Автор детективов: самое интересное о книгах, писателях, литературных жанрах и течениях

Содержание

Ю Несбё – все книги, биография, отзывы, цитаты

Ю Несбё – норвежский автор детективов – любит называть себя рок-музыкантом, композитором, автором рок-текстов, профессиональным экономистом и только потом – писателем.

Однако знаменитым в Скандинавии, а затем и во всей Европе, он стал в конце 90-х благодаря серии криминальных романов о сыщике Харри Холе. Романы «Снеговик», «Леопард», «Полиция», «Жажда» и новая книга «Нож» наряду с внесерийными книгами «Сын», «Охотники за головами», «Кровь на снегу» занимают первые места в списках самых читаемых триллеров по всему миру.

Ю Несбё рос в окружении книг, мама работала библиотекарем, а папа очень любил читать сыну вслух интересные книги из домашней библиотеки. Однажды, слушая рассказ Уильяма Голдинга «Повелитель мух», Несбё подумал, что обложка куда страшнее самой истории, а он мог бы написать более увлекательную историю. В этот момент Ю определился с любимым жанром, но пока еще не с профессией.

С 17 лет Ю Несбё играл в юношеской лиге за местный футбольный клуб «Мольде», пока не получил серьезную травму колена.

С планами на профессиональную спортивную карьеру было покончено. Учебе Несбё уделял мало внимания, плохие выпускные оценки не позволили поступить в университет, и он ушел служить в армию. По окончании службы выучился на экономиста в Норвежской школе экономики и бизнеса, работал брокером и журналистом.

В 1992 г. основал музыкальную рок-группу Di Dierre, пытаясь совмещать хобби с работой финансового аналитика в крупной норвежской компании, днем в офисе ночью на сцене. Спустя год Ю понял, что жить в таком ритме невозможно. Чтобы отдохнуть, он взял билет в один конец до Австралии, ноутбук и улетел. За 30 часов полета из Осло до Сиднея Несбё придумал сюжет своей первой книги – «Нетопырь».

Книги Ю Несбё

Первый из романов серии вышел в 1997 г. и произвел сенсацию, удостоился у критиков звания «лучший детектив» и сделал автора обладателем престижнейшей премии «Стеклянный ключ» в жестком соперничестве со знаменитым шведом – Хеннингом Манкеллем.

Год спустя Ю Несбё уехал в Бангкок дописывать вторую книгу «Тараканы», также собравшую немало положительных отзывов. Третья книга цикла «Красношейка» стала данью уважения отцу Ю Несбё, который хотел написать книгу-воспоминание о Второй мировой войне, но не успел из-за болезни. В 2000 году книга получила премию Norwegian Booksellers’ Prize в номинации «Лучший роман».

Начиная с книги «Немезида», вышедшей в 2002 г., действие сюжета окончательно переместилось в родной город Ю – Осло. В этой книге он раскрыл характер Харри Холе – бунтаря, скандалиста, упрямца и алкоголика – антигероя, которому невозможно не симпатизировать.

В 2004 г. вышла «Пентаграмма», роман попал в зарубежные рейтинги книжных новинок и стал самым коммерчески-успешным проектом. Книгу перевели на шесть языков, а Несбё стали называть звездой скандинавского детектива.

Уже в 2005 был закончен следующий роман «Спаситель», принятый публикой с еще большим ажиотажем. К этому моменту книги автора были переведены почти на 40 языков. В 2007 г. вышел роман «Снеговик». Лучшая из книг в серии, побившая все рекорды продаж в Норвегии и за ее пределами. В 2017 г. вышла экранизация романа, роль Харри Холе исполнил Майкл Фассбендер. Следом были написаны произведения «Леопард» (2009г.), «Призрак» (2011г.), «Полиция» (2013г.), «Жажда» (2017г.), «Нож» (2019 г.).

В 2008 г. Несбё основал «Фонд Харри Холе», помогающий обучению детей в развивающихся странах чтению и письму.

Помимо серии книг о Харри, которые лучше читать по порядку, он написал несколько внецикловых романов – «Охотник за головами», «Сын», «Кровь на снегу», «И прольется кровь» и «Макбет» – современное прочтение трагедии Шекспира.

Также автор написал несколько книг для детей о докторе Прокторе – странноватом профессоре-изобретателе и его друзьях. В 2010 году Несбё был награжден премией Ассоциации норвежских критиков «За лучшую книгу для детей и юношества».

В 2020 г. вышел внецикловый роман — «Королевство», а в 2021 г. Несбё объявил, что работает над сборниками короткой прозы. Первая книга «Ревность и другие истории» включает в себя семь рассказов, объединенных темой ревности. Второй сборник рассказов «Крысиный остров» посвящен теме гибели человечества. Таким образом, у этого автора точно есть, что почитать, особенно любителям детективов.

Писатель живет в Осло, рядом с бывшей женой и дочерью, активно занимается спортом, скалолазанием и продолжает гастролировать со своей музыкальной группой.

7 детективов для любителей Ю Несбё

Мы сделали подборку книг, похожих на произведения норвежского писателя Ю Несбё. Зачем? Да просто потому, что это интересно. А еще есть аудиоверсии некоторых книг!

Майкл Коннелли, «Черное эхо»

Место действия: загрязненный Лос-Анджелес 90-х годов. «Небо было цвета черного пороха, и над Голливудом ядовитым облаком нависал смог».

Сюжет: детектив Гарри Босх — бывший солдат, воевавший с вьетконговцами в подземных лабиринтах. Однажды в полицию поступает анонимный звонок: в сточной трубе найдено тело неизвестного. Босх уверен, что этого человека убили, а перед смертью пытали.

Автор: бывший криминальный журналист, освещавший события во время кокаиновых войн в Южной Флориде. Также писал о работе полиции для «Лос-Анджелес таймс».

Пол Клив, «Чистильщик»

Место действия: родной для автора новозеландский город Крайстчерч. Архитектура в стиле Старой Англии, смог зимой и летом, в темных углах — токсикоманы.

Сюжет: детектив Шредер расследует убийства семи женщин и не замечает, что тихий и приветливый уборщик Джо в полицейском участке на удивление часто интересуется его работой. Постепенно Шредер начинает подозревать, что именно Джо стоит за убийствами.

Автор: Пол Клив получал отказы от издателей десять лет подряд. Все это время он занимался недвижимостью: покупал жилье, своими руками ремонтировал его и продавал дороже, — а параллельно писал детективы. «Чистильщик» стал первым опубликованным романом и принес писателю известность: теперь Клив занимается только своими книгами, гольфом и метанием фрисби.

Федерико Аксат, «Последний шанс»

Место действия: Бостон и его окрестности, в том числе Массачусетский университет. Но читатель никогда не знает наверняка, где происходят описываемые события: в реальном городе или в голове главного героя.

Сюжет: неизлечимо больной бизнесмен собирается застрелиться, когда ему делает предложение незнакомец: если он убьет двух других людей, то взамен такой же киллер-самоубийца убьет его самого.

Автор: Федерико Аксат живет в Буэнос-Айресе и иногда подрабатывает строительным инженером.

Николай Свечин, «Мертвый остров»

Место действия: Сахалин конца XIX века. «Мертвый остров» — так называли его местные каторжные за то, что большая часть местности — топи, болота и непроходимая тайга.

Сюжет: в Японии нашли трупы беглых русских каторжников из тюрьмы на Сахалине. Талантливый нижегородский полицейский Алексей Лыков подозревает, что их побег был организован местной мафией — якудза.

Автор: Николай Свенчин — краевед, а действие его детективов происходит по всей России: в Москве, Петербурге, Забайкалье и его родном Новгороде.

Харлан Кобен, «Единожды солгав»

Место действия: Нью-Йорк и его окрестности. Одно из убийств происходит прямо в Центральном парке.

Сюжет: бывший капитан ВВС Майя Штейн ушла в отставку после международного скандала. Тогда, на сирийско-иракской границе из-за нее погибли несколько гражданских лиц, а запись об этом облетела весь интернет. У Майи загадочным образом умирают сестра и муж, после чего она берется расследовать дело параллельно с полицией.

Автор: Харлан Кобен раньше работал в туризме, а теперь живет в своем доме в Нью-Джерси с женой, четырьмя детьми и собаками и пишет по одному детективу-бестселлеру в год. Расследованием преступлений он никогда не занимался. «Я не хочу настоящей работы, потому и стал писателем», — говорит он.

Донато Карризи, «Девушка в тумане»

Место действия: Авешот — небольшое поселение в Альпах.

Cюжет: спецагент Фогель знаменит в полицейской среде своими эксцентричными выходками. Газеты и тележурналы готовы драться за возможность взять у него интервью, а перед камерами он чувствует себя уверенно, как профессиональный актер. Приехав в Авешот, Фогель берется расследовать дело о пропавшей в горах девушке.

Автор: изучал в университете криминологию и поведение человека. После выпуска недолго работал адвокатом, а затем стал писать сценарии для кино и телевидения и детективные триллеры.

Лука Д’Андреа, «Сущность зла»

Место действия: крохотная провинция на севере Италии, в прошлом — часть Австро-Венгрии, где население говорит на немецком диалекте и болеет за Германию на Кубке мира по футболу. Это место, окруженное лесами и заснеженными горами, называется Альто-Адидже, или Южный Тироль.

Сюжет: Джереми Сэлинджер, режиссер-документалист из Нью-Йорка, приезжает с семьей на родину своей жены в надежде перезагрузиться и найти идеи для новых проектов.

Но вместо отдыха начинает расследовать старое дело об убийстве трех подростков в горах.

Автор: писатель занимается тем же, чем и его главный герой: пишет сценарии для документальных фильмов. Он живет на родине в Южном Тироле и утверждает, что это крохотное место не перестает его удивлять.

Популярный автор детективов Людмила Мартова встретилась с читателями в библиотеке «Книжный экспресс»

Встреча с автором женских детективных романов Людмилой Мартовой прошла в библиотеке «Книжный экспресс».

Людмила Владимировна Зарецкая (настоящее имя писательницы) родилась 27 января 1971 года в Вологде и связала жизнь с родным городом. Не захотела покидать его даже тогда, когда добилась славы и успеха.

Героини книг Мартовой, как правило, тоже живут в российской глубинке, о жизни которой автор знает не понаслышке.

Людмила Мартова рассказала слушателям о том, как возникло желание написать первую книгу, почему ее интересует именно детективный роман и как появляются образы и сюжеты. Оказывается, идея стать писателем пришла к ней только в 36 лет. Людмила рассказывает: «Всякие истории я любила сочинять ещё со школы. Приходила домой и начинала придумывать сюжет, героев, их характеры. Могла весь месяц сочинять одну историю».

Рукописи своих книг Людмила отправила сразу в несколько издательств, однако не получила ответа сразу. Несколько лет не занималась писательской деятельностью. Через некоторое время вспомнила забытое и отправила рукописи еще раз. Через пару месяцев автору написала редактор издательства «ЭКСМО» Анна Антонова и предложила сотрудничать. И сегодня в одном из самых популярных издательств страны вышло уже более 20 романов Людмилы Мартовой. Среди них – «Лунная дорога в никуда», «В Коктебеле никто не торопится», «Туман над темной водой» и другие. Ряд произведений экранизированы: «Высоко Над Страхом» (2019), «Почти Семейный Детектив» (2019), «Смерть На Языке Цветов» (2019), «Цвет Липы»(2019).

Людмила Мартова считает, что чтение детективных романов – лучший вид отдыха. Помимо классических детективов она очень любит читать романы Устиновой, Дашковой и Марининой.

Зрители остались под впечатлением от открытости и искренности любимого автора, задавали вопросы, а в завершение встречи Людмила Владимировна сфотографировалась с поклонниками и подписала их любимые книги.

Писательница поделилась впечатлениями от встречи: «Везёт мне на сказочные, фантастические места. Первое – вокзал Кинг-Кросс в Лондоне. Второе – библиотека «Книжный экспресс» в Вологде. Провела встречу читателей там… Два часа вопросов и ответов. Автографы на заранее купленных и принесённых с собой книжках. Подаренные розы. Хорошая была встреча. Вот бы ещё и в Лондоне такую провести. Волшебники ведь и это могут?»

ЦБС г. Вологды

Знаменитый автор детективов Александра Маринина приезжает в Калининград

Знаменитый автор детективного жанра и психологической прозы  Александра Маринина приезжает в Калининград. В рамках рабочего визита писательница представит читателям и СМИ не только последние свои литературные произведения, но и запустит в Калининграде уникальные библиотечно-издательские проекты, интересные очень многим жителям региона.

Среди них – проект «Были 90-х» – будущая книга народных историй о «лихих» 90-х, авторами которой будут калининградцы, которые поделятся воспоминаниями  о том непростом времени в своей жизни, пришлют свои истории и фотографии. Александра Маринина стала автором-составителем этого сборника, который будет издан в декабре этого года. Читателям-участникам будут рекомендованы книги о 90-х, которые помогут им вспомнить о своих 90-х.

Также в Библионочь 22 апреля знаменитая писательница примет участие в церемонии награждения победителей конкурса «Хочу книгу в подарок», в ходе которого заинтересованные калининградцы рассказывают о своих книжных потребностях, объясняют, зачем им или их родным, друзьям или детям необходима та или иная желанная книга. Авторам самых ярких  историй будут вручены книги.

Также Александра Маринина запустит «Народное сочинение» —  социально-образовательный проект, который проводится по инициативе Издательской группы «Эксмо-АСТ» и Объединенной издательской группы «ДРОФА-ВЕНТАНА» при поддержке Международного конкурса «Живая классика» и реализуется при поддержке образовательного портала «Грамота.ру» и акции «Тотальный диктант».

Калининградцы смогут встретиться с Александрой Марининой:

21 апреля в 18. 30 - Центральная городская библиотека г. Балтийска, ул. Сенявина, 12

22 апреля в 12.00 — «Книги и книжечки» в ТЦ «МАЯК», ул. Театральная, 21

22 апреля в 20.00 — Областная научная библиотека, пр. Мира, 9/11

Вход свободный!

(с) ИА Русский Запад

Умерла автор детективов Татьяна Полякова

Даже те, кто не читает детективов, слышали о нашей писательнице Татьяне Поляковой. В ее книгах всегда захватывающий сюжет и непредсказуемая развязка, обаятельные герои и невероятные приключения, легкий стиль и яркие диалоги.

По ее романам сняли несколько фильмов, и вообще, она была реально из самых популярных авторов детективов — тиражи ее книг обгоняли Достоевского и Булгакова. А сегодня ТАСС сообщил, что умерла Полякова. Во Владимире. Несколько лет боролась с онкологической болезнью. Ей был 61 год.

Полякова написала более 90 детективов и регулярно входила в топ-10 самых издаваемых авторов в России.
В предыдущие годы суммарные тиражи ее книг приближались к 1 млн.
По книгам Поляковой было снято несколько фильмов, в том числе «Тонкая штучка», «Черта с два», сериалы «Как бы не так», «Строптивая мишень» и «Тень стрекозы».

Как рассказывала сама автор, писательницей она решила стать с детства.

«Я узнала, что писатели не ходят на работу. И мне это так понравилось, что я решила: стану писателем. Дело в том, что родители много работали. И не могли меня устроить ни в ясли, ни в садик, поэтому оставляли дома одну. Я очень рано научилась читать. И так как у меня было много времени, когда я была предоставлена самой себе, то читала… Я класса с четвертого начала писать. Рассказы какие-то. И в школьной стенгазете была выпускающим редактором», — говорила Полякова в интервью Womanhit.

