Чарли винтур: «Он очень болен»: сын главного редактора Vogue Анны Винтур заразился коронавирусом: Стиль жизни: Новости

Содержание

Редкие факты о жизни главреда Vogue Анны Винтур | Queen — Женский журнал q-in.ru

Анна Винтур – легенда моды, журналистики, стиля и кино. Требовательная, стильная, жесткая, красивая, талантливая – она многолика и уникальна. Разберемся, почему Анна Винтур более 30 лет сохраняет пост главреда американского Vogue и остается желанным гостем на любой модной вечеринке.

Носит прозвище «Ядерная зима»

Дело тут не только в созвучии фамилии Wintour со словом winter, что означает «зима». Не склонная к компромиссам, стремящаяся к идеалу и требующая абсолютного подчинения, Анна Винтур для своих коллег действительно как ядерная зима – холодная и безжалостная. Несмотря на свой далеко не дружелюбный характер, только Анна смогла превратить журнал Vogue в настоящую икону в сфере моды.

Прекрасная танцовщица

Сложно представить эту строгую женщину, полностью отдающуюся власти музыки и движений. Друзья Анны уверяют: она превосходно танцует. Ее движения полны страсти и энергии. К сожалению, оценить таланты Винтур в танце могут лишь ближайшие друзья.

Мать двоих детей

Имя дочери редактора Vogue – Би Шаффер — известно многим. Красавица с 16 лет блистала на светских мероприятиях, занималась в актерской студии и училась вокалу. Сейчас она замужем за сыном главного редактора итальянского Vogue.

У Анны есть еще сын Чарли, 36 лет. Он работает врачом в Нью-Йорке. У Чарли жена и двое детей. Мать очень гордится сыном, который выбрал столь нужную и важную профессию. Чарли – непубличный человек. В апреле 2020 года Анна Винтур выложила в Instagram видео, в котором рассказала, что ее сын заразился коронавирусом.

Обожает авокадо

Анну Винтур не интересует, есть ли авокадо в меню ресторана. Она все равно закажет именно его. И пусть выкручивается шеф-повар! Ведь Анна Винтур привыкла получать все, что захочет.

Не меняет стрижку с 1963 года

Почти 60 лет у Анны стрижка «боб». Винтур не изменяет ей с 15 лет. Она считает, что это идеальная стрижка для нее, и менять ничего не собирается. Приходят и уходят каскады, мелирование и тонирование, но безупречно уложенный «боб» Анны Винтур остается неизменным.

Встречалась с Бобом Марли

Мужчины Анны Винтур влиятельны и состоятельны, но не в тот раз. Ради харизматичного Боба Анна бросила своего возлюбленного. Однако бурный роман продлился всего неделю. Анна рассталась с Марли и вернулась к прежнему поклоннику.

Развелась в 70 лет

Миллиардер Шелби Брайан долгое время был тайной страстью Анны, но оба состояли в отношениях. Анна тогда была замужем за психиатром Дэвидом Шэффером. Затем пара стала появляться вместе на официальных мероприятиях, в 2004 году Анна и Шелби официально поженились. Брак кончился крахом, в свои 70 лет Анна не побоялась расстаться с мужем и обрести статус свободной женщины.

Обвиняется в жесткости и нетолерантности

В чем только не упрекали суровую Анну Винтур. За любовь к меху в нее кидались пирогами и подбрасывали енотов в тарелку, за строгость в работе сотрудники называли ее жестокой, а бывший друг Андре Леон в мемуарах назвал ее бесчеловечной. Но Анне некогда обращать внимание на ерунду. Темные очки от Chanel — и голову кверху.

И да — именно Анна Винтур послужила прообразом главной героини в фильме «Дьявол носит Прада».

Главный редактор Vogue Анна Винтур стала бабушкой: первые подробности

У сына бессменного главного редактора американского модного журнала №1 Анны Винтур Чарли Шаффера родился первенец.

instagram @beeshaffer

Новорожденная девочка стала первой внучкой 67-летней Анны Винтур, которая вообще не планирует стареть. Радостной новостью поделилась в соцсети молодая мама, жена Чарли Шаффера Лиззи, выложив фото новорожденной девочки, и назвала ее имя – Керолайн.



ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 10 знаменитостей, которые воспитывают усыновленных детей

lizzyshaff Welcome Home Baby Caroline. Born 3/28/17 6lbs 14oz/Добро пожаловать домой малышка Керолайн. Родилась 28 марта 2017


35-летний Чарли – старший сын Анны Винтур, которого она родила в единственном официальном браке с детским психиатром Дэвидом Шаффером. Свадьба Чарли и Лиззи состоялась в 2014 году, и это было грандиозно. Множество гостей были приглашены в особняк Анны Винтур, для сына Винтур выбрала темно синий костюм из коллекции Burberry, его невеста Элизабет согласилась с выбором свекрови и надела платье специально для нее сшитое Оскаром де ла Рента.

Если вы помните фильм «Дьявол носит Прада», прообразом главной героини которого послужила Анна Винтур, то у персонажа двое детей – девочки близнецы. В жизни у главного редактора Vogue так же двое детей, но это мальчик и девочка. Кроме Чарли, который уже стал папой, Анна Винтур воспитывает его младшую сестру Кэтрин, которую все называют Би. Девушка так же поделилась фото новорожденной племянницы, в Инстаграме.

beeshaffer Welcome little Caroline and congrats @lizzyshaff and @cwshaffer. Looking forward to many more chic hats!!!


В ближайшее время семейство Анны Винтур ожидает еще одно приятное событие – Би выходит замуж. В марте 2017 года стало известно, что Би Шаффер, дочь главного редактора американского Vogue, обручилась с фотографом и режиссером Франческо Карроззини. Молодые люди начли встречаться осенью прошлого года, а первые слухи об этом союзе появились в октябре 2016-го. Франческо Карроззини сын бывшего главного редактора итальянского Vogue Франки Соццани.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Вечная любовь: 10 самых крепких браков знаменитостей
Официально: Аманда Сейфрид родила первенца


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора статьи.

Использование фото: П. 4 ст.21 ЗУ «Об авторских и смежных правах — «Воспроизведение с целью освещения текущих событий средствами фотографии или кинематографии, публичное сообщение или сообщение произведений, увиденных или услышанных во время таких событий, в объеме, оправданном информационной целью.»

Анна Винтур уклоняется от вопроса о стиле Мелании Трамп

Анна Винтур, которая подверглась публичным нападкам со стороны Белого дома Трампа за то, что они считают ее безразличием к их освещению, недавно отклонила вопросы о стиле президента Дональда Трампа и первой леди Мелании Трамп.

Вместо этого давний главный редактор Vogue рассказал о бывшей первой леди Мишель Обаме.

«Я думаю, что первая леди Мишель Обама действительно была невероятной в каждом решении, которое она принимала в отношении моды», — сказала 69-летняя Винтур в пятничном выпуске подкаста The Economist asks.

Обама, продолжила Винтур, «поддерживал молодых американских дизайнеров. Она действительно поддерживала дизайнеров со всего мира.

Она была лучшим послом, которого могла иметь эта страна, во многих отношениях, очевидно, далеко за пределами моды ».

Винтур спросили, что она думает о выборе г-жой Трамп одежды британских дизайнеров во время недавнего государственного визита в Великобританию — своего рода тонкая модная дипломатия, которая не осталась незамеченной.

«Мелания… Я думаю, очень сознательно хотела видеть себя послом британской моды, в данном случае, или трансатлантическим послом. Вы это цените? » — спросила ведущая Энн МакЭлвой. «Или вы бы предпочли держаться подальше от Козырей?»

После того, как Винтур ответила Обаме, МакЭлвой отметил, что «теперь она не первая леди. Так что насчет того, что у тебя сейчас?»

Но Винтур сказала: «Она [Обама] — пример, которым я восхищаюсь».

В отличие от освещения предыдущих первых леди, Vogue избегает миссис Трамп — шаг, который пресс-секретарь первой леди отвергла ранее в этом году.

Хотя она не упомянула миссис Трамп по имени, Винтур сказала CNN в апреле: «Вы должны отстаивать то, во что верите, и вы должны придерживаться своей точки зрения».

В своем заявлении в то время Стефани Гришам, которая сейчас является пресс-секретарем Белого дома, заявила: «Быть ​​на обложке Vogue не определяет миссис Трамп. Ее роль первой леди США и все, что она делает, гораздо важнее, чем поверхностная фотосессия и обложка. Это еще раз демонстрирует, насколько предвзятым является индустрия модных журналов, и показывает, насколько на самом деле неуверенной и недалекой Анны Винтур. К сожалению, миссис Трамп привыкла к такому поведению, вызывающему разногласия ».

Винтур спросили об этом во время ее выступления в подкасте The Economist на прошлой неделе.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Карли Клосс о связи с Белым домом Трампа через Джареда и Иванку — «Это было сложно»

«Похоже, вы держитесь подальше от Козырей и Мелании Трамп», — сказал ведущий МакЭлвой. «Я думаю, что она была представлена ​​очень давно, но до того, как она была в Белом доме в качестве первой леди. Иногда она попадает на Vogue.com, но не в журнал. Это осознанное решение? »

«В политике так много женщин, которые заслуживают празднования», — ответила Винтур, указывая на сенаторов Кирстен Гиллибранд, Камалу Харрис и Элизабет Уоррен, не упоминая при этом миссис Трамп.

МакЭлвой снова спросил: «Вы считаете, что она не тот человек, которого следует изображать в журнале?» Винтур ответила: «Я думаю, что для Vogue важно поддерживать женщин, которые руководят переменами в этой стране».

А если бы президент Трамп попросил совета о моде?

«Думаю, он вряд ли позвонит», — сказала Винтур.

как это было Анна винтур интервью

Главный редактор американского Vogue. В этом году перед ней стоит задача провести журнал через его 125-ый юбилей во время политического, экономического и технологического распада, сотрясающего самые основы всемирной модной индустрии, которой она правит, как глава державы, почти 30 лет.

НЬЮ-ЙОРК, США ― «Я называю ее неким председателем или президентом индустрии моды», ― говорит Боб Соэрберг, исполнительный директор Conde Nast. «Она играет роль и дает всем советы, включая нас. Да, она ― наш креативный директор, но она так же потрясающа в бизнесе».

В самом деле, влияние Винтур распространяется намного дальше, чем роль креативного директора Conde Nast. Она ― неофициальный консультант исполнительных директоров, дизайнеров, политиков и кинозвёзд Америки и за ее пределами. Винтур консультирует главные европейские люкс-конгломераты, такие как Kering и LVMH, в вопросах новых назначений и дизайна, председательствует на официальных завтраках, обсуждая с главными боссами самые важные тренды сезона в американском универмаге Neiman Marcus, монстре люкс-индустрии. Дизайнеры обращаются к ней за советами о потенциальных инвесторах, а инвесторы прислушиваются к её мнению о лучших новых талантах в дизайне.

Даже небольшая выборка её маршрута по последним неделям моды демонстрирует, насколько глубоко Анна Винтур задействована в каждом уголке фэшн-индустрии и связи моды с политикой, знаменитостями, поп-культурой и искусством. В Нью-Йорке, на торжественном открытии новой почтовой марки в честь их общего друга, покойного дизайнера Оскара де ла Рента, Анна была рядом с Хилари Клинтон ― кандидатом, которого она громогласно поддерживала на выборах президента США в 2016-м. Затем мы видим ее у Миланского собора на мемориальной церемонии ее подруги и бессменного редактора итальянского Vogue Франки Соццани, где Анна идет рука об руку с сыном Соццани, Франческо Карроззини, который за несколько дней до этого интервью объявил о помолвке с дочерью Винтур, Би Шаффер.


