Александр де бетак: «Всегда захожу в самолет последним и выбегаю первым»

Содержание

«фэшн-шоу будут меняться...» • Интерьер+Дизайн

Культовый продюсер, автор головокружительных модных дефиле, Александр де Бетак — о новых вызовах, пользе ненужного, версальском паркете и неоне. В интервью журналу ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН.

«Зрелище должно волновать, оно должно запоминаться, быть оригинальным и обладать сильным эмоциональным градусом. Иногда первый эскиз выходит слишком модернистским, и необходимо смягчить жесткость органикой. Иногда пространства получаются слишком минималистичными или слишком футуристичными. Я начинаю искать противоядие. Думаю, чем оттенить, чем приправить. Иногда проект выглядит слишком мускулинным, надо добавить женственности. Все, как в кулинарии, цель — оригинальный, но сбалансированный вкус. Если что-то вам по-настоящему нравится, велика вероятность, что это понравится и другим. Эта формула придумана не мною, но я с ней согласен.  

«В Bureau Betak мы стали вводить цифровые технологии раньше всех, теперь думаем, как делать цифровой контент лучше всех и вообще влиять на тренды в этой области». Фото Marie-Laure Dutel.

ДИКТАТ ИНФЛЮЭНСЕРОВ 

Фэшн-шоу будут меняться. Триггером этих изменений служат технологии, новые медиа, социальные сети и новая экономическая ситуация. Социальные сети поменяли саму цель нашей работы. Изначально модный показ делался для клиентов, потом их стали проводить для профессиональной прессы,  потом для телевидения и глянца, потом для интернет-трансляций и, наконец,  сейчас никто не скрывает, что мы работаем для соцсетей. Это значит, что ваш спектакль люди снимают на телефон, моментально выкладывают в аккаунтах и весь мир смотрит его также в телефонах.

Saint Laurent SS19. Фото Daniel Salemi.

Люблю, когда мне звонят и просят «Бетак». Жанр может быть любым — модный показ, выставка, интерьер...

Dior Couture FW18. Фото Raphael Dautigny.

В Bureau Betak мы стали вводить цифровые технологии раньше всех, теперь думаем, как делать цифровой контент лучше всех и вообще влиять на тренды в этой области. Обычно — сняли шоу и начали его обрабатывать. Мы делаем наоборот: сначала сделана визуализация, клиент ее видит, а уже на ее основе мы проводим показ в реальности. И это в корне меняет работу: вы думаете по-другому, проектируете по-другому, вам нужны другие специалисты. Поэтому мы открыли подразделение Betak Future.

Dior Pre Fall 15. Токио. Фото Martin Holtkamp.

1500  В нашем портфолио 1500 шоу, мне трудно выбрать фаворитов. Лувр с дельфиниумами (да, мне дороги все проекты с природой и цветами), Atomic Jungles с Рафом Симонсом. Ранние шоу Dior с Джоном Гальяно, на мой взгляд, очень интересны. Они были футуристичными, модернистскими и здорово контрастировали с самими коллекциями. Среди более поздних я очень люблю показы для Saint Laurent, например, нашу гигантскую металлическую конструкцию State Liberty Park с шестью тысячами ламп — эффектное зрелище, очень «Бетак». Но самый «Бетак», конечно, — наш зеркальный куб — я ставил на Красной площади, потом использовал в других местах.

Zegna SS19. Фото Bureau Betak.

О ПОЛЬЗЕ НЕНУЖНОГО  У меня нет обычного рабочего дня. 50 % времени я провожу вне дома. Джетлаг — мое обычное состояние.  Часто просыпаюсь очень рано, два часа работаю за компьютером — проверяю письма, смотрю эскизы, думаю о проектах. Только потом начинается утро — я завтракаю, умываюсь. Дальше все зависит от того, где я и «какая стадия» проекта. У меня есть одно правило — чтобы ни происходило, я стараюсь получить удовольствие.

YSL FW18. Фото Raphael Dautigny.

В молодости я начинал как фотограф, и до сих пор камера всегда со мной. Иногда мне кажется, что я снимаю больше, чем успеваю увидеть. На прошлой неделе был в Перу, работал в Лиме и Куско: инки, индейская культура, испанское завоевание с невероятно мощной эстетикой барочного католицизма. Два месяца назад был в Японии, сейчас — я в Коста-Рике. В своей фотомастерской я внимательно сортирую материал, перемешиваю кадры, рассматриваю их, исследую, и часто идеи приходят в голову. Мне нравятся «лишние» впечатления. Заставляю себя увидеть то, что мне точно не нужно: забрести в районы, куда обычно не ходят. Это мой принцип. Подсказки приходят именно там, где мне нечего делать. 

Kimono Roboto. Фото Martin Holtkamp.

ДОМА В СТИЛЕ БЕТАК Когда я делаю интерьеры, все они всегда очень «Бетак», но ни один не похож на другой. Жилье в Нью-Йорке — минималистичный, японский, по-ньюйоркски очень артистичный пустой лофт с обилием необработанного кедра. Дом на Майорке — весь в белой штукатурке, мягкий, ни одного угла, все скругленное, много деревенского грубого льна. Я добавил технологичных объектов из камня и глины, сам спроектировал TВ, колонки, спрятав технику в натуральные материалы. Сейчас переделываю квартиру в Париже. У меня изменилась жизнь. Новая семья, маленький ребенок. Надо начинать все сначала. И я решил выставить на аукцион всё.

По теме: Александр де Бетак выставил на аукцион свою коллекцию

«Что делает меня счастливым? Любое открытие. В том числе относительно собственных вкусов». Фото ADB Presse.

Там были вещи, которые я любил, прототипы моих собственных работ (скамейка и стеллаж Lucide, например), много неона и моя страсть — коллекция кинетического искусства. С чем-то было жаль расставаться, зато теперь появились деньги, чтобы покупать снова. Парижский дом — особняк XVII века — настоящая парижская классика, фундаменты XVI века! Мы отреставрировали версальский паркет, по старинным технологиям восстановили двери и окна. Стены оставили максимально аутентичными, по ним вы можете считать многовековую историю.

Парижская квартира Александра де Бетака.

Мы дошли до скелета дома, перебрали все его косточки. Невероятно увлекательное занятие, кстати. В интерьерах я устроил микс из ранних 1940-х, добавил густавианского стиля, немного модернизма, немного брутализма и очень интересные 1980-е. Палитра составлена так, что цветов много, но все они с ощущением припудренности.

Один из шедевров Bureau Betak — холм с 300 дельфиниумами во дворе парижского Лувра. Показ Christian Dior SS 2016.

Мое спасение — камера. Я снимаю больше, чем успеваю увидеть. Потом эти кадры дарят мне идеи.  

ОХОТА ЗА ДИЗАЙНОМ Я покупаю винтаж. Он меня вдохновляет. Если я беру что-то современное, то только в пандан к винтажной вещи. Моя предыдущая парижская квартира была наполнена предметами 1960–70-х. Сейчас мне интересна этника, выискиваю шедевры 1910-х годов, и очень мне нравится цветное стекло 1950-х. Конечно, я много смотрю и выбираю вещи на блошиных рынках, многое привожу из путешествий. Иногда за что-то бьюсь на аукционах и редко покупаю в галереях, потому что мы с галеристами ищем вещи в одних и тех же местах. 

Что делает меня счастливым? Любое открытие. В том числе относительно собственных вкусов. Например, мне казалось, что стиль ар-деко для меня слишком жесткий и ужасно буржуазный. Но мне стали нравиться некоторые вещи. Жан-Мишель Франк, например. Потом я думал, что не люблю постмодернизм, он казался мне насквозь фальшивым, но вдруг я обнаружил, что мне нравится Соттсасс. В детстве я терпеть не мог чеснок, много лет заставлял себя его есть, теперь сам ищу его на рынке. Я счастлив, когда мне удается полюбить то, что раньше ненавидел. 

«Куда бы я ни ехал, стараюсь максимально утрамбовать график: быстро провести встречи, быстро закончить переговоры, оставить как можно больше времени походить-посмотреть вокруг».

Александр де Бетак: квартира дизайнера в центре Парижа | Vogue

Cвое первое шоу Александр поставил в семнадцать. Сегодня ему сорок семь лет и он — востребованный сценограф моды. Его бюро Betak организует самые громкие дефиле от Парижа до Нью-Йорка. Дворцы, сады, музеи: весь мир для него — подиум. Это де Бетак в 2013 году поставил посреди Красной площади зеркальный павильон-куб для шоу Dior. И он же организовал праздник в честь начала сезона в Парижской опере, программу которого целиком спланировал новый худрук Бенжамен Мильпье.

Александр украсил парадную лестницу каскадами цветущего вьюнка, а ужин превратил в бал-маскарад. В итоге сумма пожертвований в бюджет театра составила рекордные миллион сто тысяч евро.

Большую часть года Александр проводит в дороге или в Нью-Йорке, где живет с женой, основательницей онлайн-магазина аргентинской моды Under Our Sky Софией Санчес де Бетак. Но при первой же возможности наведывается в родной Париж, чтобы провести время с сыновьями от первого брака с моделью Одри Марней. Когда отец в городе, дети переезжают к нему в квартиру с видом на Эйфелеву башню. «Приятно посмотреть в окно и сразу понять, где ты!» — смеется Александр, показывая мне апартаменты.

Раньше это была типичная парижская квартира с неоклассическим декором и стандартной планировкой: узкий коридор упирается в кухню, небольшая гостиная, две спальни. После ремонта кухня стала гостиной, гостиная — кухней, а от интерьера с лепниной и тяжелыми люстрами не осталось и следа. Белые стены, большие окна без штор и преимущественно черная мебель, которую спроектировал сам хозяин квартиры: лаконичные тумбы, такая же двуспальная кровать, обтянутые кожей скамьи. Белый и черный — явно любимые цвета де Бетака, которого друзья называют перфекционистом-визуалом. По рассказам, если кто-то приезжает в его летний дом на Майорке (его третье убежище) не на черном, а на серебристом авто, приходится парковаться в лесу, подальше от глаз хозяина. Но, несмотря на страсть к порядку, его парижское жилище не кажется мне стерильным, как это часто бывает с перфекционистами. Эффектное — да, но уютное, созданное для жизни, а не любования.

Этому способствует и внушительная коллекция живописи и скульптуры. Хотя хозяин просит называть ее всего лишь собранием любимых вещей. Здесь и искусство 1950–1980-х годов, и предметы интерьера в венском стиле начала XX века. В смешении эпох есть своя целостность и стройность. «Я следую зову сердца, а не расчету, покупаю только то, что нравится, — как правило, это световые инсталляции или движущиеся объекты, — говорит Александр. — Для меня самое главное и в искусстве, и в интерьере — динамика, энергия, бьющая через край. Если декорации статичны, в них становится скучно».

Действительно, я то и дело замечаю кинетические скульптуры, приводимые в движение мотором или ветром. Как, например, сфера Мигеля Шевалье на кухне, ее Александр нашел на блошином рынке в городке Сент-Уэне. А еще световая картина с глазами работы Анджело Бротто и фабричное световое табло — типичное для ночных клубов 1970-х.

