуссия, 2002 г. (также версия для флейты, бас-кларнета, скрипки, альта, виолончели, фортепиано, перкуссии, 2002 г.)

SONOGRAMMA (импровизация), любой плеер, живая электроника вволю, 2002

Резонансная масса , 4 ударных, 2002 г.

pas d action , альфонн, контрабас-кларнет, скрипка, виолончель, фортепиано, перкуссия, 2003 (также версия для бас-флейты, бас-кларнета, гитары/фортепиано, скрипки/альта, виолончели, 2011)

неподвижный _ жизненный , флейта, английский рожок, фагот, валторна, си-бемоль труба, тромбон, туба, арфа, скрипка, альт, виолончель, контрабас, перкуссия, 2004

Внутри механизма , арфа, контрабас, фортепиано, перкуссия, 2004

Night Turn , струнный квартет, 2004 (также версии для 2-х скрипок, альта, виолончели, контрабаса, 2004; струнный оркестр)

Danc [ e ] inG , альтовая флейта, альтовый саксофон, альт, малый барабан, живая электроника, 2005

Разбитая память , скрипка, виолончель, фортепиано, 2005 г.

[ ob ] версия , гобой, фортепиано, 2005 г.

Белый концерт , басовая флейта, бас-кларнет, тромбон, фортепиано, аккордеон, перкуссия, 2006

Акустический кейс Unsolvable , 6 перкуссий, ансамбль, живая электроника, 2007 г.

рассечение натюрморт с смычками и поверхностями , валторна/тромбон (с 2 смычками), виолончель (с 2 смычками), контрабас (с 2 смычками), фортепиано (с 2 смычками), литавры (с 2 смычками), 2007

барельеф рельеф , фагот, 2007

Tube space , туба/эуфониум, 2003–08

prePositions , скрипка/альт, 2008

Знаки препинания , флейта, кларнет, скрипка, виолончель, фортепиано/аккордеон, 2008 г.

FL [ falsa lectio ] # 2 , басовая/контрабасовая флейта, 2008

Шивер , баян, 2010

Колыбельные танцы , скрипка, ансамбль (флейта, кларнет, фагот, скрипка, альт, виолончель, контрабас, перкуссия), 2011

Вечерняя песня той, что существует по имени моему (текст Даниила Хармса), большой барабан, 4 скрипки, 2 альта, 2 виолончели, контрабас, 2012

ХОРАЛЬ :

Lacrimosa , сопрано, 40 смешанных голосов, 2006 (раздел Lacrimosa [ анатомия боли ]; может исполняться отдельно)

ГОЛОС :

Сокровенный человек (текст Андрея Платонова), сопрано, 4 ансамбля (флейта, бас-кларнет; валторна, труба, тромбон; скрипка, альт, виолончель, контрабас; фортепиано, баян, ударные), 2002

4 состояния того же , голос, флейта, кларнет, тромбон, скрипка, виолончель, перкуссия, 2005

Lacrimosa [ анатомия боли ], 2006 (две его части могут исполняться отдельно: Lacrimosa ; Lacrimosa [ анатомия боли ] [текст Димитриса Яламаса], сопрано, диктор, малый оркестр [ 15 игроков], живая электроника)

Engramma , женский голос, валторна, труба, тромбон, скрипка, альт, виолончель, контрабас, фортепиано, аккордеон, перкуссия, 2008

Голос от , любой голос, 2008

Беспроводные технологии (текст Станислава Львовского), женский голос, 4 флейты, бас-кларнет, контрабас-кларнет, 4 саксофона, туба, скрипка, виолончель, контрабас, перкуссия, 2011

ПИАНИНО :

Forte : Музыка : Piano : Музыка : Музыка , 2000-02 (его три раздела могут быть выполнены отдельно: примитивов синхронизации , 2002; симметричная матрица , 2000; абсолютное большинство , 2002)

Поверхность , 2007

МУЛЬТИМЕДИА / ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ :

Отрицательные модуляции , флейта, кларнет, фагот, валторна, си-бемоль труба, тромбон, скрипка, альт, виолончель, контрабас, фортепиано, перкуссия, фиксированные носители, фильм, интерактивная система (Ольга Кумегер), 2003– 06

happy mill (интерактивный аудиовизуальный фаст-фуд для 4 исполнительниц), куриные наггетсы, картофель фри, морковные палочки, кока-кола, живая электроника, фильм, 2007 г.

Девочки со спичками ( невоспетая Candlejack s song ), 2 женских голоса, флейта, арфа, скрипка, фортепиано, фиксированные носители, фильм, 2013

ОЦЕНКИ НИХОГО ФИЛЬМА :

Колыбельная Москва , флейта, кларнет, валторна, скрипка, альт, виолончель, контрабас, 2007 (за Москва Михаила Кауфмана)

Аэлита , флейта, кларнет, фагот, тромбон, скрипка, виолончель, контрабас, водный телефон, 2010 г. (за Аэлита Якова Протазанова)

БОБЫЛЕВ Леонид, композитор – Биография

 

Биография

Эта страница на русском

 

Леонид Бобылев — композитор, музыковед, Заслуженный деятель искусств России, доктор искусствоведения, профессор.

Родился в 1949 году в Туле. Окончил фортепианный факультет Тульского музыкального училища (класс Е. Д. Уманского, 1968 г. ), композиторский факультет Московской консерватории (1973 г.) и аспирантуру по специальности «композиция» Московской консерватории (1979 г.). Обучался у Михаила Чулаки (композиция) и Нины Емельяновой (фортепиано).

В 1973-1979 годах работал в Тульском музыкальном училище.
С 1977 г. преподаватель кафедры композиции Московской консерватории, с 1997 г. — профессор композиции.Лекции по композиции и полифонии. Заведующий композиционным сектором кафедры педагогической практики.
Преподает композицию в ЦМШ при Московской консерватории.

Многие из его учеников ныне действующие композиторы, авторы симфоний и камерные произведения, исполняемые в России и за рубежом. Среди них Санжар Байтереков, Герардо Герулевич, Роман Дормидошин, Дмитрий Курляндский, Борис Рысин, Алексей Чернов, Александр Хургин, Дмитрий Дианов, Ирина Дубкова и др.

Бобылев написал 7 опер, 1 балет, 10 концертов, симфонию, симфоническая поэма «De profundis», «…e poi…», 4 Concerti Grossi, 9 ораторий и кантат, камерная музыка для сольные инструменты и ансамбли, музыка для театра и кинофильмы.

За исключением бывшего СССР, его композиции исполнялись в США, Англии, Италия, Австрия, Германия, Франция, Бельгия, Голландия, Югославия, Чехословакия, Мексика и др. страны. Многие из них были опубликованы, записаны и транслировать по радио.

Бобылев является автором исследование «История и принципы Преподавание композиции в Первом русском Консерватории Санкт-Петербурга и Москвы» (где Чайковский, Римский-Корсаков и др. Великие русские композиторы были педагогами) и «Русская композиторская педагогика. Традиция. Личность. Школы» (где приведены гораздо более подробные сведения о дооктябрьском периоде, и прослеживается развитие традиций в последующие десятилетия). Обе работы опубликованы (1992, 2014).

На протяжении многих лет профессор Бобылев (фортепиано) и заслуженная артистка России, профессор Елена Димитриу-Васильева (сопрано) давали концерты и мастер-классы в составе творческого дуэта «Вокализ». В их репертуар вошли европейская и русская классическая вокальная музыка, а также современные произведения для голоса и фортепиано. Одна из популярных программ «Панорама русского вокала» состояла из лучших произведений русских и советских композиторов, написанных для голоса без слов за последние 150 лет.Дуэт выступал во многих городах России и странах бывшего СССР. Елена Димитриу-Васильева переезжает в Румынию, и активная деятельность дуэта прекращается.

Доктор искусствоведения, профессор Бобылев предлагает курс лекций и практических семинаров по композиция, включающая классические формы, новые композиционные приемы, гармония, контрапункт, сольфеджио, история русского и европейского Музыка. Его самая захватывающая работа — «Параллельный История русской музыки и русской поэзии в XVIII-XX веков» — составляют бренд его классы.Люди, желающие учиться в Чайковский может получить консультация по правилам входа.

Продолжительность курсов от одного месяца до одного год. Языки общения — русский, английский, французский и испанский.

 

 

Филипп Чижевский, приглашенный дирижер.

Филипп Чижевский: «Аудитории нужен ток. Молодой дирижер и его жена рассказывают о своем ансамбле Questa Musica .

проводник

Родился в 1984 году в Москве.Окончил Московскую государственную консерваторию. П. И. Чайковского по специальностям: хоровое дирижирование (класс проф. С. Калинина, 2008 г.) и оперно-симфоническое дирижирование (класс народного артиста России проф. В. К. Полянского, 2010 г.). Лауреат Всероссийского конкурса дирижеров (Москва, 2008).

С 2008 по 2011 год – художественный руководитель и дирижер хора Государственного музыкального колледжа. Гнесин, преподаватель дирижирования.

В 2008 году основал ансамбль Questa Musica, с которым исполнил номер

крупных проектов в России и за рубежом.

С 2011 года — преподаватель Московской государственной консерватории. П.И.Чайковский.

С 2011 года — дирижер Государственной академической симфонической капеллы России (художественный руководитель Валерий Полянский).

В сентябре 2012 года в Большом театре под руководством Филиппа Чижевского состоялась премьера оперы Сергея Невского «Франциск», а в октябре 2012 года – премьера оперы Михаила Наймана «Пролог к ​​Дидоне и Энею Перселлу» с ГАСК России Оркестр в Перми. В 2013 году совместно с ансамблем Questa Musica поставил спектакль «Истории солдата» И. Стравинского (хореография Олега Глушкова). С 2014 года — дирижер Большого театра. В 2014 году осуществил постановку оперы Моцарта «Così fan tutte» в Бурятском государственном академическом театре оперы и балета (режиссёр-постановщик Ханс-Йоахим Фрай). Музыкальный руководитель Первого фестиваля барокко в Большом театре (сезон 2014/2015).

В июне 2015 года совместно с режиссером Борисом Юханановым поставил оперный цикл «Буровики» в Электротеатре Станиславский, в который вошли мировые премьеры опер ведущих российских композиторов: Дмитрия Курляндского, Бориса Филановского, Алексея Сюмака, Сергея Невского, Алексея Сысоева. и Владимир.

С 2016 года Филипп Чижевский сотрудничает с Tokio New Sity Orchestra (Япония, Токио).

В феврале 2016 года с Questa Musica принял участие в Фестивале музыки барокко в Линце (Австрия). Вместе со скрипачом Романом Минцем записал музыку Леонида Десятникова («Эскизы к закату» и «Русские сезоны»). Является художественным руководителем II Международного фестиваля православного пения «Просветитель» (о. Валаам). В рамках V фестиваля современной музыки «Другое пространство» вместе с В.Юровского и Ф. Ибрагимова, он исполнил российскую премьеру произведения Штокхаузена «Группа» для трех оркестров и трех дирижеров.

Дважды номинирован на соискание театральной премии «Золотая маска» за лучшую дирижерскую работу (опера С. Невского «Франциск», 2013 г., Большой театр и 2016 г. цикл опер «Сверлильщики», Электротеатр Станиславский)

Член жюри театральной премии «Золотая Маска» 2017

Сотрудничает с ведущими российскими и зарубежными оркестрами, в том числе: Tokio New Sity Orchestra, Брненский филармонический оркестр (главный дирижер — Александр Марковиц), Brandenburgische Staatsorchester (художественный руководитель Ховард Гриффитс), Литовский камерный оркестр, оркестр театра Новая Опера (главный дирижер Ян Латам- Кениг), Национальный филармонический оркестр России (художественный руководитель Владимир Спиваков), «Новая Россия» (художественный руководитель Юрий Башмет), Русское филармоническое общество (художественный руководитель Дмитрий Юровский), Государственный симфонический оркестр им. Е. Ф. Светланова (художественный руководитель Владимир Юровский), Musica Viva (художественный руководитель Александр Рудин).

Елена Мусаелян

Молодой дирижер с супругой рассказывают о своем ансамбле Questa Musica — одной из самых приятных новинок московской музыкальной жизни


Филипп Чижевский – имя, которое окончательно расширило список дирижеров, которым «право ходить» в Москве, и перевело Теодора Курентзиса и Владимира Юровского из разряда «молодых» в разряд «зрелых». Чижевский получил диплом хорового дирижера Московской консерватории в 2008 году, оперного и симфонического дирижера в 2010 году.С января 2011 года работает в Государственной академической симфонической капелле России (рук. Валерий Полянский). Но еще в 2008 году вместе с женой Марией Грилихес он основал ансамбль Questa Musica, популярность которого в последнее время растет как снежный ком. Ансамбль специализируется на произведениях эпохи Возрождения и барокко, а также произведениях современных композиторов. Среди масштабных проектов – постановка оперы Перселла «Дидона и Эней», исполнение «Свадебки» Стравинского совместно с ансамблем ударных Марка Пекарского, оперы Сергея Невского Autland на «Платформе» и «Франциске». в Большом театре опера Дмитрия Курляндского «Буровики».Совсем скоро еще одна премьера на «Платформе» — «Страсти» Александра Маноцкова. ЕЛЕНА МУСАЕЛЯН побеседовала с создателями ансамбля.

— Кому пришла в голову идея создания ансамбля Questa Musica ?

