Детектив жанр книги: самое интересное о книгах, писателях, литературных жанрах и течениях

Содержание

Почему мы любим детективы — wildgrass — ЖЖ

Написав «мы», я имела в виду тех, кто действительно их любит и не стесняется в этом признаться. Знаю, что многие считают детективы пошлой, «бульварной» литературой, напрасной тратой времени. Среди детективов, так же, как и в других жанрах литературы, действительно, немало таких, которые соответствуют этим определениям. Но если вы истинный ценитель этого жанра, непременно найдете писателей, которые увлекут вас в свои истории, и вы, вместе с главными героями, будете ломать свой мозг, пытаясь раньше всех определить преступника.
А задумалась я об этом потому, что обратила внимание на тот факт, что даже самые страшные жизненные обстоятельства не уменьшают моей любви к этому жанру. Казалось бы, уйди в мир мелодрам или чего-либо подобного. Нет, наоборот, если мне нужно уйти в вымышленный мир, отстраниться от происходящего, как можно больше — это будет мир детективов, успешно расследующих самые запутанные дела.
Я обратилась к интернету в поисках разных мнений по этому поводу.
Истинных любителей привлекает в жанре не криминальная атмосфера. Более того, реки крови нам не по нутру … Нынешняя серьезная литература по
большей части игнорирует нашу любовь к увлекательному повествованию. Романист выступает сейчас критиком общества, философом, поэтом, сумасшедшим – кем угодно, только не
рассказчиком. А … нам иногда хочется посмаковать какую-нибудь закрученную, захватывающую историю. Только, ради Бога, не сентиментальную чушь про любовь или что-нибудь подобное.
На ночь нам – во всяком случае мне, … требуется книга, которая по-своему отражала бы жизнь и одновременно распутывала какой-нибудь увлекательный ребус. Как раз все это и дает детектив.
Конечно, детективное повествование крайне условно, в нем множество шаблонных ходов … Но недостатки детектива – продолжение его достоинств. Ведь мрачному хаосу реального
мира тут противопоставляется небольшая, четко поставленная и изящно решаемая задача.
Дж. Б. Пристли

Конечно, все началось с Шерлока Холмса. Трясясь от страха, я читала его, совсем девочкой, когда в доме уже все спали. И иногда жутко хотелось разбудить хоть кого-нибудь:-). Я даже помню свой первый прочитанный советский детектив. Не знаю, помнит ли еще кто-нибудь сборник «Мир приключений», в котором всегда было столько интересного!

И в таком сборнике я прочла повесть М. Д. Ройзмана «Волк». Даже более известная его книга, по которой был поставлен фильм,- «Дело № 306» так меня не впечатлила в ту давнюю пору.
Вот мнение Петра Вайля (думаю, нет необходимости писать, кто это): Почему мы любим детективы.

Тяга человека к преступлению — неизбывна. Не к тому, конечно, чтобы преступление совершить, а к тому, чтобы о нем узнавать, читать, слушать, смотреть. Можно в этом себе не признаваться, но от того ничего не меняется. Жанр детектива был, есть и останется популярнейшим во всем мире — будь он вымышленным или документальным. И стесняться этого не стоит, только совсем уж глупые люди полагают, что в таком интересе сказывается темное начало в человеке, его порочные наклонности. На деле, все наоборот — срабатывает спрятанный в каждом из нас механизм самосохранения.

В хорошем детективе — как в рассказах о Шерлоке Холмсе — дороже всего не криминальный сюжет, а чувство покоя и комфорта, вроде бы парадоксальным образом разлитое по историям о страшных преступлениях.

Главная привлекательность преступления — в том, что оно уже произошло. И точно — с кем-то другим. Это не я там, изодранный, трясущийся, в кровоподтеках. Это не я расширенными глазами гляжу на взломанный ящик стола. Это не я лежу в такой странной позе, и не мое тело обводят по контуру мелом. Я тоже лежу, но на диване, естественнее и уютнее не бывает, у телевизора или с газетой в руках. И потому испытываю к тем — дрожащим, оцепеневшим, неподвижным — чувство не только жалости и сочувствия, но и благодарности.

Какую популярность имели фильмы Хичкока?!

А кто не знает эту женщину, подарившую нам целый мир во главе с Эркюлем Пуаро и мисс Марпл? В своей «Автобиографии» она писала о том, как рождались ее сюжеты.
Вот еще мнение:
Детективный жанр, пожалуй, самый популярный как в литературе, так и в кино, недаром в сериалах преступников ловят все кому не лень, а книжки-покеты в ярких красочных обложках продаются как горячие пирожки. За что же мы так любим детективы?
Уход от реальности
Конечно, любой детектив – это прежде всего уход от реальности. Лучший способ забыть о собственных трудностях и неприятностях – окунуться в мир фантазий. Причем чем более невероятными они являются, тем охотнее мы в них верим. Вот только не все могут и умеют фантазировать, это особый дар и не всем он дан от природы. И тут на помощь приходят плоды чужих фантазий – книги и фильмы. Но ведь забытье (а именно его мы в таких случаях ищем) нам дарят не только детективы, кто-то предпочитает женские или приключенческие романы, кто-то – «мыльные оперы» или фэнтези, ведь со своей задачей они справляются ничуть не хуже.
Значит, дело не в самом детективном жанре, а в людях, которые его выбирают. Попробуем составить коллективный портрет любителей детективных произведений.

Интеллект и логика
Детективы предпочитают люди, которым нравится мыслительный процесс, интересны логика событий и мотивация человеческих поступков. Им важно не просто отвлечься, а разобраться в причинно-следственных связях, вникнуть в детали, понять психологию действующих лиц, особенно если сюжет не прямолинейный, а многослойный. Это захватывающий и увлекательный процесс, но он предполагает определенный уровень интеллекта и образования. Поэтому справедливо будет сказать, что люди, этими качествами не обладающие, детективов не читают – они кажутся им нудными и неинтересными.

Тайна и интрига
Не меньше привлекает читателей детективов и тайна, сопутствующая любой детективной истории. Детективы предпочитают люди, которым интересно постигать ее не сразу, а постепенно узнать, что случилось и почему. В отличие от читателей и зрителей, которым важно априори знать, что добро победит зло, им интересна интрига, без которой невозможен ни один детектив.

Уверенность в себе
зритель любит детективные фильмы, потому что им приятнее чувствовать себя умнее того, кто сочинил всю эту историю Помимо высокого уровня развития любителей детективов отличает и уверенность в себе, которая в процессе чтения или просмотра фильма еще больше укрепляется: оказывается, мы с автором думаем одинаково. А если повезет, то и превзойти его. Как отмечали авторы сценария культового фильма «Берегись автомобиля», зритель любит детективные фильмы, потому что им приятнее чувствовать себя умнее того, кто сочинил всю эту историю. Более того, такие читатели не боятся неожиданной развязки, они готовы к любому развитию событий. В то время как людям мягким и неуверенным в себе нужна предсказуемость не только в жизни, но и в искусстве. И там, и там они одинаково боятся оказаться втянутыми в ситуацию, из которой они не смогут выбраться уже хотя бы потому, что из нее вообще не существует единственного правильного и внятного выхода.

Скрупулезность, дедукция и аналитика
Любителям детективного жанра свойственны также такие качества, как скрупулезность и дедукция. Им интересно не только узнать «кто убийца», но и самим докопаться до причин того, почему сложилась та или иная ситуация. Как правило, читатели детективов не работают в следственных органах и не являются юристами (и тем, и другим детективов на работе хватает), но любят и умеют анализировать полученные данные, более того, это доставляет им ни с чем не сравнимое удовольствие.
Ничто из написанного мной не претендует на истину в последней инстанции. Просто, захотелось написать.

ДЕТЕКТИВНАЯ ЛИТЕРАТУРА И РУССКИЙ ЧИТАТЕЛЬ (вторая половина XIX – начало XX века)

ДЕТЕКТИВНАЯ ЛИТЕРАТУРА И РУССКИЙ ЧИТАТЕЛЬ (вторая половина XIX – начало XX века)

Большой интерес для историка книжного дела представляет изучение закономерностей возникновения и развития новых, до того времени не существовавших типов издательской продукции (в том числе таких аспектов, как рекрутирование авторов, становление жанрового канона, обеспечение тиражирования произведений, создание каналов распространения и т.д.). Процесс этот наглядно демонстрирует и некоторые базовые черты культуры данного общества, и тенденции изменения сложившейся в нем системы издания, реализации и чтения книг. В данной статье мы ставим своей целью проследить, как отечественные издатели, литераторы и читатели совместными усилиями «укореняли» на российской почве детектив.

В работе такого рода мы не можем довольствоваться чисто литературоведческим определением детектива как «литературы, посвященной раскрытию запутанной тайны, обычно связанной с преступлением»632, необходимо ввести в дефиницию социальные функции этого жанра.

Социолог Л.Д. Гудков полагает, что «спецификой детектива может считаться поддержание социально одобряемых инструментальных средств достижения высоко ценимых благ или реализация культурных ценностей в условиях деструкции, частичной эрозии или ослабления содержательных (то есть нормативных) определений самих этих ценностей»633.

Это определение показывает, что основная функция детектива – дать читателю возможность «попробовать» (в воображении) социально запрещенные пути к достижению высоко ценимых им благ и убедиться в ложности подобного выбора из-за неизбежного наказания. Через показ нарушения социальной нормы и последующего ее восстановления детективный жанр добивается укрепления этой нормы в сознании читателей.

Однако определение Гудкова слишком широко – оно охватывает и целый ряд сопредельных жанров, имеющих дело с преступлением, например повесть о разбойнике, авантюрно-приключенческий роман (типа «Парижских тайн» Э. Сю), судебный очерк, социально-психологический роман (типа «Американской трагедии» Т.

Драйзера) и др.

Целесообразнее, как нам представляется, подход, идущий от исторически конкретных жанровых образований и типов издательской продукции. Плодотворная попытка выделить основные формулы массовой литературы, в том числе детектива, была предпринята американским культурологом Дж. Кавелти634. Он считает, что формула классического детектива включает определенную ситуацию (движение от неразгаданного преступления к его разгадке), определенный тип развертывания этой ситуации (наличие детектива-следователя и ключей к разгадке преступления; показ хода расследования; сообщение о том, кто преступник, и объяснение решения загадки – в конце произведения), героев определенного типа (жертва; преступник; детектив; лица, знающие о преступлении, но неспособные установить преступника) и т.д. По мнению Кавелти, детектив – это излюбленный жанр среднего класса городского населения. Детектив (как жанр) «доказывает, что социальный порядок не отвечает за преступление, потому что это было действие определенного индивида с его собственными частными мотивами»635, а преступление представляет как игру, превращая тем самым острую социальную проблему в развлечение.

Социологи и культурологи отмечают, что детектив тесно связан с атмосферой современного города, в котором рушатся патриархальные связи и традиционные стереотипы поведения, люди отчуждаются друг от друга и вступают в формальные отношения. Здесь у всех на глазах случаи быстрого обогащения, горожане ежедневно сталкиваются с соблазнительными, но труднодостижимыми вещами и нередко испытывают сильное желание пойти недозволенным путем, чтобы достичь успеха.

Именно в городе отношения между людьми регулирует не традиция, а закон – четко формализованные и абстрагированные от конкретной ситуации правовые нормы. Из явления экстраординарного преступление превращается здесь в вещь обыденную, подлежащую ведению определенных социальных институтов – полицейских и судебных органов. Более того – в рамках полиции здесь возникают специальные подразделения, занимающиеся поиском преступников. Все это создает предпосылки и для выделения книг, посвященных этой теме, в особый жанр, что и происходит в Западной Европе (прежде всего – в Англии и во Франции) примерно в 1860-х гг.

(Э. По, детективные рассказы которого появились еще в первой половине 1840-х гг., не имел в то время продолжателей.)

В Россию детектив проник сразу же после его возникновения (речь идет о книгах Э. Габорио, У. Коллинза, А. Бело, К. Геру, Э. Шаветта, А.К. Грин и др.). Так, в 1868—1874 гг. на русский язык было переведено более десятка романов Э. Габорио (одного из «отцов» детективного жанра), причем многие сразу у нескольких издателей (например, роман «Петля на шее» издан в 1873 г. Е.Н. Ахматовой, Н.В. Трубниковым и Е.К. Олениной). Некоторые переводы его книг выдержали по 2—3 издания, что нечасто встречалось в то время. Вышли на русском языке (вскоре после публикации в Англии) «Женщина в белом» и «Лунный камень» У. Коллинза.

Однако при этом детектив не выделялся читателями и издателями в общем потоке авантюрно-приключенческой литературы, представленной именами П. Понсон дю Террайля, Ф. де Буагобе, А. Бувье, П. Законнэ и др. Термин «уголовный роман» охватывал все произведения (в том числе и исторические), где речь шла о преступлении, независимо от характера конфликта и типов персонажей. У авантюрно-приключенческой литературы существовало тогда много поклонников, и постепенно сформировались специфические каналы ее распространения – своеобразные журналы, состоящие только из переводных романов (в значительной степени – этого типа): «Собрание иностранных романов, повестей и рассказов в переводе на русский язык» (1856—1885, редактор-издатель Е.Н. Ахматова), «Переводы отдельных романов» (1867—1888, редактор-издатель Н.С. Львов), «Библиотека для чтения» (1875—1885, редактор-издатель В.И. Сахарова), «Библиотека исторических и уголовных романов» (1881—1887, редактор-издатель М.Н. Воронов) и др. Издатели таких журналов нередко выпускали «уголовные романы» отдельными книгами. В больших количествах печатались переводы «уголовных романов» и на страницах низовых газет («Петербургский листок», «Петербургская газета», «Новости дня» и др.).