АННА ВИНТУР, ЕЕ ДОЧЬ БИ ШАФФЕР И ЕЕ ЖЕНИХ ФРАНЧЕСКО КАРРОЗИНИ НА ПОХОРОНАХ ФРАНКИ СОЦЦАНИ

В Париже Анна позировала с моделью Джиджи Хадид и её бойфрендом ― известным поп-певцом Зейном Маликом на коктейльной вечеринке финалистов выпуска CFDA/Vogue Fashion Fund 2017. Несколькими днями позже она появилась на пресс-конференции с дизайнером Comme des Garçons, затворницей Рей Кавакубо, чье творчество в этом году стало темой выставки Costume Institute в музее современного искусства и ― ежегодного бала Института костюма, который Винтур превратила во всемирную медиа-платформу.

Соэрберг прав. Винтур, в самом деле, скорее глава государства, чем просто главный редактор. Эта должность дает ей уникальный взгляд с высоты птичьего полета на индустрию моды, который простирается далеко за пределы Vogue и Conde Nast и позволяет охватить огромную экосистему, поддерживающую $2.

4-триллионную индустрию. С кем же еще обсудить распад, поражающий самое сердце fashion-бизнеса Америки, как не с самым ценным советником ― фактически, президентом индустрии?


Прохладное утро марта, 8:34, Винтур одета в Prada. Она тепло меня приветствует в своем офисе, и мы усаживаемся за известный стол Alan Buchsbaum, появлявшийся в бесчисленном количестве фотографий и фильмов. Для поддержания репутации, в центре стола стоит стаканчик Starbucks с отпечатком помады. Рядом множество гаджетов Apple: iPhone, iPad и MacBook Air.

За спиной Винтур на серебряном подносе, стоящем в серванте, множество недавних выпусков американского Vogue, в том числе и сентябрьский выпуск 2016 года на 800 страниц с ― он остается самым главным номером самого главного модного журнала в мире. Но сегодняшний сентябрьский выпуск Vogue содержит меньше страниц с рекламой, чем раньше, что отражает значительное снижение спроса клиентов на печатную рекламу.

Чтобы этот спрос повысить, Винтур и Соэрберг внедрили множество операционных и организационных изменений, укрепляющих позиции компании в эпоху кмпактных и быстрых цифровых технологий: несколько циклов увольнений; закрытие журналов Details, Self и Lucky; перевод печатного TeenVogueв онлайн с четырьмя печатными выпусками; сведение Style. comв новый раздел «Runway» на сайте Vogueи, конечно же, сплочение всех творческих команд компании (всего их 21), журналов, вебсайтов и креативного агентства Conde Nast 23 Stories под началом нового корпоративного креативного директора Рауля Мартинеса.

Я здесь, чтобы понять, что делает самая могущественная фигура в мире моды, когда вокруг нее разворачивается хаос: традиционные медиахолдинги пытаются приспособиться к цифровому настоящему, а индустрия моды работает во все более быстром темпе. При этом страна оказалась под властью противоречивого президента, чей вектор развития в экономической, внешней и социальной политике непредсказуемо меняет направление от одного полюса к другому. Главный офис теперь уже 125-летнего американского Vogueрасположен по политически заряженному адресу Всемирного торгового центра, поэтому с высоты своего положения Винтур также борется с влиянием, которое Дональд Трамп будет оказывать на Америку и весь мир.


Имрад Амед: Что, на Ваш взгляд, означал Vogue в 1892-м, когда он был основан, и как изменилась его роль теперь?

Анна Винтур: Ну, верите вы или нет, меня еще не было в 1892-ом! Но Vogue был общественным журналом. Он и сейчас отражает время в той мере, в какой мода отражает время. Все, что вы видите на подиумах или на улицах, в кино, в вашем Instagram, ― мода может рассказать вам обо всем, что происходит в мире.

В феврале 2017-го матери, дочери, бабушки, парни, мужья ― все шли вместе. Так что было интересно увидеть, насколько изменился мир.

Правда, иногда вам нужно немного дистанцироваться, чтобы понять, что это может быть. Например, я была так тронута , что попросила наш функциональный отдел найти кого-то, кто участвовал в маршах в 60-х. Они нашли замечательного писателя по имени Мэри Гордон. Тогда ей пришлось выскользнуть из дома, не говоря маме, не говоря никому, а потом пробраться обратно, и ее семья так и не узнала об этом. Конечно, в феврале 2017-го матери, дочери, бабушки, парни, мужья ― все шли вместе. Так что было интересно увидеть, насколько изменился мир.

А также смотреть на то, что носили тогда и что носят сейчас. Для меня мода непрестанно увлекательна, так как с помощью моды и одежды ты выражаешь себя. И в каком бы году вы не держали в руках Vogue ― мы стараемся отражать время, отражать момент. Независимо от того, идет ли речь о фэшн-фотографии или о политическом, культурном освещении, журнал ― живой, дышащий предмет. Вы должны быть в моменте: не слишком впереди, не слишком позади. Вы должны отражать происходящее.

ИА: Можете ли Вы вспомнить время, когда Вам приходилось отражать бурный период с точки зрения политической среды, технологий и всего, что меняет мир?

АВ: Разрушение (как перемены, изменения ― прим. ред .) ― именно то слово, к которому мы возвращаемся. Одна из инициатив, которую я здесь выполняю в качестве художественного руководителя, заключается в том, что я провожу регулярные редакционные совещания Целевой группы (Editorial Task Force meetings — ETFs). Мы приглашаем лидеров из других сфер, чтобы они пришли и поговорили с нашей командой о том, что происходит в их отраслях, будь то СМИ или Силиконовая долина.

Когда изменения постоянно бросают тебе вызов ― это очень волнующее время, потому что оно дает свободу пробовать разные вещи.

Одно из главных посланий, добытых нами таким способом (в частности ― из Силиконовой долины), заключается в том, что вы не должны бояться перемен. Традиционная компания ― самая трудная для «поворотов», и вы должны быть открыты для новых идей и не бояться неудач. Когда изменения постоянно бросают тебе вызов ― это очень волнующее время, потому что оно дает свободу пробовать разные вещи. Именно поэтому я считаю обсуждения последних 2-3 лет такими полезными и интересными, ведь в противном случае, делая что-то слишком однообразно, ты становишься немного изолированным, поглощенным своим собственным миром. А когда ты открыт к разговору с людьми, которые видят вещи абсолютно иначе, ― это очень вдохновляет.

ИА: Да, этим утром я смотрел Ваше выступление в Oxford Union (Оксфордский союз). Вы сказали: «Это проблема давно созданных компаний, они, как правило, устраивают всё по-своему. Я буду первой, кто признает, что в Conde Nast мы виновны в надменности, ― мы, Conde Nast , всегда так делали. Мы так заняты работой над тем, чтобы быть лучшими, чтобы быть совершенными, что не всегда готовы к изменениям. Надеюсь, это изменится». Это действительно изменится?

АВ: Думаю, да. Мы ― крупная медиакомпания, охватывающая внимание публики такими способами, к которым мы никогда раньше не прибегали. Изменился круг тех, с кем мы беседуем, появился другой формат разговора на совершенно разные интересные темы, полностью изменился новостной цикл. Следовательно, у нас есть в разы более пугающие, но и более захватывающие возможности.

Мода была виновна в навязывании слишком узкого мышления, и, слава Богу, все меняется.

Так что да, я не могу вспомнить время, которое было столь же полным перемен, но я также не могу вспомнить время, которое было таким увлекательным. У нас вышла ― и это, безусловно, то, что мы много обсуждали в Conde Nast и, конечно, здесь, в Vogue: инклюзивность ― мы должны отражать мир, в котором мы живем. Я считаю, что мода, ― и я нас приписываю к ней тоже, ― была виновна в навязывании слишком узкого мышления, и, слава Богу, все меняется. Думаю, это замечательно.

ИА: К Вашему мартовскому выпуску, на обложке которого были все те потрясающие женщины, были приложены особые усилия для отражения всеобъемлющего взгляда…

АВ: Это было не впервые. Весь прошлый январский номер был посвящен различиям.

ИА: Но все же есть обратная связь, которую Вы получаете мгновенно. Люди говорят: «О, ну это фотошоп, и это недостаточно разнообразно», и так далее.

АВ: И это не был фотошоп! О нас всегда говорят ― и это здорово. Но иногда вы были бы поражены тем, на чем фокусируются люди. Если беспокоится о каждом критическом замечании, ты не встанешь утром с постели.

  • ИА: Итак, в среде всех этих перемен, какие элементы традиционного журнала Вы хотите сохранить, а с какими ― покончить?

    АВ: Мы знаем, что наша аудитория приходит к нам за лучшим. Они остаются вовлеченными и задействованными и рассказывают нам о том, что чувствуют и думают, ― и для меня это лучшая награда. Мы не можем гнаться только за кликами и быстрой прибылью. Нужно отстаивать то, во что каждый верит здесь, в Conde Nast.

    ИА: Вы говорите о том, что не гонитесь за кликами. Но, если я посмотрю сайт Vogue . com и взгляну на журнал, для меня становится очевидным, что в цифровом Vogue чувствуется другой тон и другой подход. Мне просто интересно, как Ваши команды работают вместе. Вы все в одном месте?

    АВ: Мы все собраны здесь, на одном этаже. Это полная интеграция: мы встречаемся, обсуждаем идеи, все время говорим друг с другом.

    ИА: Вы каждый день заходите и смотрите на все на сайте?

    АВ: Да. Я чувствую, что это ― возможность сегодня поговорить со своей публикой разными способами. Мы говорим с ней через работу, которую мы делаем в Фонде моды (Fashion Fund), мы говорим с ней через книги, которые мы публикуем, мы говорим с ней через видео. Мы говорим с ней через работу, которую мы делаем в музее Метрополитен, через наш канал Instagram ― это может быть любой способ. Поэтому его не следует гомогенизировать. Да, это все о качестве и авторитете, а также о том, что мы все делаем в Vogue, но все из перечисленного требует немного другого метода обсуждения или обращения к публике, с которой ты ведешь диалог.

    Во всем, что мы делаем, мы стараемся поощрять сотрудников так, чтобы все редакторы, писатели и фотографы взяли на себя ответственность и чувствовали себя хорошо от того, что они делают.

    Конечно, вы не можете контролировать все, но к этому не стоит и стремиться. Когда я думаю о том, что у меня есть все эти различные возможности говорить с разнообразной публикой, то чувствую радость. Она заключается в том, что каждый, кто работает с нами, постоянно удивляет, восхищает и информирует о том, что делает. Мне нравится знать, что происходит, но я не микро-менеджер. Я не думаю, что люди работают наилучшим образом в ситуации полного контроля. Поэтому во всем, что мы делаем, мы стараемся поощрять сотрудников так, чтобы все редакторы, писатели и фотографы взяли на себя ответственность и чувствовали себя хорошо от того, что они делают.

    ИА: Цифровой рост переключил внимание людей на показы. Например, редакторы стали частью fashion ландшафта, чего не было до сих пор. Что Вы думаете по этому поводу?

    АВ: Я думаю, что почти всё, что привлекает публику и людей, которых волнует мода, и которые следят за вовлеченными в эту сферу личностями, ― это прекрасно. Я смотрю на street style, который есть на нашем сайте и на многих других сайтах, и нахожу эти фотографии очень, очень вдохновляющими и забавными, ― слава Богу, не все люди на них одеты в черное, как было раньше.

    Я вдохновляюсь, когда вижу уличный стиль, когда вижу кого-то, кто не выглядит так, будто только что сошел с подиума, кто на самом деле соединил вещи со своим личным стилем, изобретательностью, чувством юмора и остроумием. Думаю, это потрясающе, почему нет? Street style дает возможность посмотреть на что-то иное, пока вы ждете начала шоу.

    ИА: Возвращаюсь к тому, что вы сказали ранее: если мода отражает время, то сейчас трудно думать о настоящем времени, не думая о политике.

    АВ: Вы только что приехали из Лондона?

    ИА: Да.

    АВ: Вы видели наш (действующий премьер-министр Великобритании ― прим. ред )?


    ПРЕМЬЕР-МИНИСТР ВЕЛИКОБРИТАНИИ ТЕРЕЗА МЭЙ. ФОТО: VOGUE.COM

    ИА: Да, вообще я даже сделал несколько снимков. Это было на первой странице каждой газеты. Это было невероятно.