Мария Грилич: Идея принадлежала композитору Саше Матвеевой, которая параллельно с нами училась на композиторском факультете Московской консерватории, и, можно сказать, изначально это был ее постановочный проект.

Филипп Чижевский: Мы пригласили моих друзей из Академии Хорового Искусства и тут же записали демо-диск, в который вошли композиции, не связанные друг с другом тесно, это было такое попурри: и русская духовная музыка, и народные песни, и классика и даже спиричуэлс.

Griliches: Вскоре мы отправились в свое первое турне в Венецию и дали там концерт русской духовной музыки. А второй сезон начался с сольного концерта в Доме музыки.Это было рождение ансамбля Questa Musica — костяк ребят, которые были с нами тогда и до сих пор остаются в нашем основном коллективе. Вскоре после этого концерта Саша отделился от нас, и мы с Филиппом вместе стали тянуть эту лямку.

На афишах указано, что художественный руководитель ансамбля — Мария, а дирижер — Филипп. То есть внутри семейного тандема вы разделили творческие и административные обязанности?

Griliches: У нас нет четкой раздачи, что я только организатор, а Филипп созидатель.Мы все делаем вместе — например, прошла репетиция, а потом мы все вместе обговариваем, обсуждаем какие-то творческие моменты. Было несколько проектов, которые я вел, но, конечно, главным дирижером был Филипп. И, конечно же, он помогает мне в плане организации. На какой-то афише написали, что Филипп Чижевский — и художественный руководитель, и дирижер, для некоторых не писал, и мы поначалу этому завидовали — кто из нас есть кто. А сейчас мне все равно, для меня это абсолютно не имеет значения.

— Ансамбль Questa Musica необычен своей универсальностью. Как правило, это либо инструментальные камерные ансамбли, либо вокально-хоровые ансамбли, а Questa Musica включает в себя как вокальные, так и инструментальные партии.

Griliches: Изначально Questa Musica был вокальным ансамблем, но позже к нам стали присоединяться инструменталисты — сначала для отдельных проектов. А потом они как-то очень плотно к нам приросли.

Когда дирижер открывает партитуру, а там вообще ничего не понятно, один из них тут же ее закроет, а другой, наоборот, скажет «вау».

Чижевский: Знаете, Questa Musica в нашем с Машей понимании — это два человека, она и я. Потому что у нас были совершенно разные по составу проекты, где я не выступал дирижером, а, например, пел. Было исполнение мадригалов Джезуальдо, когда я читал текст и даже играл на ударных инструментах. Возьмем такие проекты, как «Франциск» Сергея Невского в Большом театре, когда у нас был и хор, и достаточно большой оркестр.Когда мы исполняли «Свадебку» Стравинского — хор и солисты были наши, мы пригласили барабанщиков из ансамбля Пекарского, а пианисты — консерваторские педагоги: Юрий Мартынов, Иван Соколов, Михаил Дубов, Вячеслав Попругин…

Гриличи: Конечно, теперь есть постоянный костяк и в вокальной, и в инструментальной части ансамбля. Это около восьми певцов и около пятнадцати инструменталистов, которые постоянно с нами сотрудничают. Когда остается тот же состав, время от времени наблюдается рост ансамбля.И я, как художественный руководитель, всегда стремлюсь к тому, чтобы этот костяк был максимально сохранен. В идеале, конечно, хотелось бы, чтобы нам не приходилось выбирать один состав для современной музыки, а другой для старой музыки. Есть несколько разносторонних ребят, одинаково владеющих венозными инструментами и современными, и это, конечно, потрясающе.

Чижевский: Когда мы делаем проекты с старинной музыкой, есть нюансы, например, с духовыми. В России на натуральных трубах играют всего один-два трубача, поэтому они кочуют из коллектива в коллектив.То же самое и с валторнами. Кстати, мы не считаем, что всю музыку, скажем, эпохи классицизма надо играть на жильных струнах в 30-м строе. Это, безусловно, интересно, а если есть время, то почему бы и нет? Но это не самоцель. Ведь можно уделить больше внимания артикуляции, композиции, штриху, и все будет звучать очень хорошо и близко к аутентичности. Ведь мы живем в 21 веке, и можно все это варьировать в плане звучания, делать какие-то миксы, синтезы, которые на первый взгляд не очень удобоваримы.

Создается ощущение, что вы не потеряли энтузиазм, который обычно возникает только в самом начале. Понятно, что когда все начинается, все работают только на идею. Как у вас сейчас решается финансовый вопрос?

Griliches: Это наша главная проблема, потому что всем ребятам, которые с нами играют, приходится параллельно работать на других работах. У каждого свой рабочий график, приходится искать окна для репетиций, а это всегда хлопоты.Не бывает такого, что люди приходят, работают и уходят. Что касается бесплатных концертов — я стараюсь свести их к минимуму. У нас уже есть музыканты не того уровня, и если я звоню и говорю: «Здравствуйте, у нас будет такой-то концерт, надо помочь» — это по-человечески нехорошо, потому что работа должна быть оплачена. И мне некомфортно, я не хочу позиционировать наш ансамбль как «ах, это Маша и Филипп, у них всегда все бесплатно». «Оперативная группа» пригласила нас в Большой театр, и соответственно мы рассчитали, сколько у нас должно быть репетиций и как они должны быть оплачены.И путем переговоров с продюсером мы пришли к общему знаменателю. В декабре дирижировал оперой Дмитрия Курляндского «Сверлийцы», написанной для нашего вокального ансамбля a cappella. Нас пригласила «Мастерская индивидуальной режиссуры» Бориса Юхананова, который занимался постановкой. И все было оплачено.

Зато у нас есть концерты в Московской консерватории, которую мы безумно любим, любим Рахманиновский зал и всегда рады там выступать. Однако там все бесплатно, консерватория ни за что не платит.

Чижевский: Очень хорошо получилось, что нам дали грант на «Свадебку» Стравинского.

Грилиш: Получилось так. Весь прошлый сезон я кричала во все окна и двери, что есть такой молодой коллектив, в отдел культуры, в филармонию — куда бы я ни обращалась. И я понял, что в принципе мы никому не нужны. Но Департамент культуры посоветовал мне обратиться в «Открытую сцену» за грантом.И мы написали заявку на «Историю солдата» и «Свадебку», которую сделали вместе с Алишером Хасановым — это постановщик-хореограф, с ним мы делали «Дидону». Я выходил на «Открытую сцену» определенное количество раз, подавал документы. А в конце 2012 года нам оттуда позвонили и сказали, что нам дали грант на «Свадебку». Но в любом случае, даже если бы мы не получили грант, у нас уже была запланирована «Свадебка», она была бы просто бесплатной. Я очень люблю всех наших ребят, ценю их труд и ради них готов идти дальше, просить, доказывать, что наш ансамбль существует, что мы нужны публике и все это мы делаем не на пустом месте.

— Вы пытались найти своего спонсора?

Грилиш: Да, но я не знаю, как его найти. В свое время разослали кучу дисков и писем. Потом как-то перестали.

— Они это сделали?

Грилиш: Конечно. Я даже не буду лукавить и скажу, что халтура не для нас. Единственное, я всегда ставил себе и всем нашим участникам условие, что это не халтура, а тот самый концерт, к которому у нас такие же репетиции, как обычно.Но у нас жесткие рамки, есть предложения, от которых я сразу отказываюсь. Естественно, мы не играем в ресторанах, когда люди едят и пьют в качестве фоновой музыки… Или если просят включить музыку кабаре… У нас был один корпоратив — был приглашен наш вокальный ансамбль, это был концерт классической музыки в Дом Пашкова, который компания обустроила для своих клиентов. В первом составе выступали мы, во втором — Спиваков с «Виртуозами Москвы». На самом деле это был концерт в хорошей компании.Побольше бы таких корпоративов, жили бы лучше!

К вопросу о репертуаре ансамбля. С одной стороны, он достаточно широк — от музыки эпохи Возрождения до самой современной. В программах вашего абонемента Московской филармонии уживаются Джезуальдо и Чаррино, Шарпантье и Мессиан. Но при этом создается ощущение, что вы намеренно избегаете романтической «середины», привычной среднестатистическому слушателю. Здесь есть момент вызова – мы будем петь и играть то, что хотим и не заботимся о том, что это воспринимается только очень узким кругом?

Чижевский: Вы знаете, мы как-то даже не задумывались на эту тему.Когда программа будет развиваться, мы надеемся, что ее будет интересно услышать и другим людям. Сейчас становится все больше публики, способной воспринимать эту музыку, причем, кстати, среди немузыкантов. Есть много интеллектуальной молодежи, не имеющей никакого отношения к музыке: актеры, художники. Музыка – это эмоции, и если ее хорошо преподнести, показать, насколько мы сами получаем удовольствие от ее исполнения, то это не остается без ответа.

Наш ансамбль не имеет четкой ориентации на какую-то определенную эпоху. Мы делаем только то, что нам интересно в данный момент. По моему глубокому убеждению, мы не имеем права играть старую музыку, если не знаем ту, что пишется сейчас. А если мы играем современную музыку, то начинаем совсем по-другому смотреть на старую музыку. Это очень близко, и всегда хорошо, когда в программе концерта соседствуют старая и новая музыка.

Симфонию Гайдна, Моцарта, Бетховена или любое романтическое произведение в принципе можно исполнить без дирижера.Но если в его присутствии ничего не меняется, то возникает вопрос — зачем он нужен?

Как ни парадоксально, но ваш ансамбль становится известным благодаря проектам в современной музыке, хотя многие считают, что это пугает слушателя…

Griliches: Во многом это связано с мужеством Филиппа как дирижера. Когда дирижер откроет партитуру, а там вообще ничего не понятно, один из них тут же ее закроет, а другой, наоборот, скажет: ух ты, какая партитура, я сейчас все сделаю. В нотах Аутланд Невский (это было написано для нашего вокального ансамбля и голландского коллектива) я, например, сначала вообще ничего не понял. Что тебе здесь делать — петь, свистеть? И этот опыт дает очень мощный заряд. Нам очень интересно преодолевать трудности и узнавать новое. У каждого композитора своя техника, и мне интересно, справимся ли мы с этим, и с этим… И я хочу сделать это так, чтобы получилось здорово и зацепило не только нас, но и публику.Мне кажется, Филипп, как никто другой, прекрасно интерпретирует современную музыку, и в его дирижерской подаче она действительно оживает. Когда мы пели Autland , Митя Курляндский услышал нас и сочинил «Сверлийцы» уже в расчете на нас.

Чижевский: А Невский встретил нас на концерте в Рахманиновском зале, когда мы исполняли Gesualdo a cappella и Дидону Перселла на исторических инструментах. Интересно, что он услышал нас именно как исполнителей старинной музыки.Хотя, конечно, мадригалы Джезуальдо сравнимы с самыми изощренными вокальными упражнениями, какие только могут представить себе современные композиторы.

— Филипп, ваша личная дирижерская карьера складывается достаточно успешно. Вы несколько раз выступали с оркестром Musica В ива , Национальная филармония, вы работаете в Полянской капелле. Как вы расставляете приоритеты при выборе между карьерой и развитием своего детища — Questa Musica ?

Чижевский: Трудно сказать.Для меня приоритетом всегда является то, чем я занимаюсь в данный момент. Когда я готовлю концерт, я полностью занят только им. Я очень люблю Questa Musica , для меня это дом. Но мне везде комфортно, не было ни одного случая конфликтов с другими оркестрами. Сейчас я хочу предложить директору «Новой России» сделать концерт Мортона Фельдмана и соединить его в программе с Десятой симфонией Мясковского. Есть еще один проект — сыграть композиции Чаррино и Монтеверди.Сыграйте Монтеверди на исторических инструментах с нашим ансамблем, а из Чаррино сыграйте Storie di altre storie для аккордеона и оркестра, используя музыку Моцарта и Скарлатти. Но это пока в планах.

— В вашем понимании дирижер кто?

Чижевский: Дирижер — это инструмент оркестра. Он, конечно, должен обладать качествами и учителя, и лидера. Он должен что-то предлагать и делать так, чтобы в него поверили, должен уметь распределять энергию и направлять ее в нужное русло.Он должен быть психологом, может быть, что-то сказать, но в большей степени, конечно, показать руками, как осязать звуки, взвешивать их…

— Вы на словах говорите о том, чего хотите от исполнителей?

Чижевский: Стараюсь как можно меньше говорить и все показывать руками. Если что-то не получается, я принимаю это на свой счет — значит, недостаточно хорошо показал. Я требую, чтобы музыканты отреагировали на мой жест.

— Можно все показать?

Чижевский: Думаю да. Задача дирижера — заставить всех чувствовать себя так же, как и я, но при этом нельзя навязывать свою волю. Каждый музыкант должен чувствовать себя комфортно. И в конце концов, если все будут воспринимать эту музыку так, как я, то это будет единый организм, которому дирижер особо не нужен. Затем дирижер может отойти в сторону и насладиться выступлением. Но перед этим он должен проделать большую работу.

Задача — сделать с оркестром то, что он сам не может сделать без участия дирижера. Симфонию Гайдна, Моцарта, Бетховена или любое романтическое произведение в принципе можно исполнить без дирижера. Но если от его присутствия ничего не меняется, то возникает вопрос — зачем он нужен? Потом мне нравится что-то менять на финальном выступлении, вплоть до динамики. Когда все изучено, почему бы не сделать что-то внезапное. Конечно, в разумных пределах.Но я никогда не буду требовать на репетиции того, что буду делать на концерте.