«Закончив филфак Ивановского госуниверситета, будущая писательница 14 лет проработала воспитателем в детском саду… Писать, по собственному признанию, начала просто для своего удовольствия. Но это событие предопределило всю ее дальнейшую судьбу — читающая публика безошибочно определила своего нового кумира», — сообщает сайт издательства.

Очень грустно, когда такие люди слишком рано уходят из жизни. Много раз ее герои побеждали в острых схватках с опасностью, выходили из противостояний победителями, но сама Татьяна Полякова проиграла в этой неравной битве со страшной болезнью, не оставившей ей шансов.
Российской детективной литературе будет не хватать Татьяны Поляковой ….

Эдогава Рампо – родоначальник японского детектива

Эдогава Рампо – одна из ключевых фигур японской детективной литературы. Произведения Рампо известны во всём мире, по мотивам его книг создаются фильмы, телесериалы, аниме и манга. Литературный исследователь Исикава Такуми – о достижениях и творчестве выдающегося писателя.

Японский классический детектив

В последнее время за рубежом растёт интерес к японским детективам классического жанра. «Убийства в Хондзин» (Хондзин сацудзин дзикэн, 1947) и другие книги Ёкомидзо Сэйси переведены на английский язык. По мнению газеты Guardian, первым класссическим японским детективом следует считать дебютное произведение Эдогавы Рампо «Медная монета» (Нисэн дока), посвящённое разгадыванию секретного кода.

По словам профессора Исикавы, в классических детективах автор предоставляет читателю основную информацию о преступлении, а преступника выявляют с помощью логических умозаключений. «Структура классического детективного романа уравнивает читателя с автором книги», – отмечает профессор Исикава. «Рампо стремился писать классические детективы, однако к этому жанру можно отнести лишь «Медную монету», «Психологический тест» и несколько других ранних произведений. Классический жанр ему не удавался».

Ёкомидзо был на восемь лет младше Рампо. До войны он участвовал в издании книг Рампо, а сразу после войны выпустил книгу «Убийства в Хондзин», в которой великий детектив Киндаити Косукэ раскрывает убийство в закрытой комнате. Впоследствии Ёкомидзо опубликовал множество романов о серийных убийствах, умело вплетая в них старинные японские обычаи и легенды.

Рампо не удавались романы. «В процессе написания длинных книг Рампо часто заходил в тупик и бросал начатое», – отмечает Исикава. В чём заключается подлинная ценность творчества Рампо?

Глубины человеческой души

Эдогава Рампо (настоящее имя Хираи Таро) родился в октябре 1894 года в префектура Миэ, детство и юность провёл в городе Нагоя. В юности он увлекался англоязычными детективами в переводе Куроивы Руйко. В 1912 году Рампо приехал в Токио для учёбы на факультете политэкономики университета Васэда. В студенческие годы он читал в оригинале произведения Эдгара По (имя которого послужило основой для литературного псевдонима) и Конан Дойля, и детективная литература покорила его сердце.

«Современная японская литература начиналась с переводов англоязычной литературы. Детективная литература тоже начиналась с адаптированных и сокращённых переводов, однако впоследствии в Японии появились Окамото Кидо, Номура Кодо и другие авторы детективов, действие которых происходило в эпоху Эдо (1603-1868). Детективы писали даже такие известные писатели, как Идзуми Кёка, Одзаки Коё, Акутагава Рюноскэ и Танидзаки Дзюнъитиро, и их творчество в значительной мере повлияло на становление Эдогавы Рампо, однако в литературной среде детективы считали одноразовыми книгами. Рампо называл свои рассказы «массовым чтивом», однако считал, что они не уступают остальной художественной литературе».


«Медная монета» и другие рукописи Эдогавы Рампо (университет Риккё, © Jiji)

Наиболее известны ранние рассказы Рампо – «Человек-кресло», «Шаги на чердаке» и «Чудовище во мраке». Эти рассказы часто называют экстравагантными, извращёнными или «эрогуро» (смесь эротики и гротеска), однако в них проявляется подлинное мастерство Рампо – способность изображать глубину человеческой души.

«Произведения, написанные в течение 10-летнего довоенного периода – квинтэссенция его литературного таланта. Когда Рампо взялся за перо, в Японии стали появляться труды Фрейда и другие книги по психоанализу. Под влиянием науки, анализирующей психологию человека, Рампо стал изображать в книгах тёмную сторону человеческой души, желания и страх».

«Он преуспел как в описании ситуаций, вызывающих у человека волнение и ужас, так и в описании самих эмоций. Источником страха в его произведениях выступают исключительно люди. В его книгах нет ни чудовищ наподобие Франкенштейна, ни привидений и других сверхъестественных явлений. Самое ужасное создание в его мире – это человек».

В 1930 году Рампо публикует роман о гомосексуальной любви «Чёрт одинокого острова» (Кото но они). В 1934 году он издаёт роман «Чёрная ящерица», в котором детектив Акэти Когоро сражается с похитительницей сокровищ по кличке Чёрная ящерица. Впоследствии Мисима Юкио написал по этому роману пьесу, которая популярна на театральных подмостках по сей день. «Используемые в японском оригинале выражения не позволяют однозначно утверждать, что Чёрная ящерица – это женщина. В наши дни этот персонаж могут воспринимать как трансгендера. В произведениях Рампо встречаются различные девиации, но их появление обусловлено стремлением изобразить человека, внутренний мир которого не гармонирует с телесной оболочкой, а не предубеждением или дискриминацией».

Детская серия «Юные детективы»

С 1935 года Рампо испытывает творческий кризис и практически ничего не пишет. Рассказ «Гусеница» (1929) о мужчине, лишившемся на войне рук и ног, в 1939 году был блокирован военной цензурой. Это закрыло писателю двери во все издательства. Впоследствии Рампо удалось опубликовать серию эссе в военно-морском журнале без предварительной цензуры. В рассказе о посещении военно-морского училища «Заметки об Этадзиме» (Этадзима-ки, 1942) есть трогательная сцена, в которой прекрасные розовощёкие юноши обнимаются с выпускниками.

«Рампо испытывал интерес к робкой юношеской любви и был глубоко тронут откровенной сценой прощания с выпускниками, которые завтра могли погибнуть», – отмечает Исикава.

Детективная литература, подвергавшаяся в военное время цензуре как потенциальный источник развращения общественной морали, после поражения в войне обрела второе дыхание. Серия Рампо «Юные детективы» (Сёнэн тантэйдан) об Акэти Когоро и его ученике Кобаяси, печатавшаяся с 1936 года в журнале для мальчиков под названием «Чудовище с 20 лицами» (Кайдзин нидзю мэнсо), после войны вышла в книжном формате и снискала популярность по всей стране. В 1949 году Рампо начал публиковать в журнале первый послевоенный роман «Бронзовый дьявол» (Сэйдо но мадзин) о группе юных детективов, который быстро покорил сердца детей. Серия выходила вплоть до 1962 года, а книга послужила основой для телесериала, радиоспектакля и художественного фильма.


Книга из серии «Юные детективы» и другие книги Рампо»

В ранних рассказах «Убийство на улице Д» и «Психологический тест» Акэти выглядит неопытным, однако впоследствии его образ меняется. В «Юных детективах» Акэти приобрёл городской лоск, а в сюжете появились погони на автомобилях и другие красочные сцены. Однако наиболее ярким произведением следует считать «Чудовище с 20 лицами».

«В принципе Акэти «без убийств и кровопролитий» есть элемент философии зла. В «Чёрной ящерице» автор симпатизировал Чёрной ящерице. Акэти – это не главный герой, а инструмент для подчёркивания зла», – считает Исикава.

Воспитание нового поколения

Исикава отмечает, что деятельность Рампо после того, как он прекратил писать детективы для взрослых, внёсла огромный вклад в послевоенную японскую литературу.

«Работа в редакции «Хосэки» и других детективных журналов, а также поиск и воспитание молодых талантов – наиболее значимая часть деятельности Рампо. Дом Рампо на Икэбукуро чудом уцелел во время пожаров при авианалётах. После войны книги из его библиотеки стали учебниками по детективной литературе, в его доме собирались писатели, чтобы взять книги и обсудить прочитанное. Эти встречи легли в основу «Клуба писателей детективов», предшественника Ассоциации детективных писателей Японии».


Библиотека в доме Эдогавы Рампо

В критическом эссе «Проблема одного Басё» (Хитори но Басё но мондай) Рампо выразил мнение, что детективная литература нуждается в талантливом реформаторе, который повысит её статус в обществе, как это сделал поэт Басё с поэзией хайку. Впоследствии Рампо высоко оценил детективный роман Мацумото Сэйтё «Точки и линии» (1958) и сообщил, что именно ему суждено стать Басё детективного жанра. Когда журнал, в котором Мацумото Сэйтё публиковал роман «Нулевой фокус», прекратил своё существование, Рампо, работавший главным редактором журнала «Хосэки», принял решение печатать продолжение у себя.

«Сэйтё уважал Рампо, но заявлял, что при описании преступления следует концентрироваться не на уликах, а на мотивах, и считал себя автором психологического детектива, а не романов с сыщиком в главной роли. При этом он использовал влиятельность Рампо для повышения своего авторитета в литературных кругах», – считает Исикава.

Автор контента

В наши дни в доме, где жил Рампо, находится Центр исследований массовой культуры имени Эдогавы Рампо, принадлежащий университету Риккё.

«Рампо испытывал сильную привязанность к бумаге и печатным изданиям и хранил у себя дома множество документов, от писем до списка покупок в букинистических магазинах. Их количество достигает 40 000, а если посчитать заметки от руки – намного больше. Упорядочивание и анализ этих материалов может принести нам множество значимых открытий. После войны Рампо сотрудничал с полицией и даже участвовал в расследовании дела о преступлении в банке Тэйгин (1948), когда 12 сотрудников умерли от отравления, а из банка были похищены наличные деньги и чеки. Записи Рампо могут пролить свет на это преступление».

В последнее время творчество Рампо переоценивается и за рубежом.

«Раньше многие считали, что Рампо подражает Конан Дойлю и другим англоязычным авторам детективов. Сейчас появляются молодые исследователи Рампо, предлагающие новое видение его творчества. Многие из них интересуются японской субкультурой и воспринимают компьютерные игры, аниме и мангу как проявление уникальной японской культуры. Рампо получает высокую оценку как писатель, включающий в своё творчество элементы субкультуры. После войны многие произведения Рампо были экранизированы. В наши дни процесс адаптации его творчества зашёл намного дальше – на базе его произведений создаются аниме, манга и другие формы массового жанра. Рампо обретает популярность не только как писатель, но и как автор оригинального контента».

Автор: Итакура Кимиэ, Nippon.com

Фотография к заголовку: Эдогава Рампо (1894-1965)

Все фотографии предоставлены Центром исследований массовой культуры имени Эдогавы Рампо при университете Риккё)

Автор детективов Маргарита Малинина: «Не люблю хеппи-энды» — Люди

Писатель Маргарита Малинина из Подольска с детства любила тайны и опубликовала уже семь детективных романов, также по ее сценариям вышло пять серий сериала «След» на «Пятом канале» ТВ. В настоящее время девушка работает над детективом, действие которого происходит в одном из самых необычных и загадочных мест Подмосковья – поселке Дубровицы, где гуляет призрак. О своей новой книге и нелюбви к хеппи-эндам, писательском «трансе» и работе сценариста Маргарита рассказала в интервью корреспонденту «РИАМО в Подольске».

Наталия Солженицына: о Подольске, литературе и патриотизме>>

Про детективы

В книге, над которой я сейчас работаю, действие происходит в Дубровицах. Это полумистический детектив, который создан по мотивам легенды о призраке графа Матвея Дмитриева-Мамонова – масона, который пошел против власти и был признан умалишенным. В моем романе девушку попросили подежурить в усадьбе вместо вахтера, и ночью она встречается с призраком. Туда же приедет специалист по паранормальным явлениям и представитель спецслужб. Разумеется, там будут убийства и поиск сокровищ.

Для меня важно, чтобы мои читатели могли представить себя на месте героев, поэтому они у меня обычные люди, а не профессионалы. Стараюсь не уточнять, в каком городе живут главные герои. Чтобы каждый мог представить, что это в его городе происходит. Могу написать, что это Подмосковье или просто небольшой город, иногда события случаются в Москве.

Я пишу не только детективы, но и фантастику. Начинала с детективов, наверное, потому, что я люблю тайны. И дело даже не в том, кто убил. Чаще всего я стараюсь поднимать множество других вопросов. Происходит что-то полумистическое и сыщик-дилетант должен разобраться, не человеческий ли это фактор. Все мои сыщики – дилетанты.

Выбирая из двух жанров, больше склоняюсь к фантастике. Хотя мне нравится и то, и другое. Часто они переплетаются. Например, в моей первой книге фэнтези читателю надо понять, что происходит с главной героиней, почему она путешествует между двумя параллельными мирами. Это, скорее, не детектив, а криминальный роман. В нем разборки, бандиты, погони – все есть фоном.

Следователь Тенгиз Месхия: о сложных делах и «криминальном лице» Подольска>>

Про первый роман

Начинала с поэзии. Бабушка рассказывала, что с самого раннего детства я предпочитала говорить рифмами. Первые более-менее интересные рифмы бабушка за мной записывала лет с 7-8. Став постарше, начала делать первые попытки в прозе. Первый детективный роман написала в 16 лет. Конечно, много раз его потом переписывала. Позже он был издан под названием «Первая мрачная ночь». Название дало издательство, не мое.

Я сама предложила Дому книги в Подольске свои произведения, практически сразу после выхода осенью 2013 года в издательстве «Эксмо». Появился плакат на одной из главных витрин с четырьмя первыми изданными книгами. Я приходила и любовалась – так необычно было видеть то, что ты начинала писать еще в детстве, изданным.

У родителей есть полный комплект книг, подписанных мной. Они рады, что я без связей и денег смогла выпустить столько книг. Друзья тоже не творческие, они долго спрашивали, нашла ли я работу. Им трудно было понять, что можно не ходить на работу пять через два и зарабатывать деньги.

Директор музея в Ивановском: про «реанимацию» усадьбы и юбилей Закревского>>

Про сценарии

Писать сценарии очень непросто. Листов на 60 в среднем, подробно описывая, какие улики обнаружены, кого подозревали, что вообще происходит в кадре. То есть всю серию, которую увидят зрители. Потом она еще сто миллионов раз переписывается, потому что или редактора что-то не устраивает, или шеф-редактора. Потом начинается следующий этап – поэпизодник, где подробно описывается объект, где будет проходить съемка, чтобы режиссер сразу знал, что ему нужно искать для съемок. На этом этапе тоже могут быть какие-то поправки, все изменяется много раз.

В окончательной версии сценария пишутся диалоги. Следом – кастинговая заявка на актеров с подробным описанием роли, чтобы актеры могли понять характер героев. По моим сценариям уже две серии показали, три серии снято. Идет все с большим опозданием – года через полтора можно увидеть, что ты написал. Часто не знаю, что уже сняли или будут показывать.  

