Демне гвасалии: 10 вещей от Демны Гвасалия, на которые не жалко потратить деньги

Содержание

что нужно знать о дизайнере Демне Гвасалии

EsquireМода

Демна Гвасалия прославился, основав бренд-феномен Vetements — очень популярный на Западе и двойственно воспринятый в России, а потом перевернул с ног на голову исторический модный дом Balenciaga. Рассказываем, что еще стоит о нем знать.

Варя Баркалова

Демна Гвасалия. Фото: Neil Hall/Reuters

Выросший в советской и постсоветской Грузии Демна Гвасалия отучился сначала на экономиста в Тбилиси, а затем поступил в знаменитую Королевскую академию художеств в Бельгии — на модного дизайнера (что было совсем нехарактерно для консервативной семьи, в которой он воспитывался, но свой характер Гвасалия был готов демонстрировать уже тогда). За учебой последовала бурно развивающаяся карьера: сначала он стажировался у Вальтера ван Бейрендонка, затем работал в Maison Martin Margiela, а после — стал старшим дизайнером в Louis Vuitton. Именно с таким солидным бэкграундом в индустрии в 2014 году Демна вместе со старшим братом Гурамом основал Vetements.

С первых же коллекций Vetements «выстрелил» — буквально за первые месяцы он стал самым обсуждаемым брендом в модной индустрии, ведь для западной публики постсоветская эстетика и смелость кроя, с которыми работал Гвасалия, были тем свежим глотком, которого не хватало модной индустрии. Уже на следующий сезон среди поклонников бренда были Канье Уэст и Джаред Лето.

Vetements весна-лето 2015. Фото: Kristy Sparow/Getty Images Vetements весна-лето 2015. Фото: Kristy Sparow/Getty Images 

Во время работы в Vetements Гвасалия постоянно обращался к своему детству, культурным корням и той среде, в которой вырос. Так, нарочито широкие плечи — абсолютно советское наследие: Демна часто вспоминал, как бабушка вшивала в жакеты подплечники «по последнему слову моды». Как и в большинстве небогатых советских семей, родители покупали будущему дизайнеру одежду большего размера «на вырост», и это легло в основу его любви к созданию оверсайз-силуэтов.

Гурам Гвасалия стал креативным директором Vetements

Генеральный директор бренда решил занять пост креативного директора, который раньше принадлежал его брату, Демне Гвасалии 

У бренда Vetements, основанного в 2014 году братьями Гурамом и Демной Гвасалией, новый креативный директор. Теперь дизайном марки занимается нынешний генеральный директор, Гурам. Кресло руководителя дизайнерской команды Vetements пустовало с 2019 года, когда Демна Гвасалия принял решение покинуть семейное дело и сосредоточиться только на работе в Balenciaga. Гурам ГвасалияБлагодаря новой должности Гурам Гвасалия объединяет как творческую, так и деловую сторону
Vetements
. Предприниматель написал в официальном заявлении, что этот выбор призван продемонстрировать всей индустрии не только то, что обе роли можно успешно совмещать, но и то, что классическое художественное образование — не обязательное условие для работы на поприще модного дизайна.«Vetements с самого начала строятся на творчестве. И я хочу убедиться, что все молодые люди осознают — вам не нужно иметь богатых родителей, вам не нужен инвестор, вам не нужно продавать душу большим злым корпорациям. Вы можете справиться самостоятельно. Вы можете изменить жизнь с помощью собственного творчества и энтузиазма», — подчеркнул Гурам.

Платье с адским пламенем и другие маст-хэвы из новой коллекции Vetements Читать

Источник фотографий: Пресс-служба

Поделитесь с друзьями и получите бонус

Подпишитесь на рассылку InStyle.ru


Instyle

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147

Мода нестабильного мира: что значит уход Демны Гвасалии из Vetements

Мода всегда была отражением больших изменений в культуре, а 2015-й был очень странным годом: политическая и социальная неуверенность, открытые столкновения культур, войны и террористические угрозы, начало диджитализации — и глобализации как следствия.

Странная эпоха породила странный дизайн и его новых, тоже странных, суперзвезд. Коллекции грузинского дизайнера Демны Гвасалии в Vetements совмещали, казалось бы, несовместимое: невероятно дорогая уличная одежда на нетипичных моделях, провокация как часть ДНК бренда. Некрасивое было вдруг объявлено красивым — и, повторимся, за огромные деньги. Очень хорошая примета странного, нестабильного — и по большей части прошедшего времени.