Ансамблю уже пятый год. Этого времени достаточно, чтобы оглянуться назад и оценить сделанное. Подводя итог, что есть в вашем ансамбле такого, чего нет у других?

Griliches: В нашем ансамбле живая и искренняя любовь к музыке, в нас есть душа, внутренняя энергия и самовыражение, которые всех нас объединяют. Мы уже сделали себе имя, и когда говорят Questa Musica — это подразумевает определенное качество.И, я считаю, у нас уже есть устоявшийся стиль, свое звучание.

Чижевский: А еще вера в то, что мы делаем, которая помогает нам жить, играть, творить, собирать музыкантов.

— Какие цели вы бы поставили перед собой на 10-летие Questa Musica ?

Чижевский: Сыграть оперу Парсифаль.

— Вот до какой композиции должно дорасти Questa Musica ! Насколько я понимаю, Филипп готовит мини-версию Полянской капеллы?

Грилиши: Часовни Чижевского.И отложив творческие моменты, конечно, хотелось бы финансовой стабильности, чтобы спокойно смотреть в глаза нашим музыкантам. У них у всех есть семьи, не только у нас с Филиппом есть дети, у многих из них есть дети в ансамбле, и мне больно, когда я понимаю, что им приходится ломать десять работ, потому что они любят музыку и наш ансамбль, верят в нас и хотят быть с нами.

Родился в 1984 году в Москве. Окончил Московскую консерваторию по двум специальностям: хоровое дирижирование (класс Станислава Калинина) и оперно-симфоническое дирижирование (класс Валерия Полянского).В 2008 году стал лауреатом Всероссийского конкурса дирижеров в Москве, тогда же основал ансамбль Questa Musica, с которым работает в России и за рубежом. В 2013 году с этим коллективом представил постановку Стравинского «Сказки солдата» в Театральном центре на Страстном (хореография Олега Глушкова), а в 2016 году принял участие в фестивале музыки барокко в Линце (Австрия). Руководил хором Государственного музыкального училища имени Гнесиных, где также преподавал дирижирование.

В 2011 году стал дирижером Государственной академической симфонической капеллы России (художественный руководитель — Валерий Полянский). Ассистировал Геннадию Рождественскому в подготовке абонементных концертов группы, участвовал с оркестром «Капелла» в проведении I Всероссийского музыкального конкурса, за что был награжден благодарностью Министра культуры РФ. Дирижировал премьерой оперы Майкла Наймана «Пролог к ​​Дидоне и Энею Перселлу» в Перми.В 2012 году поставил премьеру оперы Сергея Невского «Франциск» в Большом театре России. За эту работу он был номинирован на Национальную театральную премию «Золотая маска». В 2014 г. — штатный дирижер Большого театра, с 2015 г. — приглашенный дирижер. Музыкальный руководитель I Барочного фестиваля Большого театра. В 2014 году поставил оперу Моцарта «Все женщины так делают» в Бурятском государственном академическом театре оперы и балета (режиссёр-постановщик Ханс-Йоахим Фрай). В июне 2015 года вместе с режиссером Борисом Юханановым поставил оперный сериал «Сверлийцы» в Электротеатре Станиславский, за эту работу вновь был номинирован на «Золотую маску».

В рамках V фестиваля «Другое пространство» совместно с Владимиром Юровским и Фуадом Ибрагимовым исполнил российскую премьеру «Группы» Штокхаузена (2016). Член жюри премии «Золотая маска» (2017). Музыкальный руководитель постановки оратории «Триумф времени и бесчувствия» Генделя в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко (2018). Сотрудничает с российскими и зарубежными оркестрами, в том числе с Государственным оркестром России им.Ф. Светланов, Национальный филармонический оркестр России, «Новая Россия», «Русская филармония», оркестр Московского театра «Новая опера», Московский камерный оркестр Musica Viva, Брненский филармонический оркестр, Бранденбургский государственный симфонический оркестр, Литовский камерный оркестр и Оркестр города Нью-Токио. Со скрипачом Романом Минцем записал композиции Леонида Десятникова «Эскизы к закату» и «Русские сезоны». С 2011 года преподает в Московской консерватории.

Родился в 1984 году в Москве. Окончил Московскую государственную консерваторию. П. И. Чайковского по специальностям: хоровое дирижирование (класс проф. С. Калинина, 2008 г.) и оперно-симфоническое дирижирование (класс народного артиста России проф. В. К. Полянского, 2010 г.). Лауреат Всероссийского конкурса дирижеров (Москва, 2008).

С 2008 по 2011 год – художественный руководитель и дирижер хора Государственного музыкального колледжа. Гнесин, преподаватель дирижирования. В 2008 году основал ансамбль Questa Musica, с которым осуществил ряд крупных проектов в России и за рубежом.

С 2011 года — преподаватель Московской государственной консерватории. П.И.Чайковский. С 2011 года — дирижер Государственной академической симфонической капеллы России (художественный руководитель Валерий Полянский).

В сентябре 2012 года в Большом театре под руководством Филиппа Чижевского состоялась премьера оперы Сергея Невского «Франциск», а в октябре 2012 года — премьера оперы Майкла Наймана «Пролог к ​​Дидоне и Энею Перселлу» с оркестром ГАСК Россия в Перми. В 2013 году совместно с ансамблем Questa Musica поставил постановку «Истории солдата» И.Стравинского (хореография Олега Глушкова). С 2014 года — дирижер Большого театра. В 2014 году осуществил постановку оперы Моцарта «Così fan tutte» в Бурятском государственном академическом театре оперы и балета (режиссёр-постановщик Ханс-Йоахим Фрай). Музыкальный руководитель Первого фестиваля барокко в Большом театре (сезон 2014/2015).

В июне 2015 года совместно с режиссером Борисом Юханановым поставил оперный цикл «Буровики» в Электротеатре Станиславский, в который вошли мировые премьеры опер ведущих российских композиторов: Дмитрия Курляндского, Бориса Филановского, Алексея Сюмака, Сергея Невского, Алексея Сысоева. и Владимир.

С 2016 года Филипп Чижевский сотрудничает с Tokio New Sity Orchestra (Япония, Токио). В феврале 2016 года с Questa Musica принял участие в Фестивале музыки барокко в Линце (Австрия). Вместе со скрипачом Романом Минцем записал музыку Леонида Десятникова («Эскизы к закату» и «Русские сезоны»). Является художественным руководителем II Международного фестиваля православного пения «Просветитель» (о. Валаам). В рамках V фестиваля современной музыки «Другое пространство» вместе с В.Юровского и Ф. Ибрагимова, он исполнил российскую премьеру произведения Штокхаузена «Группа» для трех оркестров и трех дирижеров. Дважды номинант театральной премии «Золотая маска» за лучшую дирижерскую работу (2013 г. опера С. Невского «Франциск», Большой театр и 2016 г. оперный сериал «Сверлийцы», Электротеатр Станиславский)

Член жюри театральной премии «Золотая Маска» 2017.

Сотрудничает с ведущими российскими и зарубежными оркестрами, в том числе: Tokio New Sity Orchestra, Брненский филармонический оркестр (главный дирижер — Александр Марковиц), Brandenburgische Staatsorchester (художественный руководитель Ховард Гриффитс), Литовский камерный оркестр, оркестр театра Новая Опера (главный дирижер Ян Латам- Кениг), Национальный филармонический оркестр России (художественный руководитель Владимир Спиваков), «Новая Россия» (художественный руководитель Юрий Башмет), Русское филармоническое общество (художественный руководитель Дмитрий Юровский), Государственный симфонический оркестр им. Е. Ф. Светланова (художественный руководитель Владимир Юровский), Musica Viva (художественный руководитель Александр Рудин).

Родился в 1984 году в Москве. Окончил Московскую государственную консерваторию. ПИ. Чайковского по специальностям: хоровое дирижирование (класс проф. С. Калинина, 2008 г.) и оперно-симфоническое дирижирование (класс народного артиста России проф. В. К. Полянского, 2010 г.). Лауреат Всероссийского конкурса дирижеров (Москва, 2008).

С 2008 по 2011 год — художественный руководитель и дирижер хора Государственного музыкального училища им. В.И. Гнесин, преподаватель дирижирования.В 2008 году основал ансамбль Questa Musica, с которым осуществил ряд крупных проектов в России и за рубежом.

С 2011 года — преподаватель Московской государственной консерватории. ПИ. Чайковский. С 2011 года — дирижер Государственной академической симфонической капеллы России (художественный руководитель Валерий Полянский).

В сентябре 2012 года в Большом театре под руководством Филиппа Чижевского состоялась премьера оперы Сергея Невского «Франциск», а в октябре 2012 года – премьера оперы Михаила Наймана «Пролог к ​​Дидоне и Энею Перселлу» с ГАСК России Оркестр в Перми. В 2013 году с ансамблем Questa Musica поставил спектакль «Истории солдата» И. Стравинского (хореография Олега Глушкова). С 2014 года — дирижер Большого театра. В 2014 году поставил постановку оперы Моцарта «Так поступают все женщины, или Школа влюбленных» в Бурятском государственном академическом театре оперы и балета (режиссер – Ханс-Йоахим Фрай). Музыкальный руководитель Первого фестиваля барокко в Большом театре (сезон 2014/15).

В июне 2015 года совместно с режиссером Борисом Юханановым поставил оперный цикл «Сверлийцы» в Электротеатре Станиславский, в который вошли мировые премьеры опер ведущих российских композиторов: Дмитрия Курляндского, Бориса Филановского, Алексея Сюмака, Сергея Невского, Алексей Сысоев и Владимир.

С 2016 года Филипп Чижевский сотрудничает с Tokio New Sity Orchestra (Япония, Токио). В феврале 2016 года с Questa Musica принял участие в Фестивале музыки барокко в Линце (Австрия). Вместе со скрипачом Романом Минцем записал музыку Леонида Десятникова («Эскизы к закату» и «Русские сезоны»). Является художественным руководителем II Международного фестиваля православного пения «Просветитель» (о. Валаам). В рамках V фестиваля современной музыки «Другое пространство» совместно с Владимиром Юровским и Фуадом Ибрагимовым исполнил российскую премьеру произведения Штокхаузена «Группа» для трех оркестров и трех дирижеров.В 2013 и 2016 годах номинировался на театральную премию «Золотая маска» за лучшую дирижёрскую работу.

Член жюри театральной премии «Золотая маска» 2017

Сотрудничает с ведущими российскими и зарубежными оркестрами, в том числе: Tokio New Sity Orchestr, Brno Philharmonic Orchestra (главный дирижер — Александр Марковиц), Brandenburgische Staatsorchester (художественный руководитель Говард Гриффитс), Литовский камерный оркестр, Оркестр театра Новая Опера (главный дирижер — Ян Латам-Кёниг), Национальный филармонический оркестр России (художественный руководитель Владимир Спиваков), Новая Россия (художественный руководитель Юрий Башмет), Русское филармоническое общество (художественный руководитель Дмитрий Юровский), Государственный Симфонический оркестр. Е.Ф.Светланова (художественный руководитель Владимир Юровский), Musica Viva (художественный руководитель Александр Рудин).

Филипп Чижевский, приглашенный дирижер. Государственная академическая симфоническая капелла РФ Филипп Чижевский дирижер биография личная жизнь

Родился в 1984 году в Москве. Окончил Московскую государственную консерваторию. П. И. Чайковского по специальностям: хоровое дирижирование (класс проф. С. С. Калинина, 2008 г.) и оперно-симфоническое дирижирование (класс Народного артиста России проф.В.К. Полянский, 2010). Лауреат Всероссийского конкурса дирижеров (Москва, 2008).

С 2008 по 2011 год — Художественный руководитель и дирижер Государственного хорового музыкального училища им. Гнесиных, педагог дирижирования. В 2008 году основал ансамбль Questa Musica, с которым осуществил ряд крупных проектов в России и за рубежом.

С 2011 года преподает в Московской консерватории. П. И. Чайковский. С 2011 года — дирижер Государственной академической симфонической хоровой капеллы России (художественный руководитель Валерий Полянский).

В сентябре 2012 года в Большом театре под управлением Филиппа Чижевского состоялась премьера оперы Сергея Невского «Франциск», а в октябре 2012 года – премьера оперы Михаила Наймана «Пролог к ​​Дидоне и Энею Перселлу» с Государственным оркестром России в Пермь. В 2013 году совместно с Ансамблем Questa Musica поставил «Историю солдата» И. Стравинского (хореография Олега Глушкова). С 2014 года — дирижер Большого театра. В 2014 году поставил оперу Моцарта «Così fan tutte» в Бурятском государственном академическом театре оперы и балета (режиссёр-постановщик Ханс-Йоахим Фрей).Является музыкальным руководителем первого фестиваля барокко в Большом театре (сезон 2014/2015).

В июне 2015 года совместно с режиссером Борисом Юханановым поставил оперный цикл «Буровики» в Электротеатре Станиславский, в который вошли мировые премьеры опер ведущих российских композиторов: Дмитрия Курляндского, Бориса Филановского, Алексея Сюмака, Сергея Невского, Алексея Сысоева и Владимира Раннев.