В 1870-х гг. появляются первые отечественные романы детективного жанра. Конечно, тема преступления, нарушения закона всегда волновала русского читателя, однако обсуждалась она ранее в рамках житийной литературы, плутовского романа, разбойничьей повести, нравоописательного очерка и т.

д. Лишь сочетание целого ряда вне– и внутрилитературных факторов способствовало укоренению детектива на русской почве.

В России и быстрая урбанизация, связанная с интенсивным капиталистическим развитием, и реформа судебной системы, включавшая переход к гласному судопроизводству и созданию института судебных следователей, пришлись на вторую половину 1860-х – 1870-е гг. После судебной реформы 1866 г. суд находился в центре общественного внимания. Газеты печатали репортажи о судебных заседаниях, а журналы – очерки о нашумевших процессах и статьи по юридическим проблемам. Героем дня стал адвокат, судебные речи публиковались и активно обсуждались в прессе. Выходили сборники документальных публикаций по материалам отечественных и зарубежных уголовных процессов636.

Однако литература не следует автоматически за жизнью, и было бы наивно только из этого выводить появление детектива в русской литературе; становление новых жанров, как и другие литературные новации, опосредуется культурными традициями.

Хотя в публицистике и документальном очерке проблемы преступности широко освещались и заинтересованно дискутировались, в литературе эта проблематика в специальное тематическое и жанровое направление оформлялась медленно и с большими трудностями. Уголовный роман был не в чести у критиков и вообще литературной элиты. Русская литература издавна ориентировалась на «учительность» и «духовность», поэтому стремление просто изобразить преступление, вовлечь читателя в действие и обеспечить ему интересное времяпрепровождение квалифицировалось как пустое развлекательство, а то и духовное развращение публики. В результате лидеры литературного мнения – толстые журналы – детективов, как правило, не печатали, а в отделе критики либо не замечали выходившие отдельными изданиями книги этого жанра, либо жестоко «разносили» и «отделывали» их. Признанные литераторы «уголовных романов» не писали (немногие исключения – Ф.М. Достоевский, Н.Д. Ахшарумов – лишь подтверждают правило), и в «детективщики» шли те, кто нередко из-за недостатка таланта или образования не мог пробиться в первый (да, пожалуй, и во второй) ряд литературы.

Стремясь избежать ассоциаций с презираемым детективным романом, авторы книг о преступлениях, написанных в 1860-х – начале 1870-х гг., старались «подключиться» к другой литературной традиции, подчеркивая (даже в названии) документальный характер своих публикаций (и действительно, они, как правило, не «сочиняли», а пересказывали случаи из жизни). Сложилась даже устойчивая формула для обозначения подобных произведений – «записки следователя». Среди наиболее известных – «Острог и жизнь: (Из записок следователя)» Н.М. Соколовского (СПб., 1866), «Правые и виноватые: Записки следователя сороковых годов» П.И. Степанова (СПб., 1869. Т. 1—2). Однако к началу 1870-х гг. почва для появления отечественного уголовного романа была готова. С одной стороны, существовал высокий интерес к отечественным суду и следствию, читатель был хорошо знаком с судебными и следственными очерками на эту тему; с другой – переведенные на русский язык зарубежные книги дали модель беллетристического оформления соответственного жизненного материала.

С некоторой долей условности можно назвать точную дату «рождения» русского детектива – 1872 г. До этого времени в печати появлялись только очерковые книги о сыщиках и преступниках типа «Московских тайн» М.М. Максимова (М., 1861) или уже упомянутых книг Соколовского и Степанова. А в 1872 г., наряду с продолжающими старую традицию «Записками следователя» Н.П. Тимофеева (СПб.), появилось три беллетристических произведения, посвященных процессу расследования уголовного дела: «Концы в воду» Н.Д. Ахшарумова (Отечественные записки. № 10—12) и отдельно изданные в Петербурге «Убийство в деревне Медведице» С.А. Панова и «Рассказы следователя» А.А. Шкляревского. Шкляревский (1837—1883) впоследствии писал только книги детективного жанра и был даже прозван «русским Габорио».

В дальнейшем отечественные «уголовные романы» время от времени появлялись на страницах газет и тонких иллюстрированных журналов, а с середины 1880-х гг. потеснили иностранные детективы на газетных страницах (десятки романов были помещены там Ф. К. Ивановым, А.И. Деяновым, Н.Н. Животовым, А.А. Соколовым, А.И. Соколовой, Г.А. Хрущовым-Сокольниковым и др.). Другой формой широкого распространения детектива стали так называемые бесплатные приложения к газетам и журналам. Начиная с 1880-х гг. ряд газет («Свет», «Гражданин») и тонких журналов («Живописное обозрение», «Родина», «Нива») ежемесячно высылали бесплатно по книге своим читателям, причем «Родина» и «Свет» нередко давали в качестве приложения отечественные «уголовные романы». Если учесть, что тираж беллетристической книги в то время редко превышал 2400 экз., а тираж «Родины» (и, следовательно, выходящих в приложениях к ней книг) доходил до 120 тыс. экз., можно представить, насколько более широкой была читательская аудитория бесплатных приложений по сравнению с обычными изданиями.

В результате «уголовные романы» широко читались. Напри-мер, по данным Н.А. Рубакина, книги Габорио в 1880-х – начале 1890-х гг. в публичных библиотеках входили в число наиболее читаемых637.

Хотя мемуаристы не любили признаваться в своей любви к детективу и информация о чтении «уголовных романов» в последней трети XIX в. довольно скупа, имеющихся данных достаточно, чтобы наметить основные черты их читательской аудитории. Это преимущественно горожане, главным образом «средние» слои (мелкие чиновники, молодые купцы, приказчики, модистки, ремесленники и т.п.). Например, Н.С. Русанов вспоминал о своей жизни в Орле в 1870-х гг.: «…купеческие сыны и дочери любили почитать, но что-нибудь эффектное, потрясающее сонную душу, что могло бы выбить их из обычной колеи монотонной и в то же время бестолковой, сытой и полупраздной жизни. <…> мои сверстники и сверстницы зачитывались уголовными романами Габорио и переживали с замиранием сердца все воплощения “Рокамболя” и “Воскресшего Рокамболя” (романы П. Понсон дю Террайля. – А. Р.), которому лишь кой у кого из наиболее передовых составляли конкуренцию туземные герои “Петербургских тайн” Всеволода Крестовского»638. М. Горький, в юности принадлежавший к той же читательской среде, вспоминал, что в начале 1880-х гг. читал много книг Э. Габорио, П. Законнэ, Ф. де Буагобе, П. Понсон дю Террайля и других подобных авторов639. В юности читали Габорио и писатель А.И. Эртель, вышедший из разночинной среды640, и сын купца В.Я. Брюсов641, и дворянин, будущий врач и египтолог А.В. Живаго642.

Основываясь на своих наблюдениях, Н.А. Рубакин отмечал, что «к главным потребителям переводной беллетристики принадлежат, во-первых, те, кто только что привыкает к “толстой” книге, – торговцы, лавочники, конторщики, купцы, вообще те, кто получил в лучшем случае образование в начальной школе, кто не требует от книги ничего, кроме развлечения. Эти люди ищут в книге “приключений с героями” <…>. Они <…> долго роются в каталоге, ищут заглавий пострашнее и позамысловатее (“Полны руки роз, золота и крови”, “С брачной постели на эшафот”, “Три рода любви” и т.п.) <…>. Если на какой-либо странице попадается описание какого-либо «раздирательного» события – выстрел, кровь и т.п. <…> читатель берет книгу для прочтения. <…> Есть у переводной дребедени еще читатели, – читатели благородные, культурные и хорошо обеспеченные с материальной стороны. Эти читатели берут и читают переводную дребедень, хотя и знают, какая ей цена, хотя и могут читать лучшие книги <…>» – читают для отдыха, отвлечения от повседневных забот, неприятных мыслей и т.д.643. В качестве представителя этой категории читателей можно назвать П.П. Вяземского, сына известного поэта, – образованного человека и крупного чиновника, увлекавшегося чтением романов Э. Габорио644.

Негативное отношение к детективу в русской культуре проявилось не только в позднем его укоренении в литературе, но и в своеобразных чертах его поэтики. В русских детективах обычно акцентировалась не сюжетная, а психологическая сторона уголовной истории. В отличие от западных моделей, в отечественном детективе, как правило, основное внимание уделялось не сыщику и процессу следствия, а переживаниям преступника (нередко ведущим к раскаянию) и причинам, побудившим его к преступлению.

В противоположность западному детективу, где главной движущей силой преступления (и романной интриги) является стремление к обогащению, в русском уголовном романе очень часто эту функцию выполняет любовь или, точнее, страсть. Социологическое объяснение такого отличия связано с отставанием процесса модернизации, а значит, и соответствующих социально-психологических мотивировок. В русском обществе, где даже законно разбогатевший человек отнюдь не являлся героем в глазах окружающих, бо?льшую значимость имели личные, неформальные отношения между людьми.

Презрительное отношение литературной элиты к «уголовным романам» как к пустым книгам, пригодным только для развлечения, было, конечно, несправедливым. Для их читателей книги этого жанра являлись чрезвычайно поучительными и познавательными. В них читатели знакомились с иным образом жизни, усваивали, что допустимо и что недопустимо во взаимоотношениях с людьми, и т.д. Например, мемуарист, который жил в конце 1880-х гг. в провинции и был тогда подростком, вспоминает, что к нему «попадали главным образом бульварные романы французских романистов со сногсшибательной уголовной фабулой и всяческими трюками. Это были романы Габорио, Ксавье де Монтепена, Понсон дю Террайля и им подобные. Я читал их буквально запоем. Из горькой юдоли моей действительности они переносили меня в шумный и сказочный Париж, в великолепные дворцы, залитые ярким светом, в роскошные рестораны, полные всяких яств, они раскрывали предо мною жизнь, полную всяческих приключений в многоэтажных домах и дворцах, в фиакрах и на железных дорогах, которые я никогда еще не видел тогда. С замиранием сердца я следил за опасными положениями, в которых оказывались герои этих романов, негодовал на поведение злодеев и восторгался добродетельными героями. Это было так непохоже на мою серенькую горемычную жизнь, что действовало на меня как гашиш и опиумокурение, раскрывающие волшебные картины в отравленном мозгу курильщика. Я забывал при этом о хлебе и тараньке, составлявших мою главную пищу, о грязном угле <…>, где я жил <…>, о постигшей меня неудаче в стремлении учиться <…>»645.

Книги Габорио и других французских (как, впрочем, и русских) авторов уголовных романов, выходившие в 1870—1880-х гг. , в дальнейшем почти не переиздавались, но оставались в круге чтения, «уйдя», правда, в иные читательские слои – к низовому читателю и учащейся молодежи. Приведем два примера. В 1917 г. тринадцатилетний С.И. Юткевич, будущий известный кинорежиссер, будучи гимназистом, «таскал в своем ранце – том за томом – “Похождения Рокамболя” Понсон дю Террайля и уголовные романы Габорио, добытые в библиотеке»646. В начале XX в., по воспоминаниям А.С. Новикова-Прибоя, балтийские матросы «больше всего интересовались уголовными хрониками и сочинениями мелодраматического характера. Из последней категории были в ходу романы и повести Пазухина, “Граф Монте-Кристо” [А. Дюма], но особенно большой популярностью пользовался роман Крестовского “Петербургские трущобы”. Кто прочитал этот роман, тот хвастался о нем перед своими товарищами с особою гордостью, тем более, что его редко где можно было достать»647.

Новый этап истории детектива в России можно отсчитывать с начала XX в. Именно тогда, в 1902—1903 гг. , началось здесь увлечение Шерлоком Холмсом. Весьма характерно, что в Англии рассказы А. Конан Дойля о Холмсе получили известность в 1891—1892 гг., а в России, где интерес к литературе о расследовании преступления был еще неоформлен, нечеток, книгоиздатели обратились к этим рассказам лишь через шесть лет (правда, несколько новелл были опубликованы в 1893—1897 гг. в иллюстрированных еженедельниках «Звезда», «Нива» и «Север», но они прошли незамеченными). Сборник «Записки знаменитого сыщика» (СПб., 1898) и роман «Поздняя месть» (под таким названием был издан в приложении к газете «Свет» в том же году в переводе с немецкого (!) «Этюд в багровых тонах») особого успеха не имели, и лишь в 1902—1904 гг. книги о Холмсе стали выходить одна за другой, зачастую одновременно у нескольких коммерческих издателей, таких как В.И. Губинский, М.В. Клюкин, Д.П. Ефимов. В 1904 г. И.Д. Сытин выпустил Собрание сочинений Конан Дойля в качестве бесплатного приложения к популярному журналу «Вокруг света», и с этого времени писатель получил широкую известность в России. На сценах театров и балаганов (во время народных гуляний) шли инсценировки его рассказов и повестей, публиковались подражания ему отечественных авторов (П.П. Дудорова, П. Никитина, П.А. Казанского и др.648.