Есть предметы, которые хозяин называет ошибками художников, как, например, прямоугольная лампа мастера настенных латунных скульптур Кертиса Жере — крайне нетипичный и оттого вдвойне интересный экземпляр. Эти сокровища занимают большую часть квартиры, и Александр, во время вызванной джетлагом бессонницы следящий за аукционами современного искусства по всему миру, шутит: «Такими темпами здесь скоро не останется места для меня».

Я рассуждаю о том, что искусства много не бывает и что это жилище, набитое им под завязку, напоминает декорации к фильму о жизни парижской богемы XXII века. В ответ хозяин включает музыку — из футуристичных пузатых колонок летят зажигательные ритмы. Это единственное, что он никогда не перестанет покупать: колонки французской фирмы Elipson. Мать Александра работала на радио и часто брала сына с собой, там он впервые увидел это чудо техники и влюбился. Теперь коллекция этих колонок хранится в его домах в Париже, Нью-Йорке и на Майорке.

Жена засилью пузатой техники не противится. София и сама ценительница дизайна. Они вместе недавно организовали Paddle8 — онлайн-аукцион украшений и искусства. Эта идея пришла в голову Александру во время их свадьбы, и, едва произнеся клятвы, они принялись воплощать задуманное. Вам, наверное, не терпится узнать, какую свадьбу устроил себе организатор самых модных шоу в мире? Она состоялась прошлой зимой в Патагонии. Гостей в смокингах и платьях в духе танцовщиц фламенко к месту церемонии доставляли на лодках, хостес носили шлемы Дарта Вейдера, алтарь устроили под пышными кронами вечнозеленых нотофагусов, столы установили в деревянных беседках на берегу.

Среди гостей были и сыновья де Бетака, шестнадцатилетний Амаэль и тринадцатилетний Эйдин. И они оба сейчас ворвутся в это царство красоты в сердце Парижа — отец ждет их возвращения из школы с минуты на минуту. «На самом деле этот дом я делал для них, это их территория», — улыбается Александр, закрывая за мной дверь.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Какой будет мода после пандемии? Рассказывает Александр де Бетак

Интервью 10 Magazine

Изменение модного календаря обсуждают в индустрии уже не первый год. Коллекций стало слишком много, одежду разных брендов все сложнее отличить друг от друга, а дизайнеры вроде Александра Вэнга и Симона Порта Жакмюса покидают расписание недель моды и делают шоу вне сезона. Индустрия моды токсична — об этом знают все, и все об этом говорят. Но от этого ничего не менялось. По крайней мере, до пандемии коронавируса.

Кризис — экономический, социальный и в какой-то мере экзистенциальный, — спровоцированный вспышкой Covid-19, заставит индустрию объединить усилия ради общего будущего. Мода не будет прежней, она меняется на наших глазах: Джорджио Армани провел первый в истории показ без зрителей, неделя моды в Шанхае перешла в диджитал-формат, а модные дома остановили свои производства на время карантина. Все модные мероприятия, над которыми работало Bureau Betak, отменили или перенесли на июль.

Что будет дальше? Рассказывает Александр де Бетак, продюсер самых впечатляющих модных показов в индустрии — от цветочного павильона Dior в центре Парижа для последнего шоу Рафа Симонса до празднования юбилея Jacquemus посреди лавандового поля.

Формат недель моды никуда не исчезнет

Обсуждение формата недель моды и показов никуда не делось. "Оно продолжается, пусть и не так быстро, как я хотел. Менталитет и привычки, которые сформировались за более чем сотню лет показов и недель моды, трудно изменить. Но они изменятся, — говорит Александр. — Делать то, что мы делали раньше, не имеет смысла. Экология улучшилась из-за замедления ритма жизни, и это заставляет нас понять, что мы не должны возвращаться к тому, что было раньше".

Буквально за несколько недель до пандемии агентство по продюсированию показов Bureau Betak обязалось сделать свои шоу экологичными. Никакого одноразового пластика, переработка декораций, зеленая энергия. Они уже провели первый "углеродно-нейтральный показ Gabriela Hearst в прошлом сентябре, а деревья с шоу Christian Dior высадили в парижском парке Тюильри. У больших брендов, которые сотрудничают с агентством Александра де Бетака, не остается выбора.

 

Или экологично, или никак

Де Бетак утверждает, что перейти на устойчивые шоу, соблюдая обычный бюджет, — сложно. Со временем и деньги, и усилия окупятся, а проведение показов без вреда для экологии станет даже дешевле.

Куда большая проблема — это изменить привычки: "Очень сложно донести дизайнеру или модному дому, что мы можем предложить новый формат, который не требует того, чтобы сотни гостей ради этого путешествовали". И для дизайнеров, и для редакторов, инфлюэнсеров и байеров — это привычная практика. "Но в какой-то момент это будет необходимо изменить, и этот момент настал", — говорит он.

"Мы должны найти способ делать это хорошо или не делать никак. Дело не только в том, что само по себе проведение показов неустойчиво, но и в самой концепции. Концепции делать что-то, что не является абсолютной необходимостью, и мы все это осознаем. То, что наносит ущерб планете и не имеет никакого положительного эффекта".

 

Чего ждать после пандемии?

"Мы будем медленно возвращаться к нормальной жизни", — говорит де Бетак, предсказывая, что в ближайшие сезоны на показах будет намного меньше гостей, которые решатся путешествовать.

"Не думаю, что что-нибудь способно убить показы мод. Это живое событие — и даже если вы смотрите его в онлайн-трансляции, вы понимаете, что это действительно происходит. Нашему миру нужен живой опыт. Как только ситуация улучшится, мы снова захотим все вернуть. Но, возможно, не так расточительно, как раньше".

 

Диджитал-показы не заменят настоящий опыт

"Я всегда буду пытаться найти лучшее решение для старомодного живого шоу. Чего я точно не хочу, так это возвращаться к 100% виртуальной и цифровой жизни. Наш мир нуждается в человеческом взаимодействии, и мы не должны отказываться от него по каким бы то ни было причинам".

 

Смотрите также: Раф Симонс о дизайне интерьеров, "попсовой" моде и любимых сериалах.

Продюсер модных показов Александр де Бетак обещает сделать шоу экологичней

Надеемся, фееричность показов от этого не пострадает

Агентство по продюсированию модных показов Bureau Betak опубликовало "10 экологических заповедей", которых будут придерживаться сотрудники в Нью-Йорке, Париже и Шанхае. Среди них — отказ от одноразового пластика, частых перелетов и еды, которая вредит планете. Компания также собирается перейти на зеленую энергетику и пользоваться арендой вместо покупки. Список заповедей выглядит так:

  1. Интеграция устойчивости в организации всех модных событий
  2. Повторное использование материалов
  3. Переработка и пожертвование декора, чтобы дать ему вторую жизнь
  4. Сортировка и переработка отходов
  5. Отказ от одноразового пластика и установка фонтанчиков с водой
  6. Выбор в пользу растительного питания и снижение количества пищевых отходов
  7. Минимизация использования топлива
  8. Сокращение количества перелетов
  9. Реализация "оперативной углеродной компенсации"
  10. Поддержка благотворительного фонда 1% Percent for the Planet

Компания и раньше прикладывала усилия, чтобы стать устойчивее: в сентябре 2019 года Bureau Betak провели первый углеродно-нейтральный показ для Gabriella Hearst, а деревья, использованные в шоу Dior, высадили во французских парках.

"Я убежден, что бренды рано или поздно пересмотрят формат показов и согласятся с нами, что показы нам больше нужны, не нужны вообще какие-либо модные мероприятия. Мы заменим их позитивными для планеты действиями, — рассказал Де Бетак в комментарии для BoF. — Сейчас индустрия испытывает серьезное давление и пытается стать устойчивей".

Bureau Betak — самая известная компания по организации модных показов. Они провели шоу Jacquemus весна/лето — 2020 в лавандовом поле, а также установили цветочный павильон в центре Парижа для Dior (весна/лето — 2016) и поставили ракету в Гран-Пале для Chanel (осень/зима — 2017).

Смотрите также: Симон Порт Жакмюс вспоминает юбку, сшитую для мамы, в осенней коллекции Jacquemus

Продюсер fashion-шоу Александр де Бетак о том, как изменится модная индустрия после эпидемии

Представители модной индустрии давно собирались пересмотреть календарь сезонных шоу. Вся эта повторяющаяся из года в год суматоха превратила мир моды в цикличную среду, где у дизайнеров, фотографов и продюсеров шоу нет времени на перерыв. Эпидемия нанесла огромный ущерб индустрии и поставила модный мир на паузу. Спрос на дизайнерские вещи упал, многие производства остановились, а круизные показы, Мужская неделя моды и другие мероприятия были отменены. Но в этом всем есть и свои плюсы: модное шоу Шанхае состоялось в digital-формате, а инсайдеры fashion-индустрии наконец задумались о переменах.

О грядущих изменениях в мире моды британскому изданию 10 Magazine рассказал Александр де Бетак — продюсер fashion-шоу и основатель агентства Bureau Betak. За 25 лет карьеры он организовал более 1000 дефиле и модных мероприятий. Среди них огромный зеркальный павильон на Красной площади и гора из фиолетовых дельфиниумов во внутреннем дворе Лувра для Dior, показы и вечеринки в музее Пикассо и даже первая прямая онлайн-трансляция дефиле Victoria’s Secret.

Изменение формата Недели моды

Изменения в мире моды уже начались, пусть даже они происходят не так быстро, как бы я этого хотел. Менталитет и привычки, которые сформировались за более чем сотню лет существования fashion-шоу, трудно поменять. Но рано или поздно они обязательно изменятся, — говорит Александр. — Нет смысла делать все по-старому. Мы видим, что замедление ритма жизни позитивно повлияло на состояние экологии. Это говорит о том, что мы не должны возвращаться к старому формату. Bureau Betak, например, устанавливало новые стандарты fashion-шоу еще до мировой эпидемии.

Компания Bureau Betak составила список из 10-ти правил организации показов, которые помогут уменьшить влияние на экологию. Среди них переработка декораций, использование «зеленой» энергии и отказ от пластика. Крупные модные Дома в основном рады сотрудничать с агентством Александра де Бетака и поддержать экодвижение. Небольшие бренды имеют более скромный бюджет, поэтому часто им просто не под силу сотрудничать с агентством и соблюдать экопроизводство. Хотя Александр уверяет, что со временем деньги и усилия окупятся, а проведение показов без вреда для экологии станет даже дешевле и доступнее.

Намного большей проблемой являются привычки дизайнеров, которые довольно сложно искоренить:

Тяжело объяснить дизайнеру или модному Дому, что мы можем предложить абсолютно новый формат. Для этого не нужно, чтобы сотни гостей путешествовали и лично присутствовали на шоу. Для дизайнеров, редакторов, инфлюенсеров и байеров это привычная практика. Но настал момент это менять. Мы должны найти способ делать это хорошо или не делать никак. Дело не только в том, что само по себе проведение показов неустойчиво, но и в самой концепции. Концепции делать что-то, что не является абсолютной необходимостью, и мы все это осознаем. То, что наносит ущерб планете и не имеет никакого положительного эффекта.

Что ожидает fashion-индустрию после пандемии?

Прежде всего, нам понадобится много времени, чтобы вернуться к нормальной жизни, — говорит продюсер, предсказывая, что в ближайшие сезоны гостей, которые осмелятся путешествовать, будет намного меньше.