    АВ: Да, почему-то у них возникла идея, что мы можем поставить премьер-министра на обложку. Но эта идея никогда не была частью обсуждения, и я не знаю, откуда она взялось. Я была обеспокоена тем, что они могут остаться разочарованными.

    ИА: Ну, в результате никто не остался разочарованным. Политическая история в Vogue ― это было повсюду. Я читал некоторые материалы и узнал, что Ли Миллер, военный корреспондент Vogue в конце Второй мировой войны, опубликовал довольно провокационные фотографии на тему Холокоста, ― поэтому в каком-то смысле Vogue всегда обращался к таким серьезным темам, как политика.

    АВ: Да, у нас есть история. Я не могу понять, почему никто не снял фильм о Терезе Мэй, потому что она ― восхитительный персонаж.

    ИА: Когда Вы думаете об истории Терезы Мэй, почему Вы считаете, что читателю американского Vogue она интересна?

    АВ: Я думаю, что наши читатели заинтересованы в женщинах. И, возвращаясь к нашему 125-летнему юбилею , ― это действительно то, на чем мы решили сосредоточиться в течение всего года. Вместо того, чтобы поднять только один вопрос, мы подумали, что посмотрим на женщин во всех сферах жизни. И мы это сделали, чтобы показать время, когда женщина стала премьер-министром Великобритании (нашего великого союзника) впервые со времен Маргарет Тэтчер. Мы знаем, что наши читатели интересуются политикой, мы знаем, что они интересуются женщинами, мы знаем, они интересуются миром, поэтому, очевидно, выбор Терезы Мэй был естественным для нас.



  • ИА: В настоящий момент атмосфера в США политически заряжена. Вы поддерживали совершенно другого кандидата в президенты. Еще не прошло и 100 дней после выборов, но что Вы лично думаете о происходящем?

    АВ : Думаю, мы еще не можем оценить последствия сегодняшнего политического влияния и понять, что произойдет в будущем. Слишком много новостей. Я не знаю, что вы видите. Я вижу, что все были и до сих пор настолько поглощены президентством Трампа. Он дал много поводов для обсуждений. Я чувствую, что люди стали принимать данное положение вещей. Оно становится не то, чтобы «нормальным», ― скорее, это новые правила игры.

    Сейчас самое время немного успокоиться и попытаться осознать, что мы можем сделать и чем можем быть полезны в борьбе за идеалы, в которые верим.

    В мартовском номере есть замечательная цитата Дианы фон Фюрстенберг: «Нет смысла ныть, жаловаться или кричать. Страна проголосовала » . Что же мы можем сделать сейчас, чтобы быть наиболее полезными, а также поддерживать то, во что мы верим? У людей могут быть разногласия. Они так же верят в правильность своих взглядов, как и мы верим в свои. Поэтому давайте попытаемся понять, что мы можем сделать, чтобы работать вместе. Я действительно в это верю, потому что просто думать иначе ― этого недостаточно.

    ИА: Именно поэтому Вы провели те встречи с президентом Трампом? Думаю, люди были весьма удивлены.

    АВ: Ну, я знаю Дональда Трампа с начала 80-х. Любой, кто бывал в Нью-Йорке, ― и он бывал в Нью-Йорке, ― знал его. Я уважаю Иванку и все, чего она достигла. И, как я уже упоминала ранее, мы приглашаем специалистов из разных областей поговорить с нами об их взглядах на происходящие в мире процессы, ― и поэтому, очевидно, имело смысл поговорить с избранным президентом. Мы ― огромная медиа-компания. По-моему, он также побывал в New Youk Times. Думаю, сделать это было естественным для нас.

    ИА: Некоторые из инициатив, которые выдвигаются администрацией Трампа, ― особенно налог на импорт ― вызывают беспокойство представителей fashion -бизнеса.

    АВ: Не думаю, что у нас есть ясность в этом вопросе. Он много чего сказал, но чего он может достичь? На пути есть множество сложностей. Было много шума, а теперь настало время для оценивания результата.

    ИА: И тут возникает сложный вопрос о том, как Vogue должен транслировать . Хелен Тафт была одной из первых, кто фигурировал в журнале, а Хиллари Клинтон стала первой первой леди на обложке. Вы продолжите эту традицию?

    АВ: Мы всегда фотографируем и тем или иным образом пишем о первых леди, поэтому, как я уже говорила, я не могу себе представить, что в какой-то момент мы не будем этого делать. Но на данный момент у нас ничего не запланировано.

  • ИА: Считаете ли Вы, что часть ответственности за Vogue лежит на том, кто представляет нынешнюю администрацию?

    АВ: Да, и я считаю, что мы должны уважать Офис президента Соединенных Штатов Америки, и я считаю, что нам также нужно уважать разные точки зрения. Это не значит, что мы обязательно соглашаемся со всем, что они говорят, но большая часть страны так и делает.

    ИА: С того момента, когда Вы начали работать в Vogue , изменился ли fashion -бизнес в США?

    АВ: Ну, я думаю, раньше американская мода состояла из крупных доминирующих брендов. Calvin, Ralph, Donna, Michael & Mark были общеизвестны. Потребовалось бы не меньше 10 лет, чтобы дорасти и приблизиться к их уровню. Сейчас, на мой взгляд, молодым талантам намного легче добиться признания и найти своего потребителя.

    Если ты талантлив, пользуешься современными способами общения и делаешь все, что нужно делать, ― сегодня ты можешь быть признан намного быстрее.

    Невероятно, насколько более утонченным стал клиент. Он много знает и не хочет, чтобы его использовали в чьих-то интересах. Это касается даже тех, у кого есть время, привилегии и много денег, которые они могут потратить на одежду.

    Современные покупатели будут прицениваться к чему-то онлайн и не захотят, чтобы ими воспользовались, ― это огромное изменение.

    ИА: Как Вы реагируете, когда люди говорят, что Вы ― самая влиятельная фигура в мире моды, и что вся индустрия работает на основе Ваших слов?

    АВ: Это просто неправда. Я люблю свою работу, я все люблю в ней. Я люблю огромную ответственность, которая лежит на мне как на арт-директоре, и я люблю журналистику. Мой отец был редактором, мой брат ― политический редактор. Просто это мир, в который я погружена. И честно, без претенциозности, я не думаю о власти или о том, что это приносит мне. Что самом деле дает мне мое положение? Хороший столик в ресторане? Я просто пытаюсь использовать свою должность, чтобы помочь Conde Nast и другим.

    ИА: Тогда почему, на Ваш взгляд, вокруг Вас возник этот миф?

    АВ: Я не могу ответить на этот вопрос.

    И на этом моё первое интервью с Анной Винтур заканчивается. Через пару недель у меня запланировано второе интервью с Винтур частично потому, что, как мне сказали, ей не нравятся длинные встречи, а также потому, что у меня есть множество тем для обсуждения. В то утро появились новости о том, что Эдвард Эннинфул назначен редактором британского Vogue, и эту должность Винтур сама занимала время с 1986 по 1987 год. Винтур также занята подготовкой к баллу “Met Gala-2017” и к открытию выставки Costume Institute на гала-вечере, который состоялся 1-го мая.

    Текст: Анастасия Кириллова

    3 ноября Анне Винтур, главному редактору и одной из самых исполняется 64 года. Вам кажется, что, посмотрев и «Сентябрьский номер», вы знаете об Анне все? Однако многое осталось за кадром. Мы собрали 10 малоизвестных фактов об этой удивительной женщине.

    • 1 Она зарабатывает два миллиона долларов в год. И это только в качестве главного редактора Vogue! Несколько месяцев назад Анна , что наверняка отразилось на ее окладе.
    • 2 Она прекрасно танцует. По крайней мере, так утверждают ее близкие друзья. По их словам, Анна настолько сексуальна и хороша в танце, что это даже раздражает. Кто бы мог подумать!
    • 3 Ее уволили из Harper»s Bazaar. «Всем советую оказаться уволенным. Это отличный жизненный опыт», — сказала как-то Анна в интервью. Ее саму уволили из глянцевого журнала Harper»s Bazzaar за то, что она перешла все границы, сделав съемку на моделях с дредами. «Для них это было слишком», — рассказывала Анна позже.
    • 4 Сьюзи Менкес была на ее 21-м дне рождения. Сьюзи Менкес, грозный fashion-критик издания International Herald Tribune, начинала карьеру в газете London Evening Standard, куда ее взял отец Анны, Чарльз Винтур. Таким образом, «железные леди» современной моды дружат уже очень давно.
    • 5 Она была главным редактором журнала House & Garden («Дом и сад», — прим. сайт). Винтур пригласили на должность главного редактора журнала House & Garden в 1987 году, чтобы вдохнуть новую жизнь в издание. С ее приходом в каждой съемке загородных домов, садов или рецептов печенья обязательно присутствовали модели в вещах из последних коллекций известных дизайнеров. Впоследствии это стало поводом для многочисленных шуток.
    • 6 Она действительно говорит «И это все». Героиня Мэрил Стрип в «Дьявол носит Prada» буквально списана с Анны Винтур, и это лишний раз подтверждает тот факт, что в реальной жизни главный редактор Vogue, как и Миранда Пристли, заканчивает разговор бесцеремонным «И это все». Мартин Филлер, архитектурный критик, как-то рассказал об инциденте, случившимся между ним и Винтур. Анне не понравилось то, как он пишет: «Ты используешь слишком много прилагательных. Я не люблю прилагательные. И это все», — сказала Анна.
    • 7 У нее есть сын Чарли. Все знают дочь Анны, 25-летнюю Би Шаффер. Она часто появляется с ней на мероприятиях, в том числе и на . Но у Анны есть и 23-летний сын Чарли, который избегает публичности.
    • 8 Ее любимая еда — авокадо. Анна заказывает даже тогда, когда его нет в меню. И персоналу ресторана приходится идти на поводу у главного редактора «Библии моды». Что поделать, это же Анна Винтур!
    • 9 Ее стрижка не меняется уже 25 лет. Только вдумайтесь — четверть века Анна Винтур не (правда, укладку ей каждый день делает профессиональный стилист, приезжающий с утра на дом). Впрочем, учитывая, что и самая влиятельная женщина в модном бизнесе не меняет годами, мы не удивлены.
    • 10 У нее был роман с Бобом Марли. В 1975 году 26-летнюю Анну Винтур представили 31-летнему Бобу Марли. Между молодыми людьми завязался бурный, но короткий роман. Говорят, Анна даже сбежала ради музыканта от своего бойфренда — правда, вернулась через неделю.