Книги Конан Дойля регулярно выходили и в дальнейшем (итогом освоения его наследия русскими книгоиздателями можно считать Полное собрание сочинений, которое П.П. Сойкин выпустил в 1909 г. в качестве бесплатного приложения к журналу «Природа и люди») и приучали читателей к подобной литературе. Постепенное нарастание интереса к ней перешло в резкий скачок, датируемый 1907 годом, когда началось широкое распространение (вначале переводной, а затем и отечественной) серийной литературы, представленной многочисленными выпусками рассказов, объединенных героем-сыщиком649. После успеха первой попытки число серий стало быстро расти, и в 1908 г. одновременно выходило уже несколько десятков. Всего в этом году было издано 624 выпуска сыщицкой и прочей серийной литературы650, общим тиражом около 10 млн экз. 651. Наибольшей популярностью пользовался Нат Пинкертон, которому было посвящено несколько серий (Нат Пинкертон, король сыщиков, СПб.: Н.А. Александров, 1907—1908. Вып. 1—150; Нат Пинкертон, король сыщиков. Новая серия. СПб.: Печать, 1908. Вып. А—Е; Пэнкертон, герой сыщиков. СПб.: Тип. О. Кранца, 1908; Нат Пинкертон. Американский Шерлок Хольмс. Елисаветград, 1908. Вып. 1—2; и др.). Широко читались также серии о Нике Картере (Ник Картер, американский Шерлок Холмс. СПб.: Н.А. Александров, 1908; Ник Картер, величайший сыщик Америки. Новая серия. СПб.: Печать, 1908. Вып. 1; и др.) и Шерлоке Холмсе (Шерлок Холмс. СПб.: Развлечение, 1908—1910. Вып. 1—98. Эта серия состояла из рассказов, написанных не А. Конан Дойлем, а анонимными подражателями).

Существовали и многие другие серии: «Сыщица Этель Кинг», «Билль Каннон, знаменитый американский сыскной комиссар», «Ока Шима, знаменитый японский сыщик», «Приключения графа Стагарда, знаменитого немецкого сыщика» и др. Брошюры были дешевы (5—15 к. за выпуск), выходили регулярно (в наиболее популярных сериях – еженедельно) и продавались в газетных киосках и у уличных разносчиков. Тираж их составлял десятки тысяч. Брошюры о Картере переводились с английского, о Пинкертоне – с немецкого, но многие выпуски этих да и других серий писались отечественными авторами. Печатались они, как правило, анонимно (по свидетельству Л.И. Борисова, в их число входили даже такие известные писатели, как А.И. Куприн, М.А. Кузмин, Н.Н. Брешко-Брешковский652) или скрывали свои имена под псевдонимами (Роман Добрый [Антропов Р.Л.]. Гений русского сыска И.Д. Путилин. СПб., 1908—1909. Вып. 1—48; Никитин П. Новейшие приключения Шерлока Холмса в России. М., 1908. Вып. 1—16), стыдясь причастности к такого рода литературе.

В основе рассказов о Пинкертоне и Картере лежит не логический анализ, а действие – преследование, драка и т.д. В этом они близки старой авантюрно-приключенческой литературе.

Критика и педагоги резко отрицательно оценивали брошюры о сыщиках, отмечая, что «они грязны, безнравственны и, по-видимому, могут отвечать лишь на грубые запросы полуграмотного читателя»653 и что это «не литература, а жалкое бормотание какого-то пьяного дикаря»654. В школах учителя наказывали за чтение «пинкертоновщины», так же поступали и многие родители655. Однако серии «сыщицких» брошюр пользовались огромной популярностью и читались представителями разных социальных групп656. Современники свидетельствовали: «Вот уже более года, как литература “сыска” доминирует над всеми остальными видами повседневной и лубочной литературы, завоевав себе первенствующее место в уличных, газетных киосках, в вагоне трамвая и железной дороги, в прихожей и в кухне, в комнате учащихся сына и дочери, под классным столом на уроках в учебном заведении, в руках студента и иногда даже взрослого дельца, – всюду бросается в глаза эта сыщицкая литература»657. «Лубочно раскрашенные книжечки – в руках молодежи, учащейся и не учащейся, в руках рабочего, изящно одетой дамы <…> я видел своими глазами: маман читала “Пинкертона”, в то время как сын-гимназист жадно глотал страницу за страницей “Шерлока Холмса”»658. Н.П. Розанов вспоминал про «увлечение пинкертоновщиной, проникшее не только в низшие слои московского населения, но даже в сравнительно образованные части общества. Бывало, везде положительно наткнешься на книжонки в желтенькой или синенькой обложке, где изображались приключения знаменитых сыщиков Пинкертона, Картера и др.»659. Брошюры о сыщиках читали философ В.В. Розанов и студентка, будущая писательница М.С. Шагинян660, но увлекались ими и сельские жители661. А.Г. Моисеев, крестьянин Серпуховского уезда, вспоминал: «Была и у нас своя библиотека, книги которой подразделялись на два вида: приключенческие и духовно-нравственные. К первому виду принадлежали приключения знаменитых сыщиков: Шерлока Холмса, Ната Пинкертона, Ника Картера. В таком же духе были романы “Пещера Лейхтвейса”, “Король сыщиков и король контрабандистов Видок” и еще несколько романов с не менее заманчивыми названиями. Такой литературой снабжал нас отец. В выборе книг для семейного чтения он руководствовался их дешевизной и содержанием с захватывающими сюжетами»662. Однако основным потребителем «пинкертоновщины» было юношество, и прежде всего гимназисты. Сохранилась масса свидетельств об их эпидемическом увлечении литературой подобного рода в 1907—1909 гг. , например: «На чердаке соседнего с нами дома жили два эстонских мальчика <…>. Получавшие из сельской местности от своих родителей лишь скромнейшие суммы на пропитание и оплату учебы (в той же гимназии, в которую поступил я), они ценою добровольного недоедания стали обладателями целой библиотеки о подвигах Ната Пинкертона, Ника Картера, Шерлока Холмса <…>. Чтение “Пинкертонов” надолго стало ежедневною моей усладою»663.

Проведенные в 1909 г. в ряде гимназий опросы показали, что 80% учащихся относились к «сыщицкой» литературе с интересом664. Юных читателей привлекал сильный и энергичный герой, карающий зло и восстанавливающий порядок в обществе. Сыщики стали образцом для подражания (например, треть опрошенных мальчиков из тифлисских школ, отвечая на вопрос: «На кого вы желали бы быть более всего похожими из числа тех, кого видели или о ком слышали или читали?», назвали того или иного сыщика)665. Дети играли в сыщиков, а иногда и всерьез пытались выступать в этой роли. Один из мемуаристов вспоминал: «Летом 1908 года я познакомился с газетчиком <…>. Я имел возможность читать у него – не разрезая, конечно, – журналы и особенно наводнившие тогда Петербург выпуски книжонок про сыщиков и авантюристов. Там были Нат Пинкертон, Шерлок Холмс, Ник Картер, сыщик Путилин и всякие “благородные разбойники”, вроде Генриха Pay и других <…>. Начитавшись этих книжонок, я счел даже себя подготовленным к сыщицкой работе и однажды долго следил за каким-то человеком, который, как я решил, утащил у нас двух куриц: они пропали незадолго перед этим»666.

В Киеве в 1908 г. даже действовало «Общество почитателей Холмса и Пинкертона», состоявшее из учащихся и возглавлявшееся сыщиком-профессионалом. Члены общества создали обширную библиотеку, которая включала все издания «сыщицкой» литературы, и на регулярных собраниях делали доклады о том или ином сыщике и вырабатывали новейшие «теории сыска»667.

В 1910-х гг. популярность «сыщицкой» литературы снизилась, однако она оставалась в круге юношеского чтения668. О наличии соответствующей потребности свидетельствует и тот факт, что в 1916 г. издательство «Развлечение» переиздало серии брошюр о Пинкертоне и Картере.

Подведем итоги. Мы можем констатировать, что ко второму десятилетию XX в. в России детектив занял определенное место и в литературно-издательской системе, и в чтении. К этому времени сформировались механизмы создания и распространения детективной издательской продукции, сложилась читательская аудитория этого жанра. Однако, наблюдая за ходом этого процесса, можно сделать следующие выводы.

1. Хотя интерес к криминальной проблематике был в России очень высок, процесс «приживления» детектива на русской почве шел довольно медленно.

2. Распространение получил здесь не чистый, так называемый «классический» детектив (Коллинз, Конан Дойль и использовавшие их опыт другие англо-американские литераторы), а другие модели – «уголовный роман» и «сыщицкая литература». Отечественные книги этого жанра либо сближались с авантюрно-приключенческой прозой (где динамика действия и энергия героя важнее умения логически мыслить), либо превращались в социально-психологические романы (где в основе интереса – причины преступления и психология преступника).

3. Детектив был представлен преимущественно переводным романом, отечественные авторы лишь эпизодически обращались к этому жанру.

4. Преданную читательскую аудиторию детектив смог завоевать себе лишь в некоторых слоях городской молодежи, прежде всего у учащихся.

Подобная судьба детектива в России не случайна. Модель «классического детектива» предполагает, что окружающее общество характеризуется следующими чертами: развитое чувство частной собственности; высокий статус формально-правовых отношений; безличность, анонимность отношений между людьми; высокая культура логического мышления; привычка рассчитывать свои действия; сравнительно высокий уровень образования. В России же наблюдались лишь слабые элементы названных явлений и охватывали они при этом довольно тонкий слой населения.

Подавляющее же большинство населения находилось в сфере влияния патриархальной, общинной культуры, с приматом моральных и религиозных, а не юридических норм, личных, а не формальных отношений, расчетом на «авось», а не на целенаправленное планирование своего поведения.

Интеллигенция, далекая, казалось бы (в силу образовательного и культурного статуса), от этих представлений, из-за исторических особенностей своего формирования идеализировала и идеологизировала эти черты культуры и, соответственно, третировала детектив. Сказывалось здесь и давление литературной традиции, предписывавшей книге просвещать и воспитывать читателя, а не развлекать его.

Симптоматично, с какой легкостью детектив исчез из русского книгоиздания после Октябрьской революции. Судьба детективной книги в годы советской власти – сложнейшая, почти не разработанная тема, которая нуждается в специальном исследовании.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Российские писательницы детективного жанра. Список интересных детективов

Анна и Сергей Литвиновы – золотые перья отечественного детектива. Этим все сказано. Добавим только, что сюжет строится вокруг уже известной читателям героини – Варвары Кононовой, сотрудницы засекреченной спецслужбы, изучающей все странное и непознанное (наш ответ «Секретным материалам»). Вместе со своим возлюбленным, экстрасенсом Даниловым девушка-красавица отдыхает на черноморском курорте. Все тихо-мирно, море, пляж, чурчхела… И вдруг базу мирных отдыхающих штурмует спецназ. Дальше все, как мы любим: погоня, интеллектуальные дуэли и драки на кулачках, а в финале – разгадка самых жгучих тайн недавнего прошлого…

Цитата из книги:

Ловко ты их обоих уложил, – спокойно промолвил с заднего сиденья Зубцов. Данилов не ответил. А отставник продолжал: – Я впечатлен. Я, конечно, с такими ребятами, как ты, встречался, причем лучшими, но ты даже на их фоне хорош.

Что же ты наделал?! — Варя схватилась за голову. — Зачем было творить такое?! — как и все женщины, она не могла не попилить возлюбленного – но в данной ситуации, нельзя не согласиться, было за что. Алексей, стиснув зубы, молчал, лишь несся со скоростью сто пятьдесят. Она продолжила: – Уходи с трассы. Теперь мы точно в розыске.

Сам знаю, – буркнул Данилов.

Холостяк Воробьев: Красивой сказки не получилось

«Вселенский заговор»

Свежайший детектив Татьяны Устиновой начинается с похода в планетарий. Маруся, девица двадцати четырех лет от роду, преподаватель французского, от скуки идет посмотреть на звезды. В компании приятеля Гриши. Они случайно встречаются с ученым Юрием Федоровичем, который давно следит за НЛО. И вроде бы немножко «ку-ку». Но предупреждает, что скоро человечество погибнет в страшной катастрофе. Метеорит прилетит или что похуже. Пока парочка любуется созвездиями в темном зале, ученого убивают. Кто? Как? Почему? И что там насчет катастрофы – ждать или не ждать… Расследование будет интересным, а особенный, фактурный язык Устиновой затягивает уже с первой страницы. Рекомендуется для долгих перелетов и поездок, потому что пока не дочитаете, вряд ли оторветесь.

Цитата из книги:

Дед считает, что он состоит в секте. В секте почитателей инопланетных цивилизаций! Ну, всякие рыцари Девятых Врат, поклонники бога Хроноса, обожатели Луны в Седьмом Доме! Дед говорит, это непростительное мракобесие. Особенно для образованного человека. Юрец у нас образованный, а дрянь.

Как – дрянь?

Обыкновенно. Просто дрянной мужик, и всё. Маргошку до ручки довёл. Я думала, так только в викторианских романах бывает! Ну, когда злодей изводит прекрасную Брунгильду, чтоб завладеть её замком, землёй и наследством покойного батюшки. А Юрец – ничего, и в наше время вполне справлялся.

Его жена умерла?! — спросила Маруся с изумлением.

Всё это не лезло ни в какие ворота. Юрий Фёдорович Басалаев, сумасшедший – или не сумасшедший, кто его знает! — учёный, знаток инопланетных цивилизаций, смешной человек с растрёпанной бородёнкой и горящим взором, на самом деле злобное чудовище?!

Лорак столкнула Баскова в бассейн на вечеринке Эмина

«Искусство требует жертв»

Детективов в книге сразу три, и все про любовь. Стас Бабицкий много лет отдал журналистике, проводил собственные громкие расследования, зачастую с риском для жизни. Поэтому герои его произведений такие реалистичные, узнаваемые. Простые люди, которые творят жуткие дела. Сосед вешает скворечник во дворе. Ничего подозрительного. Но вдруг именно он – маньяк, убивающий прохожих из снайперской винтовки? Молодой актер репетирует роль Отелло, а способен ли он задушить жену-изменницу? Читайте и узнаете.