Vetements Spring Summer 2017·Kristy Sparow·Getty Images

На этой неделе главное лицо этого течения Демна Гвасалия ушел из собственного модного дома Vetements, которому как бренду исполнилось пять лет. Почему это так важно? Скорость моды такая, что Vetements преодолели путь от молодой марки, участника LVMH Prize, до статуса фактически модного дома для истеблишмента всего за пять лет — ничего похожего индустрия в своей истории прежде наблюдать не могла.

Реклама на Forbes

To disrupt the fashion system (сломать и уничтожить систему моды.Forbes Life). Несколько лет назад это выражение с подачи Гвасалии начало активно использоваться в СМИ. Есть ощущение, что цель достигнута: правила действительно уничтожены, каноны сметены — и выстроены новые.

То новое и неожиданное, что сделал Гвасалия, — он вывел на подиумы маргинальных и просто очень разных персонажей, открыто иронизировал, интуитивно смешивал противоположные эстетики, продавал смесь из люкса и уличной одежды за прежде неприемлемые деньги — все это стало нормой. «Большая часть моды в 2019 году была предугадана брендом Гвасалии в 2014 году», — пишет Vogue Business.

«Мода изменилась один раз за свою историю — в тот момент, когда появился Vetements», — пишет сам Гвасалия.

Многое из того, что делали Vetements, работало на быстрый эффект: провокация, мем, прямой удар кулаком в лицо. Уже после первых сезонов в первом ряду на показах сидели Канье Уэст и Асап Роки в компании Анны Винтур. В западной системе моды, да и за ее пределами это означает исключительную степень медийного признания. То, что делали Vetements, вирусной волной оказывалось повсюду: в соцсетях, на телах знаменитостей, в СМИ и просто уходило в народ. При этом даже условно базовый, уличный ассортимент он продавал по ценам вплоть до $800 и выше, что прежде могли позволить себе только люксовые дома. На начало 2017 года, спустя пару лет после запуска, бренд уже имел оборот $100 млн в год, писали WWD.

Но по-настоящему Vetements выстрелили в третьем сезоне, зимой 2015 года, — в одной волне с Рубчинским и почти параллельно с дебютом Алессандро Микеле в Gucci. Мода до этого момента и мода после — абсолютно разные вещи. И с точки зрения стилистики, и с точки зрения бизнеса, и с точки зрения ценностей. У всех троих вышеперечисленных дизайнеров получилась мода для дестабилизированного мира. Все трое изменили моду с точки зрения и стилистики, и бизнеса, и ценностей, но Демне и Гоше удалось невероятное: сделать странное красивым, продавать это по ценам люкса и, главное, заставить всех думать, что это норма.

Ясно, что в определенный момент индустрия этим перенасытилась: ретейлеры рапортовали, что коллекции бренда начали уходить на распродажи со скидками 60-70%, а в отдельных случаях и 90%, байеры говорили, что сократили закупку. Крупные СМИ стали использовать радикальные формулировки вроде «Vetements мертвы», в том числе и «с точки зрения розницы» — другие крупные СМИ, соответственно, это опровергали. По мере того как творческая энергия Гвасалии перераспределялась в пользу Balenciaga, стали возникать разговоры о кризисе идей в Vetements, самоповторе и самокопировании. Вероятно, именно поэтому дизайнер и принял решение об уходе.

Vetements Spring/Summer 2020·Kristy Sparow·Getty Images

Индустрии моды, вечно питающейся новым, и по сути своего устройства, и по простой экономической логике, свойственно низвергать прежних кумиров. Однако эффект от того, что сделал Гвасалия, оказался таким сильным, что зафиксировался в длительной перспективе. В первую очередь, новые ценности: все люди разные — и на подиуме все тоже могут быть разными. Люди могут не быть моделями и не соответствовать универсальным стандартам красоты — красота разная, она может быть не идеальной. Интересны частные истории, локальные, но рассказанные глобальным языком.

Прямые референсы к другим дизайнерам и к прошлому оказались легальны. То, как открыто Гвасалия пользовался архивами бельгийского дизайнера Маржелы (Maison Margiela. — Forbes Life), который определил интеллектуальную моду нулевых во всем мире, было заметно на протяжении всего времени. Легальны оказываются и дропы (продажа вещей в определенный день и в определенном месте. — Forbes Life) как способ дистрибуции коллекций. И это стало распространяться и на люкс, вплоть до Burberry и Louis Vuitton.

Что происходит сегодня? Мир продолжает потряхивать до сих пор, но мы все немного успокоились. Кажется, что пик кризиса пройден, сознание уже не такое воспаленное, нам уже не так страшно. Поэтому с точки зрения стилистики такая мода сейчас вряд ли возникнет снова или сможет долго себя воспроизводить — но ее странные и грубые черты мы точно будем видеть везде.