С 2016 года Филипп Чижевский сотрудничает с Tokio New Sity Orchestra (Япония, Токио). В феврале 2016 года с Questa Musica принял участие в фестивале музыки барокко в Линце (Австрия). Вместе со скрипачом Романом Минцем записал музыку Леонида Десятникова («Зарисовки к закату» и «Русские сезоны»). Является художественным руководителем II Международного фестиваля православного пения «Просветитель» (Отче Валаам). В рамках V фестиваля актуальной музыки «Другое пространство» совместно с В. Юровским и Ф. Ибрагимовым исполнил российскую премьеру «Групп» Штокхаузена для трех оркестров и трех дирижеров.Дважды номинирован на театральную премию «Золотая Маска» за лучшую работу дирижера (2013 г. опера С. Невского «Франциск», Большой театр и 2016 г. цикл опер «Буровики», Электротеатр Станиславский)

Член жюри театральной премии «Золотая маска» 2017

Сотрудничает с ведущими российскими и зарубежными оркестрами, в том числе: Tokio New City Orchestra, Брненский филармонический оркестр (главный дирижер — Александр Марковиц), Brandenburgische Staatsorchester (художественный руководитель Ховард Гриффитс), Литовский камерный оркестр, Театральный оркестр «Новая опера» (главный дирижер Ян Латам-Кёниг), Национальный филармонический оркестр России (художественный руководитель Владимир Спиваков), Новая Россия (художественный руководитель Юрий Башмет), Российская филармония (художественный руководитель Дмитрий Юровский), Государственный симфонический оркестр. Е.Ф.Светланова (художественный руководитель Владимир Юровский), Musica Viva (художественный руководитель Александр Рудин).

На малой сцене Музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко в мае состоится российская премьера оратории Георга Фридриха Генделя «Торжество времени и бесчувствия».

Спектакль поставил Константин Богомолов, впервые обратившийся в музыкальный театр.

Создано новое либретто известного писателя, сценариста, художника Владимира Сорокина.

За музыкальную составляющую отвечает ансамбль Questa Musica под руководством Филиппа Чижевского.

Незадолго до премьеры дирижер рассказал об этой оратории и музыке Генделя.

— Филипп, насколько я знаю, Константин Богомолов планировал поставить «Триумф времени и бесчувствия» еще три года назад. Как получилось, что вы стали частью уже обсуждаемого спектакля?

— Меня пригласил Антон Гетман, и в мой день рождения.Он сказал, что у него уже есть договоренность с Костей, и теперь ему нужны я и мои музыканты. Правда, поставил условие играть на исторических инструментах.

Для меня это предложение было лучшим подарком! «Триумф…» — очень сложный и необычный проект. В этой оратории четыре аллегорических бесполых фигуры. Я предложила Косте сделать полную мужскую историю, и он тут же ухватился за эту идею. У нас есть четыре замечательных солистки, мы провели первый блок репетиций с оркестром, придумали что-то для континуо… Но не буду раскрывать всех секретов.

— У вас уже был опыт работы над музыкой Генделя — и над ораторией «Мессия», и над оперой «Роделинда» — вместе с Кристофером Малдсом. Ныне — одно из ранних творений великого композитора.

Да, это, как известно, его первая оратория. Мы играем самую раннюю версию, написанную для своих итальянских покровителей в 1707 году. Гендель обратился к этому произведению тридцатью годами позже (1737), и оно оказалось наполовину английским, наполовину итальянским.А потом еще через 20 лет (1757) оратория была уже целиком исполнена на английском языке.

Для Генделя это абсолютно «авангардный» опус. Мне не нравится это слово. Ведь в принципе Гендель довольно «причесанный» композитор. Вся его музыка прекрасна, гармонична — просто Игорь Крутой своего времени. А если послушать арию «Нежный Морфеус» из «Альцесты», то это чистая вода в стиле ABBA.

Конечно, верно и обратное, но смысл того, что я хочу сказать, ясен.В юности у Генделя еще был «волчий» нюх. А потом немного успокоился.

— В «Триумфе времени и бесчувствия» нет самого главного для оратории — хора. Это произведение хочется назвать оперой. Но, как пишет Лариса Валентиновна Кириллина в своей книге о Генделе, по распоряжению папы Климента XI публичные оперные представления в Риме с 1700 по 1721 год не допускались к постановке. Не кажется ли вам, что Гендель таким образом зашифровал свое произведение?

— Конечно.Гендель хотел написать оперу. Но он был еще молодой человек, и, как говорится, не нуждался в проблемах. Поэтому опера стала ораторией. В партитуре довольно много композиторских находок — например, полностью написанная сольная партия органа. Это довольно редкое явление в его музыке.

Кроме шикарных дуэтов и арий (кстати, одна ария потом перекочевала в оперу «Ринальдо»), речитативов всего два аккомпаниатора и два квартета, один из них полный («Voglio tempo»).Сколько мы знаем у него подобных сэмплов, где одновременно поют четыре человека? Это уникальный пример.

В «Триумфе…» отчетливо чувствуются буквы итальянского стиля, в первую очередь из-за обилия «бельканто», зародыши которого видны очень конкретно. Партии вокалистов написаны дичайшим образом! Солисты должны обладают феноменальной техникой

Гендель, как и многие его коллеги, трактует голоса инструментально. Допустим, у него есть два гобоя, играющие мелкими нотами, и тут же он запускает эту фактуру в вокальном дуэте.Такое ощущение, что его немного дразнят. Генделю тогда было 22 года, его переполняла жизненная энергия, он не боялся экспериментировать.

Но по прошествии многих лет он взглянул на себя молодого через призму зрелого музыканта, как это сделал позже Брукнер, вернувшись к своей первой симфонии в последние годы жизни.

— Константин Богомолов назвал либретто кардинала Памфили «гнилым». Ты с ним согласен?

— Думаю, да. В общем, если мы посмотрим на некоторые образцы либретто того времени, то вряд ли найдем что-то сверхинтересное.С Памфили все понятно – здесь Удовольствие говорит Красоте: «Ты всегда будешь красивой». А Время отвечает: «Нет, все когда-нибудь кончается…» Ну, все вокруг.

И для Кости, как человека театрального, важно более точное воплощение этого условного сюжета. Что Сорокин сделал с текстом? Он просто взял и написал свой текст! Хотя, конечно, перекличка с Памфили осталась. На мой взгляд, это невероятно хорошо сделано. Очень интересное решение.Вот мы и смотрим на картину — если мы угадываем угол и угол, под которым художник наносил тот или иной штрих, то нам открывается эта картина. Мне кажется, Сорокин поступил так же. Он разгадал Генделя.

— Текст либретто созвучен эпохе. Будет ли интересен современному зрителю весь этот комплекс символов и аллегорий? Или нужно кардинальное решение, как в случае с версией Сорокина?

— Не думаю, что оратория в оригинальной исторической постановке будет скучной. Но у нас свой путь. Наверняка вы видели постановку Кшиштофа Варликовского в Экс-ан-Провансе, где в последней арии «Красота» открывает свои вены. У нас все иначе. Художник, который берется за что-то новое для себя, хочет многое сказать, многое донести до зрителя. К тому же опытный художник.

— На премьере оратории триумфа не было, но как вы думаете, он у нас будет?

Одно могу сказать точно — будет интересно.Даже сейчас, в процессе репетиций, мы чувствуем себя свежими. Естественно, мы играем на «венах», но я говорю своим музыкантам: друзья, забудьте, что вы барочные исполнители.

Мы смотрим на эту музыку через призму нашего времени — и с точки зрения структуры, и с точки зрения артикуляции, штрихов, динамики. Нам нужно искать другие пути. Да, мы знаем, что здесь нужно притормозить, а здесь нужно идти вперед. Но почему мы должны придерживаться его на 100%? Мы играем новейшую музыку, но мы можем исполнять музыку барокко в том же стиле.

В «Триумфе времени и бесчувствия» будет Гендель, быть может, непохожий на того, кого мы привыкли слышать. Мы делаем нетипичного Генделя. Но на исторических инструментах.

Елена Мусаелян

Молодой дирижер с супругой рассказывают о своем ансамбле Questa Musica, одной из самых приятных новинок московской музыкальной жизни


Филипп Чижевский — имя, которое окончательно расширило список дирижеров, которым «правильно ходить» в Москве, и перевело Теодора Курентзиса и Владимира Юровского из разряда «молодых» в разряд «зрелых».Чижевский получил диплом Московской консерватории в 2008 г. хоровой дирижер, в 2010 г. — оперно-симфонический. С января 2011 года работает в Государственном академическом симфоническом хоре России (рук. Валерий Полянский). Но еще в 2008 году вместе с женой Марией Гриличес основал ансамбль Questa Musica, популярность которого в последнее время растет как снежный ком. Ансамбль специализируется на произведениях эпохи Возрождения и барокко, а также произведениях современных композиторов. Среди масштабных проектов — постановка оперы Перселла «Дидона и Эней», исполнение «Свадебки» Стравинского совместно с ансамблем ударных Марка Пекарского, оперы Сергея Невского Запределье на «Платформе» и «Франциск» в Большом театре. , опера Дмитрия Курляндского «Сверляне».Совсем скоро еще одна премьера на «Платформе» — «Страсти» Александра Маноцкова. ЕЛЕНА МУСАЕЛЯН пообщалась с создателями ансамбля.

— Кому принадлежит идея создания ансамбля Questa Musica ?

Мария Грилич: Идея принадлежала композитору Саше Матвеевой, которая одновременно с нами училась на композиторском факультете Московской консерватории, и, можно сказать, изначально это был ее постановочный проект.

Филипп Чижевский: Мы пригласили моих друзей из Академии Хорового Искусства и тут же записали демо-диск, куда вошли мало связанные между собой композиции, это было такое попурри: и русская духовная музыка, и народные песни, и классика и даже спиричуэлс.

Griliches: Вскоре мы отправились в свое первое турне в Венецию и дали там концерт русской духовной музыки. А второй сезон начался с сольного концерта в Доме музыки.Это было началом ансамбля Questa Musica — Костяк из ребят, которые были с нами в то время, еще остался в нашем основном коллективе. Вскоре после этого концерта Саша отделился от нас, и мы с Филиппом стали тянуть эту лямку вместе.

На афишах указано, что художественный руководитель ансамбля — Мария, а дирижер — Филипп. То есть в семейном тандеме вы делили творческие и административные обязанности?

Griliches: У нас нет четкой раздачи, что я только организатор, а Филипп созидатель.Мы все делаем вместе — например, была репетиция, а потом все вместе обсуждаем, обсуждаем какие-то творческие моменты. Было несколько проектов, которые я вел, но, конечно, главный дирижер – Филипп. И, конечно же, он помогает мне в плане организации. На какой-то афише писали, что Филипп Чижевский и художественный руководитель, и дирижер, на какой-то не писали, и мы сначала усердствовали в этом — кто из нас кто. А сейчас мне все равно, мне все равно.

— Ансамбль Questa Musica необычен своей универсальностью. Как правило, это либо инструментальные камерные ансамбли, либо вокально-хоровые, а Questa Musica включает в себя как вокальные, так и инструментальные партии.

Гриличи: Изначально Questa Musica был вокальным ансамблем, но позже к нам стали присоединяться инструменталисты — сначала для отдельных проектов. А потом они как-то очень плотно к нам приросли.

Когда дирижер открывает партитуру, а там вообще ничего не понятно, один сразу ее закроет, а другой, наоборот, скажет «вау».

Чижевский: Знаете, Questa Musica в нашем с Машей понимании, это два человека, она и я. Потому что у нас были совершенно разные по составу проекты, где я выступал не как дирижер, а, для например, пел. Было исполнение мадригалов Джезуальдо, когда я читал текст, и даже играл на ударных инструментах. Возьмем такие проекты, как «Франциск» Сергея Невского в Большом театре, когда у нас был и хор, и достаточно большой оркестр.Когда мы исполняли «Свадебку» Стравинского — хор и солисты были наши, мы пригласили барабанщиков из Ансамбля Пекарского, а пианисты — консерваторские педагоги: Юрий Мартынов, Иван Соколов, Михаил Дубов, Вячеслав Попругин. ..

Гриличи: Конечно, теперь есть постоянный костяк и в вокальной, и в инструментальной частях ансамбля. Это около восьми певцов и около пятнадцати инструменталистов, которые постоянно с нами сотрудничают. При сохранении одного и того же состава время от времени наблюдается рост ансамбля.И я как художественный руководитель всегда стремлюсь максимально сохранить этот костяк. В идеале, конечно, нам не пришлось бы выбирать одно сочинение для современной музыки, а другое для старинной. Есть несколько разносторонних парней, одинаково хорошо играющих на интуитивных и современных инструментах, и это, конечно, потрясающе.

Чижевский: Когда мы делаем проекты с старинной музыкой, есть нюансы, например, с духовыми. В России всего один-два трубача, играющих на натуральной свирели, поэтому они кочуют из группы в группу.То же самое и с рогами. Мы, кстати, не считаем, что вся музыка, скажем, классической эпохи обязательно должна играться на струнах-кишках и в 30-й гамме. Конечно, это интересно, и если есть достаточно времени, то почему бы и нет? Но это не самоцель. Ведь можно уделить больше внимания артикуляции, композиции, штриху, и все будет звучать очень хорошо и близко к аутентичности. Ведь мы живем в 21 веке, и можно все это варьировать в плане звучания, делать какие-то миксы, синтезы, которые на первый взгляд не очень удобоваримы.