Цитата из книги:

Неужели он позволит Людмиле выйти замуж за своего бизнесмена или депутата, да не важно, кого… Всего-то надо подойти и сказать: люблю тебя! Ведь любит? Или нет? Руслан еще не знал точного ответа, приближаясь к девушке. Она молча выдохнула тонкую струйку дыма. Он молча протянул букет.

Это мне? — притворное удивление, хотя в глазах заискрилась радость. — Спасибо.

Подалась вперед, чтобы поцеловать его в щеку. И тогда, нет, на секунду раньше, раздался странный звук. Как будто на той огромной балалайке лопнула струна. Людмила упала, и от неожиданности Руслан не удержал ее. Рухнул на колени, сжимая обмякшее тело, ломая розы, которые вдруг стали красными. А кровь продолжала заливать платье. Руслан ждал, что следующая пуля достанется ему. Мозг даже подбросил подходящее случаю заклинание: отче наш, иже еси… Но шептал совершенно другое:

Люблю тебя. Люблю тебя!!!

А выстрела все не было.

Барановская: Я стояла перед Андреем на коленях и ревела

🔥 Для читателей нашего сайта промокод на книги Литрес. 👉 .

В этой подборке самые лучшие зарубежные детективы – книги известных авторов. В списке вы найдете бестселлеры, которые прославились за счет экранизации в фильмах и сериалах.

Донато Карризи. Подсказчик

Основное действующее лицо романа — Мила Васкес. Она является сыщиком, которая должна вместе со своим коллективом «Альберт» заняться поиском шести девочек, которые никак не связаны друг с другом. Героям удалось найти погребение с пятью левыми руками, значит, последнюю жертву еще можно избавить от гибели… Дальше

Роман расскажет о полицейской академии Квебека, у которой дурная слава. Тут царит коррупция и противозаконные деяния преподавательского состава. Главный герой — старший инспектор в отставке, который стал во главе Академии. Его имя — Арман Гамаш. После того, как в стене обнаружили карту, Арман поручил разобраться с этим кадетам, но дело приняло неожиданный поворот. Дальше

Камилла Паркер работает журналисткой в маленьком чикагском издании. Девушке поручили написать статью о маньяке, который лишает жизни школьниц, вырывая у жертв зубы. В процессе расследования оказалось, что все городские обыватели хранят страшные тайны. Дальше

Людям угрожает смертельная опасность в виде ос, которые способны отнять человеческую жизнь одним лишь укусом. При всем этом, они откладывают яйца в телах своих жертв. Чтобы разобраться в этом, за дело берется отряд «Сигма», ведь только они могут предотвратить эту ужасную катастрофу, способную уничтожить человечество. Дальше

Донато Карризи. Девушка в тумане

В детективном произведении «Девушка в тумане» речь пойдет о пропаже юной особы по имени Анна Лу. Она шла в церковь, но так и не дошла до места назначения. Чтобы в этом разобраться, за дело берется детектив Фогель. Именно он привлек к сотрудничеству работников СМИ. Но поможет ли это расследованию? Куда пропала Анна? Дальше

Ю Несбё. Жажда

Детектив Харри всегда стремился устранить преступность и навести порядок в этом мире. Он вернулся на работу в Осло, чтобы поймать серийного маньяка, который охотится на личностей, назначающих свидание через сайт знакомств. Это возвращает героя к своему темному прошлому. Дальше

Питер Джеймс. Прыжок над пропастью

Вера Рансом замужем за пластическим хирургом. У них растет сын Алек. Благодаря мужу, Вера прекрасно выглядит, но по какой причине у нее была глубокая депрессия? Возможно, все дело в супруге, который контролирует каждый шаг благоверной? Дальше

Меган Миранда. Все пропавшие девушки

Психолог Николетта Фарелл работает в Филадельфии и ведет подготовку к свадьбе. Она покинула родные края после пропажи подруги Коринны. После звонка брата девушка вернулась в отчий дом, ведь отец потерял рассудок, и снова твердит об исчезнувшей подруге. В его словах полиция находит новые факты о пропаже девушки. Скоро все вскроется, но готова ли к этому героиня? Дальше

Дэн Браун. Утраченный символ

Роберт Лэнгдон готовится прочесть лекцию в Национальном зале статуй Капитолия, но внезапно слышит крик. Примчавшись, он видит отрубленную руку с перстнем на постаменте. Она символизирует «Руку Мистерий». Главное то, что владелец руки — давний товарищ и наставник Роберта, которого зовут Питер… Дальше

Жоэль Диккер. Правда о деле Гарри Квеберта

Маркус Гольдман страдает от того, что его давно не посещала муза, поэтому он отправляется к своему товарищу — успешному писателю Гарри Квеберту. Гарри обвиняют в давнем убийстве. Маркус начинает собственное расследование, и неожиданно получает советы по написанию бестселлера. Дальше

Снова читателей ждет продолжение похождений сыщика Корморана Страйка и его ассистентки Робин Эллакот. В этот раз герои будут искать психа, который убивает жертв при помощи мачете. В данной книге автор откроет тайны прежней жизни героев, поэтому читатель сможет понять, что поспособствовало тому, что Корморан и Робин стали такими личностями. Дальше

Компания девушек получает от своей подруги Кейт сообщение, которое в точности такое же, как и 17 лет назад, когда у Кейт погиб отец. Героини всегда были неразлучны, но получили дурную славу, поскольку лгали окружающим, но не врали друг другу, играя в игру. Теперь они должны снова собраться вместе, чтобы осознать — главное правило их забавы нарушено. Дальше

Ричарду всегда хотелось попасть в закрытый клуб курса античной культуры, но попасть сюда не так просто. Со временем его мечта сбылась. И вот, однажды погиб ученик этого закрытого клуба, но наказания виновники избежали. Теперь нелицеприятные тайны начинают всплывать наружу, превращаясь в череду трагедий. Дальше

Стиг Ларссон. Девушка с татуировкой дракона

Вот уже 40 лет пожилой магнат обеспокоен тайной пропажи своей родственницы. Он просит помощи у журналиста — Микаэля Блумквиста, который берется за это дело с целью отвлечься. Но, когда он подходит к разгадке вплотную, то жизни мужчины грозит опасность. Следствие приводит в тихий городок, в котором царит ад. Дальше

Поденка. Джеймс Хэйзел

Чарли Прист — адвокат и бывший полицейский, который подвергся нападению в своем же доме. Правонарушитель требовал то, чего у героя не было, тогда неприятель покинул дом. Очень скоро его нашли посаженным на кол. Чарли не может оставить дело без следствия, поэтому ведет собственное расследование. Дальше

Джонатан Келлерман. Дочь убийцы

Главная героиня романа — Грейс Блейдс. Она — успешный психотерапевт, которая находит подход к каждому пациенту. У девушки есть хобби — случайные связи с незнакомцами. Все меняется, когда один из ее пациентов оказался одним из случайных любовников. Его нашли мертвым, а у полиции возникла к Грейс масса вопросов. Дальше

Лиана Мориарти. Большая маленькая ложь

Книга расскажет о трех матерях, чьи дети обучаются в одном учебном заведении. В их семьях все благополучно, но каждый хранит нелицеприятную тайну. Как преодолеть сложности, возникшие в семьях? В чем заключается причина домашнего насилия, недопонимания и неуважительного поведения? Станут ли эти тайны предметом всеобщего внимания? Дальше

Роберт Брындза. Темные воды

В этом романе Эрика Фостер продолжает свою детективные расследования. На этот раз героиня будет разбираться с делом девочки, которая пропала 6 лет назад. Недавно ее обнаружили мертвой, и Эрика берется за дело. Постепенно открываются новые факты о семье погибшей, а сама женщина опасается за собственную жизнь… Дальше

Гиллиан Флинн. Темные тайны

Либби в раннем детстве потеряла всех своих родственников, кроме брата. Девушка выросла и превратилась в эгоистку, которая не считается с чужим мнением. Именно брата она обвиняла в смерти близких, но виновен ли он? Сможет ли Либби принять истину о кошмарном событии, которое произошло 24 года назад? Дальше

История расскажет о психиатре по имени Матиас Фрер. Его жизнь изменилась после одного пациента, страдающего синдромом «пациента без багажа». Теперь герой вынужден по крошкам собирать воспоминания, чтобы стать тем, кем он был раньше. К тому же, некоторые события поспособствовали тому, чтобы Матиаса обвинили в убийствах. Дальше

Это были лучшие зарубежные детективы – книги от самых популярных авторов с мировым именем. Если уже что-то читали из нашего списка, расскажите о своих впечатлениях. 😉

Текст: Александра Баженова-Сорокина

Детектив — относительно молодой жанр. Плод любви реализма и готики, он возник в середине XIX века, стал жутко популярным и с тех пор не сдаёт своих позиций. Восхождение японского мистического детектива, остросоциального психологического триллера из Скандинавии, американского экзистенциального триллера и продолжающаяся традиция британского детектива-головоломки наглядно демонстрируют, насколько разнообразными как по сюжету, так и по стилю могут быть детективные истории.

Мы выбрали одиннадцать детективов, опубликованных в нулевых, которые ничем не уступают таким книжным хитам, как «Девушка в поезде» или «Исчезнувшая», и не потеряются на фоне гегемонии современных мастеров жанра Денниса Лихэйна, Ю Несбё, Хеннинга Манкелля и Роберта Галбрайта (привет, Джоан Роулинг!).

Правда о деле Гарри Квеберта

Жоэль Диккер

Нашумевший дебют двадцатисемилетнего швейцарца Диккера о молодом популярном писателе в творческом кризисе, культовом романе его наставника и том, как создаются романы в принципе, в своё время получил противоречивые отклики. «Правду о деле Гарри Квеберта» критиковали за то, что книга якобы претендует на интеллектуальную глубину, которой в ней на самом деле нет. Так ли это — решите сами во время прочтения. Что тут точно есть, так это лихо закрученный сюжет с неожиданными поворотами и обстановка в лучших традициях нуара: несовершеннолетняя фам-фаталь, странные и сложные мужчины, чёрный юмор и постоянно меняющаяся картина событий — это ли не рецепт отличного детектива?

Острые предметы

Гиллиан Флинн

Американка Гиллиан Флинн стала абсолютной звездой психологического триллера после экранизации своего третьего романа — «Исчезнувшая», фильм по нему снял Дэвид Финчер, а сценарий подготовила сама писательница. «Острые предметы» — её дебют и заслуживает ничуть не меньшего внимания. Журналистка с тяжёлыми психологическими проблемами, живущая в Чикаго и ищущая выход в самоповреждениях и алкоголе, вынуждена вернуться в родной городок в штате Миссури, чтобы освещать историю убийства одной девочки и исчезновения другой. Южная готика, отлично прописанные характеры, закрученный сюжет — «Острые предметы» наглядное доказательство того, что успех писательницы вовсе не случаен. Как и героиня книги, Гиллиан Флинн много лет проработала журналисткой, что явно повлияло на её умение рассказывать истории.

Голос ночной птицы

Роберт Маккаммон

Роберт Маккаммон — американский мастер хоррора, в какой-то момент решивший попробовать себя в историческом детективе. Действие «Голоса ночной птицы» происходит где-то в Каролине в 1699 году. Процесс над ведьмой, якобы убившей собственного мужа и сношавшейся с самим дьяволом, сотрясает городок Фаунт-Роял, а подросток-клерк Мэтью Корбетт взрослеет на глазах и превращается в сыщика в попытке установить истину и спасти женщину. Приключения, романтика, тайны и заговоры плюс история и быт ещё подчинённой Британии Америки — отличная комбинация для детектива, недаром автор выпустил уже несколько книг о Корбетте.

Судный день

Курт Ауст

Скандинавия исправно поставляет миру мастеров детектива и триллера, вспомнить хотя бы норвежца Ю Несбё и датчанина Питера Хёга. Житель норвежского Хортена Курт Ауст подошёл к популярному жанру с другого боку: перед нами исторический детектив, в котором от современного северного детектива едва ли не меньше, чем от Умберто Эко. Холодная новогодняя ночь 1699 года застаёт нескольких человек запертыми на постоялом дворе из-за снегопада: среди них профессор Томас Буберг и его помощник Петер — им предстоит разгадать, что случилось с найденным в сугробе мёртвым графом. Нарочитая неторопливость повествования и отсутствие у главных героев детективных сверхспособностей с лихвой окупаются местным (и временным) колоритом.

Преступления прошлого

Кейт Аткинсон

Любители одноимённого сериала BBC «Case Histories» знают и ценят мастерство Кейт Аткинсон, придумавшей Джексона Броуди — бывшего полицейского, перешедшего в частные детективы. Первый роман серии сделал из любимицы критиков Аткинсон настоящую икону современного детектива, чтение книг которой вовсю пропагандирует, например, Стивен Кинг. История трёх, казалось бы, не связанных между собой семейных трагедий, за которые вынужден взяться Броуди, по-настоящему мрачная, и лёгким чтивом её не назовёшь. Однако для тех, кого не пугает мир поистине неприятных людей и не самое быстрое развитие событий, здесь есть удивительная атмосфера, семейные тайны и прекрасный авторский слог.

Над осевшими могилами

Джесс Уолтер

В маленьком городке Спокан, штат Вашингтон, серийный убийца охотится за проститутками, показательно выкладывает их тела на берегу реки, предварительно сунув каждой жертве 20 баксов в кулак. «Над осевшими могилами» — история расследования, в которой тонко сочетается интригующее и, однако, правдоподобное следствие и сложный стиль высокой литературы. Главная героиня Каролина Мейбри страдает от депрессии, одиночества и задаётся вопросами о границах собственных возможностей как женщины-полицейского. Её бывший наставник и когда-то несостоявшийся любовник, а теперь напарник по делу тоже страдает — из-за проблем в семье и неразделённой любви. Их личные трагедии и проблемы важны в повествовании не меньше, чем детективный сюжет и образ постепенного вымирающего города, порождающего кошмары.