6 образов Ренаты Литвиновой во время Недели моды в Париже

Вчера во французской столице завершилась Неделя высокой моды. За четыре дня – с 5 по 8 июля – новые коллекции презентовали десятки дизайнеров. После исключительно виртуальных показов в прошлом году в этот раз дефиле прошли в гибридном формате: кто-то выпустил модные короткометражные фильмы, кто-то публиковал лукбуки в сторис, но большинство провели модные шоу, «по старинке», оффлайн. 

Так, в присутствии зрителей свои творения продемонстрировали Dior, Chanel, Zuhair Murad и Balenciaga – причем последний представил первую за 53 года кутюрную коллекцию. Пойти наперерез политике основателя марки Кристобаля Баленсиага решил нынешний креативный директор Демна Гвасалия. Этот Дом моды вышел из расписания Недели высокой моды еще в 1968 году – дизайнер решил отойти от дел, так как не хотел следовать правилам модной индустрии тех лет. Спустя более чем полвека Демна Гвасалия вернул кутюрную линию Дома. В ней дизайнер сделал множество отсылок к творчеству своего предшественника: он переосмыслил не только силуэты архивных моделей, но и принты. В коллекцию Гвасалия добавил и немного «своего», а именно практичных вещей: на подиуме были и джинсовые куртки, и тренчи, и футболки со спортивными костюмами.

Демна Гвасалия и Рената Литвинова

В отличие от показа двухлетней давности, давняя подруга дизайнера, актриса и режиссер Рената Литвинова не вышла на подиум, а предпочла поддержать друга из зрительного зала. Во Францию она прилетела с дочерью Ульяной (в декабре Рената переболела коронавирусом), однако мама с дочерью больше не появились ни на одном другом дефиле. Так они выделили бренд Balenciaga на фоне остальных.

Вчера состоялся показ моего любимого друга и выдающегося кутюрье Демны Гвасалия в старейшем доме @balenciaga – в символической полной тишине, в бережно воссозданных «декорациях» Кристобаля Баленсиага, в которых он проводил свои кутюрные демонстрации для друзей и клиенток Дома – вплоть до подтеков на стенах было как при жизни создателя этой марки. Показ  в конце концов, перерос в совершенное чудо и очередное откровение, как это удается Демне из раза в раз вызывать вздохи восторга (это было особенно отчетливо слышно в полной тишине), слезы, когда все эти образы имеют такую силу воздействия своим совершенством, лаконизмом и чем-то необъяснимым – поэтому он один такой над всеми в мире моды. Очень трудная ноша. Мое уважение и восхищение, Демна) @demnagvasalia @balenciaga, – опубликовала свои мысли Рената после дефиле.

У себя в Instagram Рената, которая недавно выпустила короткометражный модный фильм, активно делилась с подписчиками фотографиями в разных образах от кутюр (и, да, в основном все наряды на ней принадлежат Дому Balenciaga). Так, она уже примерила объемное платье-бандо цвета фуксии и огромную шляпу из новой коллекции для ужина, устроенного брендом после модного шоу, а на самом показе переливалась в серебряном «кудрявом» платье в пол. Позже Литвинова опубликовала в сторис кадры с бекстейджа фотосессии: в кутюрных образах – черных пальто и шубе, а также черно-синем пальто с переливами – актрису решил запечатлеть известный фотограф Фабьен Монтик. 

Демна Гвасалия в «Симпсонах»: эпизод культового сериала посвятили высокой моде

Демна Гвасалия в «Симпсонах»: эпизод культового сериала посвятили высокой моде

Культовый американский анимационный сериал «Симпсоны» посвятил эпизод грузинскому модельеру и креативному директору модного дома Balenciaga Демне Гвасалия.

Выход специального эпизода «Симпсонов» приурочили к показу коллекции Balenciaga Весна / Лето 2022 на Неделе моды в Париже 2 октября.

«Я всегда любил «Симпсонов» за их насмешливый характер и немного романтично-наивную сторону», — сообщил  Демна Гвасалия.

Дизайнер  рассказал в своем Instagram, что без особой надежды на согласие предложил сотрудничать продюсерам знаменитого американского сериала, однако это произошло.

В итоге показ весенне-летней коллекции превратился в кинопремьеру. Сначала модели дефилировали по красной ковровой дорожке перед театром Шатле, а зрители наблюдали показ на большом  экране в концертном зале. Затем настало время «Симпсонов». Согласно сюжету,  Гомер Симпсон узнает, что его жене Мардж очень нравится Balenciaga.