Кроме того, Александр де Бетак работает над цифровым форматом показов. В связи с этим он запустил Bureau Future. Цель этого филиала компании — создать серию мультимедийных приложений, которые позволят делать качественные трансляции и по максимуму уменьшат потребность личного присутствия на шоу.

С другой стороны, я не думаю, что можно полностью искоренить показы мод. Это живое событие — и даже если вы смотрите его в онлайн-трансляции, вы понимаете, что это действительно происходит. Нашему миру нужен живой опыт. Как только ситуация улучшится, мы снова захотим все вернуть. Но, возможно, не так расточительно, как раньше. Тем не менее я всегда буду пытаться найти лучшее решение для старомодного живого шоу. Чего я точно не хочу, так это возвращаться к 100% виртуальной и цифровой жизни. Наш мир нуждается в человеческом взаимодействии, и мы не должны отказываться от него по каким бы то ни было причинам.


Читайте также:
Устойчивая роскошь и униформа: что делать брендам, чтобы выжить в кризис

«Недели моды скоро исчезнут» — интервью с продюсером шоу Dior и Raf Simons

Сегодня Александр де Бетак, один из самых известных продюсеров модных показов, выпускает книгу «Betak: Fashion Show Revolution», в которой собраны результаты его работы за последние 25 лет. Накануне выхода книги и в разгар недель моды мы поговорили с ним о том, как изменился феномен фэшн-шоу за последние десятилетия, а еще выяснили, как выжить во время недель моды.

— Чего ждать от вашей новой книги?

— В ней речь идет о том, что я делал последние 25 лет. На сегодня я спродюсировал около тысячи показов! И книга —это своеобразное посвящение всей проделанной работе и той революции, которую мы совершили в этой сфере. Мы сделали модные шоу зрелищными.

— Как вы думаете, с каких пор модные показы перестали быть историей только об одежде?

— Безусловно, с 80-х годов. Пока я рос, появилось первое поколение дизайнеров, которые вынесли формат модных показов на новый уровень. Жан-Поль Готье и Тьерри Мюглер были первопроходцами в этом смысле. Тем не менее тогда — и в это сложно поверить сейчас — дизайнеры сами занимались организацией своих показов. Так что в 90-е, когда я начал работать, я, можно сказать, сам создал для себя профессию: такого понятия, как продюсер фэшн-шоу, который работает вне рамок одного бренда, не существовало. Я стал думать о том, как делать показы более запоминающимися, и о том, как с помощью показа создать для бренда визуальную идентичность. С 90-х визуальность стала основополагающим элементом — так и началась революция.

— Как вы находите общую точку зрения с дизайнерами? Они ведь наверняка очень капризные.

— Каждый раз это все-таки творческая коллаборация и очень интимные отношения. Все дизайнеры — разные люди, и к каждому нужен свой подход. Некоторые точно знают, чего они хотят. Некоторые больше ориентированы на саму коллекцию и не имеют понятия, как должно выглядеть шоу. Формулы как таковой нет. Обычно мы вместе с командой приспосабливаемся к нуждам дизайнера, потому что, опять же, главное — сотрудничество.

— Можете назвать самый сложный кейс в своей карьере?

— Сложно выделить один. Например, я работаю с Dior уже 18 лет, и каждый показ Джона Гальяно всегда был довольно сложным челленджем, но оно того стоило. Сложными были и показы Хуссейна Чалаяна, и Энтони Ваккарелло, и Victoria's Secret, которые я первым начал делать. Тем не менее все самые сложные кейсы всегда самые важные и определяющие тебя как профессионала.

— По какой схеме вообще проходит продюсирование показов?

— Обычно мы общаемся с дизайнером на самой ранней стадии — задолго до того, как коллекция полностью готова. Мы обсуждаем вдохновение, которое стоит за коллекцией, — как я уже говорил, некоторые дизайнеры знают, чего хотят, до мельчайших деталей, многие же мыслят гораздо более абстрактно. Мы обсуждаем цвета, материалы, главный нарратив и образ женщины, для которой эта коллекция будет сделана. Потом через три месяца мы возвращаемся уже со своим предложением. Мы вместе устраиваем брейнсторм и приходим к финальному соглашению. В первую очередь я беру в расчет визуальный язык бренда и пытаюсь сделать то, что будет его поддерживать. Для меня самого очень важно понимать реальную значимость своей работы, поэтому я всегда держу в голове вопрос, зачем я делаю этот показ и вообще нужен ли миру еще один показ, ведь их и так тысячи.

— Как вы пришли к идее китайского квартала будущего для показа мужской коллекции Рафа Симонса? Чья это была идея?

— Мы работали с Рафом Симонсом уже много лет, начиная с Dior. Раф пришел ко мне с миксом из разных референсов, и одним из них стал «Бегущий по лезвию», который в итоге послужил основой для настроения на показе и, конечно, самой коллекции. Другим важным требованием было передать настоящую, не глянцевую суть Нью-Йорка — так мы и оказались в Чайна-тауне, на китайском продуктовом рынке. За что я люблю сотрудничать с Рафом, так это за то, что он всегда знает, чего хочет, и никогда не боится рисковать. Показ на рынке в ночное время суток, когда зрители не расположились с комфортом на стульях, а стоят под мостом — ситуация довольно необычная.

— Много времени занимает спроектировать нечто подобное в плане атмосферы?

— Что касается показа Рафа с Calvin Klein, то у нас это заняло меньше суток. В то же время подготовка к показу Рафа в его годы в Dior могла занять почти месяц.

— Вы работаете в индустрии уже 25 лет. Чувствуете, что социальные сети изменили вашу работу? Когда вы продюсируете показ, держите ли вы в голове тот факт, что шоу сначала увидят в инстаграме, а не на runway.com, например?

— Безусловно. Именно поэтому я выпустил книгу именно сейчас, когда происходит новая революция из-за инстаграма, технологий и социальных сетей. Сейчас я создаю модные шоу, заранее представляя то, как они будут выглядеть в инстаграме. Сегодня цель шоу прежде всего попасть в интернет. Мне кажется, этот процесс необратим, и постепенно недели моды как таковые исчезнут. Большая часть показов сейчас направлена на то, чтобы создать визуальный контент для бренда, и это меняет все правилы игры. Ты понимаешь, что реальная аудитория — это не те, кто сидит на показе, а те, кто его смотрит в интернете или через социальные сети. Прежняя эпоха была скорее о походе прессы на показы рекламодателей, сейчас самое большое медиа — это социальные сети. Как только мы примем этот факт, у нас будет больше свободы в плане решения того, когда и где мы делаем показы. В то же время на нас упадет гораздо больше ответственности.

— От чего тогда зависит, будет показ успешным или нет?

— Нужно создавать нечто запоминающееся, яркую эмоцию — и даже неважно, положительная она или нет. Другой вопрос — сделать шоу, которое станет полноправной частью коллекции. Если вы запомнили шоу, но не запомнили, что это за бренд и какая там была одежда, это провал.

— Вы вообще сами следите за показами и модой в целом?

— Нет, я же их делаю (Смеется.). Даже когда я начинал, я в принципе был одержим не модой, а образами и созданием изображений. Я слежу за модой, но вдохновляюсь другими вещами — это мне и дает возможность придумывать что-то новое для показов.

— Вы сделали «набор для выживания во время недель моды» для Colette. А как вы сами выживаете с таким количеством шоу?

— Я стараюсь следить за здоровьем и быть организованным. Почему-то все думают, что я не сплю ночами или что-то в этом духе, но такого нет — у меня отличная команда, которая помогает мне справляться с форс-мажорами. Вообще главный секрет успеха, когда ты живешь между четырьмя городами и десятками показов, — планировать и не переживать. Забудьте про стресс — это главное правило.

10 самых необычных подиумов | Trendy-U

Хотим показать вам нечто впечатляющее…  Подиумы, на которых проходили показы коллекций всемирно известных модельеров. Подиумы, которые удивляют и вдохновляют. Не будем говорить, что это самые лучшие декорации за всю историю моды, но то, что они впечатляют вряд ли кто-то оспорит. На самом деле, выбрать самые необычные, самые красивые и самые впечатляющие показы не так уж и легко. Дефиле уже давно вышло за рамки простого показа коллекции. Сегодня — это грандиозное шоу, удивляющее не только своими образами, но и декорациями, в которых эти образы подаются. Особенно тщательно подобные шоу готовят для недели моды.

Показ коллекции Dior

Одной из самых знаковых личностей в создании невероятных модных шоу является Александр де Бетак. В интервью Buro 24/7 продюсер модных суперпоказов сообщил, то спродюсировал уже почти тысячу шоу за 25 лет своей работы. За его плечами постановки для Dior, Miu Miu, Prada, Victoria’s Secret и других известных брендов.

Александр Де Бетак в интервью Бюро 24/7

По его словам, с развитием социальных сетей основная цель любого шоу — это попасть на их страницы.

Александр де Бетах о модных показах в интервью Бюро 24/7

Александр де Бетак уже давно заявлял о том, что современные показы коллекций — это безумная трата денег и времени и что многим брендам нужно активнее использовать социальные медиа. Вместе с тем, на данный момент эти показы продолжают удивлять, шокировать, покорять и вдохновлять.

Александр де Бетак — Бюро 24/7

Предлагаем посмотреть несколько запоминающихся работ Александра де Бетака. Это только самая малая часть, вы можете поспорить и предложить свой самый любимый показ мод, спродюсированный «Феллини моды» (так его называют в fashion индустрии).

Импровизированная гора, покрытая цветками дельфиниумами для показа коллекции Dior в 2016 году

Подиум для моделей Dior

Еще одна работа Александра де Бетака для Dior

Подиум для показа коллекции Dior в 2013 году

Зеркальные декорации для Dior

Дух коллекции отражается и на декорациях

Показ круизной коллекции Christian Dior

Александр де Бетак выбрал для показа коллекции Raf Simons площадь под мостом на Восточном Бродвее

Показ коллекции Raf Simons, спродюсированный Александром де Бетаком

Самые неожиданные места, где проводились показы коллекций

Многие мировые дизайнеры выбирают для показа своих моделей самые неожиданные и не подходящие, казалось бы, для этого места. Я художник, я так вижу! Что тут с этим поделаешь! Лично мы за любые эксперименты… Наверно оговоримся, за любые эксперименты в рамках разумного.

Руководство бренда Pierre Cardin решило показать свою коллекцию ни много ни мало, а в пустыне Китая. Тут был построен подиум и размещены зрительские места.

Показ коллекции проходил на фоне песчаных барханов

Trendy-U рекомендует: В чем встречать Новый год 2018

Как носить шарф

В Берлине молодые и начинающие дизайнеры показывают свои модели в движущемся вагоне метро. Точно не знаем, проходят ли сейчас такие показы, но то, что Берлин умеет удивить — это мы знаем наверняка! Слабонервным лучше не смотреть.

Показ моделей в берлинском метро Underground Catwalk

Underground Catwalk — это проект для молодых и смелых дизайнеров

Показ происходит в движущемся вагоне метро

Привлекая внимание к проблемам окружающей среды, в 2013 году в Сан-Паулу бренд Cavalera представил свою летнюю коллекцию на фоне свалки.

Импровизированный подиум был создан на фоне свалки металлолома

Осенне-зимнюю коллекцию 2017/2018 провокационный бренд Vetements презентовал в Париже в холле Центра Помпиду. Ну это, в принципе, не новость о бренде. Участвовали в показе самые обычные люди, поэтому красиво подниматься и спускаться по эскалатору не всем удавалось.