Золотые весы

Паркер Билал

Макана — беженец из Судана, где погибли его жена и дочь. Он живёт в Каире, еле-еле сводит концы с концами и работает частным детективом. Герой берётся буквально за любое дело (из-за тяжёлой финансовой ситуации выбирать не приходится), и однажды к нему за услугой обращается олигарх с тёмным прошлым и не менее опасным настоящим. Первый роман из серии о детективе Макана — отнюдь не дебют автора британско-суданского происхождения Джамала Махджуба, не так давно начавшего писать детективы под псевдонимом Паркер Билал. Главный герой «Золотых весов» не сыщик, а город Каир, который своей неправдоподобной жизнью оазиса в пустыне, мечты, обернувшейся пугающей и чарующей реальностью, напоминает Петербург Достоевского.

Переправа

Элли Гриффитс

В романах британки Элли Гриффитс о судебном археологе Рут Галлоуэй то и дело слышится эхо другой популярной героини — судебного антрополога Темперанс Бреннан из сериала «Кости» и лёгшей в его основу серии книг американки Кэти Райх. Однако сходство не сводится к костям как улике: если Райх списала героиню с себя, то Гриффитс вдохновили её муж-археолог и сельская местность Норфолка, с природой и мифами которой писательницу познакомила тётя. Очарование дебютного романа британской писательницы складывается из сочетания зловещей истории с ритуальными убийствами, обаяния грустной и смешной Рут и завораживающих английских пейзажей.

Тринадцать часов

Деон Мейер

Не одними северными пейзажами жив детектив, и это блестяще доказывает южноафриканский писатель Деон Мейер, рассказывающий на африкаансе захватывающие истории о жизни Отдела особо тяжких преступлений Кейптауна. Там инспектор Гриссел каждую минуту разрывается между предотвращением потенциального международного скандала, наставлениями новичков в отделе и собственными проблемами, требующими немедленного решения. Всего один день вместе с инспектором Грисселом вовлекает не только в лихую детективную историю, но и в жизнь совершенно особенного мультинационального мира Южной Африки, о которой с каждой страницей хочется узнавать всё больше и больше.

Дело Коллини

Фердинанд фон Ширах

Фердинанд фон Ширах сам мог бы стать прекрасным героем романа: внук лидера гитлерюгенда Балдура фон Шираха и правнук американки, чьи корни идут к подписантам Декларации независимости и напрямую к первым переселенцам Нового Света. Успешный адвокат-криминалист фон Ширах начал писать рассказы, основываясь на делах из своей практики, и быстро прославился ещё и как писатель. В романе «Дело Коллини» автор по-немецки вкрадчиво и сдержанно ставит вопрос о разнице между правосудием и справедливостью в формате судебной драмы. Что делать, если вам нужно защищать признавшегося убийцу, а вы не знаете его мотивов? Никаких сюрпризов и поворотов сюжета, зато настоящая пища для размышлений, особенно важная в контексте глобального переосмысления собственной идентичности любым жителем Европы после Второй мировой.

Составила я из ваших советов списочек, получился он очень солидным и судя по всему обещающий массу удовольствия.

Для тех, кто так же как и я любит детективы, выложу его сюда. Буду рада, если эти советы пригодятся не только мне.

Итак:

1. Дональд Эдвин Уэстлейк «Проклятый изумруд». Шедевр!) Иногда от детектива хочется непредсказуемости. Ни про один из прочитанных романов Дональда Уэстлейка не смог сказать «Ах, я так и знал!» или «Ну как же иначе!» или «Да кто бы сомневался!».
http://lib.aldebaran.ru/author/uyestleik_donald/uyestleik_donald_proklyatyi_izumrud/
http://lib.ru/DETEKTIWY/UESTLEJK/
Дурак умер…
Пижона — в расход…
2. Ж. Сименон — серия книг про комиссара Мегрэ. Читала как раз, когда очень интересовалась детективами.
3. Эрл Стенли Гарднер с его героем адвокатом Перри Мейсоном. Гарднер великолепен.
4. Уилки Коллинз — «Женщина в белом», «Лунный камень».
5. Нейо Марш — это вполне детектив, но есть смешные моменты. Может, не детектив в современном понимании, но впечатление произвело:)
6. Великолепный Дж. Диксон Карр. Если найдёте Карра, начните с Табакерки императора. Великолепная вещь. Вот уж класс, так класс.
7. Д. Френсис
8. А. Кристи
9. А. Конан-Дойль
10. С. Жапризо. «Дама в очках и с ружьем в автомодиле» (просто хай-класс) и «Ловушка для Золушки» (ничуть не хуже, но иная по атмосфере). «Убийственное лето», «Прощай, друг» — восторг.»Любимец женщин» и «Бег зайца по полям»
«Палач» — детектив для небезгливого любителя.
11. Б. Акунин
12. Рекс Стаут — вкусно! пальчики оближешь.
13. Картер Браун — дерзко, нагло, с юмором и очень в стиле Америки энное количество лет назад (лейтенант Уиллер эдакий доктор Хаус, только служащий в полиции))
14. Микки Спилейн,
15. Д.Х.Чейз
16. Гастон Леру. Немного занудно, имхо.
17. Хедли
18. Морис и его Арсен Люпен.
19. Джон Ле Карре «Наша игра»
http://www.ingushetiya.ru/history/nasha_igra/
20. Дешил Хэммет
http://mydetectiveworld.ru/hemmet.html
21. Перес-Реверте — не боевики с элементами ребуса
22. Виктор Каннинг, «Проходная пешка».
23. Еще наверное Эллери Куин. Читала всего пару произведений, но впечатления положительные.
24. Честертон
25. Алистер Маклин
26. Ежи Эдигей
27. Из современных русских Малышева. Особенно ее ранние вещи.
28. Пристли — Затемнение в Гретли. Можно назвать военным детективом.
29. Патрицию Вентворт не читали? Она писала несколько раньше Агаты Кристи. У Вентворт забавный сыщик: мисс Сильвер — старая дева, бывшая гувернантка.
30. Чарльз Сноу — великолепный детектив «Смерть под парусом»? Вот это очень достойный детектив. http://lib.ru/INPROZ/SNOW/snow.txt
31. Нора Робертс — не классика, но чем-то приятно. Есть рефлексия.
32. Чандлер, http://www.lib.ru/DETEKTIWY/CHANDLER/
33. Эксбрайя, http://publ.lib.ru/ARCHIVES/E/EKSBRAYYA_Sharl «/_Eksbrayya_Sh..html
34. Андраш Тотис, http://lib.ru/DETEKTIWY/TOTIS/
35. Росс Томас, http://lib.aldebaran.ru/author/tomas_ross/
36. Пентикост http://lib.ru/DETEKTIWY/PENTIKOST/
37. Буало-Нарсежак. «Та, которой не стало». И другие книги тоже.
38. Алистер Маклин
39. Ю. Семенов — чем не политические детективы?
40. Роберт Ладлем
41. Попробуйте почитать Лилиан Браун «Кот, который». Там около 20 очень симпатичных классических детективов, я их обожаю.
42. Если нравятся исторические детективы — серия романов Эллис Питерс про брата Кадфаэля.
43. Есть замечательная Филлис Дороти Джеймс — это уже не исторический детектив, а обычный.
44. Эд Макбейн — хороший полицейский роман.
45. Патриция Корнелл — мрачновато и натуралистично, но в целом недурно написано.
46. Джозефина Тэй «Дочь времени» и др.
47. Маргарет Аллингем
48. Дороти Сейерс — почти англ. классика;
49. Джоржет Хейер (у неё много дамских романов, но детективы — с юмором)
50. Элизабет Питерс — немного дамско-приключенческо-юмористические
51. Из наших понравилась Елена Афанасьева «ne-bud-duroy.ru» и продолжения, но это не совсем детектив.
52. Роберт ван Гулик — классический детектив из стилизованного средневекового Китая. Супер.
53. Ричард Старк
54. «Заговор бумаг» Дэвида Лисса. С удовольствием советую его Вам, замечательная вещь. добротный английский роман, но и как детектив тоже весьма хорош.
55. Умберто Эко «Имя розы» — средневековый детектив, там и психология и мистика.
56. Ребекка де Морней — психологические детективы из английской жизни 19 века.
57. Валерия Вербинина — серия про агента российской империи Амалию. Действие происходит в 19 веке, героиня — очень харизматичная личность. Книг уже около десяти, но чем они хороши — у каждой свой жанр. Есть триллер, есть иронический, готический и герметичный детектив, есть вестерн, есть детектив о поисках сокровищ. И во многих книгах разные рассказчики, так что знакомая героиня предстает со слов других персонажей — очень интересный эффект.
58. Из современного детектива не пропускаю книг Ольги Тарасевич (серия Артефакт-детектив) и Марии Брикер (серия Реалити-детектив). Тарасевич строит сюжеты на культурных темах и биографиях известных персон прошлого («Плачущий ангел Шагала», «Проклятие Эдварда Мунка» — про художников, «Смертельный аромат №5» — о Коко Шанель и ее знаменитых духах). В детективах сочетаются два времени — преступление в настоящем переплетается с событиями прошлого и историей жизни знаменитых людей. Я ее книги еще читаю как культурный справочник — в них биографии просто оживают, да и о творчестве художников или модельера написано очень увлекательно. У Брикер сюжеты довольно лихо закручены и герои очень колоритные.
59. Честертон
60. Э. По
61. Форсайт
62. Всем советую Хеннинга Манкеля. Если уж меня, не любителя детективов он заставил читать книгу за книгой, то это достойный автор!
63. Ну и Бенаквиста и Пеннак (истории про Господина Малосена).
64. Фред Варгас и Жан-Кристоф Гранже — изумительные французские детективщики. Очень психологично пишут оба, не оторваться. Но Варгас более утонченная, с юмором, а у Гранже больше шокирующих подробностей и намеков на мистику (но все оказывается более прозаично).
65. Юджин Пеппероу, один из самых приятных мастеров короткого детектива. Советую.
66. Виктория Платова к списку. Все вещи, кроме «Смерть в осколках вазы мебэн», «Нубийский крест», «Танец Лакшми». Это не она.
67. Мери Хиггинс Кларк. Одна из самых продаваемых детективщиц в Америке и практически неизвестная в России.
68. Джеймс Паттерсон.
69. А Вайнеры были? Как же без них-то?! Это ж наши классики детектива!
Самые известные и читаемые чаще всего (и самые любимые):
«Визит к минотавру», «Лекарство против страха», «Петля и камень в зеленой траве» и проч.
70. Эллери Куин.Тоже классик жанра.
Здесь можно почитать его вещи: http://www.2lib.ru/getbook/6251.html
«Санаторий смерти». Мне очень понравилось.
71. Антон Чижъ и его «Божественный яд». Это совершенно потрясающая книга! Жалко, что ее мало знают. На мой взгляд, один из самых лучших российских детективов за последние лет пять.
72. Грегори Макдональд, серия про Флетча. Шедеврально!
73. Элизабет Джордж с ее великолепной, не побоюсь этого слова, серией про инспектора Линли и сержанта Хейверс. .
74. Йэн Рэнкин и его серия про инспектора Ребуса.
75. Джеффри Дивер и его книги про Линкольна Райма и Амелию Сакс.
76. Наталья Солнцева, современный автор мистических детективов:) http://www.solntseva.com/
77. С. Родионов, «Долгое дело» — советский детектив. Супер!
78. Грегори Макдональд
79. Элмор Леонард.
80. Еще есть хороший шотландский детективщик — Йен Рэнкин.
81. И еще тетка хорошо про маньяков пишет (но больно натуралистично, на любителя) — Вэл МакДермит.
82. Элизабет Джордж с ее великолепной, не побоюсь этого слова, серией про инспектора Линли и сержанта Хейверс. Странно, что ее не назвали.
83. Йэн Рэнкин и его серия про инспектора Ребуса.
84. Джеффри Дивер и его книги про Линкольна Райма и Амелию Сакс.
85. Еще очень популярные на Западе парни — Джеффри Дивер
86. Майкл Коннелли
87. Ли Чайлд
88. Харлан Кобен
89. Дэвид Балдаччи
90. Популярные тетки — Кэти Райхс
91. Кэрин Слотэр.
92. Иоанна Хмелевская. Всё красное. Что сказал покойник. Колодцы предков.
Хотя иногда её произведения называют ироническим детективом, она не имеет ничего общего ни с Донцовой, ни со всеми другими «ироническими детективами». Юмористическая обёртка налицо, но в сердцевине — самый настоящий классический детектив.
паню Ваню можно найти тут —
http://lib.ru/DETEKTIWY/HMELEVSKA/
93. Лев Шейнин «Записки следователя». Автор уж больно неоднозначен, но по сути это детектив. Хотя я скорее рассматривала бы его с исторических позиций — как еще один взгляд на СССР.

Девушка с татуировкой дракона. Стиг Ларсон

Сорок лет загадка исчезновения родственницы не дает покоя стареющему магнату, и вот он предпринимает последнюю в своей жизни попытку — поручает розыск журналисту Микаэлю Блумквисту. Тот берется за безнадежное дело больше для того, чтобы отвлечься от собственных неприятностей, но вскоре понимает: проблема сложнее, чем кажется на первый взгляд. Как связано давнее происшествие с убийствами женщин, случившимися в разных уголках Швеции?