Мой папа работал в милиции в РУБОПе, вышел в отставку в звании полковника. На самом деле, я могу у него что-то спросить, посоветоваться, но сюжеты он мне не предлагает, творчеством занимаюсь сама. В сериалах с некоторыми моментами помогает, чтобы достоверными казались.

Краевед Михаил Некрасов: «В архивах содержатся уникальные сведения»>>

Про Лермонтова и Петербург

Мое хобби – путешествия, в которых я люблю фотографировать архитектурные «интересности». Уже много где была – в Германии, Польше, Белоруссии, Франции, Бельгии, Испании, во Франции дважды. В Питере была несколько раз, очень люблю этот город, во Владимире, Суздале, Боголюбове, ближних поселках и городах. По усадьбам Подмосковья люблю гулять.

Стараюсь в разных городах побывать у памятника Лермонтову. Недавно в Санкт-Петербурге по лермонтовским местам прошлась. Была на Садовой возле дома, где он жил. В этом доме написаны такие всем известные произведения, как «Смерть поэта», «Бородино», «Демон», «Герой нашего времени». Здесь Михаил Юрьевич работал над романом «Княгиня Лиговская». С этим домом связано также событие, которое переломило жизнь поэта: 20 февраля 1837 года в своей квартире Лермонтов был взят под арест и в марте 1837 года отправлен в ссылку на Кавказ. На Английской набережной сфотографировала дом, где у Лермонтова произошла ссора с Барантом, после чего состоялась дуэль. В Царском селе побывала, так как его любили многие поэты. Маршрут сама прокладывала.

Считается, что Пушкин – это солнце, а Лермонтов – луна. Мне ближе луна, поэтому и творить я обычно начинаю во второй половине дня. Мне близко очень все, о чем писал Лермонтов. Каждое слово у него, как нож в сердце, попадает в точку. Иногда мне кажется, что мы были знакомы с ним в одной из наших прошлых жизней.

Сати Казанова: «Большое мужество – быть настоящим!»>>

Про журналистику

Журналисты – это экстраверты, а писатели интраверты. Журналисты должны интересоваться внешним миром, а мне это не так интересно. Мне интересен мой внутренний мир и что происходит там. Поэтому я изначально больше писатель, чем журналист.

Хотела поступать в литературный, но мама сказала, что это странная профессия, которая вряд ли прокормит, а вот экономист нужен всем и всегда. Это потом уже стало понятно, что у нас все юристы, экономисты, и никуда не устроишься. Тогда же доводы показались мне разумными. Поэтому сначала я отучилась на экономиста-менеджера в Подольском институте (филиале) Московского государственного открытого университета (ПИ(ф)МГОУ). Пошла на вечернее отделение, чтобы можно было работать и помогать семье, потому что мы всегда жили небогато. В общей сложности у меня семь лет офисной работы. До сих пор с ужасом вспоминаю, как мне надоело писать и подписывать бумажки.

Еще во время первой учебы начала искать другие варианты. Нашла дистанционное обучение на журфаке в Институте истории культур и там еще пять лет отучилась. Вот это было интересно! Шла туда ради качественного гуманитарного образования. Хотелось расширить кругозор, понимание мира. Журналистика мне была нужнее, чем филфак, потому что она охватывает практически все сферы жизни.

Актриса Дарья Сагалова: о роли Светы Букиной и жизни в Подольске>>

Про вдохновение

Это мистика. Но можно и заставить себя писать – для этого нужно погрузить себя в транс, и тогда оно придет. Я не пью алкоголь, не курю. Люблю сладости, не отказываю себе в этом. Каждый день делаю зарядку. За первый гонорар в сериале «След» купила себе беговую дорожку. Не вегетарианец, не йог, хотя ограничиваю питание.

Про антиутопию

Я писатель-бунтарь и пишу антиутопии. Меня волнует, что люди должны и могут развиваться, но очень мало тех, кто это делает. У большинства есть стереотипы, кем-то установленные, и они ни в чем не сомневаются. Я, наоборот, привыкла во всем «докопаться» до самой сути, анализировать. Только так можно стать умнее, и то только с годами.

Подольчане о дружбе: «Если хочешь найти настоящего друга, стань им сам»>>

Про хеппи-энд

Хеппи-энды не люблю. Очень редко их можно найти в моих книгах, потому что в жизни так не бывает. Я же пессимист. Даже если преступник пойман, и правосудие восторжествовало, все равно у главной героини в конце какой-то кризис, надлом. Люблю драматический конец. Потому что в жизни не бывает, чтобы все было хорошо. По мне, жизнь не делится на черные и белые полосы, скорее, на средне-серые и темно-серые.  

Мне очень жаль читателей, которые хотят получить какую-то отраду в книгах – тогда им нужно читать не меня. Мои книги – как уксус, от которого куксятся. Или как лимон. Я пишу для тех, кто ищет адреналин. Кто работает с бумажками, как я когда-то, а ждет ярких ощущений. Поэтому у меня можно получить в книгах кайф, например, при побеге от маньяка-убийцы.

Топ-20 американских писателей-криминалистов

Мы просмотрели самые продаваемые криминальные романы с момента начала записи в 2001 году, чтобы выявить тех авторов, которые являются сливками.

Это довольно большой список, поэтому сначала мы решили посмотреть, кто из наших американских кузенов занимает высокие места в чартах. Это официальных лучших американских криминальных писателей.

Обратный отсчет…

20 лучших американских писателей-криминалистов

«Исчезнувший человек» Джеффри Дивера

20.Джеффри Дивер
Самая высокая книга: Исчезнувший

Автор более тридцати романов, Дивер возглавляет списки бестселлеров по всему миру. Его самые известные персонажи — Линкольн Райм, парализованный детектив, и Амелия Сакс, его протеже.

В Исчезнувший убийца сбегает с места убийства в престижной музыкальной школе Манхэттена и запирается в классе. Через несколько минут полиция окружила его. Затем раздается крик, за которым следует выстрел.Полиция ломает дверь. Комната пуста. Райм и Сакс вызываются для расследования.

Сохранение мертвых по тессе Gerritsen

19. Tess Gerritsen 19. Тесс Gerritsen
Наибольшая книга Запись: Сохранение мертвых Тесс

Бывший врач Tess Gerritsen имеет идеальный фон для написания ее криминалистической криминальной триллеры с ограниченными возможностями Риццоли и ее напарник, судебно-медицинский патологоанатом доктор Мора Айлс.

В Keeping the Dead доктора Мору Айлс просят принять участие в осмотре древней мумии, найденной в подвале музея, но с ужасом она понимает, что тело не так старо, как они думали… Для расследования вызывается детектив Джейн Риццоли. и вскоре обнаруживает второе, а затем и третье мумифицированное тело.Кто этот убийца и почему он так тщательно оберегает своих жертв?

Нажмите здесь, чтобы просмотреть все книги Тесс Герритсен «Риццоли и острова» по порядку.

Секрет Шекспира Дж. Л. Каррелл

18. Дж. Л. Каррелл
Наивысшая книжная запись: Секрет Шекспира

Дженнифер Каррелл является автором трех романов Лиеннифер Каррелл и трех статей. В ее криминальных триллерах участвует шекспировед и театральный режиссер Кейт Стэнли.

В «Секрет Шекспира» , накануне постановки «Гамлета» на «Глобусе», эксцентричная наставница Кейт Стэнли Розалинда Ховард дарит ей таинственную золотую шкатулку, утверждая, что она сделала новаторское открытие. Прежде чем она успевает рассказать об этом Кейт, Глобус сгорает дотла, а Роз находят мертвой — убитой в странной манере отца Гамлета. Внутри коробки Кейт находит первую часть шекспировской головоломки, отправляя ее на смертельную охоту за сокровищами с высокими ставками.

Lost Light Майкл Коннелли

17.Майкл Коннелли
Наивысшая книжная запись: Lost Light

Майкл Коннелли написал двадцать девять романов и множество рассказов, в частности о детективе полиции Лос-Анджелеса Иерониме «Гарри» Босхе и адвокате по уголовным делам Микки Холлере.

В девятой книге из серии книг о Гарри Босхе, Lost Light , новый детектив расследует дело ассистента продюсера, убитого четырьмя годами ранее во время ограбления съемочной площадки. Полиция Лос-Анджелеса считает, что украденные деньги использовались для финансирования тренировочного лагеря террористов.Мысли о первоначальной жертве убийства были потеряны в федеральном рвении, и когда Босх решает провести повторное расследование, он быстро вступает в конфликт как со своими старыми коллегами, так и с ФБР.

Щелкните здесь, чтобы просмотреть все книги Майкла Коннелли о Гарри Босхе по порядку.

Медведь и Дракон Тома Клэнси

16. Том Клэнси
Самая высокая книжная запись: Медведь и Дракон

Семнадцать романов Тома Клэнси были из его книг уже напечатаны — многие из них посвящены любимому сериалу Джеку Райану, который работал на ЦРУ до того, как стал президентом Соединенных Штатов.

В Медведь и Дракон Жизнь новоизбранного президента Райана не стала проще: в Москве кто-то попытался убить из гранатомета бывшего председателя КГБ. В России все нестабильно, но еще большую тревогу могут вызвать личности потенциальных убийц. Были ли они политическими врагами, русской мафией, недовольными бывшим КГБ? Или, спрашивает Райан, здесь действует что-то гораздо более опасное?

Щелкните здесь, чтобы просмотреть книги Тома Клэнси о Джеке Райане по порядку.

Хотите играть? Пи Джей Трейси

15. Пи Джей Трейси
Самая высокая книга: Хотите играть?

П. Дж. Трейси — псевдоним писательской группы матери и дочери Патрисии и Трейси Ламбрехт, авторов шести романов с участием детективов Джино и Магоцци.

В Хотите поиграть? , убийство пожилой пары в маленьком городке Америка выглядит как разовый акт жестокого возмездия. Но в то же время в Миннеаполисе команды детективов пытаются остановить отвратительно изобретательного серийного убийцу, который снова наносит удар по парализованному страхом городу.Когда два отдельных расследования сходятся воедино в изолированной католической школе-интернате, секреты десятилетней давности начинают исчезать. Кажется, снова появился старый убийца…

Нажмите здесь, чтобы просмотреть все книги Пи Джей Трейси «Города-побратимы» по порядку.

Fractured Карин Слотер

14. Карин Слотер
Самая высокая книжная запись: Фрактированный

Метко названный Карин Слотер написал над Линтон.

В Fractured , домохозяйка из Атланты Эбигейл Кампано приходит домой и находит разбитое окно и ужасающее зрелище: ее дочь-подросток лежит мертвой на лестничной площадке, а над ней стоит мужчина с окровавленным ножом. Когда местная полиция совершает ошибку, которая ставит под угрозу расследование, дело передается специальному агенту Уиллу Тренту и детективу Фейт Митчелл. Они должны работать вместе, чтобы найти жестокого убийцу, который нацелился на одно из самых привилегированных сообществ Атланты, пока не стало слишком поздно…

Щелкните здесь, чтобы просмотреть книги Уилла Трента Карин Слотер по порядку.

Play Dead Харлана Кобена

13. Харлан Кобен
Самая высокая книга: Play Dead

Харлан Кобен издал более 60 миллионов книг. Его сериал начался с бывшего баскетболиста, ставшего спортивным агентом Майрона Болитара.

Play Dead рассказывает о том, как идеальный мир бывшей фотомодели и успешной бизнес-леди Лауры Аярс рухнул во время ее медового месяца, когда ее муж-суперзвезда спорта ушел купаться и больше не вернулся.Но что случилось с Давидом — неужели он действительно мертв? Лаура начинает раскрывать заговор, уходящий глубоко в прошлое, и теперь постепенно начинает уничтожать всех участников. Кто-то сделает все, чтобы удержать Лору от ужасной правды — и она понятия не имеет, кому она может доверять…

Щелкните здесь, чтобы просмотреть все книги Харлана Кобена о Майроне Болитаре по порядку.

Cross Cross Reichs Reichs

12. Kathy Reichs

12. Kathy Reichs

12. Kathy Reichs

12. Kathy Reichs
Наибольшая книга: Крестные кости

Практикующие криминалистики Антрополог и автор Kathy Reichs написали более пятнадцати романов, показывающих ее очень любимый привод Бреннан.

В Cross Bones в шкафу обнаруживается едва узнаваемое тело. «Смерть от огнестрельного ранения в голову, нанесенного самому себе» — такова первоначальная оценка, но родственники жертвы непреклонны в том, что это не было самоубийством. Пока Темпе пытается разобраться в уликах, неизвестный мужчина подсовывает ей фотографию скелета. Может ли это содержать ответ на вопрос о смерти жертвы?

Щелкните здесь, чтобы просмотреть все книги Кэти Райхс о Темперанс Бреннан по порядку.

Паника Джефф Эбботт

11.Джефф Эбботт
Самая высокая запись в книге: Паника

Джефф Эббот также написал более пятнадцати романов и множество рассказов, многие из которых посвящены агенту ЦРУ Сэму Капре.

В « Panic », одном из отдельных романов Эбботта, у Эвана Кашера была идеальная жизнь: замечательные родители, его первая девушка и огромное количество поклонников его фильмов в Интернете. Но когда он приходит домой из школы и обнаруживает, что его отец пропал, а мать мертва, Эван узнает на горьком опыте, что люди, которым он доверял больше всего, были людьми, которых он знал меньше всего.

Состояние страха от Michael Crichton

10. Michael Crichton
Высочайшая книга: Состояние страха

Майкл Крихтон был писателем и режиссером, наиболее известный как автор Jurassic Park и создатель ER .

В State of Fear физик умирает в Париже после проведения лабораторного эксперимента для красивой гостьи. В джунглях Малайзии таинственный покупатель приобретает смертоносную кавитационную технику, созданную по его спецификациям.В Ванкувере арендована небольшая исследовательская подводная лодка для использования в водах Новой Гвинеи. А в Токио агент разведки пытается понять, что все это значит. Динамичный техно-триллер.

Фиалки синие Джеймса Паттерсона

9. Джеймс Паттерсон
Самая высокая запись в книге: Фиалки синие сочиненный. Известные персонажи (из многих) включают Алекса Кросса и Майкла Беннета.

В «Фиалки синие» Алекс Кросс должен встретиться с вдохновителем. Двое бегунов были найдены мертвыми в Сан-Франциско — они были укушены и подвешены за ноги, чтобы слить кровь. Дальнейшие убийства в Калифорнии, а затем и на Восточном побережье полностью сбивают с толку Алекса и ФБР. Алекс никогда не был так близок к поражению или к большей опасности. Он должен выжить в смертельном столкновении — только для того, чтобы наконец узнать ужасную тайну Вдохновителя.

Щелкните здесь, чтобы просмотреть книги Алекса Кросса Джеймса Паттерсона по порядку.

Уловка-22 Джозефа Хеллера

8. Джозеф Хеллер
Наивысшая книжная запись: Уловка-22 22 стал частью английского лексикона.

Действие происходит в последние месяцы Второй мировой войны. Это история бомбардира по имени Йоссариан, который обезумел и разъярен из-за того, что тысячи людей, которых он никогда не встречал, пытаются его убить.Его настоящая проблема не во врагах, а в его собственной армии, которая продолжает увеличивать количество миссий, которые люди должны выполнить, чтобы завершить свою службу. Если Йоссариан попытается оправдаться от опасных миссий, то он попадет в «Уловку-22»: если он летает, то должен быть сумасшедшим и, следовательно, не должен — но если он не хочет, значит, он должен быть в здравом уме и поэтому должен летать. Это ловушка…

Blow Fly Патриции Корнуэлл

7.Патрисия Корнуэлл
Самая высокая книга: Blow Fly

Патриция Корнуэлл продала более 100 миллионов книг, и легко понять, почему. В основном это судмедэксперт Кей Скарпетта.