    Для движения PETA она враг № 1 — за пропаганду мехов. Но еще сильнее ее ненавидят и боятся начинающие модельеры и поп-звездочки: слово главреда Vogue может помочь карьере или поставить на ней крест

    Фотография: Filmmagic/Fotobank

    Осенью на Paris Fashion Week случился большой конфуз: главный редактор американского издания журнала Vogue, непререкаемый авторитет, устроила скандал прямо во время показа. Именно так могли подумать гости шоу: сухопарая женщина с идеально уложенной стрижкой каре и большими солнцезащитными очками Chanel во весь голос критиковала действо на подиуме, а потом и вовсе показала присутствующим средний палец. О нет, возмутительницей спокойствия оказалась не Анна Винтур, а скандально известная французская журналистка Агнес Буляр, обманом проникшая на показы PFW. Просто к своим почти шестидесяти годам Анна Винтур, великая и ужасная Атомная Война, как прозвали ее в мире высокой моды, давно превратилась в бренд, в имя нарицательное, в объект бесконечного преклонения и ненависти. Мы говорим Vogue — подразумеваем Анна Винтур. Vogue стал для нее единственно возможным жизненным путем. Когда десятилетней дочери редактора британской газеты The Evening Standard и социальной активистки надо было заполнить школьную анкету, пункт о будущей профессии заставил ее задуматься. На помощь пришел отец: «Напиши, что ты хочешь стать редактором Vogue». Девочка рано стала искать себя. Ее знаменитое каре появилось, когда Анне было четырнадцать. Повзрослев, Анна окунулась в круговорот лондонской богемы, не пропуская ни одной вечеринки, ни одного открытия ночного клуба. Этому способствовал и роман со светским хроникером Найджелом Демпстером. «Она посетила бы и открытие почтового конверта!» — вспоминал кто-то из ее тогдашнего окружения. Теперь уже она консультировала отца по вопросу о том, как расширить аудиторию его газеты за счет молодежи. Отца она боготворила и не понимала, почему его прозвали Холодный Чарльз. Жесткость, упорство, уверенность в себе — вот те качества, которые она унаследовала от него. Начать карьеру в журналистике моды она решила с самых низов: вместо колледжа она поступила на работу в Harpers & Queen на должность ассистента отдела моды. Спустя пару лет она была уже заместителем редактора. В 1976-м Винтур перебралась за океан и стала редактором моды Harper’s Bazaar. В 1983 году она стала креативным директором американского журнала Vogue. До вершины оставался один шаг и пять долгих лет. Оказавшись в самом главном журнале о моде, испытывающем творческий застой, Анна со свойственным только ей энтузиазмом принялась за работу. Но не тут-то было: высоко оценивая ее креативность, руководство было не готово расстаться с главредом Грейс Мирабеллой. И амбициозная Анна была отправлена руководить итанскими Vogue и House & Garden. С последнего она стряхнула пыль консерватизма, разбавив скучные интерьеры фотосессиями звезд шоу-бизнеса и фэшн-съемками. В конце концов она доказала свою состоятельность: в 1988 году с триумфом вернулась в Нью-Йорк и заняла кресло главного редактора флагмана мировой моды. Первая обложка ее Vogue ломала все стереотипы: на модели в копеечных джинсах красовался роскошный топ Christian Lacroix, расшитый драгоценными камнями. Перфекционизм — главная черта Винтур. Того же она требует и от своих сотрудников, и от звездных персонажей издания, и вообще от… всех. Как-то на шоу Опры Уинфри она порекомендовала хозяйке… похудеть! Когда зажглась звезда Дженнифер Лопес, Винтур с безапелляционным диагнозом «слишком вульгарна» отказалась ставить будущую поп-диву на обложку. Ее ненавидят. Самым заметным проявлением этого стала книга, а затем и фильм «Дьявол носит Prada». Бывшая ассистентка Vogue Лорен Вайсбергер изобразила Анну Винтур редкостной стервой, в которой почти нет ничего человеческого. Нашелся человек, который даже вынашивал планы убить ненавистную Анну: у журналиста интернет-портала о моде Питера Бронштейна обнаружили дневник, в котором тот излагал планы убить «эгоистичю уродину»: «Хотите знать, почему я хочу убить Анну Винтур? Мои мотивы? Да просто потому, что мне так хочется!» Неужели никто не любит эту «стальную» женщину? Любовью отвечают ей лишь те, чей подлинный талант она сумела рассмотреть. Например, Джон Гальяно. Когда будущий креативный директор Christian Dior в 90-х сбежал из Лондона в Париж, именно она убедила состоятельную португальскую светскую даму из Португалии Сао Шульбергер предоставить особняк для показа коллекции своего протеже. И Гальяно своим показом буквально перевернул мир моды. Искреннее всех Анну любят, разумеется, ее дети — Чарльз и Катерина. Дочь решила продолжить семейную династию и ведет блог в Daily Telegraph. С отцом своих отпрысков Винтур прожила пятнадцать лет. Эти годы не были самыми счастливыми в ее жизни. Известный детский врач Дэвид Шэффер имел мало общего с миссис Совершенство. Вспоминают, как однажды на отдыхе Анна и Дэвид, загорая на пляже, не проронили ни слова в течение семи часов. Настоящей любовью «железной леди» стал техасский миллионер Шелби Брайан. Их роман начался, когда оба были женаты. Анна невероятно переживала: образцовая мать, она боялась, что ее дети будут страдать от развода родителей. Каждая публикация в таблоидах была как удар ножа. Но дети выросли, Анна с Шелби развелись. Можно было не тратить нервы на что-то, не связанное с работой. Кривая ее профессионального авторитета, не меняя траектории, стремилась вверх. Именно ее стараниями вся модная пресса, залив в себя крепчайший кофе, спешила к 8:45 на первый показ Недели моды: в свое время Винтур посчитала, что мероприятие изрядно растянуто и показы надо уплотнить, сократив количество дней. То, как на самом деле работает Vogue под предводительством Винтур, можно узнать из документального фильма September Issue. А о том, как Сиенне Миллер на обложке приставляли голову с другого снимка, уже слагают легенды! И вот — как гром среди ясного неба: говорят, что в скором времени «гламурное насекомое» заменят на главреда французского Vogue Карин Ройтфельд или даже на ее русскую коллегу Алену Долецкую. Безусловно, такой пост и прилагающееся годовое жалованье в $2 млн — заманчивая перспектива. Но даже если Атомная Анна покинет пост, на покой она вряд ли уйдет: говорят, Барак Обама всерьез подумывает назначить ее послом США во Франции…

    Стрижка боб, черные очки Chanel в пол-лица прячут усталый взгляд исподлобья. Ладони сжимают записную книжку и телефон. Это Анна Винтур — маленькая женщина, от решений которой зависит целая индустрия…

    Отец Анны, главный редактор известного английского таблоида Evening Standard Чарльз Уинтур, никогда не сомневался: его дочь сумеет достичь в жизни многого. В очередной раз за утренним кофе выслушивая от Анны, которой едва исполнилось 15 лет, советы по поводу усовершенствования журнала, он внутренне улыбался. Но вслух отвечал со всей серьезностью, что ее замечания кажутся ему весьма разумными и на совещании он обязательно обсудит их с инвесторами. И не кривил душой.

    По дороге в офис, сидя на заднем сиденье автомобиля, он лишь придавал законченную форму идеям дочери, быстро записывая сказанное в записную книжку. А затем, как и обещал, излагал их тем, от чьего мнения и финансовых вливаний зависела дальнейшая судьба его газеты. Уже спустя несколько недель таких правок тираж таблоида вырос: изданию удалось привлечь молодую аудиторию. Именно такова была цель, поставленная перед ним менеджментом издательства, и она была достигнута.

    «Да, Анна обязательно сделает карьеру в медиа. — В этом Винтур, повидавший в этом бизнесе немало, не сомневался. — А вот будет ли у нее семья? Сможет ли кто-то ужиться с девушкой, мнение которой всегда единственно правильное и не подлежит обсуждению? С девушкой, улыбка которой так же редка, как подарок на день рождения? С жестким дельцом, которым она, кажется, была с рождения? Странно, что младенцем она молча разрешала выбирать себе распашонки, — с улыбкой размышлял он. — Сегодня она не позволяет принимать за себя никаких решений». В 14 Анна остригла свои чудесные волосы, сделав ультрамодную стрижку боб. Так же решительно она укоротила подол юбки, который казался ей слишком длинным. Ее следующий поступок будет куда более серьезным: вскоре Анна объявит отцу, что оставляет школу. Она хочет действовать, а не протирать уродливую школьную форму на уроках, пользы от которых не видит никакой. Пусть этим занимаются ее глупые одноклассники, у Анны другие планы. С детства боготворившая«глянец», она уже знала, чем хочет заниматься.

    АННА НА ШЕЕ

    Появление юной Винтур в редакции британского собрата Harper’s Bazaar — журнала Harpers & Queen поначалу никого не насторожило. Но, начав с позиции ассистента редактора отдела моды, уже спустя несколько лет Анна выросла до заместителя главного редактора. Пешка шла в дамки, по пути легко сметая с шахматной доски слабые фигуры. Достойное сопротивление Винтур смогла оказать лишь новый главный редактор Мин Хогг. Она приняла решение сразу: Анна Винтур должна уйти, двум королевам на одном троне не место. Анна лишь рассмеялась про себя. Все это кстати: ей давно пора приблизиться к своей главной цели, а для этого необходимо перебраться в Нью-Йорк. Там, в высотном здании на Times Square, расположен офис, один из кабинетов которого она надеялась занять. Могущественное издательство Conde Nast нуждалось в такой, как она, не сомневалась Винтур. Анна была намерена стать главным редактором Vogue. Удобным плацдармом для сближения с целью стал американский Harper’s Bazaar. Здесь о ней уже были наслышаны, и тем не менее Винтур была принята на работу в качестве младшего редактора моды. А спустя 9 месяцев… уволена из-за «творческих разногласий» с главным редактором Тони Маццолой. Что ж, не беда. Позволив себе небольшой отпуск и парочку романов за спиной бойфренда, журналиста Джона Бредшоу (один из них с Бобом Марли, если верить таблоидам), Анна с его помощью устроилась главным редактором в журнале Viva. Журнал закрывают в связи с убыточностью? Не проблема. Новый головокружительный роман с французским продюсером Мишелем Эстебаном на ближайшие два года занял все ее время. Приходилось все время летать из Нью-Йорка в Париж и обратно…

    Самой интригующей ступенью на пути к вершине для Анны стал журнал New York. Здесь она неожиданно обрела единомышленника в лице главного редактора этого влиятельного издания Эдварда Костнера. Эд не боялся Анну, он использовал ее. По достоинству оценив ее талант, он разрешил Винтур действовать, опекая на каждом этапе. Принятая на позицию редактора моды, Анна могла делать все, что ей заблагорассудится. Менять содержание любой из рубрик, вторгаться в обсуждение каждого вопроса, по своему усмотрению переделывать обложку… Одна из таких «переделок» принесла журналу неслыханную удачу — тогда лицом журнала впервые стала знаменитость, актриса Рейчел Уорд. Это решение безумной Винтур подняло тираж издания вдвое. Успех вскружил Анне голову. Явившись на интервью к занимавшей пост главного редактора Vogue USA Грейс Мирабелле, она с порога заявила, что хочет… занять ее место. Встреча тут же была окончена. А спустя несколько месяцев Винтур была приглашена на аудиенцию к Алексу Либерману, редакционному директору Conde Nast. Так началась эпоха Анны в Vogue. И пусть немногим позже ей пришлось пережить двухлетнюю ссылку в британский офис журнала, вскоре она таки заняла тот самый кабинет, о котором мечтала с детства. Нет… не мечтала, планировала занять. Так будет точнее.

    ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ КОРОЛЕВЫ

    Свой пятнадцатилетний брак с отцом двоих ее детей, известным детским психиатром Дэвидом Шэффером, Анна разрушила сама. С тем же хладнокровием и силой, с которыми по кирпичику выстраивала обожаемый ею «глянец». По крайней мере, так писали об этом передовицы всех газет — от бульварных таблоидов до весьма уважаемых изданий, вроде The New York Times. Такую новость нельзя проигнорировать, даже если рискуешь ввязаться в войну с самой влиятельной женщиной fashion-индустрии. Слишком велики дивиденды. «У всесильной Анны интрижка с женатым техасским миллионером!»; «У Винтур и Шелби Брайана роман!». Писали об их парижских каникулах, подаренных ей изумрудах, в подробностях описывали предложение руки и сердца, сделанное Анне Дэвидом…

    Она пыталась остановить цунами публикаций. Распорядилась сделать звонки нужным людям. Не терпящим возражений тоном приказала ассистентам убедить, запретить, не допустить… И, пожалуй, впервые проиграла по всем фронтам. Когда ранним утром на стол в ее офисе в Conde Nast лег ворох свежих газет, она уже знала, какие заголовки прочтет там. И все равно едва не заплакала. Что скажут ее дети? Сыну Чарли всего тринадцать, дочке Кэтрин едва исполнилось одиннадцать. Но… мегеры не плачут. Они принимают решения и действуют. Накануне Винтур недрогнувшей рукой подписала документы о разводе и сейчас не жалела об этом. Ее браку, о котором даже желтой прессе написать было нечего, кроме, по сути, повторяющих друг друга слов «тоска» и «скука», давно пришел конец. Она лишь облекла существующее положение дел в документальный факт. «Я поступила правильно», — сказала она себе. А вслух произнесла: «Где мой Star/backs? Я жду его уже 10 минут!» И туг же получила чашку обжигающего капучино. Жизнь продолжается!