Багровые реки. Жан-Кристоф Гранж е

Маленький университетский городок в Альпах охвачен ужасом: чудовищные преступления следуют одно за одним. Полиция находит изуродованные трупы то в расселине скалы, то в толще ледника, то под крышей дома. Сыщик Ньеман решает во что бы то ни стало прекратить это изуверство, но, преследуя преступника, он обнаруживает все новые жертвы…

Зов Кукушки. Роберт Гэлбрейт

Когда скандально известная топ-модель, упав с заснеженного балкона своего пентхауса, разбивается насмерть, все решают, что это самоубийство. Но брат девушки не может смириться с таким выводом и обращается к услугам частного сыщика по имени Корморан Страйк. Страйк прошел войну, пострадал физически и душевно; жизнь его несется под откос. Теперь он рассчитывает закрыть хотя бы финансовую брешь, однако расследование оборачивается коварной ловушкой.

Левиафан. Борис Акунин

В фешенебельном квартале Парижа с особой жестокостью убиты британский коллекционер лорд Литтлби и весь обслуживающий персонал особняка. Из прославленной коллекции восточных редкостей украдены уникальная золотая статуэтка индийского бога Шивы и один из расписных индийских платков. Дело начинает расследовать сыщик парижской префектуры Гюстав Гош. В руке убитого он обнаруживает эмблему золотого кита. Как выясняется, это эмблема чудо-корабля “Левиафана”.

Убийство в «Восточном экспрессе». Агата Кристи

Пуаро едет на шикарном «Восточном экспрессе» и как всегда оказывается втянут в головоломную историю. В купе первого класса утром обнаружен труп мужчины. При этом поезд остановлен в пути снежными заносами и не может тронуться с места. Пуаро придется распутать ситуацию, в которой убийцей может оказаться любой из респектабельных пассажиров. Только блестящие таланты и непревзойденная логика великого сыщика способны помочь раскрыть преступление.

Ангелы и демоны. Дэн Браун

Иллюминаты. Древний таинственный орден, прославившийся в Средние века яростной борьбой с официальной церковью. Легенда далекого прошлого? Возможно… Но – почему тогда на груди убитого при загадочных обстоятельствах ученого вырезан именно символ иллюминатов? Приглашенный из Гарварда специалист по символике и его напарница, дочь убитого, начинают собственное расследование – и вскоре приходят к невероятным результатам…

Сорняк, обвивший сумку палача. Алан Брэдли

“В тихом омуте черти водятся” – эта пословица точно характеризует эксцентричную семейку, обитающую в старинном поместье Букшоу. Отец, повернутый на марках, чокнутая тетушка и две сестрицы: ханжа и синий чулок – как прикажете развлекаться юной сыщице в такой компании? Расследование нелепой смерти заезжего кукольника открывает другие мрачные тайны, о которых уже давно никто не вспоминал – отличное время препровождение.

Лунный камень. Уилки Коллинз

“Лунный камень” – самая известная и, бесспорно, лучшая книга Уилки Коллинза. В этом прекрасном произведении органично сочетаются черты классического детектива, приключенческого и авантюрного романа, а увлекательнейшее повествование сразу же захватывает читателя и держит в напряжении до последней страницы.

Сладость на корочке пирога. Алан Брэдли

В старинном английском поместье Букшоу обитают последние представители аристократического рода – эксцентричный полковник де Люс и три его дочери. Летом 1950 года тягучее болото сельской жизни нарушают невероятные события: убийство незнакомца и арест полковника. Пока старшие дочери, как положено хорошо воспитанным английским леди, рыдают в платочки, младшая, одиннадцатилетняя Флавия, в восторге: наконец-то в ее жизни что-то произошло!

Фламандская доска. Артуро Перес-Реверте

“Фламандская доска” – интеллектуальный детектив, парадоксальный и многоплановый. Роман завораживает перемещением действия из одного временного и культурного пласта в другой, головокружительно закрученным сюжетом. В мире антикваров и коллекционеров старинная картина – ключ к разгадке жестоких преступлений, происходящих в наши дни, а за каждую проигранную фигуру в шахматной партии заплачено человеческой жизнью.

Шелкопряд. Роберт Гэлбрейт

После исчезновения Оуэна Куайна его жена обращается к частному сыщику Корморану Страйку. Полагая, что муж просто скрывается от родных, как случалось уже не раз, Леонора Куайн поручает Страйку найти беглеца и вернуть в лоно семьи. Но в ходе расследования Страйк понимает, что дело обстоит куда серьезнее, чем кажется Леоноре. Оуэн Куайн забрал с собой рукопись нового романа, где выставил в неприглядном свете весьма известных и влиятельных лиц.

Копчёная селёдка без горчицы. Алан Брэдли

В поместье Букшоу обитают последние представители аристократического рода – полковник де Люс и три дочери. Пока полковник лихорадочно ищет способы спасти семью от разорения, распродавая коллекцию марок и фамильное столовое серебро, две старшие доченьки, Офелия и Дафна, играют с младшей в инквизицию, но Флавии не до игр, юная сыщица занята очередным расследованием. На территории Букшоу совершают нападение на цыганку-гадалку, разбившую лагерь в лесу, а Флавия находит труп.

Исчезнувшая. Гиллиан Флинн

Все было готово для празднования юбилея супружеской жизни, когда пропал один из виновников торжества. Остались следы борьбы в доме, кровь, которую явно пытались стереть, — и цепочка «ключей» в игре под названием «охота за сокровищами»; умная и невероятно изобретательная жена ежегодно устраивала ее для своего обожаемого мужа. И похоже, что эти «ключи» — размещенные ею записки — дают единственный шанс пролить свет на судьбу исчезнувшей.

Если наступит завтра. Сидни Шелдон

Захватывающий роман-мелодрама о невероятных ограблениях, которые совершает бывшая скромная служащая банка, после того как сама стала жертвой новоорлеанской мафии. Она борется с мошенниками их же приемами и постоянно переигрывает их, получая, впрочем, от этого не только моральное, но и вполне ощутимое материальное удовлетворение.

Мертвая зыбь. Юхан Теорин

Однажды на уединенный остров Эланд опустился очень густой туман, что случалось нечасто – всего несколько раз в год. И именно в этот день маленький мальчик, Йенс Давидссон, вышел из дома дедушки погулять и потерялся. В белом, как молоко, тумане он встретил человека в темном пальто, который представился как Нильс Кант. Он взял мальчика за руку и пообещал отвести его домой. С тех пор Йенса больше никто не видел, как и человека в пальто, который, по сведениям полиции, умер задолго до этих событий…

Дама в автомобиле, в очках и с ружьем. Себастьян Жапризо

Эта блондинка – самая красивая, самая лживая, самая искренняя, самая бестолковая, самая упрямая, самая беспокойная из всех известных героинь. Дама убегает от полиции и все время повторяет, что она не сумасшедшая… Однако те, кто ее видят, так не думают. На автозаправке она повредила себе руку. В довершение всего у нее нет с собой денег. Кажется, что, где бы она ни оказалась, ей могут хоть чем-нибудь да навредить, что, куда бы она ни сбежала, она не сможет остаться одна, освободиться от того, что она знает, от того, что она прячет..

Я вещаю из гробницы. Алан Брэдли

Невероятное событие нарушает пасторальную идиллию милой английской деревушки Бишоп-Лейси. Команда археологов приезжает, чтобы сделать открытие века, произвести раскопки могилы святого Танкреда. Одного этого уже достаточно, чтобы дать пищу для сплетен на сто лет вперед. Но в том месте, где должна быть гробница святого, находят довольно свежий труп местного красавчика-органиста… за расследование, как обычно рьяно берется вечный кошмар местных полицейских Флавия де Люс – любопытная проныра.

Пассажир. Жан-Кристоф Гранже

Встреча с пациентом, страдающим амнезией, приводит психиатра Матиаса Фрера к ужасному открытию: у него тот же синдром «пассажира без багажа». Раз за разом он теряет память и из осколков прошлого создает себе новую личность. Чтобы обрести свое подлинное «я», ему придется пройти через все свои прежние ипостаси. Фрера преследуют загадочные убийцы в черном, за ним гонится полиция, убежденная, что именно он — серийный маньяк, совершивший жуткие убийства, имитирующие древнегреческие мифы…

Молчание ягнят. Томас Харрис

Доктор Ганнибал Лектер – блестящий психиатр, но мир может считать себя в безопасности только до тех пор, пока он будет находиться за стальной дверью одиночной камеры в тюрьме строгого режима. Доктор Лектер – убийца. Он гурман-людоед. Клэрис Стерлинг – курсант академии ФБР. Она восприимчива к чужой беде, и именно это определяет все ее поступки. Судьба заставляет героев действовать совместно в деле о поимке Буффало Билла – опаснейшего маньяка-убийцы.

Таинственная река. Деннис Лихэйн

К трем маленьким приятелям, Шону, Джимми и Дейву, озорничающим на улице, подъезжают два мнимых полицейских и увозят в своей машине самого слабого и беззащитного из них – Дейва. Через несколько дней мальчик убегает от похитителей и возвращается домой, но эта история оставляет рубец в душе каждого из ее участников и через двадцать пять лет вновь сводит их вместе в чудовищном кошмаре.

Тринадцатая сказка. Диана Сеттерфилд

Маргарет Ли работает в букинистической лавке. Современности она предпочитает Диккенса и сестер Бронте. Тем больше удивление Маргарет, когда она получает от писательницы Виды Винтер предложение стать ее биографом. И вот перед Маргарет, оказавшейся в стенах мрачного, населенного призраками прошлого особняка, разворачивается в готическая история сестер-близнецов, которая странным образом перекликается с ее личной историей…

Часовников: время и сюжет в детективных романах Золотого века

Она резко проснулась. Сколько времени прошло, она не знала. Взглянув на часы, она обнаружила, что они остановились. Чувство сильного беспокойства охватило ее и становилось все сильнее с каждой минутой.

                                                                                                                 

Часы — неотъемлемая часть детективной литературы.Неважно, ломаются ли они во время борьбы, отбивают часы в темной комнате или когда их руки двигаются в любом направлении, они остаются в основе жанра как сюжетный ход и источник образов. У них есть очевидная практическая функция, используемая для навигации во времени смерти, алиби, времени поезда и обеденных гонгов, из которых строятся сюжеты. В классических произведениях «золотого века» таких писателей, как Агата Кристи и Дороти Л. Сэйерс, они кажутся удивительно хрупкими предметами, склонными ломаться в моменты сильного напряжения и обеспечивающими удобную уверенность в том, когда было совершено действие.(Конечно, как только убийцы обнаруживали эту склонность, они обращали ее в свою пользу в «гонке вооружений» художественной литературы, ломая их в другое время или изменяя руки, а затем топча их. ) Это, очевидно, служит детективам. потребность в параметрах, в пределах которых детектив может справиться с тайной, но повторяющийся образ сломанных часов имеет мощный резонанс для жанра. Он представляет собой попытку детективных романов остановить время для читателя, заморозить неумолимый поток событий в рамках книги, чтобы их можно было проанализировать, исследовать и понять.Частое обвинение детективных романов в том, что они «эскапистские», справедливо по крайней мере в этом смысле; они предлагают читателю возможность на несколько часов выйти за пределы времени, чтобы яснее увидеть, как оно работает.

Однако это не означает, что детективные романы не касаются сложностей и путаницы времени. Как раз наоборот; время и причинность — основные инструменты, с которыми они работают, и теоретики литературы часто используют детективные романы, чтобы проиллюстрировать действие времени в литературе.В своем классическом эссе «Типология детективной фантастики» великолепно названный Цветан Тодоров различает две отдельные временные схемы, действующие во всех романах: сюжет и фабула , обычно переводимые как «повествование» и «сюжет». Первая — это события, составляющие оригинальную историю (преступление), а вторая — порядок, в котором они связаны в романе (раскрытие). В популярных романах эти две схемы часто очень похожи, но классический детектив Роман, по понятным причинам, полностью их разделяет.

Литературные критики часто используют жанр детектива, чтобы доказать это, а затем переходят к более «тонким» произведениям (скорее, как натуралист может использовать саблезубого тигра, чтобы начать обсуждение развития резцов у домашней кошки), но я думаю отношение формы ко времени заслуживает дальнейшего рассмотрения. Детективы обычно начинаются с убийства, и по мере того, как история романа движется вперед, внимание аудитории решительно фокусируется назад, копаясь в противоположном направлении, чтобы узнать, какие события предшествовали убийству.Эта временная схема зеркального отображения завершается, когда последние несколько страниц книги проливают свет на убийство, объясняют события, которые привели к его раскрытию, и часто уходят далеко в прошлое, чтобы представить первоначальные причины преступления.

Однако преступление и раскрытие вряд ли когда-либо являются идеальным зеркальным отражением: детективные романы не просто переписывают сюжет убийства задом наперёд, в каждой главе излагая логический шаг к разгадке. Наоборот, чем дальше читаешь детективный роман, тем более запутанным он обычно становится.(Я бросаю вызов любому, кто читает « Смерть на Ниле » Агаты Кристи и говорит, что, прежде чем они пришли к объяснению, они были всего в одном определенном шаге от решения). Мыслительный процесс детектива держится в секрете от читателя, и его действия часто кажутся все более причудливыми и бессмысленными по мере развития романа. Доверчивость Гастингса к читателю в Lord Edgware Dies типична: «Я не мог понять позицию Пуаро.Если его не трогать, он, во всяком случае, подозрительно переменчив». На последних страницах часто приходится объяснять не только то, как преступник совершил преступление, но и то, как детектив его раскрыл, поэтому в сюжетную линию романа вложены два сюжета: сюжет убийства и сюжет его раскрытия, оба из которых показываются публике только в загадочных вспышках во время повествования, до финального раскрытия.