 

Перед ее днем рождения он пишет в Париж письмо, с просьбой прислать хотя бы бирку или кусок ткани в подарок жене.  Balenciaga отправляет в Спрингфилд платье фирменного силуэта с «острыми» плечами. Мардж в ответ пишет письмо, в котором благодарит за исполнение мечты.  Растроганный  письмом, Демна  Гвасалия сам приезжает в провинциальный американский городок и  приглашает  всех жителей Спрингфилда  в Париж, где они должны стать моделями на показе. Кстати, Демна Гвасалия действительно часто набирает для показов непрофессиональных моделей из разных стран прямо в интернете.

 

В «парижской части» анимации за дефиле наблюдают Анна Винтур и Ким Кардашьян.

В финале Мардж счастлива, а Демна Гвасалия учит Гомера целовать жену «по-французски».

 

Демна Гвасалия родился в Сухуми — небольшом городе на черноморском побережье Грузии. В 1993 году вместе с семьей он был вынужден, как и сотни тысяч других грузин, покинуть родной город из-за войны в Абхазии.  Демна закончил знаменитый Антверпенский колледж дизайна.  Вместе с братом Гурамом он основал в Париже  бренд Vetements, о котором быстро заговорили в мире моды.

Демна Гвасалия находится в центре внимания мировой моды с момента своего назначения креативным директором парижского модного дома Balenciaga в 2015 году.

С тех пор Гвасалия был удостоен Международной премии Совета модных дизайнеров Америки (CFDA) 2017 года и Международной премии дизайнеров одежды прет-а-порте на церемонии вручения наград Fashion Awards 2016. Он также был назван Человеком года 2016 по версии журнала Business of Fashion.

Недавно знаменитости, среди которых Рианна, Ким Кардашьян, Эллиот Пейдж и Трейси Эллис, появились на Met Gala этого года в Нью-Йорке в одежде из коллекции Balenciaga Couture от Демны Гвасалии.

В конце сентября президент Грузии Саломе Зурабишвили наградила Демну Гвасалия Почетной медалью за его вклад в популяризацию Грузии за рубежом.

newsgeorgia.ge

Дизайн альбома бордерлайн от Земфиры похож на сингл певца из США

Музыкант из Штатов Лео Луганский показал, что обложка альбома «бордерлайн» Земфиры похожа на оформление его сингла. Парень выпустил трек ещё в 2019 году, и, видимо, певице с дизайнером стоит объяснить совпадение. Ведь первые комментаторы уже встали не на сторону российской звезды.

Седьмой по счёту альбом «бордерлайн» Земфира выпустила 26 февраля. Релиз, состоящий из 12 треков, стал первым за восемь лет рок-певицы. Новинка наделала шума в соцсетях, а 1 марта СМИ и телеграм-каналы обратили внимание на пост в твиттере музыканта из Нью-Йорка Лео Луганского, который ещё в день премьеры сравнил обложку альбома с оформлением своего сингла. Последний вышел в 2019 году.

Как видно на скриншоте, трек Лео называется почти так же, как альбом Земфиры — только на английском языке и с пропущенными гласными в слове. Название тоже представлено белым шрифтом на чёрном фоне и перечёркнуто. Правда, в отличие от обложки российской певицы его пересекает не несколько линий, а одна.

Leo Luganskiy

Рекламная пауза.

Луганский не лукавит: именно с таким дизайном его сингл представлен в сервисах Apple Music и Spotify. Певец показывал обложку и в инстаграме — в ноябре 2019 года. Согласно публикации, оформление разработал иллюстратор с ником Mishka Luganski.

Идея обложки «бордерлайн», как отмечала в инстаграме Рената Литвинова, принадлежит креативному директору модного бренда Balenciaga Демне Гвасалии, а оформление — дизайнеру Даниилу Лебедеву. К моменту написания этого материала ни Гвасалия, ни Лебедев, ни Земфира не прокомментировали публикацию Лео Луганского. Но пост певца уже начал расходиться по твиттеру, вызывая вопросы и критику певицы.

Василий Конов (44+)

Демна Гвасалия при дизайне обложки альбома Земфиры вдохновился обложкой Лугански?

Dmitry78

Упс!
Обложка сингла Brdrline 2019 года американского музыканта Leo Luganskiy.
Земфира, как-то нехорошо получается.

Элайджа гоуз вайрал

С другой стороны, если уже сделала неоригинальную музыку, зачем париться над оригинальной обложкой, да?

Пока пользователи твиттера обсуждают любопытное сходство обложек Земфиры и Луганского, фанаты кей-попа пытаются смириться с исчезновением из Spotify любимой музыки. Дело в войне двух сервисов, вызвавшей мемы.

А немногим ранее Spotify удивил меломанов, подведя итоги года в России. Ведь в фаворитах у слушателей из РФ оказались несочетаемые артисты.