В Blow Fly Кей Скарпетта тихо живет во Флориде и начинает зарекомендовать себя как частный судебно-медицинский консультант. Но ее прошлое не дает ей покоя, и ее горе по Бентону Уэсли продолжает расти. Затем архитектор ее изменившейся судьбы связывается с ней из своей камеры в камере смертников, и Жан-Батист Шардон все еще обладает способностью наводить ужас.Но Скарпетта не знает, что действуют другие силы, которые угрожают им всем.

Hannibal от Thomas Harris

6. Thomas Harris 6. Thomas Harris
Наибольшая книга: Hannibal

Hannibal

Reviewer и редактор прессы прессы , Thomas Harris — гений за охлаждением Cannibal DR Ганнибал Лектер.

Семь лет прошло с тех пор, как доктор Ганнибал Лектер сбежал из-под стражи… Семь лет с тех пор, как специальный агент ФБР Клариса Старлинг брала у него интервью в больнице строгого режима для душевнобольных преступников.Доктор все еще на свободе, но Старлинг никогда не забывала своих встреч с доктором Лектером, и металлический скрежет его редко используемого голоса до сих пор звучит в ее снах…

Щелкните здесь, чтобы просмотреть книги Томаса Харриса о Ганнибале Лектерах по порядку.

Уокер.

В Нет времени для прощания Синтия Арчер просыпается с неприятным похмельем и предчувствием, что у нее будет еще более неприятная конфронтация с мамой и папой. Но затем она обнаруживает, что дом пуст, нет никаких следов ее родителей или младшего брата Тодда. В мгновение ока, без каких-либо объяснений, ее семья просто исчезла. Двадцать пять лет спустя Синтию все еще преследуют вопросы без ответов, пока не приходит письмо, которое пробирает Синтию до глубины души. ..Джон Гришэм
Наивысшая запись книги: Брокер

Адвокат, политик и активист, Джон Гришэм — один из трех авторов, продавших 2 миллиона экземпляров при первом издании; другие — Том Клэнси и Дж.К. Роулинг.

Брокер видит, как уходящий президент США полностью помиловал Джоэла Бэкмана, печально известного вашингтонского влиятельного посредника, который провел последние шесть лет, скрываясь в федеральной тюрьме. Это спорный шаг, но больше никто не знает, что президентское помилование стало результатом огромного давления со стороны ЦРУ.Почему ЦРУ хочет освободить Бэкмана?

Щелкните здесь, чтобы просмотреть книги Джона Гришэма по порядку.

Интерпретация убийства Джеда Рубенфельда

3. Джед Рубенфельд
Самая высокая запись в книге: Интерпретация убийства

и Первая поправка.

Интерпретация убийства вдохновлена ​​поездкой Зигмунда Фрейда в Америку в 1909 году в сопровождении протеже Карла Юнга. Когда молодую дебютантку обнаруживают связанной, избитой и задушенной в роскошной квартире с видом на город, мэр Нью-Йорка призывает Фрейда использовать свои революционные новые идеи, чтобы помочь выжившей жертве восстановить память о нападении и раскрыть преступление. Но есть и те, кто занимает очень высокие посты и полны решимости помешать истине выйти наружу и поразительным теориям Фрейда укорениться на американской земле.

Исчезнувшая Джиллиан Флинн

2.Джиллиан Флинн
Самая высокая книга: Исчезнувшая

Бывший телевизионный критик журнала Entertainment Weekly . Все романы Джиллиан Флинн представляют собой самостоятельные психологические триллеры.

В Исчезнувшая Эми Данн таинственно исчезает со своим мужем Нику остается только гадать, что он на самом деле знал о ней. Полиция подозревает Ника. Друзья Эми рассказывают, что она боялась его, что хранила от него секреты. Он клянется, что это неправда. Полицейский осмотр его компьютера показывает странные поиски.Он говорит, что они были сделаны не им. А потом настойчивые звонки на мобильный телефон. Так что же на самом деле случилось с прекрасной женой Ника?

Код Да Винчи Дэна Брауна

1.Дэн Браун
Самая высокая книжная запись: Код Да Винчи

Приписывается «поддержание издательской индустрии на плаву». бегемот Дэн Браун на первом месте!

Код да Винчи показывает, как профессору Гарварда Роберту Лэнгдону срочно звонят поздно ночью по делам в Париже: пожилой куратор Лувра был зверски убит в музее.Рядом с телом полиция нашла ряд непонятных кодов. Если Лэнгдон и одаренный французский криптолог Софи Невё не смогут расшифровать запутанный код и быстро собрать кусочки головоломки, ошеломляющая историческая правда будет потеряна навсегда…

Какие сюрпризы в списке? Скольких из 20 лучших американских криминальных писателей вы читали? Дайте нам знать в комментариях ниже…

Присоединяйтесь к нашей еженедельной рассылке ПОДПИСАТЬСЯ

Получайте еженедельные рекомендации в нашей бесплатной рассылке ПОДПИСАТЬСЯ

Детектив, тайна и саспенс-фантастика

Детективная история возникла в середине девятнадцатого века. Хотя его основная форма осталась нетронутой, жанр разветвился на множество поджанров: шпионаж, готика, психологический саспенс, полицейский процесс, судебный процесс, детективы, явно британская детективная гостиная и даже в определенной степени история ужасов. У каждой формы есть свои практикующие, у каждой свои поклонники. Иногда элементы этих различных жанров комбинируются, темы часто смешиваются, и поклонники мистики, которые обычно склонны придерживаться того, что им нравится, могут испытывать трудности с поиском рассказов или романов в определенном любимом жанре.Точно так же любители детективов склонны тяготеть к работам, в которых подчеркивается определенный предмет или среда. Отслеживание авторов может представлять еще одну трудность. В то время как некоторые авторы добились известности и написали книги непреходящей ценности, другие пережили короткий период успеха и ушли в безвестность, в то время как третьи остаются неизвестными за пределами своего узкого круга преданных поклонников. Многие истории о тайнах и открытиях, послужившие своим эфемерным целям, быстро стираются из памяти. Меньшее количество так точно улавливает господствующий социальный и моральный климат и так точно исследует темные тайны человеческого сердца, что они навсегда поглощаются нашим сознанием.

Разбираться в этом огромном массиве материалов может быть как удовольствием, так и болью читателя тайн. Инстинкт может завести нас только до сих пор. Например, наслаждение одним романом любимого автора, очевидно, приведет к другому роману того же автора, но как можно отследить это другое произведение; какие сборники содержат те или иные рассказы и где можно найти несобранные произведения; и когда художественное произведение этого автора исчерпано, где можно найти другого автора, использующего подобную тему или подход? Здесь мы можем с пользой обратиться за помощью к следующим ресурсам.

Мистические или детективные романы хорошо представлены в коллекциях художественной литературы исследовательских библиотек. Отдел общих исследований управляет коллекциями стопок, которые охватывают рассказы Эдгара Аллана По и Уилки Коллинза девятнадцатого века до произведений Дэшила Хэммета, Агаты Кристи и П. Д. Джеймса двадцатого века. В сборниках особенно сильны романы, действие которых происходит в Нью-Йорке.

Это руководство не будет пытаться охватить многие поджанры, такие как Шерлокиана, или вклады иностранных языков в этот жанр.Он предоставит общие справочные источники, содержащие много подробной информации по этим темам.

Для тех, кто интересуется происхождением и историей современного детективного жанра, специальные коллекции библиотеки хранят множество редких предметов. В коллекции Аренца собраны «шиллинговые шокеры» и «пенни ужастики». Коллекция Берга содержит рукописи известных авторов, таких как Эдгар Аллан По и Артур Конан Дойл, а в Комнате редких книг хранится обширная коллекция десятицентовых романов.Контрольный список этой коллекции доступен в The Bulletin of the New York Public Library , vol. 26, стр. 555-628. Квалифицированные исследователи могут получить доступ ко всем этим коллекциям через Управление специальных коллекций, комната 316.

Если вам нужна дополнительная помощь, посетите нашу справочную службу или напишите нам по электронной почте на адрес [email protected]

Использование каталогов

Общие инструкции по поиску материалов приведены в Руководстве по исследованиям «Как мне найти книгу?».Следующая информация относится к обсуждаемой теме.

Каталог словарей использует следующие предметные рубрики:

  • Детективы
  • Преступники в литературе
  • Убийство в литературе

Заголовки подразделяются на дополнительные категории, такие как библиографии, указатели, история и критика и т. д. Вы также можете выполнять поиск по имени автора; эти записи будут начинаться с произведений автора , за которыми следуют книги об авторе и его произведениях. Кроме того, есть заглавия для всей художественной литературы и перекрестные ссылки от псевдонимов.

В CATNYP, онлайн-каталоге, вы можете искать по автору, названию, теме или словам в названии. Основной предметный заголовок — Детективы и детективы , который будет содержать множество подзаголовков. Чтобы получить справочные заголовки, необходимо использовать специальный поиск, такой как: Детективы и детективы — — История и критика . Также воспользуйтесь поиском по теме статей об авторе и его произведениях.

Общие труды и энциклопедии

Барзун, Жак. Каталог преступлений: путеводитель по литературе о детективах, детективах и родственных жанрах, , 3-е изд. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harper & Row, 1989) *RS-NAL 91-7442 Полностью переработанное и дополненное издание этого классического справочника. Содержит краткое описание и критические комментарии для более чем 5000 наименований. Более ранние издания, которые содержат другую информацию из-за изменений, можно найти в онлайн-каталоге.

ДеАндреа, Уильям. Encyclopedia mysteriosa (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Prentice Hall, 1994) *R-NAL 94-12345 Включает писателей, актеров, вымышленных персонажей, романов, фильмов, телевизионных персонажей, персонажей мультфильмов и комиксов, радиошоу и многое другое. Есть одиннадцать основных эссе по важным аспектам жанра и несколько полезных приложений. Действительно всеобъемлющее произведение.

Детектив: биографический словарь главных героев детективной и детективной литературы, включая известных и малоизвестных сыщиков, их помощников, мошенников, как героических, так и зловещих, а также некоторые из их самых запоминающихся приключений, описанных в романах, рассказах и фильмах. , составлено Отто Пензлером (Вудсток, Нью-Йорк: Overlook Press, 1977) JFE 78-2827 Название говорит само за себя.Эта классическая работа по-прежнему ценна для исследования малоизвестных ссылок.

Энциклопедия тайн и разгадок , Крис Стейнбуннер и Отто Пензлер, главные редакторы (Нью-Йорк: McGraw Hill, 1976) JFE 97-4158 Более 600 статей об авторах, персонажах и различных категориях жанра. Большинство статей содержат библиографии и контрольные списки, которые включают первые издания и версии для театра, телевидения и кино. Иллюстрированный.

Изобразительное искусство убийства: незаменимый помощник детективного читателя , под редакцией Эда Гормана.. .[et al] (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Carroll & Graf, 1993) JFF 94-4188 Текущий всесторонний обзор области, состоящий из более чем 125 эссе, библиографий и интервью с авторами. Охват распространяется на комиксы, телевидение, книжные магазины, фэндомы. Показатель. Иллюстрированный.

Хейкрафт, Ховард. Убийство ради удовольствия; жизнь и времена детективного романа (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Biblio and Tannen, 1968) Охватывает период с 1841 по 1968 год с акцентом на историю и эволюцию детективной фантастики.Включает в себя различные библиографии, такие как Cornerstone Collection 1748-1948. Классика, известная точностью своей информации.

Справочники (Поиск по теме: Детективы и детективы — Справочники)

Бурак, А. С., изд. Написание саспенса и мистической фантастики (Бостон, Массачусетс: Писатель, 1977) JFD 77-11697 Сборник эссе о методах написания детективных историй. Включает таких авторов, как Нгайо Марш, Дороти Сэйерс и Билл Пронзини.

Герман, Линда. Corpus delecti детективной фантастики: путеводитель по основной части дела (Metuchen, NJ: Scarecrow Press, 1974) JFD 93-10434 Включает главу, посвященную определениям и терминам для библиомистерий, полицейских процедур и других поджанров мистическая фантастика.

Рот, Мартин. Полный криминальный справочник писателя (Цинциннати, Огайо: Writer’s Digest Books, 1990) JFE 90-4878 Полезные факты для тех, кто изучает криминальную литературу.Насколько точен выбранный вами автор? Главы о криминалистических процедурах полиции, расследовании поджогов, оружии, жаргоне преступного мира и многом другом.

Библиографии (Поиск по теме: Детективы и детективы — Библиография)

Альберт, Уолтер. Детективная и детективная литература: международная библиография вторичных источников (Madison, IN: Brownstone Books, 1985) *RS-NAL 89-2939 Включает детективы, детективы, детективы, саспенс, шпионаж, грошовые романы, бульвары и кроссоверы в НФ и вестерны.Рекомендуется для охвата иностранных языков.

Справочник по преступлениям короны: 100 лучших детективных романов всех времен (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Garland Pub., 1994) JFD 95-16621 Выбрано членами организации Mystery Writers of America.

Хубин, Аллен Дж. Криминальная фантастика II: исчерпывающая библиография, 1749–1990 2 тома. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Garland Pub., 1994) *RS-NAL 96-10551 Самая полная и авторитетная первичная библиография в этой области.В этом издании перечислено более 80 000 наименований. Указатель заголовков, указатель настроек и многое другое.

Джонсон, Тимоти. Критика криминальной фантастики: аннотированная библиография (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Garland Pub. , 1981) *RS-NAL 86-861 Полная вторичная библиография с более чем 2000 статьями, охватывающими 1800 отдельных названий. Включает монографии, периодические и газетные статьи и диссертации. Также включает материал на иностранном языке. Индекс критиков.

Лахман, Мартин. Путеводитель по американскому детективному роману (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: GK Hall, 1993) JFE 93-6005 Первая из серии монографий, посвященных нескольким аспектам детективного жанра, например, полицейским процедурам, женщины-детективы и т. д. Будущие названия можно найти в CATNYP, выполнив поиск по названию серии: Руководства для читателей по детективным романам .

Лодер, Джон. Австралийская криминальная литература: библиография 1857-1993 . (Порт Мельбурн, Виктория, Австралия: Д.W. Thorpe, 1994) JFE 96-531 Охватывает более 2600 романов 500 авторов. Включает в себя: указатель титулов, указатель дизайнеров и фотографов, указатель следователей и преступников. Записи включают краткую биографию, библиографию и описание сюжета.

Олексив Сьюзан. Путеводитель по классическим британским детективам (Бостон, Массачусетс: GK Hall, 1988) *R-*GBO 88-5899 Обзоры 121 автора. Включает в себя главы и списки о персонажах и создателях, создателях и персонажах, указатели периодов, местоположений и настроек.Все строго британское, конечно.

Королева, Эллери. Кворум Королевы: история детективно-криминального рассказа, показанная в 106 наиболее важных книгах, изданных в этой области с 1845 года (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Biblio and Tannen, 1969) Издание 1951 г. с дополнениями до 1967 г. Одна из классических библиографий в этой области.