Складывается ощущение, что вы не потеряли энтузиазм, который обычно бывает только в самом начале. Понятно, что когда все начинается, все работают только на идею. Как вы сейчас справляетесь с финансами?

Griliches: Это наша главная проблема, потому что всем ребятам, которые с нами играют, приходится параллельно работать на других работах. У каждого свой график работы, приходится искать окна для репетиций, и постоянно мороки. Нет такого понятия, что люди приходят, работают и уходят.Что касается бесплатных концертов, то я стараюсь свести их к минимуму. У нас уже есть музыканты не того уровня, и если я звоню и говорю: «Здравствуйте, у нас будет такой-то концерт, надо помочь» — это по-человечески плохо, потому что работа должна быть оплачена. И мне неловко, я не хочу позиционировать наш ансамбль как «ах, это Маша и Филипп, у них всегда все бесплатно». Нас пригласила в Большой театр Оперативная группа, поэтому мы рассчитали, сколько у нас должно быть репетиций и как они должны быть оплачены.И путем переговоров с продюсером пришли к общему знаменателю. В декабре я продирижировал оперой Дмитрия Курляндского «Буровики», написанной для нашего вокального ансамбля а капелла. Нас пригласила «Мастерская индивидуальной режиссуры» Бориса Юхананова, который руководил постановкой. И все было оплачено.

А вот у нас концерты в Московской консерватории, которую мы безумно любим, любим Рахманиновский зал и всегда рады там выступать. Однако там все бесплатно, консерватория ничего не платит.

Чижевский: Очень хорошо получилось, что нам дали грант на «Свадебку» Стравинского.

Грилиш: Получилось так. Весь прошлый сезон кричала во все окна и двери, что есть такой молодой коллектив, в отдел культуры, в филармонию — куда только не обращалась. И я понял, что в принципе мы никому не нужны. Но Департамент культуры посоветовал мне обратиться в «Открытую сцену» за грантом.И мы написали заявку на «Историю солдата» и «Свадьбу», которую сделали вместе с Алишером Хасановым — это хореограф, мы с ним делали «Дидону». Я выходил на «Открытую сцену» определенное количество раз, подавал документы. А в конце 2012 года нам оттуда позвонили и сказали, что нам дали грант на Свадебку. Но в любом случае, даже если бы мы не получили грант, у нас уже была запланирована «Свадебная вечеринка», она была бы просто бесплатной. Я очень люблю всех наших ребят, ценю их труд и ради них готов идти дальше, просить, доказывать, что наш ансамбль существует, что мы нужны публике и все это мы делаем не зря.

Вы пытались найти своего спонсора?

Грилиш: Да, но я не знаю, как его найти. В свое время разослали кучу дисков, писем. Потом как-то остановились.

— Обманули?

Грилиш: Конечно. Я даже не буду лукавить и скажу, что хак не для нас. Единственное, я всегда ставлю условие себе и всем нашим участникам, что это не халтура, а тот самый концерт, к которому у нас такие же репетиции, как обычно.Но у нас жесткие лимиты, есть предложения, от которых я сразу отказываюсь. Естественно, мы не играем в ресторанах, когда люди едят и пьют, как фоновую музыку… Или если просят включить музыку из кабаре… У нас был один корпоратив – был приглашен наш вокальный ансамбль, это был концерт классической музыки в Дом Пашкова, который компания обустроила для своих клиентов. Мы выступали в первом отделении, Спиваков с «Виртуозами Москвы» во втором. На самом деле это был концерт в хорошей компании.Побольше бы таких корпоративов, жили бы лучше!

К вопросу о репертуаре ансамбля. С одной стороны, он достаточно широк — от музыки эпохи Возрождения до самой современной. Джезуальдо и Шаррино, Шарпантье и Мессиан соседствуют в программах вашего абонемента в Московской филармонии. Но в то же время создается ощущение, что вы намеренно избегаете привычной среднестатистическому слушателю романтической «середины». Здесь есть момент вызова – мы будем петь и играть все, что захотим, и нам все равно, что это воспринимает только очень узкий круг?

Чижевский: Вы знаете, мы даже не думали об этом.Когда программа будет собрана, мы надеемся, что ее будет интересно услышать и другим людям. Сейчас становится все больше и больше слушателей, способных воспринимать эту музыку, причем, кстати, среди немузыкантов. Есть много интеллектуальной молодежи, не имеющей никакого отношения к музыке: актеры, художники. Ведь музыка – это эмоции, и если она хорошо преподнесена, если мы покажем, насколько мы сами получаем удовольствие от ее исполнения, то это не остается без ответа.

Наш ансамбль не имеет четкой привязки к какой-либо эпохе.Мы делаем только то, что нам интересно в данный момент. Мое глубокое убеждение — мы не имеем права играть старую музыку, если не знаем ту, что пишется сейчас. Что, если мы играем современную музыку, мы начинаем смотреть на старую совсем по-другому. Это очень близко, и всегда хорошо, когда старая и новая музыка соседствуют в концертной программе.

Исполнить симфонию Гайдна, Моцарта, Бетховена, любое романтическое сочинение в принципе можно и без дирижера.Но если в его присутствии ничего не меняется, то возникает вопрос — зачем он нужен?

Как ни парадоксально, но ваш ансамбль становится известен благодаря проектам в современной музыке, хотя многие считают, что это пугает слушателя…

Griliches: Во многом это связано с смелостью Филиппа как дирижера. Когда дирижер откроет партитуру, а там вообще ничего не понятно, один сразу ее закроет, а другой, наоборот, скажет: ух ты, какая партитура, я сейчас все сделаю.В нотах Запределье Невский (это было написано для нашего вокального ансамбля и голландского коллектива) я, например, сначала вообще ничего не понял. Что тебе здесь делать — петь, свистеть? И этот опыт дает очень мощный заряд. Нам очень интересно преодолевать трудности и узнавать новое. У каждого композитора своя техника, и мне интересно, справимся ли мы с этим, и с этим… И я хочу сделать это так, чтобы получилось здорово и зацепило не только нас, но и слушателей. Мне кажется, Филипп, как никто другой, прекрасно интерпретирует современную музыку, и в его дирижерской подаче она действительно оживает. Когда мы пели Запределье , Митя Курляндский услышал нас и сочинил «Сверлян» уже в расчете на нас.

Чижевский: А Невский встретил нас на концерте в Рахманиновском зале, когда мы исполняли Gesualdo a cappella и Дидону Перселла на исторических инструментах. Интересно, что он услышал нас именно как исполнителей старинной музыки.Хотя, конечно, мадригалы Джезуальдо сравнимы с самыми изощренными вокальными упражнениями, какие только могут представить себе современные композиторы.

— Филипп, ваша личная дирижерская карьера складывается достаточно успешно. Вы несколько раз выступали с оркестром Musica В ива , Национальная филармония, вы работаете в Полянской капелле. Как вы расставляете приоритеты при выборе между своей карьерой и развитием вашего детища — Questa Musica ?

Чижевский: Трудно сказать. Для меня приоритетом всегда является то, чем я занимаюсь в данный момент. Когда я готовлю концерт, я полностью занят только им. Я очень люблю Questa Musica Для меня это дом. Но мне везде комфортно, не было ни одного случая конфликтов с другими оркестрами. Сейчас я хочу предложить директору «Новой России» сделать концерт Мортона Фельдмана и соединить его в программе с Десятой симфонией Мясковского. Есть еще один проект — сыграть композиции Шаррино и Монтеверди.Монтеверди играть на исторических инструментах с нашим ансамблем, а Шаррино играть Storie di altre storie для аккордеона с оркестром, в котором использована музыка Моцарта и Скарлатти. Но это пока в планах.

— Дирижер в вашем понимании — это кто?

Чижевский: Дирижер инструмент для оркестра. Он, конечно, должен обладать качествами и учителя, и лидера. Он должен что-то предложить и сделать так, чтобы ему поверили, должен уметь распределять энергию и направлять ее в нужное русло.Он должен быть психологом, может быть, что-то сказать, но в большей степени, конечно, показать руками, как потрогать звуки, взвесить их. ..

— Вы словами говорите о том, чего хотите от исполнителей?

Чижевский: Стараюсь как можно меньше говорить и все показывать руками. Если что-то не получается, я принимаю это на свой счет — значит, недостаточно хорошо показал. Я требую, чтобы музыканты отреагировали на мой жест.

— Все можно показать?

Чижевский: Думаю да. Задача дирижера — сделать так, чтобы все чувствовали себя так же, как и я, но при этом нельзя навязывать свою волю. Каждый музыкант должен чувствовать себя комфортно. И в конце концов, если все будут воспринимать эту музыку так, как я, то это будет единый организм, которому дирижер не особо нужен. Затем дирижер может отойти в сторону и насладиться выступлением. Но перед этим он должен проделать большую работу.

Задача — сделать с оркестром то, что он не может сделать без участия дирижера. В принципе можно исполнить симфонию Гайдна, Моцарта, Бетховена, любое романтическое произведение без дирижера. Но если от его присутствия ничего не меняется, то возникает вопрос — зачем он нужен? Потом люблю что-то менять уже на финальном выступлении, вплоть до динамики. Когда все изучено, почему бы не сделать что-то внезапное. Конечно, в пределах разумного.Но я никогда не буду требовать на репетиции того же, что буду делать на концерте.

Ансамблю уже пятый год. Достаточно времени, чтобы оглянуться назад и оценить сделанное. Подводя итог, что есть в вашем ансамбле такого, чего нет у других?

Griliches: В нашем ансамбле живая и искренняя любовь к музыке, в нас есть душа, внутренняя энергия и самовыражение, которые всех нас объединяют. Мы уже сделали себе имя, и когда говорят Questa Musica — значит определенное качество.И, я думаю, у нас уже есть устоявшийся стиль, свое звучание.

Чижевский: А еще вера в то, что мы делаем, которая помогает нам жить, играть, творить, собирать музыкантов.

Каковы ваши цели на 10-летие? Квеста Музыка ?

Чижевский: Сыграть оперу Парсифаль.

— Это композиция, до которой должно вырасти Questa Musica ! Я так понимаю, Филипп готовит мини-версию Полянской капеллы?

Грилиши: Часовни Чижевского.А если отложить в сторону творческие моменты, конечно, хотелось бы финансовой стабильности, чтобы спокойно смотреть в глаза нашим музыкантам. У них у всех есть семьи, не только у нас с Филиппом есть дети, у многих есть дети в ансамбле, и мне больно, когда я понимаю, что их надо разорвать на десять рабочих мест, потому что они любят музыку и наш ансамбль, они верят в нас и хочешь быть с нами.

Родился в 1984 году в Москве. Окончил Московскую консерваторию по специальностям хоровое дирижирование (класс Станислава Калинина) и оперно-симфоническое дирижирование (класс Валерия Полянского).В 2008 году стал лауреатом Всероссийского конкурса дирижеров в Москве, тогда же основал ансамбль Questa Musica, с которым работает в России и за рубежом. В 2013 году с этим коллективом представил постановку Стравинского «Сказка о солдате» в театральном центре на Страстном (хореография Олега Глушкова), а в 2016 году принял участие в фестивале музыки барокко в Линце (Австрия). Руководил хором Государственного музыкального училища имени Гнесиных, где также преподавал дирижирование.

В 2011 году стал дирижером Государственного академического симфонического хора России (художественный руководитель — Валерий Полянский).Оказывал помощь Геннадию Рождественскому в подготовке абонементных концертов группы, участвовал вместе с Оркестром Капеллы в проведении Первого Всероссийского музыкального конкурса, за что был удостоен благодарности Министра культуры РФ. Дирижировал премьерой «Пролога к Дидоне» Майкла Наймана и «Энея» Пёрселла в Перми. В 2012 году поставил премьеру оперы Сергея Невского «Франциск» в Большом театре России. За эту работу он был номинирован на Национальную театральную премию «Золотая маска».В 2014 году — штатный дирижер Большого театра, с 2015 года — приглашенный дирижер. Музыкальный руководитель I Барочного фестиваля Большого театра. В 2014 году поставил оперу Моцарта «Все женщины так делают» в Бурятском государственном академическом театре оперы и балета (режиссёр-постановщик Ханс-Йоахим Фрей). В июне 2015 года вместе с режиссером Борисом Юханановым поставил в Электротеатре Станиславский оперный сериал «Буровики», за который снова был номинирован на «Золотую маску».

В рамках V фестиваля «Другое пространство» совместно с Владимиром Юровским и Фуадом Ибрагимовым исполнил российскую премьеру «Групп Штокхаузена» (2016). Член жюри премии «Золотая маска» (2017). Музыкальный руководитель оратории Генделя «Триумф времени и бесчувствия» музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко (2018). Сотрудничает с российскими и зарубежными оркестрами, в том числе с Государственным оркестром России имени Е.Ф.Светланова, Национальный филармонический оркестр России, «Новая Россия», «Русская филармония», оркестр Московского театра «Новая опера», Московский камерный оркестр musica viva, Филармонический оркестр Брно, Бранденбургский государственный симфонический оркестр, Литовский камерный оркестр и Новый Токийский городской оркестр. Со скрипачом Романом Минцем записал композиции Леонида Десятникова «Зарисовки к закату» и «Русские сезоны». С 2011 года преподает в Московской консерватории.

Филипп Чижевский родился в 1984 году.