Показ коллекции Vetements осень-зима 2017/2018

[youtube https://www.youtube.com/watch?v=xxm4gd-ofRM]

часов в универсальном лофте Александра де Бетака в Нью-Йорке, в котором есть секретная комната для танцев на шесте | Архитектурный дайджест Видео | CNE | Architecturaldigest.com

(говорит на иностранном языке)

Здравствуйте.

Наш дом в трех словах был бы веселым.

[Alex] Теплый, европейский.

Вот и все.

Я действительно считаю универсальным.

Универсальность. Ты такой ...

Подходит для многих, многих вещей.

Вдохновленный сегодня.

Ну, я потратил на это несколько лет.

Надеюсь, это меня вдохновило.

Это один из последних чердаков настоящих художников в этом районе.

Мы все порвали, это был чистый холст.

Ремонт, который мы здесь сделали, был всем.

Цель заключалась в том, чтобы сделать это очень легко,

, чтобы, когда вы подойдете к нему, когда это будет сделано,

выглядело так, как будто он всегда мог быть там.

Мы мечтали об этой белой доске, выбеленном на солнце полу.

Мы нашли его на стенах сарая на севере штата

, который стал полом дома.

Это первый проект, который мы сделали полностью вместе.

Это было весело, потому что мы немного ссоримся

, а затем он переделывает свои планы, и

мы добавили бар на кухне.

Он готовит каждый день, а я ем каждый день, так что это идеально.

Идеально.

Прекрасное окружение.

[Алекс] Я спроектировал это буквально с нуля,

каждый ящик, каждый дюйм.

Мы заменили (бормочет) здание,

, которое потрясающе, и закат там,

, вы получаете цвета ...

Восход.

Небо, закат.

Восход, ну и то, и другое.

Я сижу там каждый день, поэтому вижу закат,

красивое розовое небо.

Утром получаем, ага.

Лофт Нью-Йорка 80-х, много

Традиционная японская архитектура.

Немного минимализма.

Но не особо.

[София] Instagram, мы нашли тот диван.

Свет внезапно превращается в диван в вашей спальне.

ET, ET - наше драгоценное владение.

А эта комната с татами - наше священное место.

Мы делаем все, что угодно.

У нас там обедают, очень уютно.

Подъемники стола -

Стол поднимается. --автоматически.

Вы можете опустить шторы автоматически

и вы можете быть в своем пузыре,

вы можете смотреть там фильмы, это проекционная комната,

мы там утром занимаемся пилатесом,

там простуда сакэ в стенах комнаты с татами

.

Рядом есть секретный проход, книжная полка,

открываешь и попадаешь в караоке-зал для вечеринок New York

.

Да, зеркало, одно, мы можем получить к нему доступ через

входной шкаф, открытый шкаф за одеждой.

Снимите одежду.

[Алекс] Вы можете получить к нему доступ из-за полки для чашек сакэ,

, и вы можете получить доступ к нему из моего главного туалета.

[София] Комната для танцев на шесте должна была быть тренажерным залом,

- тренажерным залом с зеркалами и ...

Ну, это правда.

Я сказал, что никогда не буду тренироваться в зеркальном зале.

Вам действительно нужна зеркальная комната, добавьте столб,

, и тогда мы поговорим.

Он сказал нет, но есть антресоль наверху,

, поэтому я убедил его, сказав:

, может быть, мы можем сказать вашему сыну, что, знаете,

мы делаем комнату в антресоли

и он спускается как побег пожарного.

А потом ему нравится, ладно, давайте сделаем это, давайте сделаем шест.

Не знаю, есть ли у кого-нибудь комната для танцев на шесте

с прямым выходом в спальню, но вы, ребята, должны.

Художник-постановщик моды Александр де Бетак о том, как его мечты становятся реальностью

Calvin Klein SS19, 205w39, Нью-Йорк Автор Bureau Betak.

Обратите внимание на Нероли, аромат цветков сливы нашего культурного кислорода, мягкие запуски и афтерпати, демонстрации и гала-концерты - ошибочно принять эту атмосферу соблазнения за простой «дизайн мероприятия» означало бы заглушить творческое дыхание Александра де Бетака. преследует как art de vivre . С момента открытия Bureau Betak в Париже в 1990 году 48-летний мужчина разработал хамелеонную, многомерную практику, которая охватывает, но никогда не отождествляет ее с архитектурой, хореографией, брендингом, логистикой, производством, а также дизайном продукции и освещения.Де Бетак, пожалуй, наиболее известен тем, что устраивал потрясающие презентации для безошибочных брендов. Был, например, призрачный завиток переливающегося искусственного снега, через который Джон Гальяно отправил модели своей одноименной коллекции осень / зима 2009 или готовую одежду Dior весна / лето 2016 défilé , которая развернулась ниже трехэтажная гора из живого мха и синих дельфиниумов, возвышающаяся над почтенной мощеной улицы Cour Carrée в Лувре. Имея офисы в Нью-Йорке, Париже и Шанхае, de Betak волшебным и причудливым образом проникает на гигантские рынки роскошного образа жизни, которые, как он отмечает, все чаще захватывают мир через окно размером не больше ладони.Первым окном Де Бетака в мир был его фотоаппарат, с помощью которого он делал портреты ночной жизни Парижа. Ему наскучило отсутствие возможностей во французской столице, и он сумел преодолеть рецессию начала 1990-х годов, погрузившись в жизнь центра Нью-Йорка. Общаясь с группой новых местных дизайнеров, таких как Джон Бартлетт, Марк Джейкобс и Андре Уокер, де Бетак признал возможность показать моду по-другому. «Крупные известные имена все еще крутились на подиумах, как это делают на Dynasty », - вспоминает он.Спустя более двух десятилетий разнообразие его клиентуры продолжает доказывать беглость его необузданного воображения: от концептуально строгих постановок для модных индивидуалистов, таких как Хусейн Чалаян, Виктор и Рольф, до вызывающей нахальства на ежегодном рождественском представлении Victoria’s Secret. Как выяснил PIN – UP, личный рецепт де Бетака для создания глобального соблазнения включает в себя немного нетерпения, «ярких мечтаний» и эклектичной любви к накоплению.

Пьер Александр де Лооз: Сегодня для вас своего рода годовщина: в этот день в 1989 году Париж стал свидетелем грандиозной фанфары в честь двухсотлетия Французской революции, спроектированной Жан-Полем Гудом.Вы сказали, что это побудило вас переосмыслить то, чем вы хотели бы заниматься в жизни. Как это заставило вас увидеть будущее?
Александр де Бетак: Невероятно! Двадцать семь лет спустя я все еще верю, с точки зрения организации мероприятий, что никто не может сравниться с тем, что Жан-Поль Гуд вместе с президентом Миттераном и министром культуры Джеком Лэнгом достигли в тот день. Для меня это продемонстрировало творческую форму, о которой я даже не подозревал, может быть настолько полной. Когда мне было семь лет, дедушка подарил мне 126-миллиметровую камеру Kodak Instamatic - квадратного формата, за десятилетия до Instagram.Я начал формировать свое видение с помощью картинок и понял, что празднование двухсотлетия в своей способности выражать послание выходит далеко за рамки трех измерений. В отличие от картинок, вы можете обращаться к большой аудитории вживую, как в театре, но в большей степени. Вы можете играть с несколькими уровнями: ваши знания аудитории, ваши знания и знания аудитории, с музыкой, светом, стилем, хореографией, спецэффектами и даже температурой. Возможно, неосознанно парад Жан-Поля повлиял на мой путь.

Александр де Бетак, сфотографированный в Нью-Йорке Джереми Либманом.

Сегодня также транслируются прямые трансляции событий, которые множатся на всех наших экранах, включая экраны телефонов.
AdB: Я видел это двухсотлетие по телевизору. Когда я сказал Жан-Полю, он сказал: «Богохульство!» «Это плохо транслируется», - подумал он. (Смеется.) По правде говоря, очень трогательный, грандиозный концерт в прямом эфире не очень хорошо смотрится по телевизору. Но мне это нравилось, потому что это то, что я мог получить. Сегодня технологии и социальные сети превращают живые события в гораздо более интересные экранные впечатления.Было телевидение, затем была прямая трансляция, затем были прямые трансляции, затем были Instagram и Snapchat, что означает, что вы не видите то, что контролируется только одной камерой, но вы видите то, что видят все остальные. Мы начинаем использовать мультикамеры для 3D-видеосъемки с возможностью масштабирования и так далее. И дополненная реальность. В конце концов, вы почувствуете, что происходит в комнате, лучше, чем те, кто действительно находится в ней.

Считаете ли вы, что такое массовое увеличение количества каналов является проблемой или потенциалом для вашей работы?
AdB: Это революция! Сейчас я обращаюсь к телефону в качестве последнего средства связи.Я до сих пор провожу живые мероприятия для живой аудитории - я все еще пытаюсь передать эмоции, чтобы помочь аудитории понять и запомнить сообщения, которые я должен передать бренду. Но я делаю это больше для того, чтобы аудитория мгновенно передавала это по всему миру через социальные сети. По иронии судьбы, технологии последних лет привели к тому, что мы воспринимаем вещи в наихудших условиях на дурацких маленьких экранах. Поэтому мы адаптировались, создав впечатляющие изображения в рамке на 3-дюймовом пространстве, позволяющем снимать крупным планом, и чтобы вся аудитория могла успешно снимать со своей точки зрения.

Ermenegildo Zegna SS19, Палаццо Мондадори, Милан От Bureau Betak.

Как ни парадоксально, размер экрана становится все меньше, но масштабы событий - и теперь я говорю о вашей работе в сфере моды - растут. Списки гостей, которые вы организовали с Рафом Симонсом, когда он был в Dior, исчислялись тысячами. Почему масштаб модного показа достиг такой отметки?
AdB: Показы мод и недели моды - это просто отражение нашего времени, мира коммерческой роскоши, который благодаря глобализации теперь привлекает гораздо больше людей, чем в прошлом.Двадцать лет назад крупнейшие бренды заработали несколько миллионов, а теперь они зарабатывают много миллиардов. В результате увеличивается посещаемость мероприятий в прямом эфире и в средствах массовой информации. Так что все увеличивается, а сами показы создают дополнительное давление на бренды и дизайнеров. Итак, мы стремимся работать лучше и больше, потому что конкуренция растет. Рынок стал больше, а бизнес огромен. И всем нужно больше воздушного пространства, больше медиа-пространства, а теперь и социальных медиа. Но вы не покупаете пространство в социальных сетях, как медиа-пространство, и соблазняете его по-другому.

Как вы подхватили модную лихорадку?
AdB: Когда я начинала работать, показы мод были строго для профессионалов. Я сразу же попытался сделать его более глобальным, не только с помощью газет и журналов, но и с помощью телевидения, которое только что открыло для себя моду. Раньше, в подростковом возрасте, я фотографировал. Я снимал на Rolleiflex для небольших независимых журналов, и я работал с романтичным испанским дизайнером Сибиллой, который, как и Педро Альмодовар, был участником la movida madrileña .Я работал над ее первыми шоу и ее дебютной вечеринкой в ​​Париже. Я пришел свежим и никогда не интересовался тем, чем занимаются другие люди. Мой интерес, любовь и страсть к моде заключаются в том, что я считаю ее средством творчества и выражения нашего времени. То, что я делаю, могло быть и все еще могло быть дизайном, архитектурой или производительностью. Во Франции и Европе, чтобы к вам относились серьезно, нужно, чтобы вас положили в ящик стола. Неважно, какой это ящик, но он им нужен. Раньше показы мод организовывались и производились собственными силами.Моей работы не существовало.