    КОСТЮМ ОТ PRADA

    Ничего другого предпочесть в вечер премьеры фильма «Дьявол носит Prada» Анна не могла. Звонок ее ассистента предупредил об этом офис Миуччи Прада накануне, и утром ее уже ждал фирменный корф с новым платьем. В кинотеатре ее и ее экс-ассистентку Лорен Вайсберг, автора книги, по которой был снят скандальный фильм, обещающий, пусть и не прямо, рассказать всю правду о «ядерной Винтур», будут разделять множество людей и ряды кресел. Они ни разу не взглянут друг на друга, но кожей каждая будет ощущать присутствие соперницы.

    Впрочем, Лорен — это прошлое. Ее уже нет. А она, Анна Винтур, была, есть и будет главным редактором Vogue. Правда, теперь ей придется до конца жизни отвечать на вопрос, правда ли то, что наблюдали на экране миллионы зрителей по всему миру. Что ж, извольте: «Это чистая правда. Я позволяю себе рукоприкладство в адрес моих личных ассистентов, а еще я запираю их в офисе, не выпускаю на свежий воздух, не плачу им зарплату. Но скажу вам другое: в моей жизни есть семья и друзья, которые много значат для меня. Ради этих людей я готова на все. А работа остается работой. Здесь ставятся другие задачи, и отношения приобретают другой оттенок».

    От нее ждали еще какой-то реакции. Демарша в адрес кого-нибудь — режиссера, студии, актрис, сыгравших в картине главные роли, Мерил Стрип и Энн Хэтэуэй. Анна отреагировала: вскоре сияющая прекрасной улыбкой Хэтэуэй появилась на обложке Vogue USA.

    Но мысли всемогущей Винтур были заняты совсем другими вещами. Конечно, речь, как всегда, шла о журнале и достойным собеседником для Винтур вновь выступала она сама. «Правда в том, что делать этот журнал могу лишь я» — эту мысль киношники словно прочли в ее голове. Сейчас она напряженно размышляла о том, как соответствовать этому тезису и дальше.

    СВЯЗАННЫЕ ОДНОЙ ЦЕПЬЮ

    Трудно поверить, что существует другая Анна, не та, которую все зовут «ядерная зима», — мягкая, трогательная, способная любить. Но она есть. Дома, в кругу своей семьи

    Жесткость и ум, предельную собранность, целеустремленность и независимость, часто граничащую с высокомерием, — все это она тоже унаследовала от своей семьи: прабабушки-писательницы леди Элизабет Фостер, герцогини Девонширской, деда, профессора Гарвардского университета Трего Бейкера, отца, командора ордена Британской империи Чарльза Винтура.

    Семейными узами Анна Винтур дорожила всегда. Поэтому развод с мужем и отцом двоих ее детей, сына Чарли и дочки Кэтрин, Дэвидом Шэффером, дался ей тяжело. Но желание обрести личное счастье победило. Анна ушла к Шелби Брайану, миллионеру из Техаса. Рядом с ним она вновь начала улыбаться.

    Ее место по-прежнему привлекало конкуренток, свергнуть всемогущую Винтур было делом принципа для многих ее коллег. В 2008 году обозреватель The Sunday Times посмел предположить, что 58-летней Анне Винтур вскоре придется уступить свое место «самой влиятельной фигуры в мире моды». Его, по мнению журналиста, должна занять Рейчел Зое — блистательный стилист, услугами которой пользуются едва ли не половина актрис Голливуда на съемочной площадке и вне ее. Ранее в прессе звучало еще одно имя — Карин Ройтфельд, главного редактора французской версии Vogue…

    Анна не раз встречала Рейчел на показах, но никогда не удостаивала ее и слова. Она умела ценить талант, видит бог, но только не в том случае, когда цена вопроса — ее кресло. На вопросы любопытствующих журналистов Винтур отвечала улыбкой и… молчанием. Разве фильм не дал им всех ответов?.. А вскоре все газеты и интернет-порталы трубили в унисон: агентство Maget, сотрудничающее с Рейчел Зое, отказалось от услуг звездного стилиста. Из «достоверных источников» стало известно, что менеджмент агентства прекратил сотрудничество с Зое, «чтобы не злить Анну». Daily Intelligencer прокомментировал происшедшее так: «Это случилось не потому, что Винтур попросила уволить Рейчел. Просто они волновались: вдруг Анна подумает о них плохо…»

    Но не конкурентки занимали мысли Анны. Интернет-вот что заставляло Винтур не спать ночами, размышляя, что еще предпринять, чтобы угнаться за Всемирной паутиной, которая предлагала читателю нужную информацию спустя считаные минуты после ее появления. Модные блоги с сотнями пусть не таких качественных, но зато «горячих», только что с подиума, фотографий и едкими комментариями к ним становились все более востребованными. Уличная мода наступала на пятки именитым дизайнерам. Кино вскрывало последние тайны модного закулисья. Место в первом ряду показов рядом с Анной все чаще занимали молодые люди, которые всего лишь вели онлайн-дневники, не тратя на это ни цента. А ведь бюджет фотосессии в ее журнале порой достигал $300 тыс. И на меньшее Винтур была не согласна.

    Однажды на рассвете, заканчивая ежедневную партию в теннис, Анна вдруг поняла: чтобы выиграть эту войну, она должна… перейти на другую сторону! 1ейм. В тот же день она распорядилась привлечь к работе на официальном сайте Vogue сразу нескольких уже заработавших авторитет среди fashionistas интернет-обозревателей. Она даже удостоила аудиенции одного из них. А что же кино? Почему бы и ей не ступить на чужую территорию, раз уж киношники позволили себе без спросу прогуляться по ее офису, ежедневнику, мыслям. Что, если предложить киноманам настоящую прогулку по Vogue?..

    ОСЕНЬ В НЬЮ-ЙОРКЕ

    2007 год. Весна. Нью-Йорк. Редакция готова приступить к производству сентябрьского номера Vogue. 840 страниц. Как роман Льва Толстого. «Почему нет?!» — спрашивала Винтур издателя и сверлила его взглядом, от которого в жилах ее сотрудников обычно мгновенно леденела кровь. Издатель был не робкого десятка, но и он сопротивлялся Анне с трудом. «Хорошо…» — наконец выдавил он из себя, и Винтур тут же набрала номер ассистентки на своем Blackberry. «Совещание через полчаса, собери всех!» Они сделают самый большой номер в истории, а процесс его создания будет запечатлен на кинопленке… Премьера документального фильма «Сентябрьский номер» состоялась 28 августа 2009 года в Нью-Йоркском музее современного искусства. В стиле Vogue.

    2011 год. Июль. Париж. Двор перед величественным зданием Елисейского дворца залит полуденным солнцем. Но маленькая женщина в костюме Chanel, только что вышедшая из черного лакированного авто, не задерживаясь, спешит подняться внутрь по парадной лестнице. Там, в Праздничном зале, светло от тысяч огней позолоченных люстр. Они зажжены по случаю церемонии, главной героиней которой должна стать она, Анна Винтур. В зале ждет президент Франции, в его руках-маленькая коробочка, орден Почетного легиона, кавалерами которого ранее становились Бродский, Габен, Плисецкая, Скорсезе, Рерих… Анна улыбается.

    Предпочитаю, когда люди говорят правду. Всегда можно разобраться в ситуации, когда точно знаешь все детали

    • Родилась 3 ноября 1949 года в Лондоне в семье известного журналиста и общественной деятельницы;
    • В 16 лет была исключена из школы «за недопустимое поведение»;
    • Первое место работы — лондонский универмаг Harrods, позиция — стажер;
    • В 1988 году возглавила Vogue USA;
    • В 2011-м получила орден Почетного легиона.

    По слухам из многочисленных источников, 68-летняя Анна Винтур, главный редактор американского издания Vоgue, собралась уходить на покой после выпуска сентябрьского номера. 3 апреля представитель Condе Nast, издательского дома, который выпускает Vogue, опроверг эту информацию в интервью с порталом Page Six. «Мы категорически отрицаем эти слухи», — заявил он.

    Однако издательство явно чего-то не договаривает — дальнейшие планы Винтур спикер не назвал.

    По предположениям внутренних источников, сейчас на место Анны Винтур мог бы претендовать главный редактор британской версии Vogue , но тот имеет существенно меньше опыта и занимает свой пост всего лишь с ноября 2017 года.

    К тому же, совершенно непонятно, кому в таком случае достанется пост в управляющем совете Conde Nast. Для издательского дома, для нью-йоркской светской жизни, для мировой моды, Анна Винтур — это практически все. Каким будет мир моды без нее, сложно представить.

    В этом году Анна Винтур отмечает свой 30-летний юбилей в качестве главного редактора старейшего мирового глянцевого журнала. До корпоративного рекорда ей остается 8 лет — в начале XX века главный редактор журнала Эдна Вульман Чейс продержалась на этом посту 37 лет.

    Без связей и новых предложений по работе она уж точно не останется, Британский совет моды вполне может предоставить ей высокий пост и неплохой заработок. Однако выделить особые заслуги Винтур можно и без неподтвержденных слухов.

    В мае 2017 года Анна получила от ее величества титул дамы, а точнее «дамы-командора Британской империи». Винтур удостоилась высокой чести за вклад в развитие журналистики и моды, британская королева даже присоединилась к ней на одном из показов Недели моды в Лондоне сезона «Осень-зима 2018».

    Все те, кто никак не был связан с индустрией моды, узнали о ее непростом характере в 2006 году после выхода фильма по одноименному роману «Дьявол носит Prada».

    В нем Анна стала прототипом героини — безмерно стильного и тираничного главного редактора глянцевого журнала, а настоящий «дьявол» продемонстрировала редкое чувство юмора, посетив премьеру.

    История обложки

    Она по-настоящему умеет создать хороший тренд: в 1989 году на обложку «Модной Библии» именно по ее инициативе попала темнокожая супермодель . И не просто на один из ежемесячных выпусков, а именно на обложку сентябрьского — этот факт достоин особенного упоминания: выпуск Vogue в сентябре является самым главным в году, по сути, он открывает сезон. В 2009 году вышел документальный фильм, который повествует о процессе создания самого толстого номера в истории журнала в 2007, его так и назвали «Сентябрьский выпуск».


    Обложки Vogue на Елисейских полях в Париже во время празднования 90-летия журнала, 2009 год

    Charles Platiau/Reuters

    Фильм, кстати говоря, мгновенно вошел в список лучших фильмов о моде, так что теперь в интернете можно лицезреть процесс создания самого качественного глянца.

    И хотя многие из руководящего состава Conde Nast в начале ее редакторской карьеры пытались уговорить Анну Винтур не снимать звезд шоу-бизнеса вместо моделей, продажи журнала каждый раз взлетали до заоблачных высот, а конкуренты молниеносно перенимали любую революционную инициативу.

    За все время работы журнала со звездами первой величины у читателей не было больше претензий, чем в апреле 2014 года, когда для обложки позировали Канье Уэст и Уэст. Комментаторы в социальных сетях не обрадовались появлению на первом плане Ким — по сути, звезда реалити-шоу прославилась благодаря слитому в интернет домашнему видео, а Анна якобы поддержала выскочку.

    Не редакционная политика

    Vogue не слишком часто становится площадкой для политических дискуссий, однако когда баллотировалась на пост президента США, молчать не стала: главный редактор полностью поддерживала кандидата демократов и даже собиралась выпустить с Клинтон уже вторую по счету обложку в случае победы первой женщины-президента — предыдущий выпуск с Хиллари датирован декабрем 1998 года.



    Главред Vogue Анна Винтур и бывший кандидат в президенты Хиллари Клинтон во время мероприятия в Нью-Йорке, 2017 год

    Greg Allen/Invision/AP

    В 2014-м бывшего американского президента с женой Винтур принимала в своем доме в Гринвич-Вилладж на вечеринке в честь сбора средств Демократического национального комитета.