Эти два сюжета, преступника и сыщика, маскируются и искажаются в ходе самого романа.Чтобы детектив не превратился в простую словесную диаграмму с загадкой на одной странице и решением на другой, романы создают напряжение и драму, маскируя реальные действия сюжета за историей, предоставленной рассказчиком. Этот рассказчик часто является немного тусклым другом детектива (доктор Ватсон, капитан Гастингс и т. Д.), Который часто считает, что находится на правильном пути, и умудряется навязать читателям свои неправильные представления, делая блеск детектива более резким, когда это происходит. раскрывается.Когда у сыщика нет помощника, как у мисс Марпл или лорда Питера Уимзи, история представлена ​​единственным персонажем или анонимным рассказчиком, который рассказывает о событиях, но не дает нам полного доступа к разуму сыщика и часто к разочарованию исчезает. в важные моменты процесса обнаружения, защищая сюжет детектива от слишком пристального внимания читателей.

Таким образом, в детективном романе в одном романе действуют три временные схемы. Однако они не разделены; временная схема рассказчика идет параллельно временной схеме детектива, сворачивая в нее и снова удаляясь, как того требует роман.Кроме того, детектив редко представляет собой статическое исследование прошлого преступления, как указывает доктор Хейдок в книге Christie’s Sleeping Murder : «Предположим, что кто-то роется, копается в вещах, переворачивает камни и исследует проспекты, и, наконец, возможно, попадание в цель? Что твой убийца собирается с этим делать? Просто оставайтесь там, улыбаясь, пока охота все ближе и ближе? Он прав, и процесс расследования имеет тенденцию побуждать к новым преступлениям, поскольку убийца подделывает документы и убивает свидетелей, пытаясь сбежать.Различные сюжеты зацикливаются, вызывая и вызывая друг друга, даже если они происходят с разницей в годы. Чтобы сделать все это более запутанным, когда, наконец, происходит развязка, часто выясняется, что преступление изначально было вызвано историей еще более далекого прошлого, такой как тайный предыдущий брак ( 4,50 от Паддингтона ), давнее самоубийство разоренного академика ( Безумная ночь ) или даже тонтина в Убийство в доме викария , по сути, ставка на то, кто умрет последним.

То, что эти сюжеты представляют собой отдельные нити, видно из того, что в большинстве детективов они заканчиваются более или менее, но не точно, в одной и той же точке. Стиль развязки, в котором все подозреваемые собираются вместе, обвиняются и устраняются один за другим, позволяет задержать преступника и объяснить преступление на одной сцене. Это помогает избежать утомительных сцен погони или лишенных напряжения арестов, но не всегда может полностью скрыть щели между сюжетами, и часто после этого происходит рассказ о самом расследовании.Объяснения в последней главе обычно начинаются с таких фраз, как: «Вы знаете, я думаю, что мне нравится моя небольшая лекция. Я прозаичный старичок» ( Карты на столе ), «Давай, Бриджит, расскажи мне, как ты заподозрил женщину Уэйнфлет» ( Убить легко ) или даже «Если я не объясню кто-то, насколько я умный, я лопну ». ( Газированный цианид )

Хотя эти временные схемы могут показаться извилистыми и запутанными, если их изложить по отдельности, в романах они работают плавно и эффективно. Сложные системы причинно-следственных связей, лежащие в основе этих произведений, не являются доказательством неспособности их авторов удерживать сюжет под должным контролем и отделять различные нити. Наоборот, это тесное переплетение различных временных схем делает сюжетное разрешение более удовлетворительным и показывает нам моральную систему, от которой зависит классический детектив. Давно потерянные родственники и неверные даты в письмах — довольно избитые сюжетные приемы, но они также являются строительными блоками последовательной схемы морали в произведениях таких авторов, как Кристи и Конан Дойл.Самым строгим принципом в детективе является причинно-следственная связь: все что-то значит, и хотя совпадения иногда допускаются, они часто выдаются за дело Провидения и обычно считаются небольшим обманом со стороны автора. Сюжет каждого детектива от «Собака Баскервилей » до «День раскаяния » основан на идее, что у каждого события есть причины и последствия.

Хотя это кажется совершенно очевидным и естественным способом написания истории, на самом деле это очень специфический способ описания мира. Ни странствующий рыцарь в средневековом романе, ни Джеймс Бонд не связаны такой тугой паутиной причин и следствий; они просто рикошетят от одного авантюрного эпизода к другому, пока каким-то образом не наступает кульминация и не происходит финальная битва. В «Гордости и предубеждении » Остин священник мистер Коллинз воображает Джейн, делает предложение Лиззи и, в конце концов, женится на Шарлотте, но нет никакого смысла в том, чтобы эти события были частью безжалостного марша логики. Серии предложений связаны комедией, а не необходимостью.Мистическая фантастика зависит от причинно-следственной связи всего, даже если эти связи не очевидны на первый взгляд. Это явно посягает на мораль: если одно действие вызывает другое в логической и стабильной последовательности, то достаточно проницательный наблюдатель может проследить эту последовательность в обратном направлении. Если это действие является преступлением, преступник может и будет раскрыт. Это, очевидно, утешает законопослушных граждан и обескураживает тех, кто может почувствовать искушение плодами преступной деятельности. Это эффективно заменяет законы причины и следствия «оком Бога» в раскрытии зла для тщательного изучения.О важности этой стороны сюжета свидетельствует тот факт, что сыщик обычно уделяет некоторое время объяснению того, как и почему он пришел к распутыванию дела, хотя в этом обычно нет такого напряжения и драматизма, как в поимке преступника. Читатель должен прийти к пониманию не только ряда событий с точки зрения убийцы, но и того, как сыщик смог вывести их из имеющихся улик.

Дополнительные преступления, которые происходят во время расследования, такие как убийства свидетелей, также имеют жизненно важное значение для морального замысла романа.Они необходимы для развлечения и напряженности — в конце концов, без них детектив был бы просто похож на судоку, записанный в статистике преступлений, — но они также подчеркивают продолжающийся эффект причинно-следственной связи. Они подразумевают, что убийство не только оставляет видимые следы в последующих событиях, но и имеет тенденцию воспроизводить себя. Другими словами, не может быть такой вещи, как оправданное убийство, потому что даже если у убийцы есть самые неопровержимые и убедительные причины, и он совершает преступление самым блестящим и эффективным способом, это первое преступление не может быть завершено само по себе. .Это по необходимости порождает другие преступления и может привести к другим смертям, которых убийца изначально не желал. Как это ни парадоксально, эта демонстрация неожиданных цепочек причин и следствий повышает важность свободы воли и подчеркивает моральную ответственность человека не совершать первое преступление в последовательности.

Часы с их символическим грузом времени и сюжета могут служить оружием, с помощью которого убийца и детектив пытаются навязать миру свою волю.Меняя стрелки часов, фальсифицируя алиби или обманывая расписание, убийца пытается взять под контроль время, и детектив должен вырвать его у него, доказав, что время логично и безжалостно. Я был не совсем точен, когда предположил, что детектив замораживает время: он может изолировать его части и даже замедлить его за счет концентрации, но даже сыщик должен продолжать двигаться вперед, пытаясь понять, что произошло в прошлом. Именно это состояние жизни драматизирует детективный роман.Вы можете разбить часы или повернуть их стрелки назад, но вы не можете отменить время, хотя вы можете попытаться понять его.

Вт.ч. Оден, сам заядлый читатель детективов, начал свой мучительный и ироничный «Похоронный блюз» с команды «Остановите все часы, отключите телефон», а закончил ее словами: «Ничто теперь не может привести к добру». Столкнувшись с присутствием в мире смерти, детективный роман не пытается остановить часы, а вместо этого крутит их взад и вперед, как циферблат кодового замка, отыскивая серию, которая разрешит проблему.

Первоначально эта статья была опубликована в California Literary Review, июнь 2007 г.

Нравится:

Нравится Загрузка…

История и статьи о детективной литературе

Американская детективная история Начало и история американского детектива фантастика
Процедура американской полиции Предыстория и развитие полиции США Процедурный
Процедура британской полиции Предыстория и развитие английского Процедура полиции
Преступный клуб Коллинза История и обзор этого чрезвычайно важного издатель
Суперобложки — как они продают книги Статья 1937 года о том, как обертки продают книги
Английский каталог книг Краткий обзор этой публикации
Английская детективная история Истоки и история британского детективная фантастика
Первые сыщики детективной фантастики Список первых вымышленных детективов по порядку
Золотой век детективной фантастики Информация и исторические факты по жанру
Тайны игры в гольф Загадочные убийства с сильной тематикой гольфа
готическая тайна История и развитие готики книга тайн
Великие детективы Биографии величайших вымышленных сыщиков
Детектив вкрутую Корни и рост крутой школы
Словарь крутого сленга Перевод фраз или слов
Краеугольные камни Haycraft Queen Пересмотренный список Говарда Краеугольные камни Haycraft
История детективной фантастики Краткий обзор жанра и его происхождения
Говард Хейкрафт Новинка! Шедевр Говарда Хейкрафта Убийство ради удовольствия
HRF Китинг топ 100 HRF Список наиболее важных криминальные заголовки
Чудеса одного хита Авторы и книги, известные специально для одного название
Предварительная история Самое начало криминальной и мистической фантастики
Кворум королевы Список рекомендаций Эллери Куин
Персонажи сериала Кто создал известного персонажа
Шерлок Холмс Величайший детектив в мире
Спортивные тайны Новый ! Списки книг по конкретным видам спорта
Романы саспенса История и предыстория развития саспенс роман
Джулиан Саймонс в топ-100 Список величайших детективов Джулиана Саймонса романы
Триллеры История и предыстория развития триллер
Тайны университета Авторы и рекомендуемые заголовки установлены в академическое образование
   

Ни для кого не секрет, что криминал — самый продаваемый жанр книг | Криминал

Наконец-то это случилось! Наконец, литературный мир — это меритократия! Криминальная фантастика, о которой я впервые узнал как о лучшем жанре, когда прочитал свой первый детектив Энид Блайтон в шесть лет, теперь официально является самым продаваемым жанром в Великобритании. Данные Nielsen Bookscan на Лондонской книжной ярмарке показали, что криминальные романы в 2017 году, впервые с начала работы Nielsen, были проданы больше, чем категория, довольно расплывчато обозначенная как «общая и художественная литература». Продажи криминальной литературы выросли на 19% с 2015 года до 18,7 млн ​​по сравнению с 18,1 млн художественных книг, проданных в 2017 году. не в первый раз меня спрашивают: «Почему такой аппетит на криминальные романы?» Криминальная литература была чрезвычайно популярна задолго до того, как стала самой популярной, и поэтому мы, писатели-криминалисты, должны постоянно отвечать на этот вопрос.Иногда она представлена ​​в явно неодобрительной манере: «Вы можете объяснить неудержимую популярность детективов, мисс Ханна? А где вы были в 9 вечера во вторник вечером? Держу пари, пишу криминальный роман. (Плодовитые авторы обращают внимание: слово «неудержимый» никогда не используется в качестве комплимента, и вы должны с подозрением относиться к любому, кто использует его в отношении вас. )

Склонность к криминальным романам… Софи Ханна. Фотография: AFP/Getty Images

Так почему же криминальная литература неожиданно стала самым популярным жанром художественной литературы в Великобритании? Я думаю, у читателей есть ощущение, что это жанр, который будет: а) ставить удовольствие и развлечение выше всего, что автор хотел бы получить от опыта; и б) предложить гарантированно захватывающий сюжет.Да, многие литературные романы имеют фантастические сюжеты, а некоторые криминальные романы скучны, как лужа на выбоине мостовой, — тем не менее, как жанр, криминал всегда обещает саспенс и действие, чего нет в обычной и художественной литературе.

Криминальные романы восстанавливают равновесие в жизни… Зло наказывается, и хорошие парни в основном побеждают, разгадав загадку
Дэвид Балдаччи

Автор бестселлеров-триллеров Дэвид Балдаччи сказал: «Когда времена напряженные и кажется, что зло побеждает добро, появляется жанр криминальных романов, чтобы восстановить равновесие в жизни. Люди по своей природе не любят людей, которые делают что-то плохое, чтобы избежать неприятностей. В реальной жизни они происходят все время из-за множества факторов. Но в романах зло наказывается, а хорошие парни в основном побеждают, решив головоломку. И все в порядке с миром. По крайней мере, вымышленно».

Решение головоломки: для большинства из нас это жизнь. Получим ли мы желаемую работу? Наша невестка втайне нас ненавидит? Сохранятся ли наши нынешние отношения? Нас подстегивает незнание и отчаянное желание узнать.Криминал — единственный жанр, в котором решение головоломок — понимание того, что, черт возьми, происходит — находится в центре всего. Это ближе всего к нашей основной мотивации, поскольку мы слепо спотыкаемся по жизни, нуждаясь, но никогда не получая ответы на все вопросы.

Делать добро… Дэвид Балдаччи. Фотография: Дэвид Левенсон/Getty Images

Тем не менее, это всегда было верно для криминальной литературы, так чем же объясняется внезапный всплеск популярности этого жанра? Здесь нам нужно обратиться к другому вечно популярному жанру, романтике, в центре которого тоже есть загадка: откуда возьмется настоящая и прочная любовь? Возможно ли настоящее счастье? Он Тот самый? Точно так же, как реальная жизнь не всегда приносит возмездие плохим парням, так и идеальная родственная душа, с которой мы можем жить долго и счастливо, тоже не является идеальной родственной душой.

И криминальные, и романтические романы основаны на поиске окончательных ответов и счастливых концов. Убийца, находящийся под надежной охраной, — это такой же счастливый конец, как женитьба на мистере или миссис Райт. В обоих жанрах реализм движущей силы (загадка/потребность в счастливом разрешении) в сочетании с не совсем реалистичным комфортом/сказочностью предписываемого жанром финала (безопасность восстановлена/счастье с истинной родственной душой) – вот что призывы.