Скин, Мелвин. Криминальная, детективная, шпионская и триллерная литература и фильмы: исчерпывающая библиография критических произведений до 1979 г. (Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press, 1980) JFE 97-4159 Международный и междисциплинарный источник работ по истории и развитию жанра. Более 1600 работ из 25 стран на 18 языках.

Смит, Майрон Дж. Художественная литература о плаще и кинжале: аннотированный справочник по шпионским триллерам , 3-е изд. (Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press, 1995) *RS-NAL 95-6072 Отличная библиография одного из самых популярных поджанров. Более 5800 записей включают названия в мягкой обложке, которые не были включены в более ранние издания. Приложения включают псевдонимы, персонажей сериалов и руководство по разведывательным/террористическим организациям.

История и критика

Ниже приведен избранный список специализированных источников.Дополнительные заголовки ищите в CATNYP по теме Детективы и мистические истории — История и критика.

Барнс, Мелвин П. Убийство в печати: путеводитель по двум векам криминальной литературы (Лондон: Barn Owl Books, 1986) JFE 94-6988 Стандартный справочник, охватывающий 260 авторов. Включает краткую критику более 500 наименований.

Барзун, Жак. Каталог преступлений , ред. и энл. изд. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harper and Row, 1989) *RS-NAL 91-7442 Критический обзор 7500 наименований в пяти частях.Каждая запись включает краткое изложение сюжета и критический комментарий. Авторская колонка в журнале «Кабинетный детектив » обеспечивает постоянное обновление информации в этом томе.

Гуларт, Рон. Дешевые острые ощущения: неофициальная история целлюлозных журналов (Нью-Рошель, Нью-Йорк: Арлингтон Хаус, 1972) JFE 73-2317 Классическая история, охватывающая уникальную форму популярной литературы, которая включает приключения, детективы и детективы.

Хейкрафт, Ховард. Искусство детективной истории: сборник критических эссе (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Саймон и Шустер, 1946) Превосходный ранний сборник, включающий эссе Эрла Стэнли Гарднера, Дороти Сэйерс, Эллери Куин и др. др. Обложки По до 1946 года. Стандартный справочник.

Хоппенстанд, Гэри, изд. Детективный роман в десять центов (Боулинг-Грин, Огайо: Популярная пресса Университета Боулинг-Грин, 1982) JFF 83-602 Предлагает репрезентативную подборку детективных романов в десять центов, сопровождаемых библиографическими материалами, в помощь ученым.

Китинг, HRF Преступление и тайна: 100 лучших книг (Лондон: Xanadu, 1987) *R-*GBO 88-3148 Китинг — писатель, а также критик лондонской Times . Он предлагает свою критику и комментарии писателей-криминалистов 1845–1986 годов. Одно из самых уважаемых имен в этой области.

Китинг, Х.Р.Ф., изд. Whodunit ?: руководство по криминалу, саспенсу и шпионской фантастике (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Van Nostrand Reinhold Co., 1982) JFE 83-1903 Всесторонняя история и анализ жанра и его различных поджанров.Охватывает рассказы, детективные романы, триллеры, готику и шпионские истории.

Кляйн, Кэтлин. Женский детектив: пол и жанр , 2-е изд. (Урбана, Иллинойс: University of Illinois Press, 1995) JFE 95-9045 Прослеживает развитие «оплачиваемых профессиональных частных детективов» в британских, канадских и американских романах 1864–1994 годов. Список используемой литературы. Индекс женщин-детективов, общий индекс.

Панек, Лерой. Введение в детективную историю (Боулинг-Грин, Огайо: Популярная пресса Университета Боулинг-Грин, 1987) JFE 87-5047 Обсуждаются литературные и культурные силы, которые влияли на детективную историю с древних времен до наших дней.Серьезный научный труд.

Пронзини, Билл. 1001 полночь: руководство для поклонников мистики и детективной литературы (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Arbor House, 1986) JFE 97-4413 Коллекция подробных обзоров более 1000 наименований. Отзывы подписаны. Избранные работы выделяются как краеугольные или известные названия.

Саймонс, Джулиан. Кровавое убийство: от детектива к криминальному роману: история , 4-е изд. (Лондон: Pan Books, 1994) JFC 96-1638 «Лучшие криминальные истории — это не только развлечение, но и литература.Это классическое исследование криминальной фантастики, написанное одним из самых уважаемых криминальных писателей, было полностью переработано и обновлено. Это «финальное издание» включает «Постскриптум девяностых». Индекс.

.

Винкс, Робин. Детективная фантастика: сборник критических очерков , 3-е изд. (Woodstock, VT: Countryman Press, 1988) JFD 88-12731 Очень хорошие эссе ведущих критиков в этой области, в том числе таких знаменитостей, как У. Х. Оден, Дороти Сэйерс, Жак Барзун. Первое издание, содержащее другой материал, находится в JFD 81-6237 .

Текущая критика и обзоры книг

Обзоры

также можно найти в стандартных источниках, таких как Library Journal и The New York Times . См. Руководство по исследованиям: обзоры книг .

Кресло-детектив (Белый медведь, Миннесота: Аллен Дж. Хабин, 1980-) JFM 77-256 Текущие выпуски доступны в комнате 108. Содержит статьи и обзоры.

Кэссиди, Брюс, изд. Современные писатели детективов, фэнтези и научной фантастики (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Континуум, 1993) *R-NAL 93-11045 Сборник критических замечаний и обзоров из основных и научных источников.Среди авторов детективов Эрик Эмблер, Дик Фрэнсис, Сара Парецки и другие. Список используемой литературы. Указатель для критиков.

Подсказки: журнал обнаружения (Боулинг-Грин, Огайо: Популярная пресса Университета Боулинг-Грин, 1980-) JFK 85-285 Текущие выпуски доступны в комнате 108. Научные статьи и библиографии.

Критический обзор мистики и детективной литературы: Авторы , 4 тома, под редакцией Фрэнка Мэгилла (Пасадена, Калифорния: Salem Press, 1988) *R-NAL 92-4023 Сборник критических эссе более чем 270 авторов. Большинство эссе содержат более 2500 слов и содержат краткие биобиблиографии авторов, в которых обсуждаются основные работы и вклад в жанр. Для начинающего исследователя.

Друд обзор тайны (Бостон, Массачусетс: The Drood Review, июнь 1986-) JFM 93-172 Текущие выпуски доступны в комнате 108.

Новая черная маска (Сан-Диего, Калифорния: Harcourt Brace Jovanovich, 1985-) JFK 87-139 Текущие выпуски доступны в комнате 108.

Индексы

Контенто, Уильям. Указатель криминальных и детективных антологий (Бостон, Массачусетс: GK Hall, 1990) *RS-NAL 91-4119 Scope 1875-1990. Индексирует более 12 500 рассказов 3600 авторов в более чем 1000 антологиях. Самый ценный справочный источник, особенно для поиска репринтов рассказов.

Кук, Майкл. Ежемесячные убийства: контрольный список и хронологический список художественной литературы в детективных журналах размером с дайджест в Соединенных Штатах и ​​​​Англии. (Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press, 1982) *R-*D 82-1780 Обложки 1941-1980 гг.Записи включают название, описание, историю, хронологический список выпуска с содержанием. К сожалению, NYPL не владеет многими из этих названий. Посетители, которым нужны недоступные издания, должны обратиться на стойку информации, комната 315, для получения информации о межбиблиотечном абонементе.

Кук, Майкл. Журналы о тайнах, детективах и шпионаже (Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press, 1983) *R-*D 84-332 Всесторонняя работа, охватывающая журналы о тайнах, детективах, шпионаже, настоящих детективах, фэнтези, ужасах и сверхъестественной фантастике.Включая зарубежные публикации.

Маклер, Таша. Убийство по категориям: тематический справочник по мистической фантастике (Метухен, Нью-Джерси: Scarecrow Press, 1991) *RS-NAL 92-6331 Охватывает более 500 авторов двадцатого века. Расположение в алфавитном порядке по 90 категориям.

Менендес, Альберт Дж. Предмет убийства: выборочный справочник по детективной фантастике, томов. 1-2 (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Garland Pub., 1986-1990) *RS-NAL 86-3950 Для серьезных коллекционеров, книготорговцев, библиотекарей и любителей.Том 1 охватывает период с 1930 по 1985 год. Том 2 расширяет охват до 1990 года. Оба тома теперь содержат более 5900 наименований в 34 категориях. Указатели авторов и названий.

Mundell, EH Детективный рассказ: библиография и индекс (Манхэттен, Канзас: Канзасский государственный университет, 1974) JFF 94-1547 Ценный инструмент для поиска рассказов в сборниках, «библиография детективных первое появление каждой истории в виде книги».

Олдерр, Стивен. Таинственный указатель: предметы, настройки и сыщики 10 000 наименований (Чикаго, Иллинойс: Американская библиотечная ассоциация, 1987) *RS-NAL 90-6 Очень полезный источник книг в твердом переплете двадцатого века. Состоит из раздела основной статьи, указателя заголовков, предметного указателя и указателя настроек, а также указателя символов.

Биографические источники

Британские писатели-детективы, 1860-1919 , под редакцией Бернарда Бенстока и Томаса Ф. Стейли (Детройт, Мичиган: Gale Research Co., 1988) *R-AB 79-1061 (Литературно-биографический словарь, т. 70) и британских писателей-детективов, 1920-1939 , под редакцией Бернарда Бернстока и Томаса Ф. Стейли (Детройт, Мичиган: Gale Research Co., 1989) *R-AB 79-1061 (Литературно-биографический словарь v.77) Оба тома содержат биобиблиографическую информацию о наиболее популярных британских авторах этого жанра. Иллюстрации, портреты, библиографии, рукописные источники. Не годится для малоизвестных авторов.

Гриббин, Леонор С. Кто является детективом (Чапел-Хилл, Северная Каролина: University of North Carolina Press, 1969) JFD 94-3095 Предназначен для использования в качестве авторитетного списка имен для библиотекарей. Включает американских и британских авторов книг 1845-1961 гг. Около 5000 записей.

Писатели детективов и детективов двадцатого века , 3-е изд., под редакцией Джона М. Рейли (Лондон: Macmillan, 1991) JFF 97-867 Охватывает более 700 англоязычных авторов. Каждая запись включает биографию, библиографию и подписанную критическую запись. Наиболее полезной информацией являются источники несобранных рассказов, пьес и стихов, а также местонахождение коллекций рукописей.

Выборка тематических библиографий

Брин, Джон. Новые приговоры: руководство по художественной литературе для залов суда (Метухен, Нью-Джерси: Scarecrow Press, 1984) *RS-NAL 84-3754

Крейг, Патрисия. Дама расследует: женщины-детективы и шпионы в художественной литературе (Лондон: В. Голланц, 1981) JFD 81-5144

Темные грехи, темные мечты: преступления в научной фантастике (Гарден-Сити, Нью-Йорк: Doubleday, 1978) JFD 84-5906

Де Ваал, Рональд Берт. Всемирная библиография Шерлока Холмса и доктора Ватсона (Бостон, Массачусетс: Нью-Йоркское графическое общество, 1974) *RS-NCC (Конан Дойл) 76-6511

Голубь, Джордж. Процедура полиции (Боулинг-Грин, Огайо: Популярная пресса Университета Боулинг-Грин, 1982) JFE 82-1259

Восток, Энди. Дело о холодной войне (Метухен, Нью-Джерси: Scarecrow Press, 1983) JFD 83-7269

Гехерин, Дэвид. Сыновья Сэма Спейда: роман частного детектива 70-х годов (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Ungar, 1980) JFD 80-7911

Усби, Ян. Небесные ищейки: детектив в английской литературе от Годвина до Дойла (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 1976) JFE 76-3653

Пирс, Хейзел. Литературный симбиоз: научная фантастика, фэнтези, тайна (Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press, 1983) JFD 84-2102

Коллекции микроформ

Подразделение микроформ содержит две коллекции десятицентовых романов: Десятицентовые романы: побег из девятнадцатого века (Анн-Арбор, Мичиган: University Microforms International, 1980) *Z-3413 и *Z-3413+ (печатный гид) и Dime романов коллекции U. S Библиотека Конгресса (Вашингтон, округ Колумбия: Библиотека Конгресса, 197-) *ZAN-5163 от до *ZAN-5191 , коллекция из 29 серий, таких как «Библиотека полуцентовика Бидла».

Избранные интернет-сайты

  • (Дойл, Артур Конан) Хроники сэра Артура Конан Дойла
    http://www.siracd.com/
    Хотя часть сайта посвящена другим работам Дойла, основная часть материалов сосредоточена на приключения Шерлока Холмса и доктора.Ватсон.
  • Clueless.com и загадочная домашняя страница
    http://www.cluelass.com/
    Путеводитель по детективам и детективам в Интернете. Ссылки разделены на многочисленные, удобные для навигации категории, такие как «Авторы», «Персонажи», «Темы», «Обзоры», «Награды» и многие другие.
  • Преступление
    http://www.nytimes.com/books/specials/crime.html#r
    «Архив криминальной и детективной литературы, просматриваемый Мэрилин Стасио с января 1997 года, организованный автором. » Из New York Times. Требуется регистрация.
  • Криминальная культура
    http://www.crimeculture.com
    Академический сайт, предназначенный для «исследования различных критических подходов к изучению криминальной литературы/кино».
  • Загадки Золотых Ворот
    http://www.lib.berkeley.edu/~rbrandt/sfmystery/
    «Эта библиография содержит более 900 наименований детективов, детективов и криминальной литературы с действием или значительными частями действия, действие происходит в Сан-Франциско и районе залива.
  • Путеводитель по классическим тайнам и раскрытиям
    http://members.aol.com/mg4273/classics.htm
    Хорошо сделанная домашняя страница, содержащая списки для чтения и эссе о великих тайнах, в основном до 1960-х годов.
  • Mystery Ink
    http://www.mysteryinkonline.com/
    Названный «путеводителем по детективам и триллерам для книголюбов», этот сайт предлагает материалы в следующих категориях: детективы и книги, саспенс и триллеры, криминал и нуар, книги. Обзоры, интервью с авторами, справочные материалы и рекомендации, награды и списки 10 лучших, книги в фильмах, ссылки.
  • Книжный магазин Mystery One
    http://www.mysteryone.com/interviews.htm
    Сайт книжного магазина Милуоки, на котором представлены многочисленные неформальные интервью с современными авторами детективов и детективов.
  • Mystery Readers International (MRI)
    http://www.mysteryreaders.org/
    Эта организация, «крупнейшая в мире организация поклонников и читателей детективов, открыта для всех читателей, поклонников, критиков, редакторов, издателей и писатели».
  • MysteryNet.Com
    http://www.mysterynet.com/
  • Сестры по преступлению
    http://www.sistersincrime.org/
    «Сестры по преступлению» — международная организация писателей, читателей, книготорговцев, библиотекарей, агентов, редакторов, обозревателей и учителей, заинтересованных в продвижении работ женщин-писателей детективов.
  • Запутанная сеть, Великобритания
    http://www.twbooks.co.uk/
    Сайт, посвященный детективам, детективам и фантастике. Особенности библиографии, обзоров, профилей авторов, в дополнение к новостям, просмотрам, событиям, интервью, наградам.
  • Женщины, пишущие детективы и детективы, и рост феминизма
    http://faculty.evansville.edu/ra2/
    Дополнение к курсу Университета Эвансвилля содержит ссылки на интервью и другую информацию, касающуюся дюжины женщин-авторов в поле.
  •  

Детективный роман, действие которого происходит в Амстердаме Блог

29 января 2018 г.