Ermenegildo Zegna SS19, Палаццо Мондадори, Милан От Bureau Betak.

Переместившись в Нью-Йорк начала 1990-х, вы быстро заняли уникальное место среди когорты начинающих дизайнеров. Можете ли вы назвать какие-нибудь особенно памятные события?
AdB: Я работал с Джоном Бартлеттом, который был великолепен и намного опередил свое время. Я был на его первом шоу и был там до последнего. Джон дал мне огромную свободу. Именно с ним я обнаружил взаимодополняемость отношений.Джон был очень смелым, открытым и культурным человеком. Учился в Гарварде. Мы вместе играли и учились, и, поскольку у нас были ограниченные средства, мы работали находчиво. Мужские модели уходили безнадежно. Женщины, конечно, тоже. Это была середина 90-х: чистый, правильный минимализм, как у Кельвина Кляйна и архитектора Джона Поусона, или гламур Тома Форда в Gucci. Мы с Джоном пошли в противоположном направлении. Мы отбираем большинство моделей с улиц, из ночных клубов и гей-баров. Они были мускулистые, пожилые, грубые ребята - мы даже добавили растительность на лице! Мы делали мужчин топлесс и покрывали комнаты искусственным мехом.Мы играли с гомо-эротикой 70-х. Было слишком рано и слишком рано.

Каково было работать с Хусейном Чалаяном?
AdB: Хусейн очень концептуален. Наши обсуждения сразу были очень абстрактными. Я изобрел для него новый язык, можно сказать, жанр. Он говорил: «Я делаю одежду, а ты - шоу. Я доверяю тебе, ты доверяешь мне ». Денег и времени было мало. Я часто ставил разную хореографию для каждой модели и инструктировал их одну за другой, потому что было редко собрать их всех вместе.Я основывала хореографию на контурах выкройки одежды. Я бы сказал: «Ты собираешься сделать то и это, потому что деталь на воротнике, который ты носишь, напоминает мне квадрат». Шоу выглядели очень хореографически и концептуально. Они работали с точностью часов, но никогда полностью не репетировали. Никто никогда не знал, как все это будет выглядеть вместе. Это создало много адреналина.

Чему вы научились, работая с самоуверенными людьми с очень сильными концептуальными подходами?
AdB: Они творческие гении.Но правда в том, что я учусь на всем. Помимо показа коллекции, развлечения гостей и создания контента в социальных сетях, каждое мероприятие должно объяснять ДНК бренда, чтобы и дальше делать люксовый бренд чуть доступным, чтобы он оставался мечтой. В том, что мы делаем, так много стратегических уровней.

Александр де Бетак, сфотографированный в Нью-Йорке Джереми Либманом.

Есть ли какие-то изменения, происходящие в мире моды, которые вас беспокоят?
AdB: Меня больше волнует сам мир, чем индустрия моды.Тем не менее, у моды сегодня очень громкий голос, что придает ей социальную ответственность. Меня беспокоит выравнивание мира моды. Я за творчество. Я за созидание и за созидание. Я за эволюцию и открытость творчества. Я думаю, что исторически вперед, эволюция и искусство вместе помогали менталитету развиваться. Но простой всемирный популизм и одержимость мгновенной известностью и успехом - это полная противоположность.

Популизм, кажется, у всех на уме.Это сокращение от недостатка информации?
AdB: Недостаток информации, недостаток культуры, отсутствие дальновидности. Если вы один из самых известных людей на планете, тогда это связано с ответственностью, и вам следует использовать свою силу и успех, чтобы помочь другим раскрыть свой разум. Дело не в том, правы или неправы. Это просто размышления и размышления вперед. Мир моды часто использует свой голос, но он мог бы сделать это даже больше. И это действительно должно участвовать в поступательности. Я не верю аргументу, что мода коммерческая, поэтому о ней нельзя говорить.Мир современного искусства, вероятно, более коммерческий, чем мир моды сегодня. Как только вы примете систему, вы должны продолжать творить ради вопросов.

John Elliott SS19, Скейтпарк Pier 62, Нью-Йорк. Автор: Bureau Betak.

Из всех инструментов, которые вы используете в качестве дизайнера, время - это среда, которая очень трудна для архитектора. Если модель пролетит на две секунды быстрее, это может иметь огромное значение для показа на подиуме. Что тебе нравится в игре со временем?
AdB: Это именно то, что имеет самое большое значение: то, что оно недолговечно.Это цена, которую нужно заплатить. По определению, это не длится долго.

Беспокоит ли вас работа с эфемерным?
AdB: Меня это часто расстраивает, но нет, не беспокоит. Мечтаю создавать долговечные вещи. Как и дом, я спроектировал, например, для себя и своей семьи на Майорке.

Saint Laurent Mens SS19, Парк Либерти, Нью-Йорк. Автор Bureau Betak.

Это старый дом или вы построили заново?
AdB: Изначально я искал старую finca , но ее больше нет.Дом находится в деревне, в которую я ехал более 15 лет, поэтому я очень хорошо знал этот район и все самые красивые старые дома, которых осталось мало. Я нашел красивый участок земли с уродливым домом 70-х годов на нем, обращенный к воде. Строить в деревне незаконно, поэтому вместо этого я начал «реконструкцию» - до такой степени, что переехал в дом и начал все с нуля! В некотором смысле я спроектировал дом задом наперед, как и все остальное, что делаю. Прежде чем я начал над ним работать, я потратил год, покупая утилизированные строительные материалы со всего острова - двери, окна, балки и плитку.

При проектировании дома вы обращали внимание на работу каких-либо архитекторов?
AdB: Естественно, я смотрел на более раннюю Балеарскую архитектуру, а также на органическую архитектуру 1970-х годов. Но я также думал о сладкой вате, «Звездных войнах», и детских лунных снах. Все это было смешано воедино. (Смеется.)

У вас яркие сны?
AdB: Я редко вспоминаю свои сны, поэтому уделяю больше внимания своим мечтам.

И служат ли они вашей работе?
AdB: Я провожу много исследований, хотя это может быть бессознательно. Я могу исследовать материал для места, которое ремонтирую, и оттуда я теряюсь в дюжине открытых окон, следуя незапланированным путем к вещам, которые я ищу как сознательно, так и бессознательно. Чтобы придумать идею в ответ на бриф, потребовалось бы несколько шагов и несколько месяцев, как мы когда-то работали. Теперь я иногда реагирую на краткий лайв и к концу часа - говорю, смотрю, показываю - предлагаю идею.Как ни странно, вы могли бы назвать это ярким сновидением.

Установка Calvin Klein, дизайн Международная выставка дизайна в Майами в Базеле, Швейцария. Автор Bureau Betak.

Вы что-нибудь коллекционируете?
AdB: Не совсем. Ну, если бы вы спросили мою жену, она бы сказала: «Ты сумасшедший, ты все собираешь!» (Смеется.) Но мне не нравится слово «собирать». Мне нравится больше узнавать о том, что мне нравится, и накапливать больше того, что мне нравится, и глубже копаться в том, что мне нравится. Но ни в каком порядке, без иерархии.Если я что-то люблю, я буду любить это, и все. В каком-то смысле у меня много коллекций, потому что я никогда не переставал любить то, что люблю. Я начал собирать роботов, когда мне было пять лет, и никогда не останавливался. Я начал собирать фотоаппараты, когда мне было семь лет, и никогда не останавливался. Я люблю Vespas, и мой первый был у меня, когда мне было 15, а теперь у меня есть один в Нью-Йорке, один на Майорке, один в Париже, а раньше у меня был один в Токио. Так что я прибавляю к той же любви. Люблю кинетическое искусство. У меня его довольно много. Мне нравится итальянский минимализм конца 60-х.Как ни странно, мне не нравится современный дизайн. Люди думают, что да, но мне не нравятся дизайнерские заведения, например, рестораны, которые могут показаться надуманными и фальшивыми. То, что я считаю хорошо спроектированным пространством, обычно является наименее продуманным или самым старым. И я люблю историю, так что в каком-то смысле мне нравятся комнаты 18 века с традиционным дизайном. И в ХХ веке нет эпохи, которая мне не нравится, но в каждой есть только несколько вещей, которые мне нравятся. Я покупаю несколько ценных вещей, а также на маленьких аукционах в Швеции, Ирландии или Чехии, потому что они меня вдохновляют.

Вы чувствуете, что часто даете своим клиентам эстетическое образование?
AdB: не знаю. Обычно я имею дело с крупными корпорациями, которые очень успешны. Они изучили и осознали причины своего успеха. Они десятилетиями использовали маркетинг для достижения своих успехов. Но элемент волшебства, который мог превратить их в люксовый бренд, исходит не от изучения продаж и маркетинга. Это исходит из творческой свободы, которую, я думаю, я могу привнести. Я часто чувствую себя брокером свободы.Я парень, который, надеюсь, всегда будет свободен. У меня есть своя компания, и это, конечно, зависит от ее клиентов. Я очень их всех уважаю и стараюсь их хранить. Нет ни одного из них, без которого я могла бы жить. Думаю, это правило создания компании. Но я также твердо верю, что мое уважение к ним - это действительно произвести на них впечатление того, во что я верю. Думаю, они работают со мной для этого и ни для чего другого. Если бы они хотели услышать «Да, да, да», они бы пошли в другое место.

Александр де Бетак, сфотографированный в Нью-Йорке Джереми Либманом.

Делает ли борьба продукт лучше?
AdB: Да, конечно. Одно из редких преимуществ возраста - опыт. Он дает вам больше примеров, аргументов и фактов, чтобы опровергнуть чье-то мнение, когда вы уверены, что правы. И обычно это происходит потому, что кто-то хочет идти вперед больше, чем противник. Вот что такое жизнь, правда? Я поспорил с главой американского бренда, который утверждал, что использование популярного низкоклассного эталона для люксового бренда - это, как правило, неправильный путь.Меня не волнуют правила, и я совершенно не согласен с ними. Я думаю, что для того, чтобы изменить видение людей, нужно начать с того, что они знают, а затем крутить и искажать их. Массовые популярные ссылки, которые легче всего понять, даже если вы их презираете, лучше всего начинать с них, а затем поднимать их. Я ничего не придумываю. Я собираюсь сделать это с вашими средствами, вашей культурой и своими, и превратить это в наиболее художественно респектабельное, сумасшедшее, инстаграмм произведение, и люди поймут это ...

Есть ли среда, которую вы все еще хотите попробовать?
AdB: Я смотрю на автомобили. Не то чтобы я хотел спроектировать машину, но что-то очень точное, сложное и технологичное - это то, что мне нравится. Я хочу расширить область работы между моно-скоростью моды и долгосрочными проектами, где я, например, могу потратить год на разработку технологии. Мне нравится сочетание скоростей. Я начал заниматься модой, потому что мне нравился ее быстрый темп, но теперь я хотел бы иметь возможность делать все это.