    В тот вечер около 30 единомышленников пожертвовали примерно $33 тыс. в качестве платы за проход на закрытое мероприятие.

    Бал Института костюма MET

    Нетрудно догадаться, в честь кого в 2014 году назвали новое крыло Нью-Йоркского музея «Метрополитан», в котором каждый первый понедельник мая проходит MET Gala Ball. С того момента как Анна занялась организацией торжества в 90-х годах, ее деятельность принесла Институту костюма $175 млн по состоянию на 2016 год. Изначальная миссия устроителей бала состояла в сборе средств для различного рода благотворительных организаций, но Анна Винтур сделала из него самое долгожданное и высококлассное событие.



    Би Шаффер и ее мать Анна Винтур во время бала Met Gala в Нью-Йорке, 2014 год

    Evan Agostini/Invision/AP

    МЕТ чем-то напоминает церемонию вручения «Оскара», только для входа нужно выглядеть по меньшей мере роскошнее, чем когда-либо, и нравиться Анне. И за честь добиться последнего, сотни мало-мальски известных людей готовы заплатить любую цену.

    Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что Vogue — не просто модный журнал, а Анна Винтур уже давно перестала быть простым главным редактором.

    Бывший Дэвид Шаффер из Анны Винтур расстается со своим лофтом в Сохо |

    Доктор Дэвид Шаффер и его бывший бывший в прошлом году — у Анны Винтур были каштановые волосы. (Фото: Патрик Макмаллан)

    Похоже, не только Анна Винтур проводит насыщенную Неделю моды.

    За пределами модной индустрии и в сфере недвижимости Дэвид Шаффер, известный детский психиатр и бывший муж мода Главный редактор перечислил свой лофт в Сохо.

    Доктор Шаффер купил квартиру на верхнем этаже в 284 Lafayette Street за 4,3 миллиона долларов в 2012 году, примерно в то же время он продал свой таунхаус в Вест-Виллидж на Даунинг-стрит, 19 за 6,88 миллиона долларов Клэр Дэйнс и Хью Дэнси — он купил его в 1990 году всего за 1,7 миллиона долларов, вскоре после развода с мисс Винтур. от которого у него двое детей, Би и Чарли Шафферы. Г-жа Винтур уже довольно долгое время живет в таунхаусе в Гринвич-Виллидж на Салливан-стрит, 172 — без сомнения, приятно иметь их постоянно, когда вас беспрестанно бьют ветры моды. Но, похоже, доктор Шаффер почувствовал, что приятно иметь что-то новое. Высокий.(Фото: Дуглас Эллиман)


    Кооператив площадью 3000 квадратных футов теперь просит 6 миллионов долларов. Для этого вы получите чугунные колонны, паркетные полы и кухню шеф-повара. Судя по фотографиям, в гостиной и офисе есть несколько солнечно-желтых стен с коричневыми кожаными креслами, деревянным и кожаным письменным столом и встроенными книжными полками.

    Обитель с тремя спальнями и тремя ванными комнатами также имеет 11-футовые потолки, восемь мансардных окон и, согласно листингу, предоставленному брокерами Дугласа Эллимана Эбигейл Агранат , Лесли Мейсон а также Эндрю Дарвин , он был тщательно отремонтирован. Он также имеет честь быть домом всемирно известного скульптора. Открытые записи указывают на то, что предыдущими владельцами были Джеффри и Энн Мари Хил, последняя из которых, насколько мы можем судить, является художником и гравером.

    У здания есть и другая история, которая могла бы быть более привлекательной для потенциальных покупателей, склонных к творчеству — еще одна квартира на том же этаже, что и доктор Шаффер покойный поп-исполнитель Джеймс Рицци, который купил чердак, в котором жил и работал, всего за 181000 долларов в 1983 году.

    Вайсбергер Лорен: Игра на вылет

    Новый роман «Игра на вылет» — о большом спорте без прикрас. Какую цену приходится платить за успех в мире, одержимом деньгами и славой? Кто эти люди, взобравшиеся на спортивный Олимп? Счастливы ли они? Или они — всего лишь марионетки в руках кукловодов? Ответить на эти вопросы предстоит главной героине романа, молодой успешной теннисистке Чарли Сильвер. Армия стилистов пытается навязать ей образ селибрити и из тихой и скромной девушки превратить в королеву глянца. Сможет ли она остаться собой?

    Об авторе

    Лорен Вайсбергер — американская писательница, журналист и сценарист, автор романов о светской культуре и моде. В 2006 году по роману «Дьявол носит «Prada» был снят одноимённый фильм, впоследствии номинированный на соискание премии «Оскар». Образ Миранды Пристли, одной из главных героинь, списан с главного редактора журнала Vogue — Анны Винтур.

    Кому стоит прочесть

     — Тем, кому нравится творчество Лорен Васбергер и, конечно же, экранизация «Дьявол носит «Prada», а также модные романы «Дневник Бриджет Джонс», «Ешь, молись, люби», «Блондинка в законе» и, конечно же, «Секс в большом городе».

     — Тем, кому интересны книги о поиске своего места в жизни, пути к славе и деньгам, а также отношениям.

     — Тем, кто отслеживает модные тренды красных ковровых дорожек и просто жить не может без фитнеса и здорового питания.

    Почему стоит прочесть

    Лорен Вайсбергер взорвала книжный рынок своим дебютным романом «Дьявол носит Prada». Реальный опыт работы в журнале «Vogue» под руководством Анны Винтур вдохновил ее написать эту книгу, а одноименная экранизация с Мэрил Стрип и Энн Хэтэуэй в главных ролях имела успех по всему миру.

    Отзывы о книге

    «Мир большого тенниса с интригами и страстями, поражения и травмы, победы и разочарования, строгий тренер и коварный любовник — об этом новая книга автора вечного бестселлера «Дьявол носит Prada». Константин Мильчин замечает, что в романе «Игра на вылет» все в равной степени и занимательно и бессмысленно, однако постыдно легко читается.»

    ТАСС

    «Главный вопрос романа: не слишком ли высокую цену приходится платить за успех в мире, одержимом деньгами и славой? Спортсмены называют «Игру на вылет» книгой, которая даёт хорошее представление о буднях теннисистов и устройстве ведущих турниров, а литературные критики хвалят роман за лёгкий слог и приятный юмор. »

    АиФ

    как редактор Vogue диктует моду всему миру — Сайт для души

    Она говорит Опре Уинфри, когда садиться на диету, а жене Клуни – что одевать. Кроме того, она модный гуру для Обамы и Клинтон. Как у нее это получается?

    Большинство селебрити не нужно уговаривать согласиться на приглашение дизайнера Шанель Карла Лагерфельда посетить его французское имение. Но Анна Винтур – это не большинство. Чтобы она согласилась приехать к Лагерфельду, он даже приказал соорудить целый теннисный корт. «Он просто хотел, чтобы я чувствовала себя как дома», — сказала Анна.

    В возрасте, когда большинство женщин давно сидят на пенсии, 66-летняя Винтур, которая зарабатывает около 2 млн долларов в год, до сих пор является самой влиятельной женщиной в модной индустрии – которую одновременно боятся, и которой восхищаются.

    И за 27 лет во главе Vogue ее влияние расширилось далеко за пределы моды: на голливудских звезд, политических деятелей и легенд спорта. За это время Анна заработала себе репутацию такой себе стервы. Не зря ее иногда называют «Атомная Винтур».

    Будучи дочерью редактора издания Evening Standard она с ранних лет поняла, что чтобы быть успешным редактором, нужно быть настойчивой и решительной. «Даже если я совершенно не уверенна, я буду притворяться, что знаю, о чем говорю, и приму решение».


    Анна чрезвычайно дисциплинирована, ее строгий ежедневный график включает подъем в 5 утра, час занятий теннисом, прическа и поездка в свой нью-йоркский офис через Starbucks. Она не пьет алкоголь, была худой всю свою жизнь (и носила мини-юбки Шанель во время двух своих беременностей), невероятно пунктуальна и всегда приезжает первой на первый ряд на любом модном показе.

    Винтур всегда можно узнать по дизайнерским нарядам, каблукам Маноло Бланик и большим очкам от Шанель и ее стрижке-боб, которую она носит с 14 лет. Она никогда не носит сумки, доверяя это помощникам. По вечерам она проводит всего 15 минут на вечеринках и званых ужинах, так чтобы к 10 вечера успеть лечь в постель.

    Говорят, что именно Анна Винтур стала прообразом для фильма «Дьявол носит Прада», который и был написан ее бывшим личным ассистентом – Лорен Вайсбергер – о редакторе-тиране модного журнала. И Винтур пришла на премьеру фильма в наряде от Прада.

    Одна американская журналистка Эми Оделл как-то рассказала, каково это было проходить собеседование на работу к Винтур: «У меня были расставания с мужчинами, которые истощали меня эмоционально меньше, чем это собеседование».

    С дочкой

    Так разве у Винтур нет слабостей? По ее словам, есть – это ее дети от 15-летнего брака с детским психотерапевтом Дэвидом Шэффером. 30-летний сын Чарли – выпускник Оксфорда, изучающий медицину в Колумбийском университете, и 28-летняя дочь Би, телепродюсер.

    Вернувшись к работе всего через несколько дней после родов, Анна продолжала кормить грудью, игралась с детьми утром перед работой и брала их малышами на модные показы.

    Когда она поместила фото Мадонны на обложку Vogue в 1989 году, она сломала многолетнюю традицию того, что на модных глянцах красовались только модели. Теперь там начали появляться и звезды. Чтобы там в 1998 году могла появиться и Опра Уинфри, ей сказали похудеть на 10 кг.



    Анна Винтур входит в круг близких таких селебрити как Кейт Бланшетт, Кира Найтли и Сьенна Миллер – и они одевают то, что предпочитает Анна, включая Прада, Шанель и Оскар де ла Рента. Последний создал потрясающую свадебную фату стоимостью 15 тысяч долларов для Амаль Аламуддин, когда она выходила замуж за Джорджа Клуни. На церемонии присутствовала и сама Винтур. Говорят, незадолго до свадьбы Амаль и Анну видели вместе – на модной консультации.

    Анна Винтур вхожа в Белый дом, а Хиллари Клинтон она даже некогда поместила на обложку Vogue – как раз после скандала вокруг ее мужа и Моники Левински.

    Одобрение Винтур может вершить судьбы. Дизайнер, получивший ее положительный отзыв, вмиг становится востребованным. Так было с первыми коллекциями Виктории Бекхэм.

    Именно Анна открыла британского модельера Джона Гальяно, уговорила взять его креативным директором в Givenchy, после чего он перешел в Кристиан Диор. В 2011 году у Гальяно были проблемы с алкоголем и наркотиками, но Винтур помогла ему реабилитироваться. В декабре 2014 года она первая надела наряд из его новой коллекции. Через два месяца уже все обсуждали возвращение Гальяно.

    Soulpost

    Этим стоит поделиться!

    Coronavirus США: Анна Винтур сообщила, что у сына-врача Чарльза Шаффера COVID-19

    70-летняя легенда моды поделилась этой новостью в видео, опубликованном в Instagram-аккаунте Vogue в понедельник вечером, и рассказала, что 35-летний отец двоих детей «сильно болен» и в настоящее время находится на домашнем карантине.

    ‘Мой сын врач.В настоящее время он очень болен и находится на домашнем карантине», — поделилась она. «Но когда он сможет, он вернется в отделение интенсивной терапии в своей больнице.

    Выступление: главный редактор Vogue Анна Винтур, 70 лет, рассказала, что ее сын-врач Чарли Шаффер заразился коронавирусом после лечения пациентов с COVID-19 в отделении интенсивной терапии Нью-Йорка

    Храбрый: Чарли, 35 лет, который имеет двоих детей со своей женой Лиззи, является старшим резидентом в Weill Cornell, но в настоящее время находится на самоизоляции дома

    «Я так горжусь им и так благодарен всем работникам здравоохранения, лицам, оказывающим первую помощь, медсестрам и врачам, которые Борьба за сокращение распространения вируса и спасение жизней.