Смерть на канале Ани де Ягер — детективный роман, действие которого происходит в Амстердаме.

Сегодня я путешествую по книге в мой приемный родной город Амстердам, Нидерланды. « Смерть на канале » — третья книга из серии криминальных романов, рассказывающих о расследованиях голландского детектива Лотты Меерман.

То, что кажется простым ножевым ранением торговца наркотиками, быстро превращается в более сложное дело, включающее подозреваемых, скрывающих информацию, пропавшего ребенка, мертвых наркоманов, заблудших мстителей и множество отвлекающих маневров. Каждая новая улика смещает фокус расследования Лотте на другого подозреваемого.

Темп истории относительно медленный, поскольку мы следим за расследованием убийства и узнаем о трудностях, с которыми сталкивается полиция при поиске подозреваемых, улик и потенциальных связей. Ближе к концу я не был уверен, что автор добавил так много тупиков и ложных улик, чтобы попытаться привлечь внимание читателя или показать, насколько запутанным может быть дело для настоящего полицейского детектива.

Хотя это загадка убийства, в центре внимания истории находятся межличностные отношения в полицейском управлении и личная жизнь Лотте.Она сильно запуталась из-за смерти ребенка, неудачного брака, проблем с алкоголем и проблем с нынешним мужчиной.

Первые семьдесят страниц — это в основном предыстория, за которой иногда было трудно следить, потому что я еще не читал первые два романа этой серии. Кажется, эту серию лучше читать по порядку. Тем не менее, я смог понять большую часть связей между персонажами и сюжетными линиями.

Текст приправлен проблесками Амстердама, а также голландской политики и общества.С тех пор как я переехал в этот город — популярное место действия писателей-детективов — я стал довольно критично относиться к его описаниям. Этот роман явно был написан кем-то, кто ездил на велосипеде и гулял по улицам города — даже по тем районам, которые находятся за пределами заполненного туристами центра, — что значительно увеличило мое удовольствие от чтения.

Есть ссылки на голландских политиков, таких как ультраконсервативный Герт Вилдерс, обилие радужных флагов в августе в рамках Месяца гордости, одобренную правительством эвтаназию и текущую иммиграционную политику.Мне особенно понравился ее рассказ о ежегодном гей-параде на канале. Упоминается даже Baantje , известная серия криминальных романов, по которым был снят популярный телесериал. Я нашел это интересным, потому что эти книги были написаны отставным голландским детективом, который использовал реальные дела в качестве основы для своих произведений, так как Аня де Ягер использует старые материалы дела своего отца в качестве основы для своих криминальных произведений. (А ее отец, согласно ее биографии, — отставной голландский полицейский детектив.)

Для меня самым интересным аспектом этого романа было то, что автор использовал недавнюю вспышку передозировки наркотиков в качестве основы для расследования Лотте. Как она объясняет в своих признаниях, в 2014 и 2015 годах белый героин продавался как кокаин, и несколько туристов погибли. В ответ правительство Нидерландов разместило по всему городу большие плакаты, предупреждающие туристов об этой поддельной кока-коле и призывающие их пройти тестирование на наркотики (бесплатно), прежде чем нюхать. Для американца было совершенно нереально видеть эти знаки повсюду.Было увлекательно видеть этот реальный случай выдуманным и заново пережить это странное время.

Учитывая все внимание средств массовой информации и шумиху, которую получили эта книга и серия, у меня были большие ожидания. Не поймите меня неправильно; это хорошо написано. Однако, возможно, из-за того, что я все ждала захватывающего поворота сюжета, после прочтения я почувствовала себя немного разочарованной.

В общем, Смерть на канале — хороший детективный роман, действие которого происходит в современном Амстердаме.

Дженнифер С.Алдерсон для команды TripFiction

Дженнифер — писательница, и вы можете найти ее превосходные романы в базе данных Tripfiction . Она также является основателем страницы Facebook Travel By Book . (Если вам нравятся путешествия и книги, это отличный ресурс!). Вы можете следить за Дженнифер на Twitter , Facebook , Instagram и через ее веб-сайт . Ждите ее новую книгу «Ритуалы мертвых», которая скоро будет опубликована.

Аня де Ягер зарегистрирована на Twitter и Facebook .

Присоединяйтесь к команде TripFiction в социальных сетях:

Twitter (@TripFiction), Facebook (@TripFiction.Literarywanderlust), YouTube (TripFiction #Literarywanderlust), Instagram (@TripFiction) и Pinterest (@TripFiction)

Чтобы найти еще много книг, которые перенесут вас в Амстердам, просто загляните в нашу базу данных !

Подписаться на будущие сообщения в блоге

Salem Press — Критический обзор мистической и детективной фантастики

январь 2008 г.



Critical Survey of Mystery & Detective Fiction состоит из более чем 400 эссе, предоставляющих подробный анализ жизни и произведений основных авторов увлекательного литературного поджанра мистики и детективной фантастики.

Каждая статья представляет собой не только всесторонний обзор жизни автора, но и подробный обзор наиболее значимых его произведений. Это пятитомное издание с десятками новых статей, а также обширными обновлениями существующих статей предлагает расширенное взаимодействие практически с каждым крупным практиком одного из самых популярных жанров художественной литературы в мире. Кроме того, набор предлагает десятки дополнительных эссе, каждое из которых дает обзор различных поджанров мистики и детективной литературы.

Здесь представлены такие известные писатели-детективы, как Рэймонд Чандлер, Агата Кристи, Артур Конан Дойл, Эрл Стэнли Гарднер, Дэшил Хэмметт, Эдгар Аллан По и Дороти Сэйерс. Популярные современные писатели, такие как Мэри Хиггинс Кларк, Патрисия Корнуэлл, Джон Даннинг, Джон Гришэм, Томас Харрис, Роландо Инохоса, Скотт Туроу, Дж.К. Роулинг и Стюарт Вудс также включены.

Critical Survey of Mystery and Detective Fiction предназначен для учащихся средних школ и колледжей , а также для обычных читателей, которые ищут более подробную информацию о своих любимых авторах. Статьи об авторах располагаются в алфавитном порядке по именам или псевдонимам, под которыми авторы публикуют свои детективные фикции. Каждая статья начинается с имени автора, псевдонимов, дат и мест рождения и смерти, типов сюжетов. Основной текст статьи разбит на три части:

  • Contribution обобщает место автора в жанре мистики и детектива и обсуждает, что отличает автора от других в этой области.
  • Биография содержит краткий обзор жизни автора, уделяя особое внимание событиям, связанным с детективной и детективной литературой автора.
  • Анализ содержит обзор произведений автора, в котором обсуждаются аспекты авторских тем, мотивов и стиля письма.

Дополнительные функции включают аннотированную библиографию общих работ, справочник по веб-ресурсам, списки основных писательских наград и подробную хронологию основных моментов в истории детективной и детективной литературы. Указатели включают хронологические, географические и категорийные списки писателей, о которых говорится в авторских статьях, а также общий предметный указатель

.

Посмотреть полный список названий из серии «Критический обзор литературы»

Писатель в роли героя-детектива

Продюсер, который в прошлом году обдумывал идею создания телесериала с участием моего частного детектива Лью Арчера, спросил меня за ланчем у Перино, был ли Арчер основан на каком-либо реальном человеке.— Да, — сказал я. «Себя.» Он одарил меня полужалостливым голливудским взглядом. Я попытался объяснить, что, хотя я знал некоторых отличных детективов и наблюдал за их работой, Арчер был создан изнутри. Я точно не был Арчером, но Арчер был мной.

С этого момента разговор пошел по наклонной, как будто я сделал оскорбительное признание. Но я полагаю, что большинство авторов детективных рассказов дали бы тот же ответ. Близкие отцовские или братские отношения между писателем и детективом — заметная особенность формы.На протяжении всей своей истории, от По до Чендлера и далее, герой-детектив представлял своего создателя и претворял его ценности в жизнь в обществе.

По, придумавший современный детектив, и его детектив Дюпен — хорошие тому примеры. У По был первоклассный, но преследуемый чувством вины ум, болезненно расходившийся с реалиями Америки до Гражданской войны. Дюпен — деклассированный аристократ, каким тяготеют герои По, очевидный эквивалент художника-интеллектуала, потерявшего свое место в обществе и опору в традиции.У Дюпена нет общественной жизни, только один друг. Он выделяется среди других людей своим превосходством ума.

Создавая Дюпена, По, несомненно, компенсировал свою неспособность стать тем, к чему, казалось, подходили его экстраординарные умственные способности. Он мечтал об интеллектуальной иерархии, управляющей культурной жизнью нации, во главе которой он сам. Перехитрить Дюпена недобросовестного политика в «Похищенном письме», его «решение» настоящего нью-йоркского дела в «Мари Роже», его неоднократное козырное переигрывание карт, находящихся в руках префекта полиции, — все это подставные демонстрации По превосходства над безразличное общество и его чиновники.

Конечно, детективные рассказы По давали писателю и читателю нечто более глубокое, чем столь очевидное удовлетворение. Он разработал их как средство изгнания или контроля вины и ужаса. Покойный Уильям Карлос Уильямс в глубоком эссе связал чувство вины и ужаса По с ужасным сознанием гиперсознательного человека, стоящего обнаженным и дрожащим на новом континенте. Чувство вины было удвоено мучительным проникновением По в бессознательное. Он должен был управляться какой-то рациональной закономерностью, и детективная история, «рассказ о рассуждениях», давала такую ​​закономерность.

Рассказ о кровавых убийствах на улице Морг, первый детективный рассказ По (1841 г.), представляет собой своеобразный гимн аналитическому разуму, призванный, как позже писал По, «обрисовать весьма примечательные черты в психическом характере моего друга, Шевалье С. Огюст Дюпен». Дюпен ясно представляет причину, которая была опорой По против кошмарных сил разума. Эти последние разыгрываются обезьяной-убийцей: «Скрежетая зубами и сверкая огнем из глаз, она налетела на тело девушки и вонзила свои страшные когти ей в горло, удерживая свою хватку до тех пор, пока она не умерла.

Детективы По давали писателю и читателю нечто более глубокое, чем столь очевидное удовлетворение. Он разработал их как средство изгнания или контроля вины и ужаса.

Разум Дюпена овладевает обезьяной и объясняет необъяснимое — разрушенную квартиру за запертой дверью, труп молодой женщины, засунутый в дымоход, — но не без остатка ужаса. Кошмар не может быть полностью объяснен, и упорствует в зубах разума. Для детектива характерно неустойчивое равновесие между разумом и более примитивными человеческими качествами.Как для писателя, так и для читателя это творческая арена, где такие конфликты могут безопасно разрешаться под художественным контролем.

Первая детективная история имеет и другие архетипические черты, особенно в том, как она рассказывается. «Я», рассказывающее это, — не сыщик Дюпен. Разделение главного героя на рассказчика и сыщика имеет определенные преимущества: оно помогает устранить несущественное и отсрочить решение. Что еще более важно, автор может представить своего героя, детектива, без чрезмерного смущения и может обращаться с опасным эмоциональным материалом на расстоянии двух или более шагов от себя, как это делает По в «Улице Морг».

Недостатки разделенного главного героя более отчетливо проявляются в саге о преемнике Дюпена Шерлоке Холмсе. Одна проекция автора, рассказчика, принимает позу довольно слепого восхищения перед другой проекцией автора, героя детектива, и читателю предлагается разделить восхищение доктора Ватсона великим человеком. Элемент нарциссической фантазии, нетерпеливой к ограниченности себя, кажется, встроен в эту традиционную форму детективного рассказа.

Я не забываю, что метод Холмса modus operandi был основан на реальном человеке, друге и учителе Конан Дойля, докторе Джозефе Белле. Хотя его «наука» обычно сводится к тщательному наблюдению, которое было сильной стороной доктора Белла, Холмс в значительной степени является научным криминологом. Этот герой сциентизма может быть на самом деле доминирующим культурным героем нашего технологического общества.

Хотя Холмс — ученый-физик, специализирующийся на химии и анатомии, а Дюпен занимался литературным и психологическим анализом, Холмса легко можно признать прямым потомком Дюпена. Его самая заметная черта, способность читать мысли на основе ассоциативных подсказок, является прямым заимствованием у Дюпена. И как Дюпен, он является проекцией автора, который на момент создания Холмса был не очень занятым молодым врачом. По словам его сына Адриана, Конан Дойл признался перед смертью: «Если кто-то и Шерлок Холмс, то, признаюсь, это я сам».

У Холмса были другие предки и побочные отношения, которые подкрепляют идею о том, что он был портретом художника как великого сыщика.Его наркотики, его секретность и одиночество, его депрессивное настроение (которое он разделял с Дюпеном) — признаки бунтаря-романтика тогда и сейчас. За Холмсом скрываются фигуры поэтов девятнадцатого века, безусловно, Байрона, вероятно, Бодлера, который перевел По и довел до новых пределов преступные знания По. Однажды я обосновал теорию (и Энтони Буше не возражал), что большая часть современного развития детективной истории связана с Бодлером, его «дендизмом» и его видением города как ада. Лондон Конан Дойля, который повлиял на «Пустошу» Элиота, обладает чем-то подобным.

Но романтические излишества Холмса не являются центральными в его характере. Его бодлеровская злоба и пристрастие к наркотикам — всего лишь идиосинкразии гения. Холмсу дается лучшее из обоих миров, и он остается английским джентльменом, принятым на самых высоких социальных уровнях. Мысль и язык рассказов Конан Дойла пронизаны атмосферой радостного удовлетворения социальной системой, основанной на привилегиях.

Эту очевидную характеристику стоит упомянуть, потому что она была заморожена в одну ветвь формы. Ностальгия по привилегированному обществу составляет одну из главных достопримечательностей традиционного английского детектива и его бесчисленных американских аналогов. Ни войны, ни роспуск правительств и обществ не прерывают эти длинные выходные в загородном доме, которые часто с более или менее бессознательным символизмом прерываются сбоем связи с внешним миром.

Именно двойственность Марлоу делает его интересным: сваренная вкрутую маска, наполовину скрывающая поэтический и сатирический ум Чендлера.
Часть нашего удовольствия проистекает из взаимодействия между разумом Чендлера и голосом Марлоу.

Современный мир — особая провинция американского крутого детектива. Дэшил Хэммет, Рэймонд Чендлер и другие авторы « Черная маска », разработавшие ее, были в сознательной реакции против англо-американской школы, которая в работе С.С. Ван Дайн, например, потерял контакт с современной жизнью и языком. В посвящении Чендлера редактору Black Mask сборника его ранних рассказов (1944) описывается тип художественной литературы, который они пытались вытеснить: «Джозефу Томпсону Шоу с любовью и уважением и в память о время, когда мы пытались отвести убийство от высших слоев общества, вечеринки в доме по выходным и розария священника, и вернуть его людям, которые действительно хороши в этом». В то время как романы Чендлера кишат как плутократами, так и преступниками, и даже тем, что в Южной Калифорнии принято считать аристократами, революция «Черная маска » была настоящей. Отсюда появился новый тип детективного героя, бесклассовый, беспокойный человек американской демократии, говорящий на языке улицы.

Хэмметт, создавший самого могущественного из этих новых героев в лице Сэма Спейда, был частным детективом и знал внутреннюю коррумпированность американских городов. Но Сэм Спейд был менее очевидной проекцией Хэммета, чем герои детективов обычно представляют своих авторов. Хэммет поставил свой ранний романтизм под строгий иронический контроль. Он мог видеть Спейда снаружи, без любви, возможно, с каким-то мрачным сочувствием.В этом, как и в других отношениях, Спейд знаменует собой резкий разрыв с традицией Холмса. Он обладает достоинствами и следует кодексу пограничного мужчины. Выброшенный из своих грехов в городской ад, он противопоставляет свою храбрость и хитрость его обитателям, играет по самым высоким ставкам, любви и деньгам, и в конце концов проигрывает почти все. Его возлюбленная виновна в убийстве; его узкий, горький кодекс вынуждает Спейда передать ее полиции. Мальтийский сокол был лишен драгоценностей.

Возможно, ставки и подразумеваемые потери выше, чем я предполагал.Бесполезный сокол может символизировать утраченную традицию, великие культуры средиземноморского прошлого, ставшие недоступными для Спейда и его поколения. Возможно, птица символизирует самого Святого Духа или его отсутствие.

Свирепая напряженность работы, строгое изложение лишения Сэма Спейда его полного человеческого наследия, кажется мне, делают его историю трагедией, если существует такая вещь, как невозмутимая трагедия. Хэммет был первым американским писателем, который использовал детективный рассказ в целях крупного романиста, чтобы представить блестящее, хотя и разочарованное, видение нашей жизни.Сэм Спейд был продуктом и отражением ума, которого не было дома ни в Сионе, ни в Зените.

Видение Чандлера тоже разочаровано, но, несмотря на его галлюцинаторное великолепие деталей, ему не хватает трагического единства, как у Хэммета. В своем эссе «Простое искусство убийства», увлекательно написанном фрагменте не очень показательной критики, Чандлер предлагает рецепт герою-детективу, который указывает на главную слабость его видения:

.

Во всем, что можно назвать искусством, есть качество искупления….Но по этим подлым улицам должен идти человек, который сам не подлый, не запятнанный и не испуганный… Детектив в такого рода истории должен быть таким человеком. Он герой, он все… Он должен быть лучшим человеком в своем мире и достаточно хорошим человеком для любого мира.

Хотя в хорошем романе может быть «качество искупления», оно принадлежит всему произведению и не является частной собственностью одного из персонажей. Ни один герой серьезной литературы не может действовать в рамках моральной смирительной рубашки, требующей от него последовательной добродетели и бесстрашия.Сэм Спейд был погружен в трагическую жизнь и боролся с ней. Детектив-искупитель — это шаг назад в направлении сентиментальной романтики и чрезмерно упрощенного мира хороших и плохих парней. Герои ранних романов Чендлера, хотя среди них есть и рыцарские гангстеры, и гангстерские мудаки с золотыми сердцами, разделены на две группы гневной пуританской моралью. Козы обычно отделяются от овец половой распущенностью или извращением. Такая сильная и явная моралистическая предвзятость на самом деле мешает более широкому моральному воздействию, к которому стремится писатель.

К счастью, при написании своих книг Чендлер смягчил свой ватсоновский энтузиазм по поводу морального превосходства своего детектива. Детектив Марлоу, который рассказывает свои истории от первого лица и иногда признается, что боится, обладает самоопровергающим остроумием, которое снимает проклятие с его странствующего рыцаря:

Пистолета у меня не было… Я сомневался, что он мне поможет. Большой человек, вероятно, забрал бы его у меня и съел бы. ( Прощай, мой милый , 1940)

Проза Чендлера-Марлоу — это заряженная смесь лаконичного остроумия и образной поэзии, настроенная на головокружительные ритмы.Его сильная разговорная жилка подтверждает тот факт, что революция Black Mask была революцией как в языке, так и в предмете. Стоит отметить, что Х. Л. Менкен, великий лексикограф нашего народного языка, был одним из первых редакторов Black Mask . Его протеже Джеймс М. Кейн однажды сказал, что его открытие западного хулигана позволило ему писать художественную литературу. Марлоу и его предшественники выполняли аналогичную функцию для Чендлера, чье английское образование придало особую остроту его страсти к нашему новому языку и особую остроту его настроению против привилегий.Социально подвижный и по сути бесклассовый (он учился в колледже, но имеет рабочий уклон), Марло освободил свое авторское воображение в подслушанной демократической прозе, которая является одним из самых эффективных инструментов повествования в нашей новейшей литературе.

Под обязательной «жесткой» поверхностью написания Марлоу интересно отличается от стандартного крутого героя, вышедшего из Черная маска . Романы Чендлера сосредоточены на чувствительности его героя, и их можно почти назвать романами о чувствительности.Их постоянная тема — одиночество большого города и кривая боль чувствительного человека, справляющегося с самыми грубыми элементами коррумпированного общества.

Именно двойственность Марлоу делает его интересным: сваренная вкрутую маска, наполовину скрывающая поэтический и сатирический ум Чендлера. Часть нашего удовольствия проистекает из взаимодействия между разумом Чендлера и голосом Марлоу. Признанное различие между ними является частью динамики повествования, создающей биполярную напряженность в прозе.Чудесный вступительный абзац книги «Большой сон » (1939) иллюстрирует некоторые из них:

Было около одиннадцати часов утра, середина октября, солнце не светило, а в предгорьях шел сильный мокрый дождь. На мне был пудрово-синий костюм, темно-синяя рубашка, галстук и носовой платок, черные броги, черные шерстяные носки с темно-синими часами. Я был опрятным, чистым, выбритым и трезвым, и мне было все равно, кто об этом узнает. Я был всем, чем должен быть хорошо одетый частный детектив.Я требовал четыре миллиона долларов.

Марлоу высмеивает себя и Чендлера в роли дерзкого молодого детектива. Есть пафос и в идее, что человек, умеющий писать как падший ангел, должен быть простым частным сыщиком; и сократовской иронии. Одаренный писатель прячется за веселым безрассудством Марло. В то же время уходящий в отставку, ученый автор средних лет приобретает прочную маску, навсегда 38, которая позволяет ему противостоять опасностям общества, высокого и низкого.

Представление Чендлера о Марлоу и его отношениях со своим персонажем углублялось по мере того, как его разум проникал в романтическую фантазию и чрезмерно яркое самосознание, ограничивавшее его видение. В конце The Long Goodbye (1953) происходит серьезная конфронтация между Марлоу и другом, который предал его и, по-видимому, стал гомосексуалистом. Вместо праведного гнева, который Марло предавался бы в одном из ранних романов, теперь он чувствует горе и беспокойство, как будто конфронтация может быть с частью его самого.

Друг, бывший друг, пытается объяснить свой моральный срыв: «Я был в коммандос, приятель. Они не возьмут тебя, если ты просто кусок пуха. Я сильно пострадал, и мне было совсем не весело с этими нацистскими врачами. Это что-то сделало со мной». Это все, что нам говорят. В ревущем сердце лабиринта Чендлера таится ужас, который даже в конце его наименее уклончивого романа остается невыразимым. Каков бы ни был ее скрытый смысл, эта сцена была написана человеком нежной и романтической чувствительности, который был ранен.Чандлер использовал Марлоу, чтобы оградить его, наполовину выражая свою чувствительность, и разыграть легкую паранойю, которая часто сопутствует такой чувствительности и ее личным обидам и которая, кажется, практически свойственна современным писателям.

Я могу сделать это суждение с некоторой уверенностью, потому что оно в полной мере применимо к некоторым из моих ранних книг, особенно к Blue City (1947). Десять лет спустя, в The Doomsters , я заставил своего детектива Арчера критиковать себя как «слегка привязанного к земле Тарзана в слегка параноидальных джунглях». Этот роман ознаменовал довольно явный разрыв с традицией Чендлера, на переваривание которой у меня ушло несколько лет, и дал мне свободу для собственного подхода к преступлениям и жизненным невзгодам.

Я многому научился у Чендлера — любой писатель может, — но между нами всегда были принципиальные различия. Один был в нашем отношении к сюжету. Чендлер описал хороший сюжет как сюжет, в котором созданы хорошие сцены, как если бы части были больше, чем целое. Я рассматриваю сюжет как транспортное средство смысла. Она должна быть такой же сложной, как современная жизнь, но достаточно сбалансированной, чтобы говорить о ней правдивые вещи.Неожиданность, которой завершается детективный роман, должна вызывать трагические вибрации, пронизывающие всю структуру. Это означает, что структура должна быть одинарной, а предназначено для .

Еще одно различие между Чендлером и мной заключается в том, как мы используем язык. Более широкий и менее строго стилизованный диапазон выражения моего рассказчика Арчера, по крайней мере, в более поздних романах, связан с центральной разницей между ним и Марлоу. Голос Марлоу ограничен его ролью крутого героя.Он должен говорить в своих пределах как персонаж, а эти пределы понимаются весьма узко. Чендлер попытался их расслабить в «Долгое прощание », но он был стар, и язык не отвечал. Как и покойный Хемингуэй, он попал в ловушку излишне ограничивающих представлений о себе, герое и языке.

Я никогда не мог написать об Арчере: «Он герой, он все». Это правда, что его действия несут в себе историю, его комментарии к ней отражают мое отношение (но более глубокое отношение остается неявным), и Арчер или рассказчик, подобный ему, незаменимы для тех книг, которые я пишу.Но он не является их эмоциональным центром. И, несмотря на то, что я сказал в начале, Арчер ушел от своего раннего статуса фантастической проекции меня и моих личных потребностей. Круто, я думаю, это слово для наших зрелых отношений. У самого Арчера есть то, что жители Новой Англии называют «привязанностью от груди».

Серьезные эмоциональные вложения автора в героя-рассказчика могут помешать повествованию и размыть его смысл, как показывают некоторые книги Чендлера. Менее обремененный рассказчик допускает большую гибкость и верность запутанным истинам жизни.Мне не нужно восхвалять физическое или сексуальное мастерство Арчера или работать над тем, чтобы он всегда был забавным и очаровательным. Он может быть самозабвенным, временами почти прозрачным и концентрироваться, как это делают хорошие детективы (и хорошие писатели), на людях, чьи проблемы он исследует. Эти другие люди для меня главное: они часто имеют более близкое отношение ко мне и моей жизни, чем Лью Арчер. Он — очевидная самопроекция, которая приковывает взгляд (как мой, так и читательский), в то время как более тайные «я» выползают из дерева за запертой дверью.Вспомните, как обнадеживающее присутствие Дюпена позволило разуму По взглянуть в лицо кошмару обезьяны-убийцы и двух мертвых женщин.

Арчер — герой, иногда граничащий с антигероем. Хотя он человек действия, его действия во многом направлены на то, чтобы собрать воедино истории из жизни других людей и раскрыть их значение. Он не столько деятель, сколько вопрошающий, сознание, в котором проявляются смыслы других жизней. Эта постепенно развивающаяся концепция детективного героя как разума романа не совсем нова, но, вероятно, это мой главный вклад в эту особую область художественной литературы.Некоторое уточнение концепции детективного героя было необходимо, чтобы приблизить этот тип романа к цели и диапазону основного романа.

Возможно, внутренний реализм, качество ума, является одним из самых убедительных качеств, которыми может обладать персонаж. Полицейские и адвокаты удивили меня мнением, что Арчер вполне верен жизни. Два лучших частных сыщика, которых я лично знаю, по своим внутренним качествам напоминают его: интеллигентная человечность, интерес к другим людям, превосходящий их интерес к себе, и твердость духа, которая позволяет им с открытыми глазами смотреть на человеческие слабости, в том числе и на свои собственные. .Оба они очень любят рассказывать истории.

[Из Росс Макдональд: четыре романа 1950-х , отредактированный Томом Ноланом и опубликованный Американской библиотекой. Авторские права © 1964, 1992, Margaret Millar Charitable Remainder Unitrust u/a 12.04.82. Используется с разрешения.]

Честертон о детективной фантастике

A полицейский, глупый, но добродушный и всегда заблуждающийся на стороне помилуйте, пройдитесь по улице; и в ходе своих обычных дел находит человека в болгарской форме, убитого австралийским бумерангом в молочный магазин Brompton.Имея освободить всех наиболее подозрительных лиц в этой истории, он затем обращается к профессиональный детектив-бульдог, который нравится ястребиному любителю детектив. Последний находит возле трупа шнурок, крючок для пуговиц, французская газета и обратный билет с Гебридских островов; и так, неустанно, ссылка за ссылкой, доводит преступление до сведения архиепископа Кентерберийского. «Обязанности полиции»

Г.К. Честертон в одном из своих ранних размышлений о детективной фантастике, его «Защита детективных рассказов» (1901 г. ), утверждал, что детективная литература выступает в качестве современного городского эквивалента исторические эпические романы, такие как Илиада или Песнь о Роланд :

Мы может мечтать, быть может, о том, что можно было бы иметь другого и более высокого романтики Лондона, что у человеческих душ бывают более странные приключения, чем их тела, и что будет труднее и интереснее охотиться на их добродетели, чем охотиться за их преступлениями.Но поскольку наши великие авторы (с замечательное исключение Стивенсона) отказываются писать об этом волнующем настроение и момент, когда глаза большого города, как глаза кошки, начинают пылать в темноте, мы должны отдать должное народному литературы, которая среди лепета педантизма и педантизма склоняется к относитесь к настоящему как к прозаическому, а к обычному как к обыденному. . . . А грубая популярная литература о романтических возможностях современного город должен был возникнуть. Оно возникло в популярных детективных рассказах, такие же грубые и освежающие, как баллады о Робин Гуде.

Он также утверждал, что детективная литература требовали определенных важных условностей, как моральных, так и общих. Для например, в своих «Ошибках в детективных рассказах» 1920 года он указывал из того, что детективная литература зависит от противоположных драматических условностей от что из греческой трагедии:

.. . из существа проблемы вовсе не следует, что хороший детективная история сделает хорошую игру. Действительно, две вещи в абстрактные почти антагонистичны. Два метода сокрытия как раз наоборот, ибо драма зависит от того, что называлось греческим иронии — то есть на знании зрителей, а не незнании аудитория. В детективе именно герой (или злодей) знает, и тот посторонний, кто обманут.В драме это аутсайдер (или зритель), который знает, и герой, который обманут.

Другими словами, конвенция предполагает, что аудитория хочет изначально не быть в курсе. Честертон в своей книге 1925 года «Как писать «Детективная история» более четко изложил несколько принципов написания детективного романа. хорошо сделанный детектив, и они включают понятие, что детектив художественная литература заключается в том, чтобы предложить читателю удовлетворение от открытия, которое когда-то раскрывается, имеет смысл из контекста и сюжета; что это решение один раз непокрытое следует из особого способа создания персонажей; а также что должна в мире сказки правда, а не сон или иллюзия:

1.» Первый и фундаментальный принцип состоит в том, что цель детективной истории, как всякая другая история и всякая тайна — не тьма, а свет. То рассказ пишется для того момента, когда читатель действительно понимает, а не просто для многих предварительных моментов, когда он не понимает. То недоразумение предназначено только как темный контур облака, чтобы выявить яркость этого мгновения ясности»

2.«Второй великий принцип заключается в том, что душа детективного романа не сложность, а простота. Секрет может показаться сложным, но он должен быть простым; и в этом также он является символом высших тайн».