Кто обвинил Земфиру в плагиате обложки? | Проблема | Культура

В пятницу, 26 февраля, российская певица Земфира представила свою новую работу — альбом «Бордерлайн». Это первая пластинка артистки с 2013 года, так что неудивительно, что «Бордерлайн» встретили с восторгом — альбом похвалили и музыкальные критики, и простые слушатели. Но буквально через два дня малоизвестный музыкант по имени Лео Луганский (Leo Luganskiy) опубликовал в своих блогах картинку, на которой сравнивал обложку пластинки Земфиры и своего сингла 2019 года «Brdrlne». Эту картинку он сопроводил подписью: «Рекламная пауза».

Commercial break @zemfiralive #земфира #ZemfiraBorderline #ZBorderline pic.twitter.com/KlOrt9Rhc4

— Leo Luganskiy (@LeoLuganskiy) February 26, 2021

Кто такой Лео Луганский?

Это творческий псевдоним американского музыканта, который в 90-е эмигрировал из Волгограда в США. В Америке он работал как музыкант, актер и модель, а в нулевые прошел прослушивание в кавер-группу из Лос-Анджелеса Strangelove — The Depeche Mode Experience. Группа исполняла своё прочтение хитов группы Depeche Mode, а каждый из участвовавший в ней музыкантов примерил на себя образ любимого исполнителя. Лео Луганский, например, выступал в образе Дейва Гаана и был солистом Strangelove.

Чуть позже, в конце нулевых, Лео Луганский стал участником нью-йоркской альтернативной группы Foirmoda, которая вот уже много лет работает над дебютным альбомом. Впрочем, Луганский работает и сольно; сингл «BRDRLNE» он выпустил осенью 2019 года.

Есть ли плагиат обложки?

Обложки альбома Земфиры и сингла Лео Луганского действительно похожи. Кроме того, есть схожесть и в названиях — BRDRLNE это стилизованное, почти без гласных, написание слова borderline, которое использовала и российская певица. На обложках оба слова написаны нарочито небрежно и перечеркнуты.

В блоге Земфиры в социальной сети «ВКонтакте» в списке лиц, которые работали над альбомом, написано, что идея обложки принадлежит Демне Гвасалии — грузинскому дизайнеру и креативному директору модного дома Balenciaga. Кроме того, за дизайн отвечал ещё и художник Даниил Лебедев.

«Сходства, несомненно, есть, — не обязательно быть экспертом, чтобы это уловить. Если бы это было набрано стандартным шрифтом и перечеркнуто — это одно, но в данном случае шрифт очень характерный и необычный», — рассказал  «Газете.Ru» музыкальный критик Артемий Троицкий.

Троицкий также отметил, что если у Луганского нет патента на логотип, то его иск к Земфире вряд ли возможен. Критик обратил внимание, что Лео Луганский не очень известный музыкант и мало шансов на то, что обложку его сингла видели создатели дизайна «Бордерлайна».

При этом ни Земфира, ни Гвасалия пока не прокомментировали сообщение о возможном плагиате.

Как Демна Гвасалия меняет лицо Balenciaga, по одной красной ковровой дорожке за раз – The Pace Press

Известные дизайнерские бренды выпускают пять или более коллекций в год, раскрывая новейшие тенденции в заманчивом и прекрасном мире моды. В этом году Balenciaga стал исключением.

Отойдя от традиционного модного фургона, креативный директор Balenciaga Демна Гвасалия объявил в сентябре 2020 года, что дизайнерский бренд будет выпускать сезонные коллекции один раз в год.

На Неделе моды в Париже 2021 Balenciaga превзошла все ожидания, представив модернизированный экспонат своей коллекции Ready to Wear (RTW) Весна 2022. Г-н Гвасалия, организованный в Театре дю Шатле в Париже, Франция, организовал разрозненный показ мод, который изначально выглядел как премьера в стиле кино.

Вместо этого шоу полностью играло с традиционными модными аккордами в гармонии с причудливыми современными нормами нашего цифрового общества.

В интервью с WWD в сентябре.В 2020 году г-н Гвасалия намекнул на показ предварительных коллекций дизайнерского бренда во время Парижской недели моды 2021 года, масштабы которых индустрия моды не могла полностью понять, пока показ не раскрыл его окончательное видение.

Как и на любом показе мод, гости и неоднозначный персонал отрасли, редакторы, розничные продавцы, кураторы и друзья дома обычно носят одежду дизайнерского бренда предыдущих сезонов.

Сочетание более ранних коллекций и новых дизайнов сделало почти неразличимым то, кто был моделью нового Balenciaga, а кто был гостем в прошлых коллекциях, чтобы воплотить славу Balenciaga S22.