    Чарльз, у которого есть две дочери от его жены Лиззи, является главным резидентом в Уэйл Корнелл в Нью-Йорке, эпицентре распространения вируса в США.

    В настоящее время в Нью-Йорке зарегистрировано более 72 000 подтвержденных случаев заболевания COVID-19, и более 3400 человек умерли от этой болезни. Общее число случаев заболевания в штате достигло более 131 000 по состоянию на вечер понедельника.

    Винтур поделилась новостью о болезни своего сына вскоре после того, как призвала всех дома следовать рекомендациям CDC и носить маски, когда они находятся на улице, назвав это одним из «самых важных шагов», которые люди могут предпринять, чтобы «замедлить распространение этого вируса». ‘.

    В статье, написанной для Vogue.com, Винтур поделилась фотографией себя в маске и своих фирменных солнцезащитных очках, призывая других пойти по ее стопам, закрыв рот и нос.

    «Надеюсь, вы узнали, каково это — носить маску на улице», — написала она. «Как мы узнали от представителей здравоохранения, это один из самых важных шагов, которые мы можем предпринять, чтобы замедлить распространение этого вируса.

    ‘Если у вас нет маски, подойдет простое тканевое покрытие.Пожалуйста, следуйте этому новому руководству; это не может быть важнее.

    В своем видео в социальных сетях Винтур отметила, что «вызовы, с которыми мы сталкиваемся, очень серьезные», но настаивала на том, что общество может преодолеть вирус и его разрушительное воздействие, предприняв небольшие шаги, чтобы помочь пострадавшим — как с помощью социального дистанцирования, так и с помощью благотворительных усилий.

    Отправка сообщения: В понедельник Винтур поделилась статьей для Vogue.com, в которой призвала всех носить маски, когда они выходят на улицу  

    Семейные узы: Старшая дочь Чарли, Кэролайн, отпраздновала свой третий день рождения на карантине 27 марта, с Винтур рассказала, что семья устроила для нее вечеринку в Zoom 

    Клип был размещен, чтобы привлечь внимание к A Common Thread, фонду, основанному в сотрудничестве между Vogue и CFDA, целью которого является оказание финансовой поддержки американцам, работающим в индустрия моды.

    Винтур не сообщила никакой другой информации о симптомах своего сына и не сообщила, когда он впервые заболел.

    Тем не менее, в своей письменной статье для Vogue Винтур рассказала о праздновании третьего дня рождения дочери Чарли, которое состоялось 28 марта, и рассказала, что семья отметила особенный день Кэролайн цифровой вечеринкой в ​​Zoom.

    Редактор Vogue в настоящее время находится в своем доме на Лонг-Айленде, где она находилась на протяжении большей части марта, после того как жителей Нью-Йорка призвали укрыться на месте и работать из дома на фоне пандемии коронавируса.

    Но это не помешало ей отпраздновать появление первого внука, которого она назвала одной из вещей, за которые она была больше всего благодарна во время карантина.

    Во время написания статьи для Vogue.com о вещах, за которые она больше всего благодарна во время карантина, она поздравила трехлетнюю Кэролайн, показав, как девочка была вне себя от радости, отмечая ее день рождения с таким количеством знакомых лиц.

    ‘За что еще я благодарен? Моя внучка, которая на днях отпраздновала свой третий день рождения на виртуальной вечеринке», — написала она, поделившись очаровательной фотографией Кэролайн, наслаждающейся своим праздничным тортом.

    ‘Многие люди увеличили масштаб, и было просто приятно видеть, как она счастлива.’

    Как и многие люди, Винтур провела домашнюю самоизоляцию в течение нескольких недель, и она рассказала, как это изменило ее взгляд на многие вещи, особенно на «простые удовольствия», которые она привыкла считать само собой разумеющимися.

    «Я думаю о простых удовольствиях, которые мы когда-то считали само собой разумеющимися, вроде похода в театр, обеда с друзьями, прихода в офис, — и они кажутся мне невозможной роскошью, — сказала она.

     Но, как отметила Винтур, опыт последних нескольких недель сделал ее еще более благодарной за многие вещи в ее жизни, помимо ее любимой внучки, некоторые из которых она назвала.

    Закрыть: Винтур, замеченная с сыном в 2018 году, также написала о вещах, за которые она была очень благодарна, пока укрывалась в своем доме в Хэмптоне

    Во-первых, икона моды похвалила тех дизайнеров, которые посвятили себя поддержке медицинских работников. и нуждающимся, обращая особое внимание на A Common Thread, фонд, созданный в сотрудничестве с Vogue и CFDA, целью которого является забота об американских дизайнерах.

    Винтур также похвалила губернатора Нью-Йорка Эндрю Куомо, похвалив его усердную работу за последний месяц, и поблагодарив его за «невероятное обнадеживание».

    «Я не первая, кто это говорит, но я благодарна губернатору Нью-Йорка», — написала она. ‘Губернатор Куомо каждый день выступает перед камерами и просто рассказывает нам о кризисе, в котором мы находимся. 

    ‘Он говорит нам правду, не приукрашивая ее — подвиг, на который наш президент не может решиться.Как это невероятно обнадеживает. Как нам повезло, что он у нас есть.

    Одним из ее личных удовольствий во время карантина был художник Дэвид Хокни, который создавал новые произведения с помощью своего iPad, которыми он затем делился со всем миром через социальные сети.

    Будучи известным любителем искусства, Винтур призналась, что находит надежду в его работах, особенно в изображении нарциссов, которое он недавно сделал.

    ‘Я благодарен за нарциссы!’ — сказала она, добавив: «В частности, Дэвида Хокни.82-летний художник, работы которого я всегда любил, создает новые картины на своем iPad, и они не могут быть более великолепными.

    ‘Его нарциссы необыкновенны — видение цвета, оптимизма и надежды — напоминание о том, что эти дни изоляции не будут длиться вечно и что новые идеи все время растут’.

    Оставайтесь внутри! В прошлом месяце Винтур поделилась фотографией, на которой она находится в своем доме на Лонг-Айленде, и призвала других не выходить на улицу

    Она сказала: «Нет более важного правила, которому мы все должны следовать.Мы должны прямо сейчас пообещать оставаться в наших домах как можно дольше». истории, которыми я так горжусь», — сообщая при этом, что они работают над новым выпуском, который, по-видимому, будет выпущен по графику.

    Последнее эссе от Винтур появилось всего через несколько недель после того, как она поделилась первым взглядом на свою жизнь в карантине, когда она поделилась фотографией, на которой она бездельничает в своем доме в Хэмптоне в этих фирменных очках.

    ‘Как и многие из вас, я приспосабливался к реальности во время пандемии COVID-19. Помимо всего прочего, я делаю одну простую вещь и призываю всех делать то же самое: я остаюсь дома», — написала она.

    Она продолжила: «Нет более важного правила, которому мы все должны следовать. Мы должны прямо сейчас пообещать оставаться в наших домах как можно дольше.

    ‘Конечно, есть медицинские работники, сотрудники аварийно-спасательных служб, работники продуктовых магазинов и другие лица, от которых мы зависим в выполнении основных задач.И они должны выйти, чтобы выполнить эти спасительные задачи.

    Конец эпохи: Винтур отложила Met Gala в этом году «на неопределенный срок» из-за вспышки коронавируса

    «Для остальных из нас нет никаких дебатов или дискуссий. Мы должны оставаться в своих домах. Это единственный способ замедлить распространение коронавируса и защитить тех, кто наиболее уязвим для него. ⁣⁣

    ‘Так что присоединяйтесь ко мне в обещании, которое все мы в @voguemagazine даем сегодня: #оставайтесьдома. Нет более ценного действия, которое вы можете предпринять. Мы призываем вас поделиться своим обещанием и прокомментировать ниже с [смайликом в виде розы], чтобы тоже пообещать #оставатьсядома. , и темные тени внутри ее дома.

    Несмотря на то, что у редактора есть дом на Манхэттене, она, кажется, сбежала в свой большой дом в Мастике, Лонг-Айленд.

    Согласно Cafe Design, дом был построен в 1820 году и оформлен компанией Carrier & Company.

    Сообщается, что еще в 2013 году она заплатила всего 350 000 долларов за недвижимость площадью 5,9 акра с четырьмя спальнями и выходом к набережной.

    В прошлом месяце один из крупнейших проектов Винтур — Met Gala — был отменен из-за коронавируса.

    Метрополитен-музей, где каждый год проводится блестящее мероприятие, позвонил после того, как был закрыт Нью-Йорком.

    Это первый случай, когда мероприятие, билеты на которое могут стоить до 35 000 долларов на человека, было отменено за 22 года, когда его возглавляла главный редактор Vogue Винтур. 1995 год, когда она дебютировала в качестве ведущей звездной вечеринки.

    Согласно Vogue.com, в электронном письме, разосланном сотрудникам в понедельник днем, говорилось, что все без исключения «программы и мероприятия», которые должны были проводиться Метрополитеном или в нем до 15 мая, были «отменены или отложены» «в уважение» к руководству CDC о том, что все собрания более 50 человек должны быть отменены.

    Вечеринка была приурочена к выставке на тему «О времени: мода и продолжительность», на которой должно было быть представлено 160 предметов женской моды за последние 150 лет.

    Кто дети Анны Винтур? Познакомьтесь с Би Шаффер и Чарли Шаффер

    В Дьявол носит Prada , Мерил Стрип персонаж Миранда Пристли может быть отчасти основан на Анне Винтур , но в реальной жизни главный редактор Vogue не так пугающа, как кажется. Анна особенно сердечна, когда дело доходит до того, что она является мамой двух ее детей, Би Карроззини (урожденная Шаффер) и Чарли Шаффер .

    Британская журналистка делит детей со своим первым мужем, Дэвидом Шаффером, , за которого она вышла замуж в 1984 году.Бывшие оставались вместе в течение 15 лет, пока не развелись в 1999 году. Позже она нашла любовь со своим вторым мужем, Шелби Брайан . В 2004 году они узаконили свой роман, поженившись на красивой свадебной церемонии.

    Поначалу быть работающей мамой с очень успешной карьерой было для Анны тяжелым испытанием. Но со временем она обнаружила, что совмещение домашней жизни и работы стало для нее очень «удовлетворительным». В мае 2015 года она рассказала журналу Stella , что самое сложное в том, чтобы иметь детей, — это оставить их дома, чтобы путешествовать по работе.

    «Конечно, были времена, особенно во время путешествий, когда [было] очень тяжело оставить детей — особенно когда они были совсем маленькими», — объяснила она. «И я не пытаюсь пренебрежительно относиться к этому; конечно, были времена, когда это было трудно. Но так мы все живем сегодня, и это не меняется».

    Вместо того, чтобы ограждать детей от карьеры, Анна решила показать им, что значит работать в индустрии моды. Ее цель состояла в том, чтобы заставить их понять, что женщины работают так же усердно, как и мужчины.

    «Я постараюсь взять их с собой, когда смогу, просто чтобы они могли испытать и увидеть немного того, что включает в себя рабочий день», — сказала тогда актриса. «Я всегда говорил с ними о том, чем я занимался, и знакомил их с людьми, с которыми работал».

    В конце концов, дети Анны выросли и стали такими же работягами, как и она сама. Когда Чарли было за 20, его приняли в Колумбийский университет, чтобы практиковать медицину, а Би устроился продюсером сегмента в Late Night with Seth Meyers .

    Чтобы узнать больше о семье Анны, прокрутите страницу ниже, чтобы познакомиться с Би и Чарли!

    Жизнь, карьера и состояние главного редактора Vogue Анны Винтур

    Получите инсайдерское приложение

    Персонализированная лента, режим сводки и отсутствие рекламы.

    Скачать приложение Значок «Закрыть»Две пересекающиеся линии, образующие букву «Х». Указывает способ закрыть взаимодействие или отклонить уведомление.