3а. «В-третьих, отсюда следует, что, насколько это возможно, факт или цифра объяснение всего должно быть знакомым фактом или цифрой. Преступник должен стоять на первом плане не в качестве преступника, а в каком-то иная способность, которая, тем не менее, дает ему естественное право находиться в передний план.»

3б. «Вообще говоря, агент должен быть знакомой фигурой в незнакомая функция. То, что мы осознаем, должно быть тем, что мы распознавать; то есть это должно быть что-то заранее известное, и оно должно быть чем-то выставленным на видном месте. »

3с. «Мы достигаем стадии подозрения в таком характере очень быстро, если бессознательный процесс элиминации. Обычно мы подозреваем его просто потому что его не подозревают.Искусство повествования состоит в убеждая читателя на время не только в том, что персонаж мог прийти на территорию без намерения совершить преступление, но что автор поместил его туда с каким-то намерением, не являющимся преступным».

4. «Это я должен назвать четвертым принципом… Он основан на том факте, что что в классификации искусств таинственные убийства относятся к великая и радостная компания вещей, называемых шутками.История причудливая; заведомо ложный вымысел. Мы можем сказать, если нам нравится, что это очень искусственная форма искусства.»

5. «Наконец принцип, согласно которому детектив, как и всякий литературный форма начинается с идеи, а не просто начинает искать ее, относится и к его более материальным механическим деталям. Где разворачивается история при обнаружении все же необходимо, чтобы писатель начинал с внутри, хотя детектив подходит снаружи.. . . сказка должен быть основан на истине; и хотя к нему можно добавить опиум, он должен не быть просто опиумной мечтой.»

Честертон далее исследовал эти идеи в своей книге 1930 года «Идеальный детектив». История.» В частности, он рассмотрел психологию преступления и персонаж, а также читатель и история:

Детектив отличается от всякого другого рассказа тем, что читатель счастлив, только если чувствует себя дураком.. . . . Суть загадочной сказки заключается в том, что мы внезапно сталкиваемся с истиной, которую никогда не знали. подозревается и все же может видеть, чтобы быть правдой. В логике нет причин, почему эта истина должна быть не столько глубокой и убедительной, сколько мелкий и обычный. . . . Сторона персонажа, которая не может быть связано с преступлением, должно быть представлено в первую очередь; преступление должно быть представлено затем как нечто совершенно противоположное ему; а также после этого, в место, где обычный или садовый сыщик объясняет, что его привели к правда окурком сигары оставленным на лужайке или пятном красным чернила на промокательной бумаге в будуаре.

Он также утверждал, что хороший детектив повышает веру читателя в мир моральных абсолютов и следствий:

И не должно быть ничего вульгарного в насильственный и резкий переход, который является существенным в такой сказке. То противоречия человеческой натуры действительно ужасны и душераздирающи вещи, которые должны быть названы с той же нотой кризиса, что и час смерти и Судный день.Это не все прекрасные оттенки, но некоторые из них очень страшные тени, созданные первобытным контрастом тьмы и света. И преступления, и признания могут быть катастрофическими, как молния. В самом деле, «Идеальная детективная история» могла бы принести пользу, если бы вернуться к пониманию того, что в мире не все кривые, но есть некоторые вещи неровные, как вспышка молнии, или прямые, как меч.


Вопросы для обсуждения

  • Как прочитайте детективные рассказы Честертона, которые вы читали, наблюдайте характеристики он излагает? Нарушают ли они их иногда?

  • Как охарактеризовал бы отца Брауна? Почему он и кроткий, и в то же время склонны к сильным моральным порывам?

  • Джон Петерсон предположил, что детективная литература Честертона, а не быть о простом решении вымышленной головоломки о «отказ от шаблона», то есть интуитивное ощущение того, что предложенный шаблон не тот — что-то не в порядке. Вы находите это правдой?

  • Как действует ли отец Браун, чтобы осудить на разных этапах преступника или преступника? класс окружающих его людей?

  • Как использование Честертоном цвета, физического места и описания, и его открытия и закрытия действуют так, чтобы вышивать (моральный) смысл его рассказы?

  • Для в этом отношении, каковы преобладающие этические и философские проблемы что рассказы касаются?

Честертон об отце Брауне и его происхождении

В Отец Браун, главной чертой было быть безликим.Точка его должно было показаться бессмысленным; и можно сказать, что его бросающийся в глаза качество не бросалось в глаза. Его обычный экстерьер должен был контрастировать с его неожиданной бдительностью и умом; и что раз так, конечно, я сделал его вид потрепанным и бесформенным, его лицо круглый и невыразительный, его манеры неуклюжи, и так далее. В то же время, я взял некоторые из его внутренних интеллектуальных качества от моего друга, отца Джона О’Коннора из Брэдфорда, кто имеет на самом деле нет ни одного из этих внешних качеств.Он не потертый, но довольно аккуратный; он не неуклюжий, а очень деликатный а также ловкий; он не только выглядит, но и выглядит забавным и удивленным. Он чувствительный и сообразительный ирландец, с глубоким ирония и часть потенциальной раздражительности его расы.— Автобиография

«20 правил написания детективных рассказов» С. С. Ван Дайна, одного из Т.С. Авторы любимых жанров Элиота (1928)

Каждое поколение, кажется, имеет свой любимый жанр фантастики.У нас были фэнтези и, по крайней мере, в совсем недавней истории, романы о вампирах, которые заставляли нас читать. В пятидесятые и шестидесятые были свои вестерны и научная фантастика. А в сороковые годы, не удивлюсь, детективы были в моде. Настолько, что — как и многие сегодняшние раздражительные критики-противники — уважаемый законодатель литературных вкусов Эдмунд Уилсон в 1944 году написал капризную статью New Yorker , в которой заявил о ее популярности, написав: «в возрасте двенадцати лет… я перерос эту форму литературы»; форма, то есть доведенная до совершенства Эдгаром Алланом По, Артуром Конан Дойлем и Уилки Коллинзом, и скопированная массой писателей во времена Уилсона.На самом деле детективные истории были в моде в первые несколько десятилетий 20-го века — с момента появления Шерлока Холмса и производного от него персонажа 1907 года под названием «Мыслящая машина», который, похоже, ответственен за потерю интереса Уилсона.

Таким образом, когда Уилсон узнал, что «из всех людей», пишет Пол Гримстад, Т.С. Элиот «был преданным поклонником жанра», он, должно быть, был особенно встревожен, так как считал Элиота «безупречным авторитетом в вопросах литературных суждений». Вкусы Элиота были гораздо более экуменическими, чем предполагало большинство критиков, его «отношение к популярным формам искусства… более емкое и амбивалентное, чем ему часто приписывают. Ритмы рэгтайма пронизывают его раннюю поэзию, и «в более поздние годы он не хотел ничего, кроме хита на Бродвее». (Ему это удалось через шестнадцать лет после его смерти.) Элиот приправил свои разговоры и поэзию цитатами из Артура Конан Дойля и написал несколько восторженных рецензий на детективные романы таких писателей, как Дороти Сэйерс и Агата Кристи, во времена «золотого века» этого жанра, опубликовав их анонимно. в своем литературном журнале Критерий в 1927 году.

Один из романов, который впечатлил его больше всех остальных, называется « Дело об убийстве Бенсона » американского писателя С.С. Ван Дайн, псевдоним искусствоведа и редактора Уилларда Хантингтона Райта. Ссылаясь на выдающегося искусствоведа, чьи вкусы определяли вкусы богатого промышленного класса, Элиот писал, что Ван Дайн использовал «методы, подобные тем, которые Бернар Беренсон применяет к картинам». У него были веские основания приписывать Ван Дайну кураторскую чувствительность. После нервного срыва писатель «пролежал в постели два года, прочитав более двух тысяч детективов, со временем методично отогнал формулы жанра и начал писать романы. Через год после благодарственного обзора Элиота Ван Дайн опубликовал свой собственный набор критериев детективной литературы в выпуске The American Magazine за 1928 год. Вы можете прочитать его «Двадцать правил написания детективных рассказов» ниже. Среди них такие запреты, как «Любовных увлечений быть не должно» и «Сам следователь или кто-то из официальных следователей никогда не должен оказаться виновником».

Правила, конечно, созданы для того, чтобы их нарушать (спросите Г. К. Честертона), при условии, что человек достаточно умен и опытен, чтобы их обойти или игнорировать.Но начинающий детектив или писатель-детектив определенно может поступить хуже, чем воспользоваться приведенным ниже советом одного из Т.С. Любимые детективные писатели Элиота. Мы также рекомендуем вам ознакомиться с «10 заповедями написания детективной литературы» Рэймонда Чендлера.

ДЕТЕКТИВ рассказ – это своего рода интеллектуальная игра. Более того — это спортивное мероприятие. А для сочинения детективных рассказов есть вполне определенные законы — может быть, и неписаные, но тем не менее обязательные; и каждый респектабельный и уважающий себя сочинитель литературных мистерий живет по ним.Итак, вот своего рода Credo, основанное отчасти на практике всех великих писателей детективных рассказов, а отчасти на побуждениях внутренней совести честного автора. А именно:

1. Читатель должен иметь равные с детективом возможности для разгадки тайны. Все подсказки должны быть ясно изложены и описаны.

2. Никакие преднамеренные уловки или обманы не могут быть применены к читателю, кроме тех, которые преступник на законных основаниях сыграл с самим детективом.

3.Не должно быть любовного интереса. Дело в том, чтобы привлечь преступника к суду, а не влюблённую пару на алтарь девственной плевы.

4. Сам следователь или один из официальных следователей ни в коем случае не должен оказаться виновником. Это наглая уловка, наравне с предложением кому-то блестящей копейки за пятидолларовую золотую монету. Это ложные отговорки.

5. Виновник должен быть определен путем логических умозаключений, а не по случайности или стечению обстоятельств или немотивированному признанию.Решать криминальную проблему таким последним способом — все равно, что посылать читателя в преднамеренную погоню за дикими гусями, а затем говорить ему, после того как он потерпел неудачу, что у вас все время был объект его поисков в рукаве. Такой автор ничем не лучше шутника.

6. В детективном романе должен быть детектив; а детектив не детектив, если он не обнаруживает. Его функция — собирать улики, которые в конечном итоге приведут к человеку, проделавшему грязную работу в первой главе; и если сыщик не придет к своим выводам путем анализа этих улик, он решит свою проблему не в большей степени, чем школьник, который находит ответ на задворках арифметики.

7. В детективном романе просто обязан быть труп, и чем мертвее труп, тем лучше. Нет меньшего преступления, чем убийство. Триста страниц — это слишком много для другого преступления, кроме убийства. Ведь хлопоты и затраты сил читателя должны быть вознаграждены.

8. Проблема преступления должна быть решена строго натуралистическими средствами. Такие методы познания истины, как запись на грифельной доске, спиритические сеансы, чтение мыслей, спиритические сеансы, созерцание кристалла и тому подобное, являются табу.У читателя есть шанс сопоставить свое остроумие с детективом-рационалистом, но если ему придется состязаться с миром духов и отправиться в погоню за четвертым измерением метафизики, он потерпит поражение ab initio .

9. Должен быть только один сыщик — то есть только один протагонист дедукции — один deus ex machina . Задействовать умы трех-четырех, а иногда и банды сыщиков для решения проблемы — значит не только рассеять интерес и оборвать прямую логическую нить, но и получить несправедливое преимущество над читателем.Если сыщиков несколько, читатель не знает, кто его кодедуктор. Это как заставить читателя участвовать в эстафете.

10. Виновным должно оказаться лицо, сыгравшее более или менее заметную роль в рассказе, т. е. лицо, знакомое читателю и которым он интересуется.

11. Автор не может выбрать виновным слугу. Напрашивается благородный вопрос. Это слишком простое решение. Виновным должен быть определенно достойный человек — человек, который обычно не попадает под подозрение.

12. Виновник должен быть только один, сколько бы убийств ни было совершено. У преступника, конечно, может быть второстепенный помощник или соучастник заговора; но все бремя должно лежать на одних плечах: все возмущение читателя должно быть позволено сконцентрироваться на одной-единственной черной натуре.

13. Тайные общества, каморры, мафии, и др. , не место в детективе. Увлекательное и поистине прекрасное убийство непоправимо портится любой такой массовой виной.Безусловно, убийце в детективном романе следует дать шанс; но это заходит слишком далеко, чтобы предоставить ему тайное общество, на которое он мог бы опереться. Ни одному высококлассному, уважающему себя убийце не нужны такие шансы.

14. Способ убийства и средства его раскрытия должны быть рациональными и научными. Иными словами, лженаука и чисто воображаемые и спекулятивные приемы недопустимы в римском policier . Как только автор в манере Жюля Верна взлетает в царство фантастики, он оказывается за пределами детективной фантастики, прыгая в неизведанные просторы приключений.

15. Истина проблемы всегда должна быть очевидной — при условии, что читатель достаточно проницателен, чтобы увидеть ее. Под этим я подразумеваю, что если бы читатель, изучив объяснение преступления, перечитал книгу, он бы увидел, что разгадка в каком-то смысле смотрела ему прямо в лицо — что все подсказки действительно указывали на преступника. — и что, будь он таким же умным, как сыщик, он мог бы сам разгадать тайну, не переходя к последней главе. Само собой разумеется, что умный читатель часто решает проблему таким образом.

16. В детективном романе не должно быть длинных описательных пассажей, литературных заигрываний с побочными вопросами, тонко проработанных анализов характеров, никаких «атмосферных» забот. такие вопросы не имеют жизненно важного места в истории преступлений и дедукции. Они задерживают действие и вводят вопросы, не относящиеся к основной цели, которая заключается в постановке проблемы, ее анализе и доведении до успешного завершения. Безусловно, должна быть достаточная описательность и описание персонажей, чтобы придать роману правдоподобие.

17. Профессиональный преступник никогда не должен взваливать на свои плечи вину за преступление в детективе. Преступления грабителей и бандитов — прерогатива полицейских управлений, а не авторов и блестящих сыщиков-любителей. По-настоящему увлекательное преступление совершает прихожанин церкви или старая дева, известная своей благотворительностью.

18. Преступление в детективе никогда не должно обернуться несчастным случаем или самоубийством. Завершить одиссею сыска такой развязкой — значит обмануть доверчивого и добросердечного читателя.

19. Мотивы всех преступлений в детективных рассказах должны быть личными. Международные заговоры и военная политика относятся к другой категории художественной литературы — например, к рассказам о секретных службах. Но историю убийства нужно сохранить gemütlich , так сказать. Он должен отражать повседневный опыт читателя и давать ему определенный выход для его собственных подавленных желаний и эмоций.

20. И (чтобы моему кредо было равное количество пунктов) я при этом перечисляю несколько приемов, которыми теперь не воспользуется ни один уважающий себя писатель детективных рассказов.Они использовались слишком часто и знакомы всем истинным любителям литературного криминала. Использовать их — это признание авторской неумелости и неоригинальности. а) Установление личности преступника путем сравнения окурка сигареты, оставленного на месте преступления, с маркой, выкуренной подозреваемым. (б) Фальшивый спиритический сеанс, чтобы запугать преступника и заставить его выдать себя. (c) Поддельные отпечатки пальцев. г) фиктивное алиби. (e) Собака, которая не лает и тем самым показывает, что злоумышленник знаком.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.