Родился в 1984 году в Москве. Окончил Московскую государственную консерваторию. П. И. Чайковского по специальностям: хоровое дирижирование (класс проф. С. С. Калинина, 2008 г.) и оперно-симфоническое дирижирование (класс народного артиста России проф. В. К. Полянского, 2010 г.). Лауреат Всероссийского конкурса дирижеров (Москва, 2008).

С 2008 по 2011 год — Художественный руководитель и дирижер хора Государственного Музыкального Колледжа. Гнесиных, педагог дирижирования.

В 2008 году основал ансамбль Questa Musica, с которым выполнил

крупных проектов в России и за рубежом.

С 2011 года — преподаватель Московской консерватории. П. И. Чайковский.

В 2011 году стал дирижером Государственного академического симфонического хора России. В разные годы музыкант помогал Геннадию Рождественскому в подготовке абонементных концертов группы. С оркестром «Капелла» Чижевский участвовал в Первом Всероссийском музыкальном конкурсе и был удостоен благодарности министра культуры Российской Федерации. В 2012 году дирижировал премьерой «Пролога к Дидоне» Майкла Наймана и «Энея» Пёрселла в Перми.
Сентябрьские вечера

Торжок 2014

В сентябре 2012 года в Большом театре под управлением Филиппа Чижевского состоялась премьера оперы Сергея Невского «Франциск», а в октябре 2012 года – премьера оперы Михаила Наймана «Пролог к ​​Дидоне и Энею Перселлу» с Государственным оркестром России в Пермь. В 2013 году совместно с Ансамблем Questa Musica поставил «Историю солдата» И. Стравинского (хореография Олега Глушкова). С 2014 года — дирижер Большого театра.В 2014 году поставил оперу Моцарта «Così fan tutte» в Бурятском государственном академическом театре оперы и балета (режиссёр-постановщик Ханс-Йоахим Фрей). Является музыкальным руководителем первого фестиваля барокко в Большом театре (сезон 2014/2015).

В июне 2015 года совместно с режиссером Борисом Юханановым поставил оперный цикл «Буровики» в Электротеатре Станиславский, в который вошли мировые премьеры опер ведущих российских композиторов: Дмитрия Курляндского, Бориса Филановского, Алексея Сюмака, Сергея Невского, Алексея Сысоева и Владимир Раннев.

С 2016 года Филипп Чижевский сотрудничает с Tokio New Sity Orchestra (Япония, Токио).

В феврале 2016 года с Questa Musica принял участие в фестивале барочной музыки в Линце (Австрия). Вместе со скрипачом Романом Минцем записал музыку Леонида Десятникова («Зарисовки к закату» и «Русские сезоны»). Художественный руководитель II Международного фестиваля православного пения «Просветитель» (о. Валаам). В рамках V фестиваля актуальной музыки «Другое пространство» вместе с В.Юровского и Ф. Ибрагимова, он исполнил российскую премьеру «Групп» Штокхаузена для трех оркестров и трех дирижеров.

Дважды номинант театральной премии «Золотая Маска» за лучшую дирижерскую работу (2013 опера «Франциск» С. Невского, Большой театр и 2016 опера цикл «Сверлийцы», Электротеатр Станиславский)

Член жюри театральная премия «Золотая Маска» 2017.


ММДМ 20.10.2015
Юбилейный концерт А. Журбина


Сотрудничает с ведущими российскими и зарубежными оркестрами, в том числе: Tokio New City Orchestra, Брненский филармонический оркестр (главный дирижер — Александр Марковиц), Brandenburgische Staatsorchester (художественный руководитель Ховард Гриффитс), Литовский камерный оркестр, Оркестр театра «Новая опера» (главный дирижер Ян Латам- Кениг), Национальный филармонический оркестр России (художественный руководитель Владимир Спиваков), «Новая Россия» (художественный руководитель Юрий Башмет), Русское филармоническое общество (художественный руководитель Дмитрий Юровский), Государственный симфонический оркестр им. Е.Ф.Светланова (художественный руководитель Владимир Юровский), Musica Viva (художественный руководитель Александр Рудин).

AFF

Лауреатами программы в 2020 году стали:

Булошников Марк , старший преподаватель кафедры композиции и инструментовки Нижегородской государственной консерватории, художественный руководитель и пианист ансамбля современной музыки NoName, Нижний Новгород

Дмитрий Бурцев , аккордеонист-импровизатор, участник VI Международной академии молодых композиторов в г. Чайковский, один из кураторов фестиваля импровизационной музыки «set•by•set» в Московской государственной консерватории, автор «Мальвы» в МХТ имени Чехова

Олег Гудачев, исполнитель и мультиинструменталист-импровизатор, соучредитель, художник и художественный руководитель ансамбля {вместо}, участник различных фестивалей: reMusik.org, «Время музыки: Финдезикль» и др., автор музыки к спектаклям Александринского театра и Театра Ленсовета

Звездина Дарья, исполнительница, импровизатор, лауреат Всероссийских композиторских конкурсов, «ДеКа» арт -участник группы, участник проекта «Золотой осел» Электротеатра Станиславский

Даниэль Пильхен , перформер, импровизатор, участник арт-группы «ДеКа», автор музыки к спектаклям Электротеатра Станиславский и Московской театральной школы «Школа модерна». Драма»

Алексей Сысоев , исполнитель, импровизатор, автор музыки к театральным постановкам Кирилла Серебренникова, Филиппа Григоряна и танцевального коллектива Gay&Rony Club, лауреат премии «Золотая Маска» 2013 года за лучшее произведение композитора музыкального театра, опера «Сверляне.Эпизод IV в репертуаре Электротеатра Станиславский,

Борис Филановский , куратор, член композиторской группы SoMa, музыку исполняют Теодор Куренцис, Владимир Юровский, musicAeterna, unitedberlin, MASM, eNsemble и др., Opera «Сверляне. Эпизод II» в репертуаре Электротеатра Станиславский, музыкальная скульптура «Архитектон Тета» в репертуаре Драматического театра им.Оргкомпозиторий в Санкт-Петербурге, действительный член Берлинской академии художеств, лауреат российских и международных музыкальных конкурсов.

Филипп Чижевский дирижер биография личная жизнь. Филипп Чижевский, приглашенный дирижер

Елена Мусаелян

Молодой дирижер с супругой рассказывают о своем ансамбле Questa Musica — одной из самых приятных новинок московской музыкальной жизни


Филипп Чижевский – имя, которое окончательно расширило список дирижеров, которым «право ходить» в Москве, и перевело Теодора Курентзиса и Владимира Юровского из разряда «молодых» в разряд «зрелых». Чижевский получил диплом хорового дирижера Московской консерватории в 2008 году, оперного и симфонического дирижера в 2010 году. С января 2011 года работает в Государственной академической симфонической капелле России (рук. Валерий Полянский). Но еще в 2008 году вместе с супругой Марией Гриличес основал ансамбль Questa Musica, популярность которого в последнее время растет как снежный ком. Ансамбль специализируется на произведениях эпохи Возрождения и барокко, а также произведениях современных композиторов.Среди масштабных проектов — постановка оперы Перселла «Дидона и Эней», исполнение «Свадебки» Стравинского совместно с ансамблем ударных Марка Пекарского, оперы Сергея Невского Autland на «Платформе» и «Франциске». в Большом театре опера Дмитрия Курляндского «Буровики». Совсем скоро еще одна премьера на «Платформе» — «Страсти» Александра Маноцкова. ЕЛЕНА МУСАЕЛЯН побеседовала с создателями ансамбля.

— Кому пришла в голову идея создания ансамбля Questa Musica ?

Мария Грилич: Идея принадлежала композитору Саше Матвеевой, которая параллельно с нами училась на композиторском факультете Московской консерватории, и, можно сказать, изначально это был ее постановочный проект.

Филипп Чижевский: Мы пригласили моих друзей из Академии Хорового Искусства и тут же записали демо-диск, в который вошли композиции, не связанные друг с другом тесно, это было такое попурри: и русская духовная музыка, и народные песни, и классика и даже спиричуэлс.

Griliches: Вскоре мы отправились в свое первое турне в Венецию и дали там концерт русской духовной музыки. А второй сезон начался с сольного концерта в Доме музыки.Это было рождение ансамбля. Questa Musica — костяк ребят, которые были с нами тогда, до сих пор остаются в нашем основном коллективе. Вскоре после этого концерта Саша отделился от нас, и мы с Филиппом вместе стали тянуть эту лямку.

На афишах указано, что художественный руководитель ансамбля — Мария, а дирижер — Филипп. То есть внутри семейного тандема вы разделили творческие и административные обязанности?

Griliches: У нас нет четкой раздачи, что я только организатор, а Филипп созидатель.Мы все делаем вместе — например, прошла репетиция, а потом мы все вместе обговариваем, обсуждаем какие-то творческие моменты. Было несколько проектов, которые я вел, но, конечно, главным дирижером был Филипп. И, конечно же, он помогает мне в плане организации. На какой-то афише написали, что Филипп Чижевский — и художественный руководитель, и дирижер, для некоторых не писал, и мы поначалу этому завидовали — кто из нас есть кто. А сейчас мне все равно, для меня это абсолютно не имеет значения.

— Ансамбль Questa Musica необычен своей универсальностью. Как правило, это либо инструментальные камерные ансамбли, либо вокально-хоровые ансамбли, а Questa Musica включает в себя как вокальные, так и инструментальные партии.

Griliches: Изначально Questa Musica был вокальным ансамблем, но позже к нам стали присоединяться инструменталисты — сначала для отдельных проектов. А потом они как-то очень плотно к нам приросли.

Когда дирижер открывает партитуру, а там вообще ничего не понятно, один сразу ее закроет, а другой, наоборот, скажет «вау».

Чижевский: Знаете, Questa Musica в нашем с Машей понимании — это два человека, она и я. Потому что у нас были совершенно разные по составу проекты, где я не выступал дирижером, а, например, пел. Было исполнение мадригалов Джезуальдо, когда я читал текст и даже играл на ударных инструментах. Возьмите такие проекты, как «Франциск» Сергея Невского в Большом театре, когда у нас был и хор, и достаточно большой оркестр.Когда мы исполняли «Свадебку» Стравинского — хор и солисты были наши, мы пригласили барабанщиков из ансамбля Пекарского, а пианисты — консерваторские педагоги: Юрий Мартынов, Иван Соколов, Михаил Дубов, Вячеслав Попругин…

Гриличи: Конечно, сейчас постоянный костяк и в вокальной, и в инструментальной части ансамбля. Это около восьми певцов и около пятнадцати инструменталистов, которые постоянно с нами сотрудничают. Когда остается тот же состав, время от времени наблюдается рост ансамбля.И я, как художественный руководитель, всегда стремлюсь к тому, чтобы этот костяк был максимально сохранен. В идеале, конечно, хотелось бы, чтобы нам не приходилось выбирать один состав для современной музыки, а другой для старой музыки. Есть несколько разносторонних ребят, одинаково владеющих венозными инструментами и современными, и это, конечно, потрясающе.

Чижевский: Когда мы делаем проекты с старинной музыкой, есть нюансы, например, с духовыми. В России всего один-два трубача, играющих на натуральной свирели, поэтому они кочуют из коллектива в коллектив.То же самое и с валторнами. Кстати, мы не считаем, что всю музыку, скажем, эпохи классицизма надо играть на жильных струнах в 30-м строе. Это, безусловно, интересно, а если есть время, то почему бы и нет? Но это не самоцель. Ведь можно уделить больше внимания артикуляции, композиции, штриху, и все будет звучать очень хорошо и близко к аутентичности. Ведь мы живем в 21 веке, и можно все это варьировать в плане звучания, делать какие-то миксы, синтезы, которые на первый взгляд не очень удобоваримы.

Создается ощущение, что вы не потеряли энтузиазм, который обычно возникает только в самом начале. Понятно, что когда все начинается, все работают только на идею. Как у вас сейчас решается финансовый вопрос?

Griliches: Это наша главная проблема, потому что всем ребятам, которые с нами играют, приходится параллельно работать на других работах. У каждого свой рабочий график, приходится искать окна для репетиций, а это всегда хлопоты.Не бывает такого, чтобы люди пришли, поработали и ушли. Что касается бесплатных концертов — я стараюсь свести их к минимуму. У нас уже есть музыканты не того уровня, и если я звоню и говорю: «Здравствуйте, у нас будет такой-то концерт, надо помочь» — это по-человечески нехорошо, потому что работа должна быть оплачена. И мне некомфортно, я не хочу позиционировать наш ансамбль как «ах, это Маша и Филипп, у них всегда все бесплатно». «Оперативная группа» пригласила нас в Большой театр, и соответственно мы рассчитали, сколько у нас должно быть репетиций и как они должны быть оплачены.И путем переговоров с продюсером мы пришли к общему знаменателю. В декабре дирижировал оперой Дмитрия Курляндского «Сверлийцы», написанной для нашего вокального ансамбля a cappella. Нас пригласила «Мастерская индивидуальной режиссуры» Бориса Юхананова, который занимался постановкой. И все было оплачено.

Зато у нас есть концерты в Московской консерватории, которую мы безумно любим, любим Рахманиновский зал и всегда рады там выступать. Однако там все бесплатно, консерватория ни за что не платит.

Чижевский: Очень хорошо получилось, что нам дали грант на «Свадебку» Стравинского.