А как насчет другого здания?
AdB: Думаю, я бы стал очень нетерпеливым, если бы работал над зданием. Хотя мы находимся в Нью-Йорке, где здания иногда поднимаются быстрее, чем можно сделать на показе мод. (Смеется.)

В резиденции: Александр де Бетак

Продюсер модных показов, арт-директор и дизайнер Александр де Бетак отдыхает в гостиной своего уединенного островного дома на северных холмах Трамунтана на Майорке. Как почти из любой другой комнаты в Son Muntaner, из этого дома открывается потрясающий вид на Средиземное море, а летними вечерами, когда солнце, наконец, опускается в воду, каждая из его волнообразных стен становится неоново-розовой.Тонкое световое шоу пробуждает дух, который Де Бетак привносит в свою работу - будь то мультисенсорный набор Dior Couture или инсталляция Rodarte на тему Звездных войн, временные очки, которые он создает, тщательно разрабатываются под руководством Bureau Betak, компании, которой он руководит. в течение двух десятилетий. «Дом, который я построил для себя, своей семьи и друзей», - говорит он. «Здесь нет« работы по найму », это невероятно личное».

03 минут смотреть В резиденции: Александр де Бетак. Видео предоставлено Nowness.

Снаружи, фасад классической фермы Майорки, расположенной среди просторов оливковых рощ, противоречит ее игривому интерьеру: пышные белые оштукатуренные стены акцентированы необычными дизайнерскими деталями, такими как свечи Дарта Вейдера, лампы R2-D2, компьютерные экраны в каменных корпусах и т. Д. Пин-ап 1970-х («они мои талисманы - без них я не двигаюсь») и ванна в стиле Флинстоунов.«Я люблю такую ​​бинарную, коммунитарную, органическую белую архитектуру 1960-х и 1970-х годов», - объясняет продюсер.

Несмотря на его отказ соответствовать классическим архитектурным традициям, дом Де Бетака, похоже, имеет очень мало отметок в стандартном контрольном списке дизайна середины века, но при более внимательном рассмотрении можно увидеть коллекционные стулья Джо Коломбо Эльда, профитрольную лампу Серджио Асти, британский обычай. - сантехника (для того, чтобы душ Chez De Betak длился не менее 30 минут), и, естественно, настенный кран, дающий бесконечное количество красного вина.

Далее, в резиденции: Анжелика Ташен

Чтобы увидеть больше эпизодов из сериала « В резиденции », щелкните здесь.

Для получения дополнительной информации посетите Nowness

На рынок выходит причудливый лофт в Сохо со скрытой комнатой для вечеринок

Александр де Бетак, известный продюсер и дизайнер мероприятий, организовал одни из самых запоминающихся показов в мире моды за последние три десятилетия.

Это были феерии Victoria’s Secret, цветочная гора в Лувре для Christian Dior и ярко-розовая взлетно-посадочная полоса, построенная для Jacquemus среди холмистых лавандовых полей на юге Франции.Буквально в этом месяце г-н де Бетак вскружил головы уличным спектаклем для Томми Хилфигера и Зендаи в Театре Аполло в Гарлеме.

Так что неудивительно, что лофт в Сохо, который он делит со своей женой, Софией Санчес де Бетак, влиятельной фигурой в сфере моды и путешествий, и тремя детьми тоже будет включать в себя небольшую драму и прихоти. Среди изюминок агрегата: качели возле кухни; комната с татами с раздатчиками саке; и скрытая комната для вечеринок с шестом для стриптиза.

г.де Бетак купил квартиру на третьем этаже на Гранд-стрит, 136 за 3,9 миллиона долларов у художников Томаса Бюлера и Розмари Шиллер в 2013 году. Следующие два с лишним года (и почти столько же миллионов) он потратил на тщательную тщательную работу. ремонт. Но теперь пара, поженившаяся в конце 2014 года, очень хочет начать новый проект дома и снова выставляет недвижимость на продажу.

Запрашиваемая цена составляет 8,8 миллиона долларов, согласно листинговому брокеру Стиву Голду из Corcoran Group, с ежемесячным обслуживанием в размере 4626 долларов.

«Мы продаем, потому что я люблю проектировать и переделывать пространства, и мы готовы к новым испытаниям», - сказал г-н де Бетак в электронном письме между показами на Неделе моды в Нью-Йорке в начале этого месяца. (Он организовал семь мероприятий, включая мероприятие в Apollo.)

Кооперативный лофт на Гранд-стрит площадью около 4000 квадратных футов оказался подходящим полотном для творчества г-на де Бетака. Пространство «не трогали 40 лет, - сказал он, - так что это было действительно грубо».

В квартире все еще сохранились костяки промышленного лофта в центре города - открытая планировка, потолки высотой 12 футов, огромные окна от пола до потолка, а также кирпич, трубы, дубовые балки и колонны - но многие новые архитектурные элементы также были добавлен.

Г-н де Бетак, чья дизайнерская фирма Bureau Betak имеет офисы в Нью-Йорке, Париже и Шанхае, адаптировала практически все. Он установил изношенные половицы, взятые из сарая в северной части штата Нью-Йорк, и, среди прочего, создал и оборудовал кухонный остров из нержавеющей стали размером 17 на 6 футов. Он также привез стальную фурнитуру, матовый дуб из Вермонта и добавил различные виды отделки из бетона и штукатурки. На окнах установлены моторизованные карманные шторы, а на потолках - обширное освещение.

Многие предметы интерьера и декора в доме одинаково уникальны, не говоря уже о забавных. По словам г-на Голда, они не включены в цену продажи, но могут быть приобретены отдельно. Среди них: скульптурный стул Louis Durot Saint Siège в форме перевернутого туловища и ног женщины, гончарный круг и старинные японские игрушки, выставленные повсюду. А еще есть качели, расположенные рядом с кухней, всего в нескольких шагах от припаркованной серебряной Vespa.

«На качелях можно расслабиться и поболтать, пока кто-то из нас готовит», - сказала г-жа.де Бетак, основатель Chufy, сайта о путешествиях и стиле, который недавно запустил линию одежды. Что касается моторизованного скутера, по ее словам, «Vespa спит дома, потому что он так легко может подниматься и опускаться в нашем большом грузовом лифте».

В доме есть просторное фойе с дамской комнатой и множеством кладовых. Де Бетакс также хранит там большую доску с фотографиями семьи, друзей и путешествий.

Сразу за фойе находится огромное открытое пространство, которое включает в себя большую комнату, столовую и кухню, а также места, выделенные для библиотеки, и комнату с татами, одну из комнат Mr.любимые места де Бетака. Этот популярный в японском стиле укромный уголок был построен на дубовой платформе; В нем есть три вида разливного сакэ, кинопроектор и экран, моторизованный стол, который перемещается вверх и вниз для повседневной трапезы, а также множество подушек и ковриков.

Есть также несколько полностью приватных пространств. Они включают в себя две спальни, кабинет / комнату и зеркальную гостиную, в которую можно попасть через шкаф в главной спальне или через соседние полки, которые служат секретной дверью.В комнате для вечеринок есть бар, а также она соединяется со спальным лофтом, куда можно попасть по спускающейся лестнице или по стойке для стриптиза.

«Мы хотели придать антресолью забавный вид», - сказал г-н де Бетак, объясняя, что его старшие дети использовали столб как своего рода «спасение от пожарных».

«И комната для вечеринок - это не комната для вечеринок без столба», - добавил он.

В квартире только одна полностью оборудованная ванная комната, которая находится в главной спальне и оборудована глубокой ванной и отдельным душем.Остальные частичные. Помимо дамской комнаты, есть туалеты (возле стиральной / сушильной машины и грузового лифта) и комнаты только для душа или ванны. «Думаю, это французское дело», - сказал де Бетак. «Туалеты лучше частных».

Чугунное здание на 136-140 Гранд-стрит, недалеко от Лафайет-стрит, состоит из 17 лофтов, расположенных на шести этажах. Здание было построено в начале 1870-х годов и преобразовано в кооператив в конце 1970-х годов группой художников.

Чтобы получать еженедельные обновления по электронной почте о новостях жилой недвижимости, подпишитесь здесь.Следуйте за нами в Twitter: @nytrealestate.

Бетак: Революция показа мод | Мода / Культура

«Взгляд из-за кулис на работы Александра де Бетака, создавшего одни из самых запоминающихся модных показов за последние 25 лет». - WSJ Magazine

«Когда модельеры хотят устроить подиум эпических масштабов, они обращаются к Александру де Бетаку. Новая роскошная книга посвящена его дальновидной работе». - The Sunday Times

«Бюро Бетак несет ответственность за каждую деталь, поскольку магия преображения может превратить показ мод из чего-то обыденного в прекрасное, трогательное и запоминающееся событие."- British Vogue

" Бетак - волшебник света и пространства и фокусник фантазий. "- Арне Глимчер, Pace Gallery

" Он создает самые удивительные постановки в нашем бизнесе. "- Марио Тестино

"[R] - это доступ к самым изысканным показам мод за последние 25 лет от креативного директора и продюсера Александра де Бетака." - Дневники общества

"де Бетак входит в элитную группу лучших высокоуровневые и высокооплачиваемые имена, которые составляют самые влиятельные в отрасли."- Financial Times, Life and Arts

" Главный продюсер модного показа поворачивает руку к витрине Colette, чтобы отметить запуск своей новой книги Betak: Fashion Show Revolution . "- BusinessOfFashion.com

«Дизайн декораций Бюро Бетак [...] приобрел культовый статус, выходящий далеко за рамки моды ... Революция, о которой говорится в названии книги, многогранна: де Бетак действительно перевернул все с ног на голову ... [ Betak: Fashion Show Revolution ] - это] увлекательный - и более постоянный - обзор запоминающихся качеств каждого показа; Листая его страницы, читатель находит впечатляющие наборы, которые оставались актуальными еще долгое время после того, как коллекции покинули торговые залы... Эта новая коллекция работ де Бетака подчеркивает, что дизайны, которые он создавал на протяжении многих лет (и истории, стоящие за ними), могут работать на еще одном носителе: печати. В книге, разработанной Патриком Ли, представлены фотографии как фасада дома, так и закулисных съемок, усеяны эссе де Бетака, вступительным словом Салли Сингер и беседой с давними клиентами Лорой и Кейт Маллеви из Rodarte. Ли добавил маленькие «окошки» на некоторых страницах, которые можно приподнять, чтобы лучше изучить дизайн де Бетака."- TheGuardian.com

" От Кристиана Диора до Джона Гальяно и Рафа Симонса «Феллини моды» произвел революцию в мире показов за последние 25 лет, 1000 показов и их количество »- DazedDigital.com

«Визуально ошеломляющая демонстрация некоторых из самых запоминающихся моментов показа де Бетака за последние десятилетия, демонстрирующая его неизмеримое влияние на формирование модного показа в том виде, в каком мы его теперь знаем: самостоятельная форма искусства» - Homes & Interiors Шотландия

«Фантастическое произведение... Бюро Бетак изменило облик модных показов за счет освещения и перформанса, а также декораций. Это действительно впечатляющая вещь. "- Wallpaper.com

" Впечатляющее показ мод сродни влюбленности; импульс нарастает быстро, и на мгновение вы существуете в фантастическом пузыре ... Betak: Fashion Show Revolution предлагает редкую возможность BTS заглянуть в мир модного продюсера ... Волшебный секретный сад? Подвешенное электрическое солнце? Французский провидец знает, как устроить зрелище для инста-тусовки, это точно."- HungerTV.com