Личности тех, кто присутствовал, и тех, кто моделировал, были переплетены, создавая иллюзию, что все были знаменитостями и модели . Каждый человек, который шел по красной ковровой дорожке, либо изображал из себя знаменитость, либо был настоящей знаменитостью, изображающей из себя модель, либо знаменитым фотографом, изображающим из себя модель перед камерами, либо знаменитой моделью, изображающей из себя самих себя. Это был вихрь того, кто и что было частью шоу.

Короче говоря, все присутствующие были в курсе генерального плана мистера Гвасалии.

Несоответствие превратилось в истерическую иронию в Театре дю Шатле. На богато украшенной авансцене посетителей приветствовали на массивном плоском экране, на котором транслировались живые кадры входов с красной ковровой дорожки.

В правом нижнем углу экрана указано, какой образ был одет на модели, что указывает на то, что зрители участвовали в демонстрации предварительных коллекций Balenciaga за несколько минут до этого.

Частью цели г-на Гвасалии для Balenciaga является создание имперской подписи в отличие от своих дизайнерских конкурентов: сочетание приземленной небрежности и бальных платьев прет-а-порте, пуховиков и спортивных комплектов.

В общей сложности 64 образа прошли по красной ковровой дорожке, демонстрируя огромные платья, расшитые пайетками и узорами платья au courant, сшитые на заказ блейзеры оверсайз, пуховики, джинсы, спортивные штаны, высокие остроконечные туфли на шпильке, чудовищные готические туфли Crocs на платформе, беспощадные солнцезащитные очки, разноцветные сумки и многое другое. Гвасалия начал шоу сзади, выйдя в черной вуали, толстовке с капюшоном и джинсах.

После того, как коллекция была показана на красной дорожке, модели и знаменитости собрались, чтобы стать свидетелями неожиданной премьеры «Симпсонов/Balenciaga», комедийного короткометражного фильма, созданного специально для этого события.Нажмите здесь, чтобы посмотреть весь короткометражный фильм.

Сюжетная линия следует за тем, как Гомер отправляет письмо Баленсиаге по электронной почте с просьбой прислать ему «самую дешевую вещь» с прикрепленной этикеткой Баленсиаги в качестве подарка на день рождения его жены Мардж. В ответ Баленсиага присылает Мардж великолепное платье с заостренными подплечниками фирменного флуоресцентно-зеленого цвета.

Надев его, Мардж отправляет платье обратно с запиской, описывающей ее ауру красоты платья, но с ностальгией по «этим 30 минутам ощущения себя немного особенным.Сочувственно подлетает к «лишенным стиля» оживлённый Гвасалия и приглашает весь Спрингфилд в Париж принять участие в его показе мод.

Стало еще более очевидным, что г-н Гвасалия играет с идеей участия публики в воплощении показа мод в жизнь.

«Я всегда любил «Симпсонов» за всю их насмешливую природу и слегка романтично-наивную сторону», — сказал г-н Гвасалия Vogue .

Знаменитая гостья Cardi B, одетая в Balenciaga прошлого сезона, сопровождала своего мужа и рэпера Offset. Он также участвовал в шоу в качестве официальной модели в Look 60: «объемная кожаная куртка, сползающая с плеч, мешковатые черные брюки и клетчатая рубашка/юбка, обернутая вокруг талии», как описано в Instagram Гвасалии.

Фото: Валерио Меццанотти для The New York Times

Среди других знаменитых моделей были профессиональный автогонщик Льюис Хэмилтон, французская актриса Изабель Юппер, канадский актер и продюсер Эллиот Пейдж, фэшн-фотограф Юрген Теллер и российская модель Наталья Водянова.

Участие нетрадиционных моделей, а скорее знаменитостей, посягающих на все уголки художественной сферы, представило обдуманное и целенаправленное сообщение: индустрия моды и ее система могут и будут развиваться.

Показ мод Balenciaga — блестящий пример того, как система будет развиваться, когда люксовые бренды и цифровые потребители могут объединиться в единое целое. За одну ночь представители эксклюзивного круга моды своими глазами увидели, как г-н Гвасалия медленно поднимает планку, выявляя и подвергая сомнению отношения между цифровой модой и потребителем, отношения, которые были перевернуты во время пандемии.

«В случае с красной ковровой дорожкой г-н Гвасалия превратил весь экзистенциальный вопрос о возвращении личных событий (хороших или плохих?) в трактат о самом упражнении, широко разоблачив его и сделав спорным», — сказал Ванесса Фридман из New York Times.

Решительный подход Демны Гвасалии с красной ковровой дорожки к отказу от устаревших социальных норм сделал его почти неприкасаемым и сложным для конкуренции в индустрии моды, сделав показ мод Balenciaga S22 притчей во языцех в городе, а дизайнер — выше по рангу.

«Я не думаю, что элегантность имеет значение»: Демна Гвасалия из Vetements, самый популярный дизайнер в мире | Мода

Чтобы понять, что делает Демну Гвасалию самым модным дизайнером Парижа прямо сейчас, сначала нужно забыть все, что, как вам кажется, вы знаете о Париже. Забудьте Катрин Денев, забудьте Джейн Биркин, забудьте Франсуазу Арди. Забудьте о плащах, шелковых блузах, балетках и соломенных корзинах. Забудьте об Амели на Монмартре и Кэрри Брэдшоу в Ладуре.

Париж Гвасалии, дизайнера Vetements и Balenciaga, совсем не тот Париж.Наоборот, это Париж, который вы могли бы узнать, если бы вы были захвачены последней серией жесткой французской полицейской драмы «Спираль». Это город, который мы видим глазами Луизы, няни из романа Лейлы Слимани «Колыбельная», когда она после работы отправляется из шикарного дома своих работодателей в 10-м округе в свой захудалый район. Это город телефонных магазинов и фаст-фуда, город, где гламур означает узкие джинсы и фальшивые сумки, город, где фоновый шум — это другой язык на каждом углу, а не гармоничный саундтрек Эдит Пиаф.

Две недели назад Гвасалия показал там свою новую коллекцию Vetements во время недели мужской моды, на импровизированном подиуме, размеченном на изношенном ковре блошиного рынка Les Puces de Saint-Ouen, модели мотались между прилавками, уставленными золотыми украшениями, грудами ковров. , бессистемные декоративные зеркала. Как место проведения, он был настолько далек от тропов недели моды — роскошных бальных залов отелей, дорогих нейтральных полностью белых шатров — насколько это вообще возможно. На моделях были платки и плащи, футболки с надписями и флисовые флисовые куртки на молнии.

Не обычный подиум… Показ Vetements осень-зима 2018 на блошином рынке Сент-Уан. Фотография: Виктор Бойко/Getty Images

«Я не думаю, что элегантность имеет значение, — весело говорит Гвасалия. Прошла неделя после показа, и он заперся в своей парижской студии, пытаясь бороться с простудой во время короткого затишья перед тем, как всерьез начнется подготовка к показу Balenciaga 4 марта. «Vetements создан для улицы, а на улице я не думаю, что элегантность — это то, к чему стремятся люди». На большинстве модных показов образы тщательно хранятся под пластиком до 11 часов, а костюмеры за кулисами помогают моделям надеть их в последний момент, чтобы избежать складок или следов.На этом показе, который Гвасалия стилизовал сам, модели одевались рано, а затем сидели и болтали до самого показа. В результате одежда выглядела немного обжитой. «Наверное, мы здесь все делаем по-другому. Но, в то же время, это то же самое. Потому что, будь то худи Vetements или платье от кутюр, речь всегда идет о человеке, который надевает его и думает: «Я доволен этим, я доволен тем, как выгляжу».

Для человека, который однажды сказал Vogue: быть приземленным — это новый черный», рост Гвасалии по служебной лестнице — это предмет модных сказок.Он ворвался на сцену в 2014 году со своим культовым дизайнерским коллективом Vetements, а в следующем году было буйство горячих билетов на модные показы в безвкусных китайских ресторанах, желтые футболки DHL на подиуме и лоскутные джинсы Frankenjens, которые какое-то время было еще труднее достать, чем сумки Birkin. Vetements стал самым влиятельным лейблом современной моды. (Здесь началась мода на толстовки с трофеями и мода на длинные свободные платья с цветочным принтом, а не на платья размером с сарафан.) ‘ … модель носит часть коллекции осень/зима 2018 в Saint-Ouen. Фотография: Kristy Sparow/Getty Images

В следующем году Гвасалия был назначен креативным директором именитого дома Balenciaga, и его мир стал таким же гламурным, как и модным. (Скажем так: Канье Уэст уже ходил на показы Гвасалии; как только он получил концерт Balenciaga, начала появляться и Ким Кардашьян.)

«Моя точка зрения отличается прагматизмом, — говорит Гвасалия. «Мир моды — это не реальный мир, а моя эстетика — своего рода гиперреализм.Мне неинтересно пытаться жить в каком-то сне. Мне было бы до смерти скучно». В прошлом году он перенес штаб-квартиру Vetements из Парижа в Цюрих, где живут он и его младший брат и главный сотрудник Гурам Гвасалия, генеральный директор лейбла. Он флегматично и неромантично относится к своему отъезду из самого легендарного города моды. «Я провожу большую часть своих исследований на своем экране, поэтому я могу быть где угодно; что это значит?»

Гвасалия родился в 1981 году в Сухуми, Грузия. Строгая советская эстетика его детства была стерта в 1989 году с падением железного занавеса: внезапно появилась поп-музыка, кока-кола, журнал Vogue, коллаж из конфликтующих образов.Последнее шоу Vetements было «как никогда близко к моему восточноевропейскому происхождению», — говорит Гвасалия. «Это был на 100% я, на 100% моя эстетика». В актерский состав входила 16-летняя девушка «из района Джорджии, в котором я выросла — это было совпадение, мы взяли ее из Instagram, но когда я одела ее в красную куртку и цветочное платье, с платком и сапогами , она выглядела точно так же, как одна из женщин из района, где я вырос». Когда Гвасалии было 10 лет, началась гражданская война, и братья с матерью и бабушкой бежали через Кавказские горы.Вынужденные местностью бросить машину, они продолжили путь пешком, продали автомат Калашникова, чтобы купить лошадь для своей бабушки, и поселились в столице Грузии Тбилиси. Это поразительно необычный фон для любимицы недели моды, о котором Гвасалия говорит с прозаической содержательностью.

«Рисковать — это то, к чему я привык в детстве, и это заложено в ДНК Vetements, — говорит он. «Сейчас в моде нужно рисковать, чтобы выжить». Vetements демонстрировал женскую одежду на показах мужской одежды, худи на неделе высокой моды, адаптируясь и развиваясь по мере того, как братья Гвасалия считают нужным. («Мы запустили бренд с нуля, и я не могу адаптировать четырехлетний бренд к отраслевым правилам, которым уже сто лет».) Вначале покупатели из Barneys в Нью-Йорке, посетившие выставочный зал Vetements, интересовались минимальным заказом бренда. , правило, введенное в действие большинством домов, чтобы защитить свою прибыль за счет экономии на масштабе. Им сказали, что нет минимального заказа, есть только максимальный; Стратегия Vetements заключалась в том, чтобы гарантировать, что спрос превысит предложение и, таким образом, создаст ажиотаж. Весь Париж был удивлен, но тактика сработала.

Gvasalia отобрали модели-мужчины со своими детьми для показа Balenciaga весна-лето 2018, представив коллекцию, вдохновленную «молодыми папами в парке со своими детьми на выходных». Фотография: WWD/Rex/Shutterstock

Прямо сейчас Гвасалия одержим честностью. «Посмотрите, что происходит в Голливуде, — говорит он. «Посмотрите, что происходит повсюду вокруг нас. Мы должны быть прозрачными». На недавнем показе Vetements в фирменной резкой манере был затронут вопрос о творческом долге Гвасалии перед наследием Мартина Маржелы, на чей лейбл он работал несколько лет. «Исследовать, как Маржела повлияла на меня как на дизайнера, означало затронуть некоторые деликатные вопросы о влиянии и присвоении. Мне казалось важным задать эти вопросы», — говорит он. Коллекция включала в себя версию знаменитых ботинок Таби с расщепленным носком Маржелы — саму версию носков 15-го века, адаптированную для японского рынка, где люди хотели носить их с сандалиями на ремешках. «Я поставил таби, потому что хотел напрямую решить проблему присвоения. Что такое источник, что такое влияние, что такое копия? Ответы трудно определить.”

Идя в ногу с духом времени, Гвасалия так же увлечен технологиями, как и аутентичностью. Его следующий проект для Balenciaga — это эксперимент «нового, технологического ноу-хау». Цифровая фурнитура тестируется на экране компьютера с целью «установить часть ателье Balenciaga, которая будет чисто цифровой». (Balenciaga, принадлежащая Kering, имеет бюджет, который дает Гвасалии простор для экспериментов, выходящий за рамки того, что возможно в Vetements. ) Я спрашиваю его, как, по его мнению, эта новая технология изменит моду, и он смеется.«Пока не знаю. Я не могу видеть будущее. Но я думаю, что почти все изменится».

Демна Гвасалия | Vogue Business

Перейти к основному содержанию
  • Членство
  • Talent
Вход InOpen Навигация MenuMenuMembership
  • Технология
  • Устойчивость
  • компаний
  • Мода
  • Розничная
  • красоты
  • данных
  • События
  • Расширенный
Закрыть Навигация MenuClose
  • Поиск
  • Вход
  • Членский
  • Newsletter
  • Talent
  • О нас
  • Контакт
  • Коммерческая
  • Технология
  • Устойчивость
  • компаний
  • Мода
  • Розничная
  • Beauty
  • Данные
  • События
  • Advanced

Подписаться нами

  • LinkedIn
  • Twitter
  • Facebook
  • Instagram
  • Pinterest
  • Wechat

Retail

Balenciaga Лондонский магазин — версия Демны «Современная роскошь»

мода

Balenciaga присоединяется к yeezy West Collab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.