Грилиш: Получилось так. Весь прошлый сезон я кричала во все окна и двери, что есть такой молодой коллектив, в отдел культуры, в филармонию — куда бы я ни обращалась. И я понял, что в принципе мы никому не нужны. Но Департамент культуры посоветовал мне обратиться в «Открытую сцену» за грантом.И мы написали заявку на «Историю солдата» и «Свадебку», которую сделали вместе с Алишером Хасановым — это постановщик-хореограф, с ним мы делали «Дидону». Я выходил на «Открытую сцену» определенное количество раз, подавал документы. А в конце 2012 года нам оттуда позвонили и сказали, что нам дали грант на «Свадебку». Но в любом случае, даже если бы мы не получили грант, у нас уже была запланирована «Свадебка», она была бы просто бесплатной. Я очень люблю всех наших ребят, ценю их труд и ради них готов идти дальше, просить, доказывать, что наш ансамбль существует, что мы нужны публике и все это мы делаем не на пустом месте.

— Вы пытались найти своего спонсора?

Грилиш: Да, но я не знаю, как его найти. В свое время разослали кучу дисков и писем. Потом как-то перестали.

— Они это сделали?

Грилиш: Конечно. Я даже не буду лукавить и скажу, что халтура не для нас. Единственное, я всегда ставлю условие себе и всем нашим участникам, что это не халтура, а тот самый концерт, к которому у нас такие же репетиции, как обычно.Но у нас жесткие рамки, есть предложения, от которых я сразу отказываюсь. Естественно, мы не играем в ресторанах, когда люди едят и пьют, как фоновую музыку… Или если просят включить музыку кабаре… У нас был один корпоратив — был приглашен наш вокальный ансамбль, это был концерт классической музыки в Дом Пашкова, который компания обустроила для своих клиентов. В первом составе выступали мы, во втором — Спиваков с «Виртуозами Москвы». На самом деле это был концерт в хорошей компании.Побольше бы таких корпоративов, жили бы лучше!

К вопросу о репертуаре ансамбля. С одной стороны, он достаточно широк — от музыки эпохи Возрождения до самой современной. В программах вашего абонемента Московской филармонии уживаются Джезуальдо и Чаррино, Шарпантье и Мессиан. Но при этом создается ощущение, что вы намеренно избегаете романтической «середины», привычной среднестатистическому слушателю. Здесь есть момент вызова – мы будем петь и играть, что хотим и нам все равно, что это воспринимает только очень узкий круг?

Чижевский: Вы знаете, мы как-то даже не задумывались на эту тему. Когда программа будет развиваться, мы надеемся, что ее будет интересно услышать и другим людям. Сейчас становится все больше публики, способной воспринимать эту музыку, причем, кстати, среди немузыкантов. Есть много интеллектуальной молодежи, не имеющей никакого отношения к музыке: актеры, художники. Музыка – это эмоции, и если ее хорошо преподнести, показать, насколько мы сами получаем удовольствие от ее исполнения, то это не остается без ответа.

Наш ансамбль не имеет четкой ориентации на какую-то определенную эпоху.Мы делаем только то, что нам интересно в данный момент. По моему глубокому убеждению, мы не имеем права играть старую музыку, если не знаем ту, что пишется сейчас. А если мы играем современную музыку, то начинаем совсем по-другому смотреть на старую музыку. Это очень близко, и всегда хорошо, когда в программе концерта соседствуют старая и новая музыка.

Симфонию Гайдна, Моцарта, Бетховена или любое романтическое произведение в принципе можно исполнить без дирижера. Но если в его присутствии ничего не меняется, то возникает вопрос — зачем он нужен?

Как ни парадоксально, но ваш ансамбль становится известным благодаря проектам в современной музыке, хотя многие считают, что это пугает слушателя…

Griliches: Во многом это связано с мужеством Филиппа как дирижера. Когда дирижер откроет партитуру, а там вообще ничего не понятно, один из них тут же ее закроет, а другой, наоборот, скажет: ух ты, какая партитура, я сейчас все сделаю.В нотах Аутланд Невский (это было написано для нашего вокального ансамбля и голландского коллектива) я, например, сначала вообще ничего не понял. Что тут делать — петь, свистеть? И этот опыт дает очень мощный заряд. Нам очень интересно преодолевать трудности и узнавать новое. У каждого композитора своя техника, и мне интересно, справимся ли мы с этим, и с этим… И я хочу сделать это так, чтобы получилось здорово и зацепило не только нас, но и публику.Мне кажется, Филипп, как никто другой, прекрасно интерпретирует современную музыку, и в его дирижерской подаче она действительно оживает. Когда мы пели Autland , Митя Курляндский услышал нас и сочинил «Сверлийцы» уже в расчете на нас.

Чижевский: А Невский встретил нас на концерте в Рахманиновском зале, когда мы исполняли Gesualdo a cappella и Дидону Перселла на исторических инструментах. Интересно, что он услышал нас именно как исполнителей старинной музыки.Хотя, конечно, мадригалы Джезуальдо сравнимы с самыми изощренными вокальными упражнениями, какие только могут представить себе современные композиторы.

— Филипп, ваша личная дирижерская карьера складывается достаточно успешно. Вы несколько раз выступали с оркестром Musica В ива , Национальная филармония, вы работаете в Полянской капелле. Как вы расставляете приоритеты при выборе между карьерой и развитием своего детища — Questa Musica ?

Чижевский: Трудно сказать.Для меня приоритетом всегда является то, чем я занимаюсь в данный момент. Когда я готовлю концерт, я полностью занят только им. Я очень люблю Questa Musica , для меня это дом. Но мне везде комфортно, не было ни одного случая конфликтов с другими оркестрами. Сейчас я хочу предложить директору «Новой России» сделать концерт Мортона Фельдмана и соединить его в программе с Десятой симфонией Мясковского. Есть еще один проект — сыграть композиции Чаррино и Монтеверди.Сыграйте Монтеверди на исторических инструментах с нашим ансамблем, а из Чаррино сыграйте Storie di altre storie для аккордеона и оркестра, используя музыку Моцарта и Скарлатти. Но это пока в планах.

— В вашем понимании дирижер кто?

Чижевский: Дирижер — это инструмент оркестра. Он, конечно, должен обладать качествами и учителя, и лидера. Он должен что-то предложить и сделать так, чтобы ему поверили, он должен уметь распределять энергию и направлять ее в нужное русло.Он должен быть психологом, может быть, что-то сказать, но в большей степени, конечно, показать руками, как осязать звуки, взвешивать их. ..

— Вы на словах говорите о том, чего хотите от исполнителей?

Чижевский: Стараюсь как можно меньше говорить и все показывать руками. Если что-то не получается, я принимаю это на свой счет — значит, недостаточно хорошо показал. Я требую, чтобы музыканты отреагировали на мой жест.

— Можно все показать?

Чижевский: Думаю да. Задача дирижера — заставить всех чувствовать себя так же, как и я, но при этом нельзя навязывать свою волю. Каждый музыкант должен чувствовать себя комфортно. И в конце концов, если все будут воспринимать эту музыку так, как я, то это будет единый организм, которому дирижер особо не нужен. Затем дирижер может отойти в сторону и насладиться выступлением. Но перед этим он должен проделать большую работу.

Задача — сделать с оркестром то, что он сам не может сделать без участия дирижера. Симфонию Гайдна, Моцарта, Бетховена или любое романтическое произведение в принципе можно исполнить без дирижера. Но если от его присутствия ничего не меняется, то возникает вопрос — зачем он нужен? Потом мне нравится что-то менять на финальном выступлении, вплоть до динамики. Когда все изучено, почему бы не сделать что-то внезапное. Конечно, в разумных пределах.Но я никогда не буду требовать на репетиции того, что буду делать на концерте.

Ансамблю уже пятый год. Этого времени достаточно, чтобы оглянуться назад и оценить сделанное. Подводя итог, что есть в вашем ансамбле такого, чего нет у других?

Griliches: В нашем ансамбле живая и искренняя любовь к музыке, в нас есть душа, внутренняя энергия и самовыражение, которые всех нас объединяют. Мы уже сделали себе имя, и когда говорят Questa Musica — это подразумевает определенное качество.И, я считаю, у нас уже есть устоявшийся стиль, свое звучание.

Чижевский: А еще вера в то, что мы делаем, которая помогает нам жить, играть, творить, собирать музыкантов.

— Какие цели вы бы поставили перед собой на 10-летие Questa Musica ?

Чижевский: Сыграть оперу Парсифаль.

— Вот до какой композиции должно дорасти Questa Musica ! Насколько я понимаю, Филипп готовит мини-версию Полянской капеллы?

Грилиши: Часовни Чижевского.И отложив творческие моменты, конечно, хотелось бы финансовой стабильности, чтобы спокойно смотреть в глаза нашим музыкантам. У них у всех есть семьи, не только у нас с Филиппом есть дети, у многих из них есть дети в ансамбле, и мне больно, когда я понимаю, что им приходится ломать десять работ, потому что они любят музыку и наш ансамбль, верят в нас и хотят быть с нами.

На Малой сцене Музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко В мае состоится российская премьера оратории Георга Фридриха Генделя «Торжество времени и бесчувствия».

Постановку поставил Константин Богомолов, впервые обратившийся к музыкальному театру.

Новое либретто создал известный писатель, сценарист, художник Владимир Сорокин.

За музыкальную составляющую отвечает ансамбль Questa Musica под руководством Филиппа Чижевского.

Незадолго до премьеры дирижер рассказал об этой оратории и о музыке Генделя.

— Филипп, насколько я знаю, Константин Богомолов планировал поставить «Триумф времени и бесчувствия» еще три года назад.Как получилось, что вы стали частью уже обсуждаемого спектакля?

— Меня пригласил Антон Гетман, и в мой день рождения. Он сказал, что у него уже есть договоренность с Костей, и теперь ему нужны я и мои музыканты. Правда, поставил условие играть на исторических инструментах.

Это предложение было для меня лучшим подарком! «Триумф…» — очень сложный и необычный проект. Эта оратория содержит четыре аллегорических бесполых фигуры. Я предложила Косте сделать полностью мужскую историю, и он сразу загорелся этой идеей.У нас четыре замечательных солистки, мы провели первый блок репетиций с оркестром, придумали кое-что для континуо… Но не буду раскрывать всех секретов.

— У вас уже был опыт работы над музыкой Генделя — и над ораторией «Мессия», и над оперой «Роделинда» — вместе с Кристофером Молдсом. Сейчас это одно из самых ранних творений великого композитора.

— Да, это, как известно, его первая оратория. Мы играем в самую раннюю версию, написанную для его итальянских покровителей в 1707 году.Гендель обратился к этой работе тридцать лет спустя (1737 г.), и она оказалась наполовину английской, наполовину итальянской. И вот спустя 20 лет (1757 г.) оратория была исполнена уже полностью на английском языке.

Для Генделя это абсолютно «авангардный» опус. Мне не нравится это слово. Ведь Гендель, в принципе, довольно хорошо одетый композитор. Вся его музыка красивая, благозвучная — просто Игорь Крутой своего времени. А если послушать арию «Нежный Морфеус» из «Альцесты», то это чистый стиль группы АББА.

Конечно, верно и обратное, но смысл того, что я хочу сказать, ясен. В юности у Генделя еще был «волчий» нос. А потом немного успокоился.

— В «Торжестве времени и бесчувствия» нет самого главного для оратории — хора. Это произведение хочется назвать оперой. Но, как пишет Лариса Валентиновна Кириллина в своей книге о Генделе, по распоряжению папы Климента XI публичные оперные представления в Риме с 1700 по 1721 год не допускались к постановке.Не кажется ли вам, что Гендель таким образом зашифровал свое произведение?

— Конечно. Это была опера, которую хотел написать Гендель. Но он был еще молодой человек, и, как говорится, ему не нужны были проблемы. Именно поэтому опера стала ораторией. В партитуре довольно много композиторских находок — например, полностью выписанная сольная партия органа. Это довольно редкое явление в его музыке.

Кроме шикарных дуэтов и арий (кстати, одна ария позже перекочевала в оперу Ринальдо), речитативного сопровождения всего два и два квартета, один из них полноценный (Voglio tempo).Много ли мы знаем от него подобных сэмплов, где одновременно поют четыре человека? Это уникальный пример.

В «Триумфе…» отчетливо чувствуется итальянский стиль письма, прежде всего, из-за обилия «бельканто», зародыши которого видны очень конкретно. Партии вокалистов написаны дичайшим образом! Солисты должны обладать феноменальной техникой.

Гендель, как и многие его коллеги, инструментально обрабатывает голоса. Допустим, у него есть два гобоя, играющие маленькие ноты, и тут же он начинает эту фактуру в вокальном дуэте.Кажется, он немного издевается. Генделю тогда исполнилось 22 года, его переполняла жизненная энергия, он не боялся экспериментировать.

Но по прошествии многих лет он взглянул на себя молодым через призму зрелого музыканта, как позже сделает Брукнер, вернувшись к своей первой симфонии в последние годы жизни.

— Константин Богомолов назвал либретто кардинала Памфили «гнилым». Ты с ним согласен?

— Думаю, да. В общем, если мы посмотрим на некоторые образцы либретто того времени, то вряд ли найдем что-то сверхинтересное.С Памфилией все понятно — здесь Удовольствие говорит Красоте: «Ты всегда будешь красивой». А Время отвечает: «Нет, все когда-нибудь кончается…» Ну, все вокруг.

И для Кости, как человека театрального, важно более точное воплощение этого условного сюжета. Что Сорокин сделал с текстом? Он просто взял и написал свою лирику! Хотя, конечно, переклички с Памфили остались. На мой взгляд, это невероятно сделано. Очень интересное решение.Вот мы смотрим на картину — если мы угадываем угол и угол, под которым художник нанес тот или иной штрих, то эта картина открывается нам. Мне кажется, Сорокин поступил так же. Он расшифровал Генделя.

— Текст либретто был созвучен эпохе. Заинтересует ли современного зрителя весь этот комплекс символов и аллегорий? Или необходимо принимать радикальное решение, как в случае с версией Сорокина?

— Не думаю, что оратория в оригинальной исторической постановке будет скучной.Но у нас свой путь. Вы наверняка видели постановку Кшиштофа Варликовского в Экс-ан-Провансе, где в последней арии «Красота» открывает свои вены. У нас все иначе. Художник, берущийся за что-то новое для себя, хочет многое сказать, многое донести до зрителя. К тому же опытный художник.

— На премьере оратории триумфа не было, а будет ли он у нас, как вы думаете?

— Одно могу сказать точно — будет интересно.Даже сейчас, в процессе репетиций, мы чувствуем свежесть. Естественно, мы играем на «венах», но я говорю своим музыкантам: друзья, забудьте, что вы барочные исполнители.

Мы смотрим на эту музыку через призму нашего времени — и с точки зрения структуры, и с точки зрения артикуляции, штрихов, динамики. Нужно искать другие выходы. Да, мы знаем, что здесь нужно притормозить, а здесь нужно идти вперед. Но почему мы должны придерживаться его на 100%? Мы играем новейшую музыку, но мы можем играть музыку барокко с той же точки зрения.

В «Триумфе времени и бесчувствия» будет Гендель, может быть, непохожий на того, кого мы привыкли слышать. Делаем нетипичного Генделя. Но на исторических инструментах.

Чижевский Филипп родился в 1984 году.

Родился в 1984 году в Москве. Окончил Московскую государственную консерваторию. П. И. Чайковского по специальностям: хоровое дирижирование (класс проф. С. Калинина, 2008 г.) и оперно-симфоническое дирижирование (класс народного артиста России проф.В. К. Полянский, 2010). Лауреат Всероссийского конкурса дирижеров (Москва, 2008).

С 2008 по 2011 год — Художественный руководитель и дирижер хора Государственного музыкального училища им. Гнесиных, преподаватель по специальности дирижирование.

В 2008 году основал ансамбль Questa Musica, с которым осуществил

крупных проектов в России и за рубежом.

С 2011 года — преподаватель Московской государственной консерватории. П. И. Чайковский.

В 2011 году стал дирижером Государственной академической симфонической капеллы России.На протяжении многих лет музыкант помогал Геннадию Рождественскому в подготовке абонементных концертов группы. С оркестром «Капелла» Чижевский принял участие в Первом Всероссийском музыкальном конкурсе и был отмечен благодарностью Министра культуры Российской Федерации. В 2012 году дирижировал пермской премьерой оперы Майкла Наймана «Пролог к ​​Дидоне и Энеасу Перселлу».
Сентябрьские вечера

Торжок 2014

В сентябре 2012 года в Большом театре под руководством Филиппа Чижевского состоялась премьера оперы Сергея Невского «Франциск», а в октябре 2012 года – премьера оперы Михаила Наймана «Пролог к ​​Дидоне и Энею Перселлу» с ГАСК России Оркестр в Перми.В 2013 году с ансамблем Questa Musica поставил спектакль «Истории солдата» И. Стравинского (хореография Олега Глушкова). С 2014 года — дирижер Большого театра. В 2014 году осуществил постановку оперы Моцарта «Così fan tutte» в Бурятском государственном академическом театре оперы и балета (режиссёр-постановщик Ханс-Йоахим Фрай). Музыкальный руководитель Первого фестиваля барокко в Большом театре (сезон 2014/2015).

В июне 2015 года совместно с режиссером Борисом Юханановым поставил в Электротеатре Станиславский оперный цикл «Буровики», в который вошли мировые премьеры опер ведущих российских композиторов: Дмитрия Курляндского, Бориса Филановского, Алексея Сюмака, Сергея Невского, Алексея Сысоев и Владимир.

С 2016 года Филипп Чижевский сотрудничает с Tokio New Sity Orchestra (Япония, Токио).

В феврале 2016 года с Questa Musica принял участие в фестивале музыки барокко в Линце (Австрия). Вместе со скрипачом Романом Минцем записал музыку Леонида Десятникова («Эскизы к закату» и «Русские сезоны»). Является художественным руководителем II Международного фестиваля православного пения «Просветитель» (о. Валаам). В рамках V фестиваля современной музыки «Другое пространство» вместе с В.Юровского и Ф. Ибрагимова, он исполнил российскую премьеру произведения Штокхаузена «Группы» для трех оркестров и трех дирижеров.

Дважды номинирован на соискание театральной премии «Золотая Маска» за лучшую дирижерскую работу (2013 г. опера С. Невского «Франциск», Большой театр и 2016 г. сериал «Сверлийцы», Электротеатр Станиславский)

Член жюри театральной премии «Золотая маска» 2017.


ММДМ 20.10.2015
Юбилейный концерт А. Журбина


Сотрудничает с ведущими российскими и зарубежными оркестрами, в том числе: Tokio New Sity Orchestra, Брненский филармонический оркестр (главный дирижер — Александр Марковиц), Brandenburgische Staatsorchester (художественный руководитель Ховард Гриффитс), Литовский камерный оркестр, оркестр театра Новая Опера (главный дирижер Ян Латам- Кениг), Национальный филармонический оркестр России (художественный руководитель Владимир Спиваков), «Новая Россия» (художественный руководитель Юрий Башмет), Русское филармоническое общество (художественный руководитель Дмитрий Юровский), Государственный симфонический оркестр им. Е. Ф. Светланова (художественный руководитель Владимир Юровский), Musica Viva (художественный руководитель Александр Рудин).

Родился в 1984 году в Москве. Окончил Московскую консерваторию по двум специальностям: хоровое дирижирование (класс Станислава Калинина) и оперно-симфоническое дирижирование (класс Валерия Полянского). В 2008 году стал лауреатом Всероссийского конкурса дирижеров в Москве, тогда же основал ансамбль Questa Musica, с которым работает в России и за рубежом. В 2013 году с этим ансамблем представил постановку Стравинского «Сказки солдата» в Театральном центре на Страстном (хореография Олега Глушкова), а в 2016 году принял участие в фестивале музыки барокко в Линце (Австрия).Руководил хором Государственного музыкального училища имени Гнесиных, где также преподавал дирижирование.

В 2011 году стал дирижером Государственной академической симфонической капеллы России (художественный руководитель — Валерий Полянский). Ассистировал Геннадию Рождественскому в подготовке абонементных концертов группы, участвовал с оркестром «Капелла» в проведении I Всероссийского музыкального конкурса, за что был награжден благодарностью Министра культуры РФ. Дирижировал премьерой оперы Майкла Наймана «Пролог к ​​Дидоне и Энею Перселлу» в Перми. В 2012 году поставил премьеру оперы Сергея Невского «Франциск» в Большом театре России. За эту работу он был номинирован на Национальную театральную премию «Золотая маска». В 2014 г. — штатный дирижер Большого театра, с 2015 г. — приглашенный дирижер. Музыкальный руководитель I Барочного фестиваля Большого театра. В 2014 году поставил оперу Моцарта «Все женщины так делают» в Бурятском государственном академическом театре оперы и балета (режиссёр-постановщик Ханс-Йоахим Фрай).В июне 2015 года вместе с режиссером Борисом Юханановым поставил в Электротеатре Станиславский оперный сериал «Буровики», за эту работу вновь был номинирован на «Золотую маску».

В рамках V фестиваля «Другое пространство» совместно с Владимиром Юровским и Фуадом Ибрагимовым исполнил российскую премьеру «Группы» Штокхаузена (2016). Член жюри премии «Золотая маска» (2017). Музыкальный руководитель постановки оратории «Торжество времени и бесчувствия» Генделя в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко (2018). Сотрудничает с российскими и зарубежными оркестрами, в том числе с Государственным оркестром России имени Е. Ф. Светланова, Национальным филармоническим оркестром России, «Новая Россия», «Русская филармония», оркестром Московского театра «Новая Опера», Московским камерным оркестром. Musica Viva, Брненский филармонический оркестр, Бранденбургский государственный симфонический оркестр, Литовский камерный оркестр и Оркестр города Нью-Токио. Вместе со скрипачом Романом Минцем записал композиции Леонида Десятникова «Эскизы к закату» и «Русские сезоны».С 2011 года преподает в Московской консерватории.

Носферату, Пермский театр оперы и балета, Россия – отзыв

В 1920-е и 1930-е годы Пермский театр оперы и балета на Урале был известен как экспериментальный театр советского авангарда. В этом месяце произошло возвращение к этим корням, когда состоялась мировая премьера « Носферату » Дмитрия Курляндского. Как и следовало ожидать от этого решительно радикального композитора, это необычная опера. Nosferatu , возможно, более точно можно описать как звуковую и художественную инсталляцию и перформанс, Gesamtkunstwerk , объединяющий голос, оркестр, ритуальный театр, образы и танец.

Этому российско-греческому сотрудничеству уже девять лет. Эпатажный молодой пермский художественный руководитель и дирижер Теодор Курентзис первым обратился к Курляндскому и Димитрису Яламасу, либреттисту. Яламас, в свою очередь, привлек в качестве постановщика и хореографа Теодороса Терзопулоса, специалиста по греческой трагедии.Набор предоставлен давним сотрудником Терзопулоса, Arte Povera и перформансистом Яннисом Кунеллисом.

Интерпретация Терзопулосом ритуала древнегреческой драмы хорошо служит своей теме, поскольку это не вдохновленный Дракулой вампир Носферату из шедевра немого кино Ф. В. Мурнау. Подсказка находится в одном из возможных этимологических корней имени, греческом слове, означающем «человек, который несет болезнь». Для Курляндского это обыватель, а его тема — наша настойчивость в развращении и разрушении мира, в котором мы живем.

Здесь Носферату отождествляется с Аидом, богом подземного мира, и повествование — насколько оно существует — следует за изнасилованием Персефоны, похищенной во время сбора цветов, и ее нисхождением в царство мертвых, где она постепенно лишается всех ее чувств и многое другое.

Курляндский сказал, что пытается забыть все, что знает о музыке. Его особая акустика заставляет задуматься, что мы слышим: внешние звуки или внутреннюю работу тела.Он спрашивает неортодоксальный Оркестр и Хор Musica Aeterna. Члены струнной секции натягивают смычки на заднюю часть своих инструментов; линейки используются, чтобы издавать скрежещущие звуки, а валик, который толкают вверх и вниз по голому предплечью, издает скрипящий звук. Из хора исходят одинаково оркестрованные дыхательные звуки разного калибра — вздохи, пыхтение, рычание, гортанные звуки, хрипы и сглатывания.

Действительно, занавес поднимается над разинутой пастью Носферату Тасоса Димаса. Стоя перед первым экраном Кунеллиса, из подвешенных пустых деревянных гробов — граница между этим миром и преисподней? – он издает болезненные, первобытные звуки. Дыхания постепенно превращаются в буквы, затем буквы в слова, слова в предложения. Мы наблюдаем символическую потерю невинности, когда связанная за запястье балерина пытается освободиться. Начинаются лишения и насилие – кляпы, повязки на глаза, ритуальные кинжалы. Второй и самый красноречивый экран Кунеллиса состоит из этих ритуальных ножей, подвешенных рядами и угрожающе сверкающих.

Его третий почти веселый, с яркими книгами, подвешенными на веревках, как бусы на ожерелье. Но мрачная реальность возвращается, когда один из Graeae начинает радостно вырывать страницы из книги перед сценой. Этот мир также видит смерть обучения и знаний. Это темное и ужасное место, опустошенное упадком, коррупцией и насилием толпы. Неудивительно, что допускаются только лица старше 18 лет.

Вокальная пиротехника Натальи Пшеничниковой, как одной из Graeae, является ключом к мощной, но хрупкой музыкальной атмосфере 120-минутного произведения, которое, хотя и убедительно, временами теряет импульс. Российская актриса Алла Демидова блестяще играет Корифея — лидера хора — даже когда просто произносит ингредиенты яда на латыни.

Кунеллис отклонил соответствующий четвертый экран после того, как стекла аптекарских бутылок должны были быть сделаны из пластика. Без него можно увидеть фон из сшитых вместе пустых курток — его излюбленный мотив. Кувыркаясь вниз, они напоминают спуск в Лимбо с картины эпохи Возрождения. И Лимбо это в некотором роде: ужас этого мира в том, что несчастный Носферату и его Персефона (поразительная Софийская гора), которая год за годом возвращается в Аид, неся во рту монету платежа лодочнику, не могут умереть и покинуть это ужасное место по собственной воле.

Возможно, последнее и ободряющее слово следует оставить Кунеллису: «Мы живем в состоянии войны против гуманизма», — говорит он. «Я остаюсь верным».

Спектакль «Носферату» спонсируется московским Stella Art Foundation и снова будет представлен весной следующего года. theatre.perm.ru

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.