" [A] обширное портфолио шедевров ... теперь задокументировано в новой книге под названием Betak: Fashion Show Revolution , страницы которой демонстрируют его уникальный талант и способ совместной работы. »- AnOthermag.com

« Захватывает дух ». - The Cut

«Более 25 лет шоу-дизайнер Александр де Бетак создавал миры чистой фантазии и воображения ... Он усовершенствовал искусство оживления фантастических видений этих легендарных дизайнеров и сочетания их со своим собственным мастерством для создания некоторых из них. самые захватывающие и запоминающиеся очки, которые мы когда-либо видели в моде... Теперь его новая книга Betak: Fashion Show Revolution отмечает все те невероятные моменты, которые он подарил нам за эти годы, и дает представление о его революционном творческом подходе к показам ... Помимо предыдущего, это страницы разговоров между Бетаком и его многочисленными сотрудниками ». - 10magazine.com

« Великолепное видение Бетака оживает, и его артистизм раскрывается во всей полноте ». - Cool Hunting

» Гигантский том, посвященный арт-директору, торгующему грандиозными живыми впечатлениями... Но в основе книги лежит проблема: как документально зафиксировать подвижный праздник взлетно-посадочной полосы в истории? И, кроме того, как вы архивируете работы художника, торгующего живой атмосферой? В книге это достигается благодаря воспоминаниям, очень многим заложенным в тексте, воскрешая знаменитые хореографические движения с надписями Бетака ... Каталог проводит вас через эти жесты, как если бы они были созданы с такой же грацией и легкостью, как перелистывание страницы. »- 032c.com (Германия)

« Серьезно красивая монография... Здесь представлены грандиозные декорации, концептуальное мастерство и специальные эффекты, вызывающие трепет »- Fashion

« Эта роскошная книга документирует творческое видение и чистое стадо за зрелищем, от ледяных пещер Диора до Луи. Прозрачный купол Vuitton »- The Glossary Magazine

« В этом фолианте представлены потрясающие изображения его самых впечатляющих триумфов, а также дано понимание того, как он создает эти безупречные события, и заставляет нас желать, чтобы мы были там для всех из них."- Glass Magazine

" Хроники его карьеры через закулисные фотографии, которые заставят вас тосковать по поводу одного из его шоу. "- Hollywood Reporter Online

Александр де Бетак | Английский

Каково это быть собой сейчас? Каково это - быть умом ответственным за самые грандиозные события в моде?

(Смеется) Это очень сложный вопрос! Думаю, мне следует сказать, что мне очень повезло, но это чушь собачья, потому что я совсем не верю в удачу - хотя, думаю, она у меня была.Это очень приятно, приятно, но также очень утомительно, и я тоже очень устаю от себя, но мне приходится с этим справляться.

Подходит ли слово «рутина» вашему словарю или совсем не подходит?

Нет, не совсем. Слово «рутина» совершенно не подходит для моего словаря. Тем не менее, я должен признать, что большая часть того, что я, очевидно, пытаюсь делать вместе со своей командой, - это всегда следить за тем, чтобы тысячи раз поднималась и спускалась по подиуму одна и та же девушка. Мы всегда пытаемся найти новые пути в повседневной жизни.

Одним из ключевых моментов в вашей карьере была вечеринка Sybilla в Париже. Но расскажи мне об этом поподробнее. Как это было? Что и кого мы могли там увидеть?

Боже, это было давно! Вечеринка была в 1991 году, и это было ровно через месяц после окончания Гольф-войны. Вы, наверное, не родились? (Смеется).

Нет, не было. Я родился в 1994 году.

Боже мой, ты даже не родился, когда я устраивал ту сумасшедшую вечеринку! Но это было в 1991 году, сразу после окончания войны с гольфом, что в основном означало, что это было здорово, потому что война закончилась.В Париже было что-то вроде праздника, да и вообще почти везде. Это была моя первая вечеринка, и она была очень спонтанной, бессознательного подхода к работе, которую мы делаем сегодня. Я имею в виду, я никогда не учился этому, я просто делал это так, как я считал правильным, ничего не зная. Очевидно, я был на других вечеринках, но никогда не продюсировал их. И это было совершенно безумно. Мы говорим о том, что прошло почти двадцать пять лет назад. Темой вечеринки была смесь традиционной ярмарки и цирка.Поэтому мы взяли все игры ярмарки и изменили их дизайн, добавив в них цвета, темы и изображения из коллекции. Это было довольно забавно, и в то же время пародия на модную индустрию. Коллекция была представлена ​​в цирковой палатке, в воздухе витали акробаты, на одном колесе ехали люди, а там была гигантская марионетка… Было очень весело.

Как вы и сказали, вы бросили школу и сразу же начали работать. И если подумать, к тому времени не было доступной степени, которая идеально подходила бы для вашей работы, - и ее нет сейчас.Я прав?

Да, вы правы. Но это хорошо, что нет диплома. Я верю в ученые степени, я верю в образование, но я также твердо верю в общую культуру, в более широкое образование. Я думаю, было бы очень грустно сказать в возрасте 16 или 18 лет, что вы хотите продюсировать показы мод и ходить в школу, чтобы изучать производство моды и изучать только то, что, по вашему мнению, является производством моды.
Большинство вещей, которые вам нужны для того, что мы делаем, - это все, что, по вашему мнению, вам не нужно.Больше всего вам нужна общая культура. Я имею в виду, когда мы просим людей приходить и работать на нас, они приходят отовсюду, кроме этого. Они никогда не приходят с показов мод. В целом творчество следует развивать в широком смысле. Хорошо, что вы добавляете к своему оригинальному творчеству такие вещи, как поп-культура, общая культура, искусство, архитектура, дизайн, растения, цветы, еда, технологии и т. Д. Я имею в виду, что удачная часть того, что мы делаем, - это возможность использовать все эти различные источники знаний. И поэтому здорово делать то, что мы делаем, потому что вам нужно вдохновение отовсюду в мире, но не от того, что оно есть.От чего угодно, кроме показов мод. Мы стараемся найти, где мы показываем эти продукты таким образом, чтобы они запоминались не только эмоциями, но и окружением, которое вы им даете, историей, которую вы рассказываете.
Итак, нет, идеального образования для того, что мы делаем, не существует. Единственный совет, который я хотел бы дать: учись как можно больше из всего, что тебя интересует, как можно шире, а затем учись, работая, проходя стажировки.

Если говорить о стажировках, вы обычно нанимаете стажеров? Им не нужно иметь опыт, и они могут приехать со всего мира.Это правда?

Да, конечно. Есть несколько важных аспектов того, что мы делаем. Один из них творческий, а другой чисто организационный. Оба аспекта должны быть вместе, вы должны быть практичными. Когда вы создаете, вам нужно создать что-то, что будет видно. И, как в фильмах или театральных постановках, или как в архитектуре, нет времени делать это, нет времени на разработку, и мне нужно, чтобы это было реалистично очень быстро. Это не иллюзия, которую вы устраиваете.

Вы когда-нибудь думали, даже отдаленно, об Академии Бетак?

(Смеется) Я никогда об этом не думал. Не знаю, на что это будет похоже. Что ж, наша жизнь - это что-то вроде академии: мы, включая меня, должны чему-то учиться каждый день. Честно говоря, это единственное, что меня интересует. Когда вы начинаете с новой темы, вы узнаете о ней. Когда вы проводите модные показы или модные мероприятия, к сожалению, у вас никогда не бывает достаточно времени, чтобы узнать столько, сколько вы хотите, поэтому иногда вы возвращаетесь к этому, чтобы продолжить изучение.У меня есть несколько вещей, которые меня особенно вдохновляют, и я часто к ним возвращаюсь, поэтому могу продолжать узнавать о них. Есть вещи, о которых я ничего не знаю, а потом начинаю узнавать о них. Нас может вдохновить что угодно. Мы провели сотни и сотни показов мод. Я их больше даже не считаю, но их шоу, наверное, восемьсот или больше. Но я все еще пытаюсь придумать лучшие способы их выполнения, с лучшими процессами, а также с задействованными технологиями.

Вечеринки, шоу, ужины, выставки… Какое мероприятие вас больше всего волнует?

Практически все. Если бы я сделал только одну вещь, она бы вообще не работала. Сейчас мы начинаем работать над другими проектами: мы делаем фильмы, анимацию и начнем больше работать над технологиями с художественными резиденциями, вроде академии Бетак, о которой вы говорили. Мы предлагаем дневное проживание молодым гикам - за неимением лучшего термина - чтобы дать им направление в искусстве и доступ к миру, который обычно им не принадлежит.Я не верю в границы или ограничения, я не думаю, что они должны быть. Я думаю, что, к счастью, мы живем в эпоху, когда технологии помогают нам с первого дня, и, надеюсь, люди более открыты, чтобы принять кого-то, кто сделает что-то другое.

А как ночь перед мероприятием? Вы помните какой-то конкретный кошмар?

Нет, не совсем. Кошмаров не помню. Произошли ли они, когда я спал или бодрствовал, я их просто не помню. И я не из тех людей, которые легко поддаются стрессу.Мне очень повезло, что у меня отличная команда, и то, что мы делаем, очень хорошо заботятся, так что это не вызывает стресса.

Если говорить о вашей команде, не могли бы вы немного ее описать?

У нас разные команды. У нас есть отдел дизайна, который в основном состоит из архитекторов и дизайнеров. Затем идет производственный отдел, в который входят продюсеры, координаторы производства, ассистенты, а также независимые продюсеры. Головные производители несут ответственность за клиентов и за бюджет. Затем у нас есть административная группа, которая, конечно же, отвечает за контракты, учетные записи и все такое, а затем есть коммуникационная группа, которая занимается художественной стороной общения, а также множеством коммуникационных инструментов, которые мы создаем для наших клиентов. .Другими словами, они создают Instagram, блоги, Facebook, отношения с прессой, а также отношения, которые мы создаем для наших клиентов, которые включают фильмы, веб-сайты, фотографии и все изображения, которые мы иногда создаем для общения. И я предполагаю, что я начальник внутренних отделов. Моя команда сильно расширилась, но здесь есть люди, которые работают со мной в течение двадцати лет.

Как вы сказали, в вашей команде есть люди, которые работали с вами более 20 лет, но у вас также были клиенты более десяти лет.Каково это?

Да, конечно. Думаю, это хорошо (смеется). Я верю в глубокие, долгие отношения. Я думаю, что то же самое для жизни, с дружбой и любовью, и то же самое с работой. Когда я начинаю отношения с кем-то, я мечтаю, чтобы они длились вечно. И именно так получилось, что мне это очень удалось. Некоторые люди работают со мной в течение 20 лет, и у меня тоже есть клиенты уже 20 лет, или даже больше. Я верю в длительные отношения, но я также верю, что отношения - это тяжелая работа, все, что связано с ними, - тяжелая работа - для удовлетворения отношений требуются время и энергия.Это требует обновления ваших идей и ваших систем, чтобы вам не было скучно. И нам не должно быть скучно.

Вы упомянули отношения ... Что вы думаете о том, что мы называем новыми социальными сетями? Как вы понимаете эти медиумы и насколько они важны?