Селина Уокер, издатель Century and Arrow, объяснила недавний рост популярности психологических триллеров тем, что они являются «своего рода« слиянием »женских отношений и детективных жанров».И она права; В этом жанре, с которым я впервые столкнулся в «Игре памяти » Никки Френч и «Смотри, Джейн, беги , » Джой Филдинг, головоломка о преступлении и головоломка о любви заключены в одну упаковку («Он/она тот самый или он/она опасен для нас?»). Многие читатели, возможно, большинство, узнают эту дилемму из нашей реальной жизни, потому что в новом британском жанре бестселлеров проблемы, которые сопровождают этот вопрос, обычно — и с утешительным отсутствием реализма — решаются, как только становится известен правильный ответ.

УМИРАЮЩИЙ ДЕТЕКТИВ Лейфа Г.В. Перссона — Преступление по книге

УМИРАЮЩИЙ ДЕТЕКТИВ Лейфа Г.В. Перссона
Vintage Crime/Black Lizard; 17.04.18
CBTB Рейтинг: 4,5/5
Вердикт: искусное, методичное полицейское расследование

Со всеми совершенно новыми (и очень заманчивыми!) книгами, выпускаемыми каждую неделю, может показаться действительно трудным найдите время, чтобы прочитать немного более старые книги, которые вы, возможно, пропустили, когда они впервые вышли, но сегодняшняя публикация свидетельствует о том, что нажатие паузы на новых выпусках может быть таким полезным упражнением.«УМИРАЮЩИЙ ДЕТЕКТИВ» Лейфа Г. В. Перссона вышел в твердом переплете весной 2017 года… и кто знает, как я упустил возможность прочитать его тогда, но я так рад, что он попался мне на глаза в мягкой обложке. Это искусное полицейское расследование является достойным дополнением к личной библиотеке каждого читателя Nordic Noir , но не верьте мне на слово: эта книга была удостоена ошеломляющего количества наград за криминальные произведения, в том числе Ассоциации писателей-криминалистов. Международная премия «Кинжал», премия «Стеклянный ключ» за лучший скандинавский криминальный роман, премия Шведской академии писателей-криминалистов и многое другое — и все это заслуживает такого широкого признания критиков.Многослойный методичный криминальный роман Перссона «» напоминает о лучших произведениях классической криминальной литературы. Здесь нет никаких наворотов, только надежное, тщательное раскрытие преступлений руками блестящего полицейского. Но чтобы читатели не чувствовали себя убаюканными ощущением знакомства со стандартным процессуальным сюжетом этой книги, Перссон привносит в свою историю острую дозу человечности: возможно, даже более тревожным, чем жестокое преступление, центральное в этой книге, является столкновение нашего главного героя со своей собственной смертностью. УМИРАЮЩИЙ ДЕТЕКТИВ станет фаворитом среди поклонников медленного, но неотразимо захватывающего криминального романа.

Описание сюжета:
После инсульта отставной детектив Ларс Мартин Йоханссон оказывается в больнице. Чтобы спастись от безделья и отчаяния, легендарный следователь обращается к нераскрытому делу об убийстве многолетней давности. Жертва: невинная девятилетняя девочка.

С помощью различных партнеров и помощников Йоханссон начинает неофициальное расследование со своей больничной койки.Гоняясь со временем, он обнаруживает паутину связей, которая связывает секс-туризм с мертвым оперным певцом и миллионером, добившимся успеха самостоятельно. Но по мере того, как Йоханссон приближается к раскрытию преступления, он обнаруживает, что ему придется столкнуться не только с загадкой, но и со своей собственной смертностью.

Salem Press — Critical Insights: Crime and Detective Fiction

Редактор: Ребекка Мартин, Университет Пейс

март 2013 г.



В этом томе исследуется богатство криминальной литературы и множество способов, которыми преступление, его описание и расследование пересекают нарративные, национальные и другие границы.
Читатели по достоинству оценят знакомых авторов этого жанра, таких как Артур Конан Дойл и Рэймонд Чандлер, а также важные новые дополнения, наиболее заметным из которых является «Девушка с татуировкой дракона» Стейга Ларрсона.

В этом томе будут исследованы причины популярности и настойчивости криминальной литературы, предложенной учеными, критиками и читателями за последние двести или триста лет, и подвергнуты сомнению давние предположения относительно литературного значения криминальной и детективной литературы.В число участников входят Джозеф Пол Мозер, Сьюзан Элизабет Суини, Малка Эффрон и Сара Карром.

Критические контексты
Для читателей, которые впервые изучают криминальную и детективную литературу, четыре эссе рассматривают критический разговор по теме, исследуют ее культурный и исторический контексты, а также предлагают подробное и сравнительное прочтение ключевых текстов в этом жанре. .

Critical Readings
Читатели, стремящиеся к более глубокому пониманию темы, могут затем перейти к другим эссе, в которых она подробно исследуется с помощью различных критических подходов.

Каждое эссе содержит от 2500 до 5000 слов, и все эссе заканчиваются списком «Процитированных работ» вместе с примечаниями.

Ресурсы

  • Дополнительные работы о криминальной и детективной литературе
  • Библиография
  • Авторы
  • О редакторе
  • Индекс

Посмотреть полный список литературы

Определение детективной истории и примеры

Детективы/следователи/полицейские в этих историях могут быть любителями или профессионалами.Обычно они расследуют убийства или другие тяжкие преступления. Жанр зародился примерно в середине 19 века и чрезвычайно популярен по сей день. Он расширился до кино и телевидения, а также театра и различных аудиоформатов.

Этот жанр обычно пишется для взрослых читателей, но есть множество примеров, написанных для более молодой аудитории. Например, книги о Нэнси Дрю , написанные Кэролайн Кин, и The Hardy Boys , написанные Франклином У. Диксоном и Дэвидом Л.Роббинс.

Детективные рассказы в той или иной форме восходят к древним и религиозным текстам, например, к Ветхому Завету и к Эдипу Царя. Последнее включает в себя расследование смерти короля Лайуса. Еще одним ранним западным примером был Zadig Вольтера. Но сегодня первым настоящим детективом обычно называют «Убийства на улице Морг» Эдгара Аллана По.

Исследовать детективные истории

    8 замечен в Лунный камень Уилки Коллинза.

    Примеры детективных историй 

    «Убийства на улице Морг» Эдгара Аллана По

    «Убийства на улице Морг» — знаменитое художественное произведение Эдгара Аллана По. Это короткий рассказ, впервые опубликованный в 1841 году в журнале Graham’s Magazine № . История следует за К. Огюстом Дюпеном в Париже, когда он пытается раскрыть жестокое убийство двух женщин. Подсказки включают волосы, которые не кажутся человеческими, неизвестный подслушанный язык и многое другое. Дюпен в исполнении По имеет много общего с другими детективами, такими как Пуаро и Холмс.Вот цитата из рассказа: 

    Поэтому я воспользуюсь случаем, чтобы заявить, что высшие силы рефлексивного интеллекта более решительно и с большей пользой используются ненавязчивой игрой в шашки, чем утонченной легкомысленностью шахмат.

    Среди других рассказов Эдгара Аллана По — «Похищенное письмо» и «Тайна Мари Роже». Он называл эти истории «рассуждениями о рассуждениях» или рассказами о рассуждениях. Сюжеты были сосредоточены на установлении истины, как правило, с помощью интересной интуитивной логики.

    Исследуйте поэзию Эдгара Аллана По.

    Женщина в белом Уилки Коллинз

    Коллинза, который также написал Лунный камень, иногда называют «дедушкой английской детективной литературы». Его роман «Женщина в белом » подпадает под жанр как детективного, так и детективного романа. Его также часто называют романом-сенсацией. Вот цитата из романа: 

    Я говорю то, что другие люди только думают, и когда весь остальной мир находится в заговоре, чтобы принять маску за истинное лицо, моя опрометчивая рука отрывает пухлый картон и показывает голые кости под ним.

    Главный герой, Уолтер Хартрайт, использует различные детективные методы, многие из которых можно увидеть в более поздних романах. Среди ночи он встречает женщину, полностью одетую в белое. Она заблудилась на улицах Лондона, и он дает ей указания. Позже он узнает, что она сбежала из приюта.

    Собака Баскервилей Артур Конан Дойл

    Один из самых известных романов Дойла, Собака Баскервилей, рассказывает о Шерлоке Холмсе, расследующем, казалось бы, сверхъестественное преступление.Книга часто фигурирует в списках лучших когда-либо написанных рассказов. Вот цитата из романа: 

    Право, Ватсон, вы превзошли сами себя, — сказал Холмс, отодвигая стул и закуривая сигарету. «Я должен сказать, что во всех отчетах, которые вы так любезно представили о моих небольших достижениях, вы обычно недооценивали свои собственные способности. Может быть, ты сам не светящийся, но проводник света.

    Известные вымышленные детективы 

    • Шерлок Холмс
    • С.Огюст Дюпен
    • Эркюль Пуаро
    • Нэнси Дрю
    • Мисс Марпл
    • Алекс Кросс
    • Братья Харди

    Часто задаваемые вопросы 

    Каковы жанровые условности детективного романа?

    В этих рассказах читатели найдут различные условности. Например, идея «идеального преступления», подозреваемого, которого ошибочно обвинили, и использование большей наблюдательности (со стороны детектива) для сбора улик.

    Какова тема детективного рассказа?

    Темы часто включают победу добра над злом, поиск чего-то ценного, ценность человеческой жизни и важность пристального внимания к своему окружению.

    Является ли криминал жанром?

    Да, криминал — это жанр. Его часто используют вместе с фильмами ужасов, детективами, триллерами и многим другим. Можно также найти элементы многих других жанров, включая романтику и, возможно, даже научную фантастику или паранормальные явления.

    Какие три типа детективной литературы существуют?

    Несколько типов детективной литературы включают исторические детективы, детективы о серийных убийцах, полицейские расследования и детективы о запертых комнатах.

    Связанные литературные термины 

    • Триллер: жанр художественной литературы, отличающийся большим разнообразием поджанров. Они варьируются от криминала до научной фантастики.
    • Герой: главный или главный персонаж произведения.
    • Пикантный роман: жанр художественной прозы, повествующий о грубом герое, который переживает эпизодические приключения.
    • Сюжет: связанная последовательность событий, составляющих роман, поэму, пьесу, фильм, телешоу и другие повествовательные произведения.
    • Антигерой: персонаж, которому свойственны контрастные черты. В этом человеке есть черты и героя, и злодея.

    Другие ресурсы 

    Родственные

    Мистика

    против детективной фантастики

    Согласно энциклопедии, разница между мистикой и детективом заключается в том, что детективные книги требуют скрытых секретов, которые по ходу текста раскрываются или обнаруживаются.Детективная фантастика родственна тем, что в ней тоже повествуется о расследовании и раскрытии преступления, но с одним важным дополнением – в нем участвует сыщик.

    Давайте посмотрим на оба жанра и посмотрим, сможем ли мы обнаружить некоторые различия.

    Что определяет жанр детектива?

    Жанр детектива, который иногда называют детективным или криминальным романом, представляет собой тип художественной литературы, в которой детектив или другой профессионал раскрывает преступление или серию преступлений. Он может иметь форму романа или рассказа.

    В чем разница между детективами и научно-популярными детективами?

    Основное различие между художественными и научно-популярными детективами заключается в том, что художественные детективы почти всегда заканчиваются раскрытием тайны, в то время как научно-популярные тайны обычно существуют для раскрытия тайн, которые остаются неразгаданными.

    5 обязательных ингредиентов тайны

    Тайна — это история, состоящая из пяти основных, но важных элементов. Вот эти пять компонентов:

    1. символов,
    2. настройка,
    3. участок,
    4. проблема, а т
    5. раствор.…

    Главный герой определяет, как будет развиваться сюжет или тайна, и обычно это человек, который решает проблему, на которой сосредоточена история.

    Из чего состоит хорошая тайна?

    История, которая активно вовлекает читателей в разгадку тайны (или в попытку собрать воедино повествовательные нити), должна состоять как минимум из 7 элементов:

    • Прочный крючок.
    • Активное участие читателей в сборе информации.
    • Красные сельди.
    • Напряженный диалог.
    • Эффективное описательное настроение и язык.
    • Хорошо структурированные главы.

    Что такое детектив?

    Детектив – это жанр письма, в котором детектив работает над раскрытием преступления. Зрителям предлагается раскрыть преступление с помощью подсказок, прежде чем детектив откроет ответ в конце романа.

    Что нужно для детектива?

    Традиционными элементами детектива являются:

    (1) казалось бы идеальное преступление;

    (2) ошибочно обвиненный подозреваемый, на которого указывают косвенные доказательства;

    (3) головотяпство недалеких полицейских;

    (4) большая наблюдательность и превосходный ум детектива; и

    (5) поразительное и неожиданное развитие

    Что такое обычный детектив?

    • компаньон детектива (обычно менее умный, чем детектив)
    • тайна, иногда связанная с убийством
    • подсказки к решению, которое читатель может использовать в качестве головоломки
    • нарастание напряжения
    • удовлетворительное решение, в котором тайна раскрыта

    Детектив по-прежнему популярен?

    Конечно, и вот почему:

    1. Люди любят раскрывать преступления.Это держит их мозг в активном состоянии.
    2. Наши воспоминания укрепляются. Нам нужно вспомнить множество инцидентов в книге
      , чтобы раскрыть преступление. Некоторые из этих инцидентов в то время казались незначительными, но они важны для того, чтобы сделать правильный вывод.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.