    Пожалуй, никто не разбирается во всех тонкостях моды лучше, чем Анна Винтур, многолетний главный редактор журнала Vogue и художественный руководитель Condé Nast.Винтур в своих фирменных черных солнцезащитных очках Chanel и идеально уложенной стрижке «боб» десятилетиями была завсегдатаем модных показов.

    Годовая зарплата Винтур составляет 2 миллиона долларов, а состояние оценивается в 35 миллионов долларов. В последнее время Винтур была в новостях, поскольку Vogue и его материнская компания Condé Nast столкнулись с обвинениями бывших сотрудников в расизме, дискриминации и классовом отношении.

    В записке, отправленной сотрудникам, позже полученной Page Six, Винтур извинилась за «оскорбительное и нетерпимое» поведение Vogue.

    «Я хочу сказать это особенно чернокожим членам нашей команды — я могу только представить, какими были эти дни», — написала она. «Но я также знаю, что боль, насилие и несправедливость, которые мы видим и о которых говорим, существуют уже давно. Признать это и что-то сделать с этим уже давно пора».

    Продолжайте читать, чтобы узнать, как Винтур стала самой знаковой и противоречивой личностью в мире моды.

    Анна Винтур рассказала, что у ее сына-врача Чарли появились симптомы коронавируса после работы в отделении интенсивной терапии Нью-Йорка , поделившись новостями в видео в Instagram, опубликованном

    Vogue в понедельник, 6 апреля.Винтур сообщила зрителям, что ее сын, врач, в настоящее время болен и находится в самоизоляции. Она также рассказала, что он работал в отделении интенсивной терапии в своей больнице в Нью-Йорке.

    «Конечно, самая важная помощь оказывается на передовой», — сказала она. «Мой сын — врач. В настоящее время он очень болен и находится дома на карантине. Но когда он сможет, он вернется в отделение интенсивной терапии в своей больнице». Винтур не подтвердила наличие у Шаффера COVID-19 и не сообщила никаких других подробностей о его болезни.«Я так горжусь им и так благодарна всем работникам здравоохранения, службам экстренного реагирования, медсестрам и врачам, которые борются за сокращение распространения вируса и спасение жизней», — продолжила она.

    Винтур делит Чарльза и дочь Би Шаффер с бывшим мужем Дэвидом Шаффером. Daily Mail сообщает, что Чарльз является главным резидентом Weill Cornell в Нью-Йорке, одном из эпицентров вируса в Соединенных Штатах. Видео Vogue было опубликовано для повышения осведомленности об инициативе A Common Thread, возглавляемой Vogue в сотрудничестве с Советом модельеров Америки (CFDA) и Фондом моды Vogue , который занимается сбором средств и повышением осведомленности. для тех, кто в американском модном сообществе пострадал от коронавируса.

    «Я разговаривала со многими американскими дизайнерами и другими представителями сообщества, которые опасаются, что их бизнес и их средства к существованию могут не выдержать того, через что мы все проходим», — сказала Винтур в клипе. «Фонд, который мы создали, предназначен для помощи им и талантливым людям, с которыми они работают. Модельщикам, закройщикам, портным, вышивальщицам и многим другим». В заключение она сказала: «Вызовы, с которыми мы сталкиваемся, серьезны, но мы надеемся, что этот фонд — это шаг в правильном направлении.

    Винтур создала «Общую нить» с дизайнером Томом Фордом. «Том [Форд] и я не врачи, но нам так много нужно помощи, тем более что малые предприятия и рабочие по всей стране страдают от разрушительных экономических последствий», Подпись к видео цитирует слова Винтур: «Индустрия моды сильно пострадала. Я разговаривал со многими американскими дизайнерами и другими представителями сообщества, которые опасаются, что им не выплатят зарплату или что их заказы вернутся, магазины закроются, которые боятся, что их бизнес и их средства к существованию могут не выдержать того, что мы собираемся сделать. через.Созданный нами фонд предназначен для помощи им и талантливым людям, с которыми они работают».

    Сын-врач Анны Винтур борется с коронавирусом в одиночестве дома

    Анна Винтур расплакалась перед камерой после того, как рассказала, что ее сын-врач Чарльз Шаффер «сильно болен и находится на домашнем карантине» вдали от своей семьи после лечения пациентов с коронавирусом.

    Выступая в видео в Instagram-аккаунте Vogue , известный редактор сказала, что 35-летний Чарли, которым она очень гордится, вернется в отделение интенсивной терапии, как только выздоровеет.

    Анна Винтур рассказала, что ее сын «очень болен» дома в изоляции. Фото: Instagram/Vogue. местная больница, — 70-летняя женщина, голос надломился.

    — Я так горжусь им и так благодарна всем работникам здравоохранения, службам экстренного реагирования, медсестрам и врачам, которые борются за сокращение распространения вируса. и спасать жизни.

    У Чарльза двое маленьких детей, которых он делит со своей женой Элизабет Шаффер, соучредительницей и генеральным директором Shop Masse. , которая также является мамой 32-летней Би Шаффер, ранее рассказывала о том, каково было ей, когда она была работающей мамой двоих детей, для The Telegraph’s Stella Magazine. меня, когда я могла, просто чтобы они могли испытать и увидеть немного того, что включает в себя рабочий день», — сказала она еще в 2015 году.

    «Я всегда говорил с ними о том, чем занимаюсь, и знакомил их с людьми, с которыми работал.

    «И я не пытаюсь пренебрежительно относиться к этому; конечно, были времена, когда это было трудно. Но так мы все живем сегодня, и это не изменится».

    Надев пару массивных солнцезащитных очков в новом видео, Анна рассказала о своем собственном опыте изоляции от коронавируса в видео для A Common Thread — новой инициативы по сбору средств для индустрии моды, созданной руководителями Vogue и Совет дизайнеров моды Америки (CFDA) помогает дизайнерам и модным компаниям, испытывающим трудности.

    История продолжается

    Чарльз работал над лечением пациентов с коронавирусом, но теперь находится в изоляции дома один. Фото: Getty Images

    Винтур также объяснила мотивацию инициативы A Common Thread, подчеркнув, что очень важно помочь дизайнерам пережить экономические последствия пандемии коронавируса, которая привела к закрытию магазинов и отмене модных мероприятий повсюду.

    «Индустрия моды сильно пострадала. Я разговаривал со многими американскими дизайнерами и другими представителями сообщества, которые опасаются, что им не выплатят зарплату или что их заказы будут возвращены, магазины закрыты, которые боятся, что их бизнес и их средства к существованию могут не выдержать того, через что мы проходим.Созданный нами фонд призван помогать им и талантливым людям, с которыми они работают», — сказала она.

    С дополнительным репортажем от Bang Showbiz

    Есть совет или просто хотите связаться? Пишите нам по телефону [email protected] .

    Свадьба сына Анны Винтур в Instagram

    привет журнал. ком Анна Винтур определенно знает, как провести свадьбу, о чем свидетельствуют щедрые фотографии ее гостей в Instagram.

    Анна Винтур уж точно знает, как устроить свадьбу.

    Икона стиля и главный редактор организовали свадьбу своего сына Чарли Шаффера и его невесты Элизабет Кордри в поместье Анны Мастик, Лонг-Айленд, в минувшие выходные.

    Высокопоставленные гости, в том числе фотограф Марио Тестино , дизайнеры Прабал Гурунг и Оскар де ла Рента , а также редактор Vogue West Coast Лиза Лав, были приглашены задокументировать радостное событие в социальных сетях, используя хэштег «#masticinlove» .

     

    НАЖМИТЕ НА ФОТОГРАФИИ ДЛЯ ГАЛЕРЕИ

    ПОСМОТРЕТЬ ГАЛЕРЕЮ

    Элизабет Кордри и Чарли Шаффер поженились в поместье Анны Винтур на Лонг-Айленде

    Друзьям и членам семьи также были вручены футболки с принтом от руки с надписью «Лето 2014» на груди и надписью «Лето 2014» на спине.

    В то время как Анна, как сообщается, носила Chanel в большой день своего сына, невеста Элизабет ошеломила в сделанном на заказ творении Оскара де ла Рента . Платье отличалось скромным вырезом, вышитым цветочным кружевом и сочеталось с фатой во всю длину.

    ГАЛЕРЕЯ: платья для красной дорожки Оскара

      

    ПОСМОТРЕТЬ ГАЛЕРЕЮ

    Элизабет Кордри была в сшитом на заказ платье от Oscar de la Renta

    Анна отрицает, что Канье Уэст умолял ее обложку Vogue

    Анна позаботилась о том, чтобы столь востребованный дизайнер был доступен для участия в красивой церемонии под открытым небом, а также позаботилась о том, чтобы Элизабет выглядела идеально перед прогулкой вниз по проходу.

    27-летняя невеста, которая познакомилась со своим мужем, когда училась с ним в Оксфордском университете , собрала свои светлые волосы в тугой пучок и сохранила свой свадебный образ чистым и простым с помощью классических жемчужных заклепок.

     

    ПОСМОТРЕТЬ ГАЛЕРЕЮ

    Элизабет Кордри и дизайнер свадебных платьев Оскар де ла Рента

     

    Свадебное платье герцогини Кембриджской было признано лучшим за все время.

    Подружки невесты Елизаветы были одеты в Prada, а ее очаровательные девушки-цветочницы были одеты в платья от Александра МакКуина и украшены цветочными гирляндами в волосах, в соответствии с летней свадьбой.

    ГАЛЕРЕЯ: 20 лучших платьев для подружек невесты в пастельных тонах

     

    ПОСМОТРЕТЬ ГАЛЕРЕЮ

    Чарли Шаффер и Элизабет Кордри на их первом танце

    Гостей угощали сидячей трапезой на свежем воздухе после церемонии, после чего они веселились всю ночь напролет на танцполе.

    Чарли и Элизабет разделили особенно нежный момент, когда они раскачивались перед своим первым танцем молодоженов, когда на них падал свет прожекторов.

    Чарли, 28 лет, учится на третьем курсе медицинского факультета Колледжа врачей и хирургов Колумбийского университета, а его новая жена Элизабет является заместителем директора по разработке продуктов на коммерческом веб-сайте Jet.com. Нью-Йорк Таймс .

    Анна Винтур устраивает свадьбу для сына Чарли Шаффера — Новости и сплетни знаменитостей — Glamour.com

    Если вы выходите замуж, а ваша мама Анна Винтур, вы, вероятно, думаете о двух вещах.Во-первых, СКОЛЬКО давления на невесту, чтобы иметь сказочное свадебное платье? И во-вторых, Эй-Винтс, не могли бы вы соединить меня со своими приятелями-дизайнерами, чтобы помочь с овсянкой/украшением стола/платьем подружки невесты?

    PA Photos

    Мы не уверены, пришли ли какие-либо из этих мыслей в голову Чарли Шаффера и его невесты, Элизабет Кордри, но Анна Винтур устроила им то, что выглядело как эпическая и очень стильная свадьба в ее поместье на Лонг-Айленде.

    Контент Instagram

    Этот контент также можно просматривать на сайте, откуда он взят.

    Контент Instagram

    Этот контент также можно просматривать на сайте, откуда он взят.

    Среди модных гостей были Андре Леон Тэлли, дизайнеры Прабал Гурунг и Оскар де ла Рента, фотограф Марио Тестино и редактор Vogue West Coast Лиза Лав. Был свадебный хэштег «#masticinlove» — и гости с радостью поделились множеством фотографий с большого дня.

    Контент Instagram

    Этот контент также можно просматривать на сайте, откуда он взят.

    Контент Instagram

    Этот контент также можно просматривать на сайте, откуда он взят.

    Так что пара надела на самую шикарную свадьбу года? Чарли выбрал Burberry, а Элизабет носила платье от Oscar De La Renta, и Анна устроила так, чтобы Оскар появился, чтобы он мог сказать Лиз, что она прекрасно выглядит в его кружевном платье с вышивкой (и быть готовым к любым изменениям в последнюю минуту).

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.