Они очень важны. Они очень, очень и очень важны. Думаю, сегодня они - самая важная вещь в мире. Пару лет назад вы можете видеть блоггеров на показах мод, и вы можете видеть, что к ним относятся как к членам королевской семьи, потому что они ездят прямо к множеству людей.Традиционные СМИ привлекают гораздо меньше людей, чем социальные сети, как по количеству, так и по качеству. По качеству в том смысле, что мы или бренды обращаемся непосредственно к людям, которых хотим достичь, и сами выбираем для этого. Итак, Instagram и социальные сети являются одними из наиболее важных средств массовой информации, освещающих то, что мы делаем, и становится все больше и больше, зачем мы это делаем. Все, что мы делаем, должно быть понятным, запоминающимся у вас на ладони, а это непросто. Он очень короткий, очень быстрый, очень маленький.

На вашем веб-сайте мы можем прочитать «скоро в течение последних 20 лет», и, возможно, это скоро будет бесконечным. Всегда ли это будет для вас философией образа жизни?

Что ж, «скоро», а не «скоро»? Надеюсь, что нет (смеется). Но пока что у нас есть блог, аккаунты в Facebook и Instagram. Веб-сайт в традиционных формах - это нормально, но это не то, что меня интересует. Я считаю, что это всегда должны быть эмоции, движение и непрекращающаяся позиция.Но обычно наступает скоро.

Итак, можно ли ожидать, что первое шоу на Марсе будет продюсировано вами?

Безусловно, абсолютно! По крайней мере, на пути к Марсу. Но да, будем. Вы можете рассчитывать на шоу, сделанное без гравитации от «Бюро Бетак».

До того, как вы упомянули бюджет, мы говорим о миллионах?

Желаю, не всегда! (Смеется.) Мы делаем очень большие дела и очень маленькие дела. Как ни странно, в одной компании, с одними и теми же людьми, мы можем провести показ мод за сто тысяч и показ мод за 5 миллионов или даже 10.Ассортимент действительно очень большой. Действительно идет от одного до ста, и это очень необычно. Я не думаю, что есть много людей и мест, которые работают с таким широким кругом. Мы делаем высокие и низкие.

А как идет процесс скаутинга локации? Звучит весело, но немного сложно.

Это сложно. Во-первых, в модных городах прошли тысячи модных показов. Париж, Милан, Нью-Йорк, Лондон, а также в Азии, Токио и Гонконг… Эти места становятся очень сложными, все труднее и труднее, но мы все еще делаем это.У нас есть много мест, где мы часто проводим концерты, и это очень приятно, потому что внезапно вы открываете новые возможности в одних и тех же местах, но иногда мы ходим в специальные места. Например, с Dior мы пошли на Бруклинский мост, в Монако. Никогда не бывает достаточно, и всегда будет больше. Будущее шоу будет в основном в Instagram и социальных сетях. То есть они будут удаленными и виртуальными. Возможно, в новом будущем мы сможем проводить потрясающие мероприятия, потрясающие шоу в сумасшедших местах.Может быть, люди, которые будут там присутствовать, не будут людьми, которые были традиционно; приедет минимальное количество людей и максимум людей, следующих за ним в прямом эфире. Люди будут видеть это просто как сообщаемые новости, конечно же, в социальных сетях и традиционных СМИ. Вы сможете следить за шоу в прямом эфире под углом 330 градусов или управлять камерой, которую вы и ваши глаза. Когда это произойдет, мы сможем перенести живой элемент в другое место.

Я с нетерпением жду возможности испытать это.

Я тоже. Я не могу дождаться!

Какое будущее у показов мод? Экстраординарный продюсер Александр де Бетак весит

год

В модной индустрии уже давно бытует мнение, что сезонный календарь показов должен быть пересмотрен. Последовательная суета, которая, кажется, продолжается в течение всего года, создала среду, в которой дизайнеры, редакторы, продюсеры шоу, фотографы и другие, кажется, являются частью непрерывного цикла без единого момента, чтобы остановиться и переварить то, что только что произошло.И хотя описание воздействия пандемии коронавируса на мир как катастрофического было бы преуменьшением, мы обязаны начать искать положительные эффекты новых способов, которые были введены в действие. Как было объявлено ранее, предстоящие показы мужской одежды и кутюр уже отменены, а в Шанхае после всего нескольких недель после уведомления прошла полностью цифровая неделя моды. Ситуация меняется, и мы все еще находимся в процессе поиска нового пути, на который мы должны пойти.

Первоначально я связался с Bureau Betak в феврале, после того, как они объявили о своей новой сертификации экологической сознательности и ответственности ISO 20121, что сделало их первой крупной компанией по производству модных мероприятий, получившей такую ​​классификацию Международной организации по стандартизации.Имея международные офисы в Париже, Нью-Йорке и Шанхае и 30-летний опыт, Александр де Бетак приложил руку к тому, чтобы превратить некоторые довольно знаковые моменты подиума из идеи в реальность: комната попкорна Рафа Симонса для Calvin Klein AW18, мебель Хусейна Чалаяна -популярное театральное искусство, все эти очки Джона Гальяно в Dior ... Но к тому времени, когда я действительно разговариваю по телефону с экстраординарным продюсером шоу, настроение полностью изменилось. Большинство крупных городов заблокировано, и даже разговоры о модных показах кажутся тривиальными по большому счету.Но это большая часть реального бизнеса стоимостью в миллиарды долларов. «Наша работа основана на живых выступлениях и мероприятиях, и это, как вы можете себе представить, в первую очередь в данной ситуации. Прямо сейчас, очень неожиданно, все, над чем мы работали, по крайней мере до июля, было отменено », - объясняет де Бетак.


Dior AW20, фото Dior Salemi

Мы впервые поговорили в конце прошлого года о выпуске 3 из 10+, в рамках которого де Бетак был выбран одним из 10 людей, которых стоит встретить Алессандро Сартори, членом его творческой семьи в Ermenegildo Zegna.«Я лично считаю, что мы находимся на поворотном этапе в мире, а также в нашей жизни и индустрии моды. Показы мод стали важным средством коммуникации, но не обязательно предназначены для живой аудитории из нескольких сотен присутствующих там людей. В основном они посвящены людям, которые будут воплощать свои мечты в жизнь, смотря шоу в прямом эфире в социальных сетях. И без неуважения к кому-либо в живой аудитории, наша роль теперь состоит не только в том, чтобы создавать и возвышать мечту, но и в создании политических и социологических разговоров », - сказал он, подсознательно предвкушая то, что должно было произойти.Перенесемся всего на несколько месяцев вперед, и смена фокуса - это не просто выбор, но и необходимость.

Когда я цитирую его слова по телефону, де Бетак отвечает положительно: «Я думаю, что обсуждение перехода происходит, даже если оно не так быстро, как я хотел. Менталитет и привычки более чем столетних показов мод и недель моды трудно изменить, но я думаю, что они это сделают. Чтобы увидеть положительную сторону этой негативной ситуации, это заставит нас сделать это.Выйти из этого и делать то, что мы делали раньше, не имеет смысла. Мы надеемся, что экологические выгоды планеты в самый медленный период нашей жизни, насколько мы все помним, заставят нас осознать, что нам не следует возвращаться к тому, как все было ». Но еще до того, как это произошло, «Бюро Бетак» уже задавало новые стандарты в модных показах.


Kenzo AW20, фото Мари-Лор Дутель

Чтобы согласиться с объявлением об экологической сертификации бизнеса, они представили свои Десять заповедей - список обязательств, которые обеспечат минимальное влияние всех их будущих мероприятий на отрасль.К ним относятся все: от повторного использования материалов в процессе производства и использования зеленой энергии (например, все шоу работают на возобновляемом биотопливе вместо традиционных ископаемых видов топлива) до более базового запрета на одноразовый пластик в производстве. любой аспект шоу-постановки и ответственного питания. В течение последних нескольких лет над ними работала Bureau Betak, причем AW20 знаменует собой первый сезон, когда эти важные меры полностью выполняются на каждом шоу.Некоторыми из их клиентов на этот раз были Нанушка, Нина Риччи, Изабель Марант и Кензо, а также два самых давних партнерства - Dior и Saint Laurent. Обсуждая самые большие проблемы в процессе внедрения, де Бетак ссылается на стоимость изменения практики, когда шоу должно укладываться в определенный бюджет, устанавливаемый компанией. «Но в конечном итоге многое из того, что мы предлагаем, - например, техническое и концептуальное решение для повышения экологической сознательности - в конечном итоге окажется не дороже, а в какой-то момент даже дешевле.Однако более крупные бренды сделали такие корректировки легче. Например, запрет одноразового пластика оказался серьезной проблемой для небольших брендов, у которых не было столько ресурсов и рабочей силы, чтобы ввести строгость.

Второе препятствие, с которым сталкивается сдвиг, - это привычки. «Очень сложно сказать дизайнеру или модному дому, что мы можем творчески предложить решение, чтобы вам не нужно было путешествовать сотнями людей», - говорит де Бетак, ссылаясь на ожидания этого уникального взаимодействия, исходящие от обоих дизайнеров. как редакторы, влиятельные лица и клиенты.«Но в какой-то момент это будет необходимое изменение, и это время настало».


Нина Риччи, фото Зои Жубер

Александр де Бетак совершенно радикально рассказывает о своей практике. И это не какое-то разочарование, развившееся с течением времени - это бунт, который уже некоторое время является частью его работы и привел к исследованиям и инновациям. В отличие от многих своих сверстников, он не боится подвергать сомнению свое прошлое. «В конечном итоге мы должны найти способ сделать это хорошо, иначе мы не должны этого делать вообще.Потому что дело не только в том, что это не было устойчивым, но и в целом концепция этого не является устойчивой. Идея делать что-то, что, как вы знаете, не в полной мере необходимо для планеты, и это только разрушительно и не имеет вообще никаких положительных эффектов, - продолжает де Бетак, рассказывая о пути достижения этой точки.

Но куда мы пойдем дальше? «Во-первых, мы будем довольно медленно возвращаться к нормальной жизни», - говорит де Бетак, прогнозируя, что в ближайшие сезоны будет меньше зрителей из первых рук, которые решат путешествовать.«Мы все, конечно, работаем над лучшими цифровыми решениями». В поисках этого де Бетак ранее запустил Bureau Future, подразделение своего бизнеса, посвященное созданию мультимедийного опыта, который включал создание всего, от разнообразных визуальных ресурсов до прямых трансляций, гарантируя, что физическое присутствие на шоу не станет невозможным. необходимо в их досягаемости. «Но в то же время я не думаю, что ничто когда-либо убьет показ мод. Это прямая трансляция - и даже если вы видите ее только в цифровом виде, вы понимаете, что видите прямую трансляцию.Я считаю, что нашему миру нужны живые впечатления. Когда ситуация снова станет лучше, наш мир будет и дальше хотеть праздновать это, но, может быть, не так расточительно, как раньше. (…) Я всегда буду пытаться найти лучшее решение для 100% устаревшего живого шоу. В чем я уверен, так это в том, что я не хочу возвращаться к 100% виртуальной и цифровой жизни. Нашему миру необходимо человеческое взаимодействие, и мы не должны отказываться от него полностью по какой-либо причине ».

Изображение вверху: Saint Laurent AW20, фото Мари-Лор Дютель.

@bureaubetak // @alexdebetak

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *